" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

ГЛАВА 3

НЕДОСТАЮЩИЕ ЗВЕНЬЯ

Hа разных страницах книги «Учение об эволюции и при­рода науки» речь идёт о летописи окаменелостей. В силу разности исходных предпосылок, креационисты и эво­люционисты по-разному представляют себе её картину. Если живые существа действительно эволюционировали от других живых существ, то в летописи окаменелостей должно об­наруживаться множество промежуточных, или переходных, форм. Если же каждый из родов был особо сотворен, то жи­вые существа в летописи окаменелостей должны появляться внезапно и полностью сформировавшимися.

ПРОБЛЕМА ИСКОПАЕМЫХ ПЕРЕХОДНЫХ ФОРМ

Чарльз Дарвин был обеспокоен тем, что летопись окаменелостей не подтверждает прогнозов его теории:

«Почему геологические формации и страты не переполнены ископаемыми останками «промежуточных форм»? Ясно, что не существует геологических свидетельств чётко обозначенных органических цепей; и это, наверное, наиболее очевид­ное и веское возражение, которое можно выдви­нуть против моей теории». (С.R. Darwin, Origin of Species, 6 edition, 1872 (London: John Murray, 1902), p. 413)

Изменилась ли ситуация в наши дни? Покойный доктор Колин Паттерсон (Colin Patterson), старший палеонтолог Британского музея естественной истории, написал книгу «Эволюция». В ответ на вопрос, почему он не включил в неё иллюстрации переходных форм, Паттерсон пишет: «Я полностью согласен с вашим замечанием об отсутствии в моей книге иллюстраций эволюци­онных переходных форм. Если бы мне были изве­стны примеры таких форм, ископаемые или живые, я бы непременно включил их в книгу... Я готов написать это большими буквами - нет ни одной окаменелости, которая могла бы послужить неопровержимым доказательством существования переходных форм». (К. Патгерсон, письмо к Лютеру Д. Сандерленду, 10 апреля 1979 года. Цит. по: Darwin's Enigma (Green Forest, AR: Master Books, 4* ed. 1988) p. 89)

Знаменитый эволюционист (и марксист) Стивен Джей Гоулд отмечает:

«Отсутствие ископаемых свидетельств проме­жуточных стадий между основными состояниями органического мира, наша неспособность во мно­гих случаях даже вообразить себе функциональные промежуточные звенья, - хроническая болезнь теории постепенной эволюции». И далее:

«Я считаю, что невозможность обнаружить ясный «вектор прогресса» в истории жизни - наиболее обескураживающий факт летописи окаменелостей» (S. J. Gould, in Evolution Now: A Century After Darwin, cd. John Maynard Smith, (New York: Macmillan Publishing Co., 1982).

Сандерленд (Sunderland), в свою очередь, указывает:

«В этом не было бы никакой загадки, если бы он [Гоулд] не решил до изучения свидетельств, что эволюция от общего предка - непреложный факт, «как и то, что яблоки падают с яблони», и что мы можем позволить себе лишь обсуждать вероятные механизмы этого предполагаемого факта».

ПРОМЕЖУТКИ ОГРОМНЫ

«Учение об эволюции...» избегает упоминаний о пропастях, лежащих между неживой материей и первой живой клеткой, между одноклеточными и многоклеточными существами, между беспозвоночными и позвоночными. Огромные промежутки между этими группами живых существ убедительно показывают, что теория эволюции «от молекулы к человеку» лишена оснований.

Существует много примеров внезапного появления в летописи окаменелостей полностью сформировавшихся организмов. Так, первые летучие мыши, птерозавры и птицы были идеально сложены для полёта. Фотография на следующей странице убедительно показывает, что летучие мыши всегда были летучими мышами, и ничем иным. Palaeochiropteryx tupaiodon - одна из «древ­нейших» (по эволюционным представлениям) ископаемых летучих мышей. Её останки были найдены в сланцевом карьере Месселъ вблизи Дармштадта; «установлено», что она жила 48 54 миллиона лет назад. Несомненно, у неё были уже полностью сформированные крылья, а внутреннее ухо имело то же строение, что и у современных летучих мышей, то есть у неё уже был совершенный аппарат эхолокации

Черепахи - прекрасно организованная и специализированная группа рептилий, обладающая характерным панцирем, который защищает жизненно важные органы. Тем не менее, эволюционисты признают: «Промежуточные формы между черепахами и котилозаврами, примитивными рептилиями, от которых [как полагают эволюционисты], возможно, произошли черепахи, полностью отсутствуют». При этом они не могут пожаловаться на неполноту летописи окаменелостей, поскольку «ископаемых останков черепах больше, чем других позвоночных, и они лучше сохранились».7 «Старейшая из изве­стных морских черепах» - полностью сформировавшееся животное, а вовсе не промежуточная форма. Она имеет совершенную систему выделения соли, без которой любая морская рептилия быстро погибла бы от обезвоживания. Наличие полостей черепа вокруг глаз свидетельствует о том, что там располагались крупные солевые железы. (Ren Hirayama, "Oldest known sea turtle," Nature 392(6678):705 - 708, April 16, 1998

Все 32 отряда млекопитающих появляются в летописи окаменелостей внезапно и полностью сформировавшимися. Эволюционист-палеонтолог Джордж Гэйлорд Симпсон писал в 1944 году:

«Древнейшие и наиболее примитивные предста­вители каждого отряда уже обладают основными характеристиками данного отряда, и не известно ни одного случая непрерывной серии переходных форм от одного отряда к другому. В большинстве случаев разрыв столь резок, а промежуток столь велик, что вопрос происхождения отрядов остаёт­ся умозрительным и весьма спорным». (G. G. Simpson, Tempo and Mode in Evolution (NY: Columbia University Press, 1944),

На это нечего возразить и сегодня.

ОТГОВОРКИ

Как и большая часть литературы, пропагандирующей эволюционизм, «Учение об эволюции и природа науки» утверждает, что существует множество промежуточных форм, и приводит несколько «примеров». На странице 15 приведена ра­дужная статья эволюциониста (и атеиста) Э. О. Уилсона «Открытие недостающего звена». Уилсон заявляет, что он исследовал «почти безукоризненные переходные формы между одиночными осами и в высшей степени общественными современными муравьями». Но другой эволюционист-атеист, У. Б. Провайн (W. В. Provine), говорит, что «заявления Уилсона... в лучшем случае ошибочны».

«Учение об эволюции...» особое внимание уделяет археоптериксу и серии предполагаемых переходных форм между наземными млекопитающими и китообразными, поэтому мы подробно поговорим о них в главах 4 и 5 данной книги. А на странице 57 «Учения об эволюции...» мы находим такую отговорку:

«Некоторые изменения в популяциях могли происходить настолько стремительно, что оставили после себя лишь малое количество ископаемых промежуточных форм. Кроме того, многие организмы вообще не могли сохраниться в окаменелостях из-за своей среды обитания или потому, что у них не было легко окаменевающих частей тела».

Дарвин искал оправдание отсутствию промежуточных форм в «крайнем несовершенстве летописи окаменелостей». Но, как мы видим, даже у организмов, которые прекрасно со­хранились в ископаемом виде - например, у черепах, - нет промежуточных форм. Майкл Дентон (Michael Denton) отмечает, что в ископаемом состоянии представлено 97,7% современных отрядов и 79,1 % семейств наземных позвоночных, а без учёта птиц, которые хуже сохраняются в виде окаменелостей,-87,8%. (М. Denton, Evolution, A Theory in Crisis (Chavy Chase, MD: Adler & Adler, 1985), p. 190).

Да, фоссилизация действительно требует особых условий. Когда умирает рыба, она обычно всплывает на поверхность воды, и её съедают падальщики. Даже если какие-то части её тела опускаются на дно, падальщики подбирают их. Судя по свидетельствам исследователей подводного мира, морское дно вовсе не покрыто медленно окаменевающими трупами. То же относится и к наземным животным. В прошлом веке в Север­ной Америке были истреблены миллионы бизонов, но от них сохранилось совсем немного окаменелых останков.

В природе хорошо сохранившаяся окаменелость обычно означает, что захоронение произошло мгновенно (падальщики не успели поживиться трупом), и цементирующее вещество быстро вступило в действие. В «Учении об эволюции...» приводятся удачные фотографии хорошо сохранившихся окаменелостей рыбы (стр. 3) и медузы (стр. 36). Такие окаменелости наверняка не могли образоваться постепенно - долго ли может мёртвая медуза сохранять свою прижизненную форму? Если бы нам захотелось получить окаменелую медузу, мы могли бы разве что опрокинуть на неё ведёрко бетона! Большинство окаменелостей можно объяснить лишь катастрофическими условиями - такими, как Всемирный Потоп и последовавшие за ним местные катаклизмы.

Далее (после приведённой выше цитаты) «Учение об эволюции ...» утверждает:

«Однако во многих случаях ископаемые переходные формы прекрасно сохранились - например, между примитивными рыбами и амфибиями, ам­фибиями и рептилиями, рептилиями и млекопитающими, рептилиями и птицами».

Но никаких доказательств этому «Учение об эволюции...» не приводит! Мы можем вкратце рассмотреть некоторые из стандартных эволюционных примеров (о «промежуточных формах» между рептилиями и птицами речь пойдёт в следующей главе).

От рыб - к амфибиям. Некоторые эволюционисты полагают, что амфибии произошли от рипидистий - целакантоподобных рыб. Считалось, что с помощью своих мясистых дольчатых плавников эти рыбы перемещались по морскому дну и постепенно вышли на сушу. Казалось, что это предположение невозможно опровергнуть, по­скольку, согласно эволюционному толкованию летописи окаменелостей, последние целаканты вымерли око­ло 70 миллионов лет назад. Однако в 1938 году был обнаружен живой целакант (Latimeria chalumnae). Оказалось, что он использует плавники не для перемещения по дну, а для маневрирования при плавании. Мягкие ткани плавника были полностью рыбьими, а не переходными. У латимерии есть и уникальные особенности - она живородящая, беременность длится около года, у неё имеется второй, маленький, хвост, помогающий при плавании, и железа, которая улавливает электрические сигналы. (М. Denton, см. ссылку 13, pp. 157, 178 - 180; см. тж. W. Roush, "Living Fossil' is dethroned," Science 277(5331): 1436, September 5,1997, и "No stinking fish in my tail," Discover, March 1985, p. 40.) Древнейшую амфибию, ихтиостегу (упомя­нутую на стр. 39 «Учения об эволюции...», также вряд ли можно назвать промежуточной формой - у неё присутствуют полностью сформированные конечности, а так­же плечевой и тазовый пояса, чего совершенно не наблюдается у рипидистий.

От амфибий - к рептилиям. Обычно переходной формой между амфибиями и рептилиями считают сеймурию. Однако с помощью эволюционных методов датирования «установлено», что это существо жило 28 миллионов лет назад, то есть на 30 миллионов лет позже, чем «древнейшие» из настоящих рептилий Hylonomus и Paleothyris. Получается, что рептилии на миллионы лет старше своих предполагаемых предков. Кроме того, нет особых оснований считать, что сейчас мурия по способу размножения чем-то отличалась от) амфибий. Скачок от икры амфибий к яйцам рептилий требует развития целого ряда новых структур и био­химических изменений - см. ниже, об изменениях мягких тканей.                                               

От рептилий - к млекопитающим. Принято считать,) что «зверозубые рептилии» - это переходная форма. Однако вот что пишет специалист по этим существам:

«Каждый из найденных видов зверозубых рептилий появляется в летописи окаменелостей неожиданно, и ему не предшествует никакой вид, который мог бы быть назван его прямым предком. Через некоторое время он так же неожиданно исчезает, не оставив прямых потомков». (Т. S. Kemp, "The reptiles that became mammals," New Scientist 92:583, March 4,1982.)

Эволюционисты полагают, что кости уха млекопитающих произошли от определённых челюстных костей рептилий. Но Паттерсон признаёт, что между челюстными костями «зверо­зубых рептилий» и костями уха млекопитающих нет явно выраженной связи. Вообще, эволюционисты расходятся во взглядах на то, какие именно кости имеют общее происхождение. (C. Patterson, "Morphological characters and homology;" in K. A. Joysey and A. E. Friday (cds.), Problems of Phytogenetic Reconstruction, Proceedings of an International Symposium held in Cambridge, The Systematics Association Special Volume 21 (Academic Press, 1982), 21 -74).

ЖИЗНЕСПОСОБНОСТЬ ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ   ПРОМЕЖУТОЧНЫХ  ФОРМ

Невозможно даже представить себе жизнеспособные про­межуточные формы, и в этом состоит большая проблема эво­люционистов. Если летучая мышь или птица эволюциониро­вали от наземных животных, их промежуточные формы должны были бы иметь конечности, отличные как от лап, так и от крыльев. Как же такие структуры могли поддерживаться естественным отбором? Хрупкие и длинные конечности ги­потетических переходных форм летучих мышей и птерозав­ров были бы скорее обузой, чем поддержкой.

ИЗМЕНЕНИЯ МЯГКИХ ТКАНЕЙ

Разумеется, мягкие ткани большинства существ тоже должны были коренным образом изменяться, при этом они вряд ли могли сохраниться в летописи окаменелостей. Например, для развития яйца амниот потребовалось бы множество различных новообразований, в том числе:

•Скорлупа.

•Две новые яйцевые оболочки - амнион и аллантоис.

•Выделение в качестве конечного продукта обмена веществ мочевой кислоты, нерастворимой в воде, а не мочевины (мочевина была бы токсичной для эмбриона).

•Желток - питательное вещество.

•Изменения половой системы, позволяющие осуществлять оплодотворение яйца до затвердения скорлупы.

Другой пример изменений такого рода - мягкие ткани млекопитающих. Они существенно отличаются от рептильных, в частности:

•Кровеносная система млекопитающих весьма своеобразна: эритроциты безъядерные; сердце - четырёхкамерное, а не трёхкамерное; имеется одна дуга аорты, а не две; система кровоснабжения глаза принципиально иная.

•Млекопитающие вырабатывают молоко и кормят им детёнышей.

•Кожа млекопитающих имеет два внешних слоя, волосяной покров и потовые железы.

•У млекопитающих имеется диафрагма - волокнисто-мышечная перегородка между грудной и брюшной полостями, необходимая для дыхания. У рептилий тип дыхания иной.

•Млекопитающие поддерживают постоянную температуру тела (это - теплокровные животные), что требует сложного механизма терморегуляции.

•В ухе млекопитающих расположен сложный кортиев орган, отсутствующий у рептилий. (D. Dcwar, The Transformist Illusion, 2nd edition, (Ghent, NY: Sophia Perennis et Universalis, 1995), pp. 223 – 232).

•В почках млекопитающих очень высока «скорость фильтрации крови». Это значит, что сердце должно создавать необходимое для этого высокое кровяное давление. Почки млекопитающих выделяют мочевину, a не, мочевую кислоту, что предполагает иной биохимический механизм. Кроме того, почки поддерживают постоянную концентрацию веществ в крови, а это означает наличие сложной эндокринной системы. (T.S.Kemp, Mammal-Like Reptiles and the Origin of Mammals (New York: Academic)

ЭВОЛЮЦИЯ ПТИЦ?

Домашняя ] Вверх ]