" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

СУДАРЬ ИЗ ОВЬЕДО

Дорогие сердцу святыни разошлись по свету… Хитон в Трире, терновый венец в Париже, плащаница в Турине, ветвь колючек в Пизе, гвоздь и обломок надписи, некогда поставленной на крест, в Риме, сударь в Овьедо... Небольшой кусок льняного полотна — сударь, покоящийся в испанском городе, вновь переносит нас в древний Израиль, за стены Иерусалима, к кровавому закату пятницы ветхозаветной па­схи 30 г. н. э.

...На холме близ Иерусалима в окружении часовых стоят три креста. По-арамейски это гористое место называется Голгофа, что в переводе значит «череп». Роятся мухи и другие насекомые, слетелись птицы, сбежались бездомные псы. Центурион, начальник профосов, не допустил никакой мягкости при распятии. Иссеченные затылки, приколоченные к перекладинам вывернутые руки. На двух боковых крестах висят нагие люди, исполосованные бичами, сведенные судорогами. На них страшно смотреть: голова набок, отвалившаяся нижняя челюсть, свинцово-черные веки... Один произносит проклятия Риму, другой — из последних сил исповедание веры: «Слушай, Израиль, Бог един!» Посредине крест чуть больше остальных. Распятый на нем уже почил, склонив главу, увенчанную «митрой» из колючек, но лик Его величественен, ясен, всепрощающ...

Получив краткий приказ, солдаты живым переламывают голени, а Усопшего пронзают копьем... После кратких переговоров центурион разрешает пропустить к центральному кресту двух хорошо одетых иудеев. Они знакомы с наместником Пилатом и собираются испро­сить тело для погребения; зачем офицеру портить с ними отношения? Подойдя вплотную, один из евреев, согласно с обычаем, аккурат­но покрывает лицо и голову Почившего куском льняной ткани, похо­жей на полотенце. Оба скорбно покрывают плечи молитвенными плащами с голубыми кистями. При получении известия о чьей-либо смерти всегда читалась молитва: «Благословен Господь, Судия праведный». Они торжественно исполняют обряд...

День близится к вечеру… Три креста, три распятых тела. Голова и лик на центральном кресте покрыты сударем из драгоценной материи...

Этот сударь — отрез льняной ткани размером 84 х 53 см, с седьмого столетия находится в Испании. На полотне нет никакого изоб­ражения, но его поверхность впитала в себя обширные кровяные пятна, смешанные с плевральной жидкостью и сукровицей...

Известная хронология описана в двенадцатом веке епископом Пелагием: согласно летописи, сударь хранился в Иерусалиме до заво­евания в 614 г. города персидским шахом Хосроем. Льняной отрез спасли и отправили в Александрию. Впоследствии, при постоянном отступлении от персов, его перевозили все дальше вдоль северного африканского побережья. Затем для большей сохранности драгоценную ткань доставили в Испанию и передали в Севилью под покрови­тельство епископа города Толедо. В конце концов сударь определили в драгоценную раку собора города Овьедо, где он и хранится...

Долгое время им не интересовались, но в связи с углубленным исследованием Туринской плащаницы он обратил на себя пристальное внимание ученых. И немудрено: запятнанный кровью маленький прямоугольник льняной ткани вплотную связан с полотном из Турина. Прежде всего расскажем следующее. Мы уже говорили об успехе Макса Фрая по изучению пыльцы с Туринской плащаницы. Это не все его достижения. Фрай сделал больше: он документально подтвердил путешествие тканого сударя в Испанию — от Иерусалима по северу Африки. Швейцарский ботаник и криминалист обнаружил на нем пыльцу из всех областей, по которым производилась перевозка и где хранился сударь. Мы имеем дело с подлинной реликвией.

Но, скажете Вы, при чем здесь пыльца? Не ради ее повествование. Что дорого для нас в полоске ткани, что мы тратим cтолько времени?

Бесценны пятна крови, они красноречиво говорят: этот сударь использовался для того, чтобы покрыть лицо Умершего. Туринская плащаница и полотно из Овьедо были обернуты вокруг одного лика. Зачем сударь обернули вокруг головы? По иудейским традициям лицо почившего всегда закрывали тканью, чтобы окружающие не видели мертвенности усопшего. Почему не посредине полотна? Ткань не могли обернуть вокруг головы целиком, потому что правая щека почти касалась правого плеча. Перед смертью Страдалец склонил главу...

Пятна крови свидетельствуют, что Человек. Чье лицо укрывал сударь, скончался в вертикальном положении. Примечательно, что пятна состоят из смеси одной части крови и шести частей плевральной жидкости (pleural oedema). Эта жидкость собирается в легких, когда Человек умирает мучительной смертью, а если тело впоследствии двигают, истекает через ноздри... Следы такого типа - главное, что почил, голова склонилась на семьдесят градусов вперед и двадцать градусов вправо... Ее положение выявляет, что Тот, Кто оставил на сударе оттиски, скончался мучительной крестной смертью.

Вглядимся пристальней. Станет заметна характерная особенность: пятна в области носа наложены друг на друга с уменьшающейся интенсивностью... Это означает, что первые следы уже подсохли к тому моменту, когда истекла следующая порция жидкости, образовавшая вто­рые, и так далее. Какие выводы следуют из данного обстоятельства?

Доктор Виллален в университете Валенсии изготовил голову из стекла с целью моделировать процесс нанесения и высыхания пятен, а также, чтобы вычислить время между их последовательным образова­нием. Успешное проведение работ дало ошеломляющие результаты. Исследователи полагают, что сударь обернули вокруг головы в то вре­мя, когда Распятый еще висел на кресте, что дало первый слой пятна. Второй слой отпечатался часом позже — тело снимали с креста. Третий пласт образовался примерно через 45 минут, когда Его поднимали с земли. Он покоился у основания креста три четверти часа. Судя по отпечаткам, в то же время кто-то провел пальцами в области носа...

Часовой промежуток между наложением новых пятен на первоначальные дает трагические подробности. Это могло быть время ожидания разрешения на погребение... от Пилата! Снова, в третий раз кровь, плевральная жидкость и сукровица текли при поднятии Усоп­шего и переноске Его к гробнице. Можно полагать, что погребавшие, войдя в рукотворную пещеру кусок материи сбросили с головы, а за­тем укрыли тело плащаницей и положили его на каменное ложе. Вот почему сударь лежал в стороне, то есть отдельно, особняком...

Добавим к этому следующее.

Пятна на маленьком прямоугольнике льняной ткани изучались с точки зрения антропологии. Вывод: Лицо, находившееся в контакте с полотном, имеет ярко выраженные еврейские особенности. На суда­ре из Овьедо обнаружены следы мирры и алое (Мирра — каменистая смола, получаемая от аравийского кустарника (bal-samodendron yrrla), с глубокой древности ценилась как благовонное средство. Алое (socotrina) - ароматическое растение из Палестины, имеющее широкие гу­стые листья с колючками на концах. И то и другое употреблялось при погребе нии в виде порошка или мази). Нити, из которых он соткан, имеют тип Z-образного скручивания, точно такой, как основ­ная ткань Туринской плащаницы (F.Pastore Trossello. La struttura tessile della Sindone. - In: La Sindone, indagi-ni scientifiche. - Atti del IV Congresso Nazionale di Studi sulla Sindone, Siracusa 1987. Ed. Paoline, Cinisello Balsamo -MI 1988, pp. 64-73).

Каждое прикосновение к полотну раскрывает новые детали. В стороне от основной группы пятен находятся маленькие следы крови. Они явились оттого, что сударь прикрепили со стороны затылка на маленькие острые предметы. Можно полагать: эти острые выступы — шипы тернового венца...

Как без благоговения относиться к таким сообщениям?

Самое важное: пятна крови на сударе точно совпадают с конфигурацией следов и формой лика, отобразившегося на Туринской плащанице. На обеих тканях длина носа — ровно 8 см. Исключительно высока точность соответствия формы подбородка и бороды. След раны от шипа в области затылка совпадает с кровяным пятном на Ту­ринском полотне. В сударе с правой стороны рта обнаружена струйка крови, причем такая же струйка едва видна на ткани плащаницы: ее слабо заметный невооруженным глазом отпечаток проявлен Джоном Джексоном с помощью анализатора изображений (VP-8). Ален Вэнджер, применяя специальную аппаратуру, пришел к окончательному выводу: согласно расположению и форме пятен крови, обе ткани не­сомненно и безошибочно покрывали одно и то же лицо.

Семья Вэнджеров оповестила: имеется приблизительно 120 сов­падений в конфигурации и расположении пятен крови на сударе из Овьедо и Туринской плащанице — 70 с лицевой стороны и 50 с тыльной. Такой результат указывает: оба предмета, несомненно, бы­ли в соприкосновении с одним и тем же телом. На основании исследований Ален Вэнджер предположил, что когда лик оборачивали су­дарем, клубок шипов еще покрывал главу (A. D. Whanger, M. W. Whanger. A comparison of the Sudarium of Oviedo and the Shroud of Turin using the polarized image overlay technique. — In: Sudario del Secor, Actas del I Congreso Internacional sobre El Sudario de Oviedo, Oviedo, 29—31 Octubre 1994 - Servicio de Publicaciones, Universidad de Oviedo 1996, pp. 379—381)... Наконец, Байма Боллоне анализировала кровь из выборок, взятых с поверхности сударя и с материи из Турина. Ее исследования только укрепили нашу уве­ренность: кровь принадлежит одной и той же группе, а именно — четвертой (Bollone. Sindone о No. SEl, Torino (1990), pp. 72-73). Единственно возможный вывод - две ткани были в контакте с одним и тем же Лицом. Перед нами полотна-свидетели, полотна-ровесники.

Мы много говорили о радиоуглеродном датировании, о коррек­тировке его результатов... Для целей нашего повествования особое значение имеет документально подтвержденная дата — 14 марта 1075 г.. когда рака в испанском городе Овьедо была открыта в присутствии короля Альфонса VI и сударь был занесен в число реликвий хранящихся в городском соборе. Перед Вами убедительное свидетельство, что Туринская плащаница существовала по меньшей мере на два столетия раньше, чем указывает сомнительная радиоуглеродная дата 1988 г. Продолжив датировку Туринского полотна по сударю из Овьедо, мы легко подходим к седьмому веку. А если учесть все связанные с ним предания — к первому столетию'. Вот обстоятельство, о котором мы говорили ранее — оценка календарного возраста плаща­ницы иным способом...

Мысленно соберите воедино все сведения. Почти две тысячи лет назад в Иудее происходит истязание, бичевание, распятие, погребение. Скупой рассказ древнего полотна... Книга Жизни бесконечно просторнее, она раскрывает нам незыблемую, святую истину. Отираются грани времен. Мы подходим к главному событию, которое по ceй день оживотворяет и исцеляет человеческий род. Откройте Священное Писание, углубитесь в ясные, правдивые строки... То, что свер­шилось, удивительно точно, но в то же время исключительно просто описано в Евангелии. Мы же своим бледным языком не сможем рас­крыть всей его полноты, мы только прикоснемся к нему...

ПОДРОБНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОТПЕЧАТКОВ

Проведем некоторые параллели. Издавна ученые задумы­вались над множеством вопросов, связанных с гомеровскими поэма­ми. Вокруг «Илиады» и «Одиссеи» на многих языках создалась целая литература, выросла особая отрасль науки — «гомеристика». Работы по Туринской плащанице задали не меньше загадок, о ней написано множество книг, и появилась новая дисциплина — «синдология».

Некоторые проблемы «гомеристики», возникнув еще в период ан­тичности и средневековья, до сих пор продолжают служить предметом дискуссии. Среди них можно назвать вопросы о происхождении поэм и авторстве Гомера, об исторической достоверности и времени написания. Несмотря на огромный труд, изобретательность и знания, которые были затрачены на разрешение этих сложных моментов, нельзя сказать, что они окончательно разгаданы. Подобным образом большинство вопросов «синдологии» остались открытыми — невзи­рая на то, что в последнее время значительное число исследователей подключились к раскрытию тайн древнего полотна.

Один человек — Генрих Шлиман, проведя археологические рас­копки на малоазийском побережье к югу от Дарданелльского пролива во второй половине девятнадцатого века, обнаружил новый, дото­ле неведомый мир, скрытый под толстым слоем нанесенной веками земли. Другой человек — Алан Венджер, в наше время обнаружил на полотне Туринской плащаницы много новых силуэтов, которые по­ражают воображение (Магу & Alan Whanger. The Shroud of Turin: An Adventure of Discovery. Franklin, Tennessee, Providence House Publishers, 1998, p.102). Однако тщательное обследование археологи­ческих данных и доступных письменных источников показало, что мысль Шлимана о полном подтверждении существования мира Гомера данными микенского времени нуждается в известном уточнении. Подмеченные Венджером следы объектов в свою очередь могут трак­товаться иным образом...

Рассказывая в предыдущей главе о таинственном сударе из ис­панского города Овьедо, мы вскользь упомянули о научных работах семьи Вэнджер. В области «синдологии» они не новички: вспомните хотя бы краткое повествование о блестяще выполненном сопоставле­нии образа на плащанице с иконой VI века и с чеканкой на золотой монете. Одного этого вполне достаточно для того, чтобы на равных войти в мир «синдологов», но обширные труды супругов Вэнджер простираются глубже... Алан Вэнджер, профессор медицинского цен­тра университета Дьюка в штате Северная Каролина (Duke University Medical Center, North Carolina) и его супруга Мэри получили данные о следах цветов, изобразившихся на поверх­ности Туринской плащаницы.

Начнем с 1981 г., когда супруги первый раз исследовали изображение по всей площади полотна. В распоряжении ученых были ко­пии негативов тридцати блестяще выполненных в 1931 г. снимков Энри. Рассматривая сильно увеличенные фотографии, супруги Вэнджер потратили множество часов на выявление тех мест, где вместо характерных отпечатков ткацкой основы проявились следы различ­ных предметов. Как показать, что представляют собой эти объекты? Что перед нами? Слабо выраженные изображения или обман зрения за счет перекашивания нитей?

Расскажем читателю, каким способом это выясняли. Алан и Мэри Вэнджер разработали специальную оверлейную методику сравнения образов в поляризованном свете. Она состоит в том, что сопоставляемые изображения проецируют через фильтры, поляризующие свет, с двух сторон на экран — одно на другое, и точно выравнивают. Теперь, когда полученное отображение просматривают че­рез третий вращающийся, поляризованный фильтр, два изображения постепенно меняются одно на другое (Подробное описание методики работ можно найти в журнале Applied Optics, vol. 24:766-772, March 15,1985). Указанный способ позволял провести детальное сравнение необычных следов на поверхности Туринской плащаницы с коллекциями ботаников. Оставалось только начать.

Результат исследований показал: изображение на ткани образовалось непременно в Израиле, и что наиболее важно - обязательно весной. Профессор Вэнджер сообщил, что обнаружил на плащанице отпечатки растений — множество прекрасных цветов вокруг головы и в области плеч. Знаменательно, что они растут в самом Иерусалиме или в окрестностях (примерно в радиусе 12 миль) близ древней столи­цы. Они распускаются в Палестине лишь весенней порой — в марте-апреле. Это время иудейской пасхи...(Flowers on the Shroud. Current Research by Alan D. Whanger. - CSST NEWS, November. 1997, vol. 1, No. 1) Среди отпечатков найдены: «zygo-phyllum dumosum» — цветок, растущий близ Кумранских пещер у Мертвого моря, и «capparis aegyptia» - вид каперсного куста, распрост­раненный в Израиле, в просторечье — «бобовый прыжок». Израиль­ский ботаник Ури Барух подтверждает наличие слабых отпечатков рас­тений... У большинства цветов видны только части — пыльники и прицветники. Когда растения клали, они были свежесрезанные (A. Danin. Pressed flowers. - Eretz Magazine, november-december 1997, pp. 35-37,69).

...На истерзанное, безжизненное тело капают слезы из глаз погребающих. Надо спешить, вечереет. Уже ревет гигантский гидравлический гудок, возвещающий всему Иерусалиму и окрестностям до Иерихона, что приближается закат: надо зажигать пасхальные субботние светильники и совершать строгие ритуальные омовения. Заботливые руки бережно укладывают благоухающие цветы. Осыпается пыльца...

Двадцать веков она лежала, прильнув к ткани, пока в конце двад­цатого века ее не собрали на липкие ленты. Маленькие частички по­ведали: изображения и пыльца подходят друг ко другу (Пыльца 25 видов цветов независимо от Вэнджера идентифицирована швейцарским криминалистом и ботаником Максом Фраем, изучавшим выборки пыльцы с липких лент (общей длиной 3 метра), снятых им с плащаницы в 1973 и 1978 годах. Мы уже сообщали, что Макс Фрай показал: пыльца с поверхности принадлежит 49 видам растений).

Осознавая недостаток знаний, профессор Вэнджер в 1995 г. посетил в столице Святой Земли Авиноама Данина — профессора ботаники Еврейского университета, где показал ему изображения растений на плащанице. Признанный авторитет осмотрел фотографии и засвидетельствовал: цветы росли близ Иерусалима! Израильского профес­сора крайне удивило совпадение изображений с пыльцой на поверхности, и он, подготовив фотографии 120 палестинских видов, нанес на липкую ленту образцы их пыльцы, а затем сравнил реальные цветы со следами и частичками на плащанице.

По роду деятельности Авиноам Данин много лет собирал сведения относительно мест точного произрастания растений. В распоря­жении ученого находилась грандиозная база данных — более 90 000 нименований, соотнесенных с топографической картой Израиля с квадратом 5 км. После анализа оказалось, что 70% флоры из най­денной на полотне может совместно расти на полпути между Иерусалимом и Иерихоном в обширном районе примерно 10 на 10 км. Дополнительная выборка определила пять квадратов из области Иерусалима со стороной 5 на 5 км. в которых произрастают 27 из 28 разновидностей цветов, отпечатавшихся на плащанице. Первый содержит селения Аминадав и Мево Бейтар, два других включают в себя восточный и западный сектор Иерусалима, в четвертый вхо­дит деревня Кфар Адумим, а в последний — руины Кумрана. Вывод, к которому пришел профессор Авиноам Дании, прост, но в то же время потрясающе убедителен: единственное место, где может быть найдена такая совокупность цветов — Иерусалим и его окре­стности. Следовательно, и Туринская плащаница имеет местом своего происхождения Иерусалим (Avinoam Danin. Where did the Shroud of Turin Originate? - A Botanical Quest, ERETZ Magazine, November/December 1997).

Вечер пятницы перед иудейской пасхой... Канун субботы... С по­толка столовой спускаются серебряные лампы, обвитые фиалками. Комната освещена приятным желтоватым светом. Обернуты соломой ящики-утеплители с едой. На посуде, кубках, солонке — эмблема Из­раиля, виноградная кисть. Приготовлены, но пока не зажжены суб­ботние светильники. Столовая комната отделена от двора тяжелым занавесом. Он опущен: собравшиеся ожидают влиятельных иудеев, которые с любовью, но поспешно закончили погребение в саду за го­родской стеной. Когда они придут и возлягут у стола, занавес подни­мут, засияют семь светильников и начнется ритуальная пасхальная трапеза. В этот год приправа из трав кажется им особенно горькой… Любимый Учитель стал жертвой, как Агнец...

Две тысячи лет прошли вереницей событий, но по-прежнему Ту­ринская плащаница рассказывает языком загадочных отпечатков о главном событии в истории человечества... Мы все же можем допустить, что отображение на Туринской плащанице явилось в Израиле во время иудейской пасхи, в пору весеннего цветения, но для нас остается загадкой — как могли отпечататься цветы? (Можно предположить, что изображение цветов на полотне возникло от ко­ронарного разряда, исходящего с поверхности. А это означает, что вокруг них текла мощная энергия. Как показал ряд экспериментов, в пленке и на ткани за счет коронарного свечения получаются высокоточные изображения цветов и других материалов. Какое воздействие с такой силой и вместе с тем, так бережно опалило поверхность плащаницы, что на ней могли остаться следы живых цве­тов? Какое событие всемирного значения произошло в Иудее в 30 г. н. э.?..)

СПЕЦИФИКА ОТДЕЛЕНИЯ ТЕЛА

Домашняя ] Вверх ]