" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

ГЛАВА 9

РАЗУМНЫЙ ЗАМЫСЕЛ: РАЗУМНО ЛИ ЭТО ОБЪЯСНЕНИЕ?

Как было показано в предыдущих главах, «Учение об эволюции ...» напрочь отвергает теорию сотворения, называя её «ненаучной» и «религиозной». Креационисты часто подчёркивают тот факт, что Творение принадлежит прошлому, и поэтому мы не можем непосредственно наблюдать его с помощью современной науки; впрочем, то же самое верно и для эволюции с её долгими эпохами. Но ни эволюция, ни сотворение не могли не оставить последствий, вполне доступных наблюдению. В этой главе мы поговорим о критериях, которые мы используем в повседневной жизни, желая определить, имеет ли та или иная вещь разумного создателя, и попробуем применить эти критерии к миру природы. В заключение мы обсудим, можно ли считать теорию разумного замысла адекватным объяснением сложности жизни, или же её априори следует объяснять лишь материалистическими причинами.

КАК МЫ ВЫЯВЛЯЕМ РАЗУМНЫЙ ЗАМЫСЕЛ?

Люди на каждом шагу различают примеры разумного замысла. Например, обнаружив на пустынном острове наконечники стрел, мы закономерно предположим, что кто-то их смастерил, даже если мы не видим самого мастера.

Очевидно и различие между литературным творчеством лич­ности - скажем, пьесами Шекспира - и случайной последовательностью букв, например, ЧГАНКРВЛ ДИТЫОФ ЗЩКЕУТЦСЯ (Пример случайной последовательности из книги Р. Докинса, атеиста и пропагандиста | эволюции. R. Dawkins, The Blind Watchmaker: Why the Evidence of Evolution Reveals a \ Universe without Design (New York: W. W. Norton, 1986), p. 47) Тексты Шекспира не менее разительно отличаются и от повторяющихся последовательностей, таких, как АБВГАБВ-ГАБВГ. В последнем случае мы имеем дело с видом упорядоченности, получившим название определённая сложность.

Вспомним и о разнице между надписями, которые люди оставляют на песке, и результатами действия воды и ветра. Головы президентов, изваянные на горе Рашмор, разительно отличаются от фигур выветривания. Это - тоже примеры определённой сложности. Выветривание порождает либо фигуры неправильной формы, либо высокоупорядоченные структуры, подобные дюнам; и то, и другое совсем не похоже на головы президентов или надписи на песке.

Другой пример - программа SETI ("Search for Extraterrestrial Intelligence" - «Поиски внеземного разума»). Она была бы бессмысленна, если бы не существовало способа доказать, что некий сигнал из космоса послан именно внеземным разумом. В этом случае критерием тоже служит высокая степень определённой сложности сигнала - она должна означать, что этот сигнал послан разумным источником, хотя мы можем не иметь ни малейшего представления о природе этого источника. Однако же ни случайная, ни повторяющаяся последова­тельность не будет означать ничего подобного. Естественные процессы вызывают в открытом космосе радиошум, а пульсары испускают регулярные сигналы. Кстати, поначалу люди, верящие в инопланетян, считали сигналы пульсаров знаками внеземного разума. Дело в том, что они по ошибке принима­ли упорядоченность за сложность. Эволюционисты (как почти все сторонники идеи SETI) готовы предъявить определённую сложность высокого уровня в качестве доказательства разума, если это вписывается в рамки их идеологии. Это ещё раз показывает нам, как предубеждения и допущения челове­ка влияют на его интерпретацию фактов. Если вы хотите побольше узнать о проблемах, связанных с SETI и НЛО, читайте работу «Бог и инопланетяне».(Вернер Гитт, "Бог и инопланетяне". - буклет №35 (Симферополь: Христианский научно-апологетический центр, 1997).

ЖИЗНЬ  СООТВЕТСТВУЕТ КРИТЕРИЮ  РАЗУМНОГО ЗАМЫСЛА

Жизнь тоже характеризуется высокой степенью определённой сложности. Лесли Оргел (Leslie Orgel), ведущий специалист в области эволюционного происхождения жизни, подтверждает:

«Живые существа отличаются определённой сложностью. Кристаллы, такие, как гранит, не мо­гут быть отнесены к живым, поскольку у них отсутствует сложность; смеси неупорядоченных полимеров не могут быть отнесены к живым, поскольку у них отсутствует определённость».

К сожалению, Оргел, будучи материалистом, не проводит закономерной связи между определённой сложностью и разумным замыслом, хотя определённая сложность - верный критерий разумного замысла.

Кристалл - регулярная совокупность атомов, следовательно, он упорядочен. Подобные упорядоченные структуры обычно находятся на более низком энергетическом уровне, поэтому они образуются самопроизвольно при достаточно низких температурах. Информация, необходимая для создания кристалла, уже присутствует в составляющих его элементах - например, в связях между атомами. А белки и ДНК, важнейшие биохимические молекулы, не упорядочены (в том смысле, что у них отсутствует повторяемость), однако характеризуются высокой степенью определённой сложности. Без внешней системы контроля, то есть управляемого производства живой материи или разумного вмешательства химика, столь сложные определённые структуры в природе не возникают в принципе. В результате соединения их элементов (что само по себе требует особых условий) возникает случайная последовательность. Различие между кристаллом и ДНК подобно различию между книгой, содержащей лишь последовательность букв АБВГ, и драмой Шекспира. Однако многие эволюционисты (не знающие определения Оргела) продолжают считать кристаллы доказательством того, что определённая сложность может возникать самопроизвольно. На самом же деле, самопроизвольно возникает лишь упорядоченность.

ИНФОРМАЦИЯ.

Критерий разумного замысла можно также описать в терминах информации. Определённая сложность означает высокое информационное содержание. В терминах теории информации, информационное содержание любой структуры - это выраженный в битах размер кратчайшего алгоритма (программы), необходимого для создания этой структуры. Случайная последовательность может быть выражена следующим кратким алгоритмом:

(1) Печатать любую букву. (2) Повторить шаг 1.

Повторяющаяся последовательность может быть задана с помощью следующей программы:

(1) Печатать АБВГ. (2) Повторить шаг 1.

Но для набора пьес Шекспира нам потребуется гораздо более сложная программа, позволяющая поместить каждую букву в нужное место.

Информационное содержание живых существ во много раз превышает информационное содержание пьес Шекспира. Вот что пишет атеист Докинс:

«Информационная ёмкость одной-единственной человеческой клетки в три-четыре раза пре­вышает объём всех тридцати томов „Британской энциклопедии"». (R. Dawkins, The Blind Watchmaker (New York: W. W. Norton, 1986), p. 115).

Никому не придёт в голову утверждать, что энциклопедия может возникнуть сама по себе, без вмешательства разума. Столь же неразумно полагать, будто без разумного замысла могла возникнуть жизнь.

И, что ещё удивительней, система хранения и поиска информации у живых существ - самая компактная в мире. Это вполне понятно, если учесть, что в одной микроскопической клетке содержится в несколько раз больше информации, чем в «Британской энциклопедии». Скажем больше: просто поразительно, какое количество информации может храниться в объё­ме ДНК размером с булавочную головку! Эта информация эквивалентна содержанию стопки книг высотой в 500 раз больше, чем расстояние от Земли до Луны, при условии, что все книги разные. (W. Gift, "Dazzling design in miniature," Creation 20(1):6, Dec. 1997 – Febr. 1998)

МЕХАНИЗМ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ

На практике, информация определяет множество частей, необходимых для того, чтобы заработал механизм в целом. Зачастую удаление одной из частей может нарушить действие всего механизма; таким образом, количество частей, без кото­рых механизм способен продолжать работу, минимально. Био-химик Майкл Бих (Michael Behe) в своей книге «Чёрный ящик Дарвина» называет это минимальное количество «сложность, не поддающаяся снижению». (M. J. Behe, Darwin's Black Box: The Biochemical Challenge to Evolution, (New York: The Free Press, 1996).В пример он приводит очень простой механизм - мышеловку. Она не сможет функционировать без следующих частей: основание, сторожок, пружина, рамка и держатель; при этом у каждой части - своё место. Стоит убрать любую из частей - и механизм не будет работать. Нельзя уменьшить его сложность так, чтобы не выве­сти его из строя.

Основная мысль книги Биха заключается в том, что уро­вень несократимой сложности биологических структур намно­го выше, чем у мышеловки или любой другой машины, со­зданной человеком. К примеру, Бих показывает, что даже про­стейшие формы зрения у живых существ предполагают слож­нейшую организацию разнообразных химических веществ, а также наличие системы передачи и обработки информации. Механизм свёртывания крови также требует взаимодействия [разных веществ, благодаря чему мы не истекаем кровью из-за Малой царапины, и в то же время наша кровь свёртывается только в месте пореза, а не во всех сосудах.

ПРОСТАЯ КЛЕТКА?

Люди зачастую не понимают, что даже простейшая клетка невероятно сложна. Самый простой самовоспроизводящий­ся организм содержит энциклопедический объём особой слож­ной информации. Mycoplasma genitalium содержит геном - самый малый среди живых организмов, - который включает в себя 482 гена, объединяющих 580 000 пар нуклеотидов" (С. S. Fraser et al., "The minimal gene complement of Mycoplasma genitalium," Science 270(5235):397 -403, October 20,1995; perspective A. "Goffeau, "Life with 482 genes,' там же, р. 445 – 446) (для сравнения: у человека таких пар - 3 миллиарда, как отмечает на странице 42 «Учение об эволюции...»). Разумеется, эти гены функционируют лишь в присутствии уже имеющегося механизма трансляции и воспроизводства, клеточной мембраны и т. д. Но микоплазма может существовать, лишь паразитируя на более сложных организмах, снабжаю­щих её питательными существами, которые она не может вы­рабатывать самостоятельно. Следовательно, эволюционисты должны постулировать, что первый организм был ещё более сложным, с гораздо большим количеством генов.

Недавно Юджин Кунин (Eugene Koonin) и другие попыта­лись рассчитать минимальное количество генов, необходимое живой клетке, и получили число 256. Однако жизнеспособность этого гипотетического организма вызвала у них сомнения, поскольку он мог бы лишь восстанавливать повреждённую ДНК, но не производить функциональную настройку генома и усваивать сложные вещества, а в окружающей его среде должны были содержаться все необходимые ему питательные вещества в достаточном количестве. (W. Wells, "Taking life to bits," New Scientist 155(2095):30 - 33,1997)

Майкл Дентон, специалист по молекулярной биологии, ко­торый, не будучи креационистом, подверг критике дарвинов­скую теорию эволюции, так объясняет суть проблемы:

«Пожалуй, ни в какой другой области современ­ной биологии проблема, связанная с предельной сложностью и всесторонностью биологических адап­тации, не проявляется так ярко, как в удивительном молекулярном мире клетки... Чтобы представить себе жизнь на молекулярном уровне, мы должны увеличить клетку в миллиард раз. Такая клетка имела бы диаметр в двадцать километров и напоминала гигантский дирижабль, площадью размером с Лондон или Нью-Йорк. То, что мы увидели бы при таком увели­чении, поразило бы нас немыслимой сложностью и целесообразностью. На поверхности клетки мы обнаружили бы миллионы ворот, похожих на шлюзы огромного космического корабля, которые то открывались, то закрывались бы, впуская и выпуская не­прерывный поток веществ. Войдя в такие ворота, мы оказались бы в мире высочайших технологий и не­превзойдённой сложности.

Возможно ли, чтобы случайные процессы могли породить мир, наименьший элемент которого - функциональный белок или ген - превосходил бы своей сложностью наши творческие способности; мир, являющий собой полную противоположность случая; мир, во всех смыслах превосходящий любое произведение человеческого разума? По сравнению со сложностью молекулярного механизма жизни даже самые хитроумные людские творения выгля­дят жалкими и неуклюжими...

Было бы иллюзией предполагать, будто то, что мы знаем сейчас, - нечто большее, нежели крохотная частица грандиозного биологического замысла. Буквально во всех областях фундаментальной биологической науки всё стремительнее выявляется постоянно растущий уровень сложности» (М. Denton, Evolution: A Theory in Crisis (Chavy Chase, MD: Adler and Adler Publishers, Inc., 1986), pp. 328)

Для того, чтобы мог начаться естественный отбор (диффе­ренциальное воспроизведение), должно существовать, как минимум, одно самовоспроизводящееся существо. Но, как было показано выше, ненаправленные химические реакции не способны создать даже простейшую клетку. Поэтому неудивительно, что «Учение об эволюции...» старательно избегает темы возникновения жизни - в этом легко удостовериться, посмот­рев на предметный указатель. Однако происхождение жизни - неотъемлемая часть «общей теории эволюции» (от молекулы к человеку); (G. A. Kerkut, Implications of Evolution (Oxford, UK: Pergamon, 1960). На странице 157 эволюционист Керкут пишет: «Существует теория, что все формы жизни в мире возникли из единого источника, который, в свою очередь, произошёл из неор­ганического вещества. Эту теорию можно назвать «общей теорией эволюции». Сви­детельства в её поддержку недостаточно убедительны, так что пока мы можем счи­тать её лишь рабочей гипотезой») его часто называют «химической эволюцией». На самом же деле, многие учёные признают, что возникновение первой самовоспроизводящейся системы — неразреши­мая проблема для теории эволюции, а, следовательно, свидетельство в пользу Создателя. (G. Easterbrook, "Science and God: a warming trend?" Science 277(5328):890 - 893,1997)  Химические препятствия, которые должна преодолеть неживая материя, чтобы превра­титься в живую, непреодолимы; это доказано многими авторами-креационистами. (S. E. Aw, "The origin of life: a critique of current scientific models," CEN Technical Journal 10(3):300 - 314,1996; J. D. Sarfati, "Self-replicating enzymes?" CEN Technical Journal 11(1 ):4 -6,1997; C. B. Thaxton, W. L. Bradley, and R. L. Olsen. The Mystery of Life's Origin (New York: Philosophical Library, Inc., 1984); W. R. Bird, The Origin of Species: Revisited (Nashville, TN: Thomas Nelson, Inc., 1991)

МОГУТ ЛИ МУТАЦИИ ПОРОЖДАТЬ ИНФОРМАЦИЮ?

Даже если мы поверим эволюционистам и предположим, что первая клетка каким-то образом возникла, всё равно остаётся проблема роста общего содержания информации. Превра­щение первой клетки в человека означает создание огромного количества информации - миллиардов нуклеотидов (в нашем примере - «букв»). В эту информацию должны входить инст­рукции по производству глаз, нервов, кожи,

ли, что, по теории эволюции, ошибки копирования и естествен­ный отбор порождают новую информацию. Однако все при­меры «современной эволюции», приведённые в «Учении об эволюции...», представляют собой потери информации.

Это подтверждает биофизик доктор Ли Спетнер (Lee Spetner), преподаватель теории информации и теории связи в Университете Джона Хопкинса:

«В этой главе я приведу несколько примеров эволюции [точнее, считающихся примерами эво­люции], в особенности - мутаций, и покажу, что возрастания информации не происходит... Во всех прочитанных мною работах по биологии и связанным с ней наукам я ни разу не встретил примера мутации, которая бы добавляла новую информацию к уже имеющейся.

Все точечные мутации, исследуемые на молекулярном уровне, как выяснилось, лишь уменьшают генетическую информацию, а не увеличивают её.

Считается, что ТНД [теория неодарвинизма] объясняет, как в процессе эволюции накапливалась биологическая информация. Принципиальное био­логическое различие между человеком и бактерией заключается в информации, которую они в себе содержат; все остальные биологические различия проистекают из этого, главного. Геном человека содер­жит больше информации, чем геном бактерии. Мутации не накапливают информацию - они лишь приводят к её потере. Теряя каждый раз понемногу денег, бизнесмен не может накопить капитал». (L. Spetner, Not by Chance (Brooklyn, NY: The Judaica Press, Inc.), pp. 131 - 132,138, 143. См. обзор в Creation 20(1):50 - 51, December 1997 - February 1998)

Мы не утверждаем, что не бывает «полезных» мутаций - то есть мутаций, помогающих организму в выживании. Но, как было указано в главе 2, даже рост устойчивости к антибиотикам и пестицидам обычно является результатом потери информации, изредка - её переноса, но никогда - результатом создания новой информации. Среди других полезных мутаций - отсутствие крыльев у жуков на маленьких пустынных островах: если у жука нет крыльев, то меньше вероятность, что ветер сдует его в море. Очевидно, что эта особенность никак не связана с умением летать как таковым - а ведь считается, что оно возникло в ходе эволюции. Полёт насекомых предполагает сложнейшую систему движений; для их имитации потребовалось создать очень сложное ав­томатическое устройство. (M. Brookes, "On a wing and a vortex," New Scientist 156(2103):24 - 27, October 11,1997)

СПОСОБНЫ ЛИ ФАКТЫ ПЕРЕУБЕДИТЬ ЭВОЛЮЦИОНИСТОВ?

 Знаменитый английский эволюционист (и коммунист) Дж. Б. С. Холдейн в 1949 году утверждал, что эволюция не может создавать «механизмы, такие, как колесо или магнит, которые до достижения совершенства были бы абсолютно бесполезны». Следовательно, по его мнению, обнаружение таких механизмов в живых существах послужило бы опровержением эволюции. То есть, теория эволюции подпадает под критерий, который, по утверждению «Учения об эволюции...», необходим в науке: существуют методы проверки, способные опровергнуть её («принцип опровержимости» выдающегося философа науки Карла Поппера).

Недавние открытия показали, что в живых организмах дей­ствительно есть своего рода «колёса». К ним относятся вра­щательный механизм, управляющий движением жгутика бактерий, или, скажем, жизненно необходимый фермент, отвечающий за синтез АТФ - «энергетической валюты» жизни. Эти молекулярные двигатели полностью соответствуют одному из примеров Холдейна. А черепаха, бабочка-монарх, бактерии, использующие магнитные рецепторы для ориентации в пространстве, соответствуют и второму примеру.

Интересно, изменил бы Холдейн своё мнение, если бы до­жил до этих открытий? Большинство эволюционистов априори исключает возможность разумного замысла, поэтому даже явные свидетельства вряд ли способны переубедить их.

ДРУГИЕ ЧУДЕСА РАЗУМНОГО ЗАМЫСЛА

•Генетическая информация в ДНК не может считываться иным способом, нежели посредством ферментов, информация для создания которых тоже закодирована в ДНК. Следовательно, код может быть прочитан только с помощью результатов прочтения - порочный круг, связывающий в единый узел все эволюционные теории происхождения жизни. К таким ферментам относятся и ферменты двойного сита, обеспечивающие присоединение нужной аминокислоты к соответствующей тРНК. Одно сито отбраковывает слишком крупные аминокислоты, а другое - слишком мелкие.

•Генетический код, почти универсальный для жизни на Земле, практически наилучшим способом защищен от ошибок. (J. Knight, "Top translator," New Scientist. 158(2130):15, April 18, 1998).

•Генетический код также обладает жизненно необходимой системой контроля, в свою очередь, закодированной в ДНК. Отсюда следует, что эта система функционировала с самого начала - это ещё один порочный круг для эволюционистов.

•Очередной - и далеко не последний - порочный круг заключается в том, что ферменты, отвечающие за синтез аминокислоты гистидина, сами содержат гистидин.

•Сложные глаза некоторых трилобитов (вымерших «примитивных» беспозвоночных) обнаруживают удивительные признаки разумного замысла. Они содержали трубочки, каждая из которых была направлена на определённую точку горизонта и обладала особыми линзами, фокусировавшими свет с любого расстояния. У некоторых трилобитов имелся очень сложный хрусталик, включавший в себя верхний слой кальцита и нижний слой хитина - веществ с точно сочетающимися показателями преломления - и волнистую прослойку между ними, имевшую геометрически правильную форму (К. Towe, "Trilobite eyes: calcified lenses," Science 179:1007 -11, March 9,1973; R. Levi-Setti, Trilobites: A Photographic Atlas (Chicago, П.: University of Chicago Press, 1975). См. тж. С. Stammers, 'Trilobite technology," Creation 21(1 ):37, December 1998 - February 1999) Создатель этих глаз - Великий Физик, объединивший в одном устройстве принцип наименьшего времени Ферма, закон преломления света Снелля, закон сину­сов Аббе и двоякопреломляющую оптику.

•Уникальные глаза омара построены по принципу полного квадрата с геометрически точным соотношением субьединиц. Этот принцип лёг в основу рентгеновских телескопов НАСА. (M. Chown, "X-ray lens brings finer chips into focus," New Scientist, 151(2037): 18, July 6, 1996)

•В главе 5 мы уже говорили об удивительной системе эхолокации дельфинов. Многие летучие мыши тоже обладают идеальной системой эхолокации. Рыбоядные летучие мыши способны заметить плавник гольяна, толщиной в человеческий волос, выступающий над поверхностью воды всего лишь на 2 миллиметра. Такая точная локация возможна потому, что летучие мыши способны различать очень близкие ультразвуковые сигналы. Созданный человеком локатор различает эхо-сигналы, отличающиеся один от другого на 12 миллионных секунды, и «огромными усилиями это время мож­но сократить до 6 - 8 миллионных секунды». А летучие мыши, согласно данным Джеймса Симмонса (James Simmons) из университета Браун, «сравнительно легко» различают ультразвуковые эхо с разницей в 2 - 3 миллионных секунды. Это значит, что они могут различать объекты с разницей «всего в три десятых миллиметра - толщина линии, проведённой ручкой по бумаге».(Симмонс цитируется в статье с соответствующим названием "Bats put technology to shame," Cincinnati Enquirer, October 13, 1998)

•В нервной системе пиявки управление движениями мышц осуществляется по тригонометрическим зависимостям. (R. Howlett, "Simple Minds," New Scientist, 158(2139);28 -32, June 20,1998)

•Пример из моей научной области - колебательной спектроскопии: существуют убедительные доказательства тому, что наше химическое чувство (обоняние) действует по принципам квантовой механики. (L. Turin, "A spectroscopic mechanism for primary olfactory reception," Chemical Sences 21:773,1996)

ПОЧЕМУ ТЕОРИЮ РАЗУМНОГО ЗАМЫСЛА НАЗЫВАЮТ «НЕНАУЧНОЙ»?

Подлинная причина, по которой люди отвергают теорию разумного замысла, - приверженность материализму. Как было показано в главе 1, эволюционисты превратили науку в материалистическую «игру», для которой сами придумали правила, и в эти правила вообще не включено представление о со ворении/разумном замысле.32 Следовательно, когда «Учение об эволюции...» обвиняет креационизм в «ненаучности», это обвинение основано не на фактах, а на правилах игры.

Даже некоторые философы науки, настроенные против кре­ационизма, критиковали эволюционно настроенные научные круги за эти «игры в слова». Они справедливо замечали, что нас должна интересовать истинность или ложность креа­ционизма, а не его соответствие неким критериям «науки». (M. Ruse, editor, But Is it Science? "Science at the bar - causes for concern," by L. Laudan and "The philosopher of science as expert witness," by P. L. Quinn (Buffalo, NY: Prometheus Books, 1988), pp. 351 - 355, 367- 385)

Многие из этих игр содержат в себе внутренние противоречия, и это заставляет задуматься: уж не состоит ли их главная цель в том, чтобы любой ценой изгнать креационизм из науки, а не в том, чтобы доказать истину? Вот что, например, говорится в «Учении об эволюции...» на странице 55:

«Идеи «креационной науки» проистекают из убеждения в том, что Бог сотворил Вселенную - включая людей и остальные живые существа - единовременно и сравнительно недавно. Но спе­циалисты многих областей науки, рассмотрев эти идеи, доказали их научную несостоятельность. Например, мнения о молодом возрасте Земли несовместимы с данными различных методов опреде­ления возраста горных пород. Более того, поскольку основные положения креационной науки недоступны проверке и верификации, креационные идеи не соответствуют критериям науки».

«Учение об эволюции...» даёт почти правильное определение креационной науки; правда, креационисты, исходя из Библии, утверждают, что Бог творил последовательно в течение шести дней. Но при этом «Учение об эволюции...» сначала заявляет, что идеи креационизма были «рассмотрены» и признаны «несостоятельными», а потом - что «основные по­ложения креационной науки недоступны проверке и верификации». Так как же эти положения можно было «рассмотреть» (проверить!), если они недоступны проверке?

Разумеется, неправда, будто наукой доказано, что Земле миллиарды лет - см. главу 8.

Историк и философ науки Стивен Мейер (Stephen Meyer) заключает:

«Мы не нашли ни одной веской причины для исключения теории разумного замысла из сферы науки. Если судить на основании рассмотренных выше ме­тодологических критериев, то теория разумного замысла выглядит такой же научной (или ненаучной), как и альтернативные ей эволюционные теории...

Открытость теории разумного замысла для эмпирических аргументов является необходимым ус­ловием существования полноценной исторической биологии. Рациональная историческая биология должна отвечать не только на вопрос: «Какой материалистический или натуралистический эволюционный сценарий обеспечивает наиболее адекватное объяснение биологической сложности?», но и на вопрос: «Что, при всех имеющихся на сегодняшний день данных, наилучшим образом объясняет происхождение биологической сложности - строго материалистический эволюционный сценарий, модель, подразумевающая действие сил разума или какая-то другая теория?» Настаивать на противоположном - значит, утверждать, что материализм находится в метафизически привилегированном положении. А поскольку причин соглашаться с этим, по всей очевидности, нет, я не вижу оснований по­лагать, что теории возникновения жизни должны быть строго натуралистическими». (J. P. Moreland, editor. The Creation Hypothesis, "The methodological equivalence of design and descent: can there be a 'scientific theory of creation'?" by S. C. Meyer (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 1994), pp. 98,102. В русском издании: Гипотеза творе­ния (Симферополь: Христианский научно-апологетический центр, 2000), гл.2)

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Домашняя ] Вверх ]