" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

 

ЧАСТЬ 2: ПРИЗНАВАЕМЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

Глава 8

Яванский человек.

В конце XIX столетия между влиятельной частью ученого сообщества было заключено соглашение, что люди современного типа существовали в плиоцене и миоцене - и, возможно, даже еще раньше.

В 1984 г антрополог Франк Спенсер писал: "На основе собранных костных останков казалось, что как будто современный человеческий скелет существовал уже очень давно. Этот очевидный факт, который заставил многих ученых или отказаться или изменить свои взгляды на человеческую эволюцию. Одним из таких "вероотступников был Альфред Рассел Уоллес (1823-1813)". Уоллес разделяет с Дарвиным честь создания эволюционной теории в результате естественного отбора. Дарвин думал, что Уоллес говорил самую страшную ересь. Но Спенсер отметил, что вызов Уолиса эволюционной доктрины "потерял часть своей силы и немногих своих сторонников, когда стали распространяться известия об открытии на Яве удивительной окаменелости гоминида." Принимая во внимание ту роль, которую сыграло открытие яванского человека в дискредитации и подавлении свидетельства о величайшей древности современной человеческой формы, мы сделаем краткий обзор этой истории.

Жан Дюбуа и питекантроп.

Дорога через яванскую деревню Триниль заканчивается на высоком берегу реки Соло. Здесь вы неожиданно увидите небольшой каменный памятник со стрелкой, указывающей на песчаный карьер на противоположном берегу. Кроме того, на памятнике написано по-немецки: "Р.e 175 m ONO 1891/93", что означает, что Pithecantropus eretus был найден в 175 метрах к ост-норд-осту от этого места в 1891-93 годах.

Открыватель питекантропа прямоходящего Эжен Дюбуа родился в Эйжсделе в Голландии в 1858 году за год до выхода "Происхождение видов" Дарвина. Хотя он был сыном ревностного католика, его пленила идея эволюции, особенно то, что относилось к вопросу о происхождении человека. Изучив медицину и естественную историю Амстердамском университете Дюбуа в 1886 г становится преподавателем анатомии в Королевской школе. Но его настоящей любовью по-прежнему оставалась эволюция. Дюбуа знал, что оппоненты Дарвина постоянно указывали на почти полное отсутствие ископаемых свидетельств человеческой эволюции. Он тщательно изучил основное доступное тогда свидетельство - кости неандертальского человека. Большинство авторитетов (в т. ч. Томас Хаксли) считали слишком близкими к современному человеческому типу, чтобы представлять собой настоящее промужуточное звено между ископаемыми обезьянами и современным человеком. Однако, немецкий ученый Эрнст Хэкель предсказал, что кости настоящего недостающего звена, возможно, будут найдены. Хэкель даже дал заказы нарисовать это существо, которое он назвал питекантропом (от греческих слов pithekos - обезьяна и anthropos - человек). Под влиянием хэкелевского видения питекантропа, Дюбуа решил, что он когда-нибудь найдет кости обезьяно-человека.
Полностью разделяя предположение Дарвина, что предки человека жили "в теплой, покрытой лесами земле", Дюбуа убедил себя, что питекантропа найдут в Африке или в Юго-Восточной Азии. Так как ему было легче добраться до Юго-Восточной Азии, которая была в то время под управлением Нидерландов, он решил отправиться туда и начать поиски. Сначала с просьбой о финансировании научной экспедиции он обратился к филантропам и правительству, но это у него не получилось. Тогда он принял назначение военным хирургом на Суматру. Друзья испытывали сомнения в его здравомыслии, но он оставил свою престижную должность преподавателя в колледже, и в дек 1887г со своей молодой женой он отплыл в "Восточную Индию" на "Принцессе Амали".

В 1888г Дюбуа оказался в небольшом военном госпитале на территории Суматры. В свободное время, за свой счет Дюбуа исследует пещеру Суматры, находя останки носорогов и слонов, зубы орангутанга, но никаких остатков гоминид. В 1890г после приступа малярии Дюбуа перевели на бездеятельную должность с Суматры на Яву, где климат был несколько суше и здоровее. Он и его жена купили дом в Тулунгаганге на юго-восточном побережье острова.

Во время сухого сезона 1891г Дюбуа проводил раскопки на берегу реки Соло в центральной части Явы недалеко от деревни Триниль. Его рабочие извлекли множество окаменелых костей животных. В сентябре они извлекли особо интересный образец - зуб примата (очевидно, третий верхний коренной зуб, или зуб мудрости). Дюбуа, полагая, что он вышел на останки вымершего гиганского шимпанзе приказал рабочим сконцентрировать свои усилия вокруг того места, где был извлечен зуб. В октябре они нашли панцирь черепахи, но когда его осматривал Дюбуа, он увидел, что в действительности это была верхняя часть черепа. Она сильно окаменела и была того же цвета, что и вулканическая почва. Самой яркой отличительной чертой этого фрагмента был большой выступающий надглазничный валик, что дало возможность Дюбуа предположить, что череп принадлежал обезьяне. С началом сезона дождей раскопки в этом году завершились. В сообщении, опубликованном в правительственном горном бюллетене, Дюбуа не сделал предположения, что эти окаменелости принадлежали переходной форме к человеку.
В авг 1892г Дюбуа возвращается в Триниль и находит там – среди костей оленей, носорогов, гиен, крокодилов, свиней, тигров и вымерших слонов - окаменелую бедренную кость, подобную человеческой. Эта кость была найдена в 45 футах от того места, где были выкопаны череп и коренной зуб. Позднее другой коренной зуб был найден в 10 футах от черепа. Дюбуа полагал, что коренные зубы, череп и бедренная кость принадлежали одному животному, которого он по-прежнему считал вымершим гиганским шимпанзе.

В 1963 году английский исследователь Ричард Каррингтон писал в книге "Миллионы лет человеку": "Дюбуа сначала склонялся считать, что череп и зубы принадлежали шимпанзе, несмотря на то, что неизвестно фактов того, что эта обезьяна или ее предки жили когда-либо в Азии. Но подумав и связавшись с великим Эрнстом Хэкелем, профессором зоологии в Йенском университете, он заявил, что они принадлежат к существу, которому казалось прекрасно подходила роль "недостающего звена". " Мы не нашли никакой переписки между Дюбуа и Хэкелем, но если она потом обнаружится, то это существенно пополнит наши знания об обстоятельствах, окружавших рождение питекантропа прямоходящего. Очевидно, что эти два человека сделали эмоциональную и интеллектуальную ставку на нахождение обезьяно-человека. Хэкель, услышав от Дюбуа об его открытии, послал по телеграфу следующее послание: "От изобретателя питекантропа его счастливому открывателю!"

Лишь в 1894г Дюбуа наконец опубликовал полный отчет о своем открытии. Там он писал: "Питекантроп - это переходная форма, которая в соответсвии с эволюционной доктриной существовала, должно быть, между человеком и антропоидами". Мы должны особо отметить, что в представлении Дюбуа питекантроп прямоходящий сам претерпел эволюционный переход от ископаемого шимпанзе к переходному антропоиду.
Какие другие факторы кроме влияния Хэкеля, привели Дюбуа к заключению о том, что его образец - переходная форма между ископаемыми обезьянами людьми? Дюбуа обнаружил, что объем черепа питекантропа составляет 800 - 1000 куб. см. Средний объм черепа современных обезьян - 500 куб. см, современного человека - 1400, поэтому он расположил тринильский череп между ними. Согласно Дюбуа - это указывает на эволюционное отношение. Но если рассуждать логически, можно найти существа с различными размерами мозга без необходимости утверждения эволюционного развития от меньшего к большему. Более того, в плейстоцене многие виды млекопитающих были представлены формами, которые значительно больше сегодняшних. Так что череп питекантропа мог принадлежать не переходному антропоиду, а исключительно большому среднеплейстоценовому гиббону, череп которого гораздо больше черепа современных гиббонов.

Сегодня антропологи все еще по-прежнему описывают эволюционное развитие черепа гоминид, который увеличивался в размерах с течением времени от раннеплейстоценовых австралопитеков (первый из них был найден в 1924 году) к позднеплейстоценовому Homo sapiens. Но эта последовательность сохраняется только ценой исключения из нее черепов, которые ее разрывают. Например, череп из Кастенедоло, о котором говорилось в 7 гл, древнее, чем череп череп яванского человека, но его объем больше. Фактически, по своим размерам и форме он современен. Даже одного такого исключения достаточно, чтобы лишить законной силы всю предположительную эволюционную последовательность. Дюбуа видел, что хотя тринильский череп по некоторым своим параметрам очень похож на обезьяний, например, выступающие надглазничные валики, все же бедренная кость была почти человеческой. Это указывало на то, что питекантроп был почти прямоходящим, и поэтому его вид назван erectus. Однако, не нужно забывать, что бедренная кость питекантропа найдена на расстоянии 45 футов от того места, где был извлечен череп в слое, содержащем сотни других костей животных. Это обстоятельство ставит под сомнение утверждение о том, что бедренная кость и череп принадлежали одному и тому же существу, или даже одному виду.

Когда сообщение Дюбуа стали доходить до Европы, они привлекли большое внимание. Хэкель конечно же был одним из тех, кто праздновал появление питекантропа как сильнейшего доказательства человеческой эволюции. "Сейчас в результате открытия Эженом Дюбуа ископаемого питекантропа прямоходящего положение дел в этой великой битве за истину радикально изменилось", - провозглашал торжествующе Хэкель. Он действительно дал нам кости обезьяно-человека, существование которой я постулировал раньше. В антропологии эта находка более важна, чем так сильно расхваленное открытие рентгеновского излучения в физике. В замечаниях Хэкеля чувствуется почти религиозный тон пророчества и свершения. Но с Хэкелем связана история преувеличенного физиологического доказательства в поддержку эволюционной доктрины. Академический суд Йенского университета однажды признал его виновным в фальсификации рисунков эмбрионов различных животных для того, чтобы продемонстрировать его особый взгляд на происхождение видов.

В 1895 году Дюбуа решил вернуться в Европу для того, чтобы показать своего питекантропа восхищенному и поддерживающему его, в чем он не сомневался обществу ученых. Вскоре после приезда он выставил свои образцы и представил доклады третьему международному конгрессу зоологии в Лейдене в Голландии, хотя некоторые из бывших на конгрессе ученых, как и Хэкель, сильно желали поддержать открытие, как ископаемого обезьяно-человека. Другие думали, что это просто обезьяна, в то время как третьи оспаривали идею о том, что кости принадлежали одному и тому же существу. Дюбуа выставлял эти бесценные кости в Париже, Лондоне и Берлине. В декабре 1895 года эксперты со всего мира собрались в берлинском обществе антропологии, этнологии и доистории для того, чтобы вынести заключение по поводу образцов питекантропа Дюбуа. Президент Общества доктор Вирхов отказался председательствовать на этом собрании. В полной споров дискуссии, которая развернулась потом, швейцарский анатом Кольман сказал, что это существо было обезьяной, а сам Вирхов сказал, что бедренная кость была человеческой и затем отметил: "В черепе есть глубокий шов между нижним сводом и верхним краем орбит. Такой шов находят только у обезьян, а не у человека, поэтому череп должен был принадлежать обезьяне. На мой взгляд это существо было животным, гигантским гиббоном. Бедренная кость никак не связана с черепом". Это мнение резко контрастирует со взглядом Хэкеля и других, которые по-прежнему были убеждены, что яванский человек Дюбуа - это подлинный предок человека.

Экспедиция Селенки.

Чтобы разрешить некоторые вопросы, окружавшие окаменелости питекантропа и его открытия, Эмиль Селенка, профессор зоологии Мюнхенского университета в Германии, подготовил прекрасно экипированную экспедицию на Яву, но он скончался до ее начала. Его жена, профессор Ленор Селенка, продолжила его попытку, и она в 1907-1908 произвела раскопки в Триниле наняв 75 рабочих, чтобы найти больше окаменелостей питекантропа прямоходящего. Всего геологи и палеонтологи экспедиции Селенки послали в Европу 43 коробки с окаменелостями, но в них не было ни одного нового фрагмента питекантропа. Однако, экспедиция действительно нашла в тринильских слоях следы присутствия человека: расщепленные кости животных, древесный уголь и фундаменты очагов. Подобные следы привели Ленор Селенку к заключению, что люди и питекантроп прямоходящий жили одновременно. Вопрос о причастности всего этого к эволюционной интепретации образцов питекантропа Дюбуа был и все еще остается неразрешенным. Более того в 1924 году Джордж Грант Маккурди, профессор антропологии Яльского университета, написал в книге "Происхождение человека": "Экспедиции Селенки 1907-1908 годов... нашла зуб, который Валков определенно назвал человеческим. Это третий коренной зуб из близлежащего речного пласта и из залежей более древних (плиоцен) чем те, в которых был найден питекантроп прямоходящий."

Дюбуа покидает поле битвы.

А между тем статус обезьяно-человека Дюбуа оставался спорным. Делая обзор спектромнений насчет питекантропа берлинский зоолог Вильгельм Дамс собрал утверждения нескольких ученых: трое сказали, что питекантроп был обезьяной, пятеро сказали, что это человек, шесть - это обезьяно-человек, шесть - это пропущенное звено, и двое сказали, что - это звено между пропущенным звеном и человеком. И хотя многие ученые сохраняли свои сомнения, другие вслед за Хэкелем приветствовали яванского человека как изумительное подтверждение дарвиновской теории. Некоторые использовали яванского человека для дискредитации фактов существования присутствия в третичном периоде современного человека. Как мы узнали в Пятой главе У.Х.Холмс выступал против открытий каменных орудий в третичных золотоносных отложениях в Калифорнии потому, что они "подразумевают, что человеческая раса, по крайней мере в полтора раза древнее, чем питекантроп прямоходящий Дюбуа, которого можно рассматривать лишь как зарождающуюся форму человека".

В определенный момент Дюбуа совершенно ошеломил тот смешанный прием, который оказало ученое сообщество его питекантропу. Он прекратил показывать свои образцы. Некоторые говорили, что какое-то время он держал их под полом у себя дома. Как бы то ни было, они почти двадцать лет, до 1932 года были скрыты от взоров.

Во время этого периода отступления и после него вокруг питекантропа не прекращались споры. Марселин Боуль, директор института человеческой палеонтологии в Париже, сообщал, как и другие ученые, что слой, в котором, как говорилось, были найдены череп и бедренная кость питекантропа, содержал большое количество окаменелых костей рыб, рептилий и млекопитающих. Тогда почему кто-то должен верить, что эти череп и кость принадлежали одному животному или даже одному виду? Боуль, как и Вирхов, утверждал, что бедренная кость идентична современной человеческой бедренной кости в то время, как череп похож на обезьяний, возможно, на череп большого гиббона. В 1941 году доктор Ф.Вейденрейк, директор Лаборатории кайнозойских исследователей при Пекинском медицинском колледже также писал, что нет никаких оснований для приписывания бедренной кости и черепа к одному существу. Бедренная кость, как говорит Вейденрейк очень похожа на кость современного человека, а ее первоначальное положение в слоях так точно не установлено. Современные исследователи использовали методы химического датирования для определения, действительно ли оригинальный череп и бедренная кость питекантропа синхронны среднеплейстоценовой тринильской фауне, но эти результаты не убедительны.

Еще несколько бедренных костей.

Запоздалое сообщение о том, что на Яве найдено еще несколько бедренных костей больше запутало дело. В 1932 году в Лейденском музее в Нидерландах доктор Бернсен и Эжен Дюбуа достали из ящика с окаменелыми костями млекопитающих три бедеренные кости. Как они сказали, образцы из коробки были найдены в 1900 году ассистентом Дюбуа мистером Криэлом в тех же самых тринильских отложениях на левом берегу реки Соло, где Дюбуа сделал первые раскопки Яванского человека. Доктор Бернсен вскоре умер, так и не дав больше информации о деталях этого открытия музея. Дюбуа писал, что он не присутствовал лично, когда Криэл извлекал бедренную кость, поэтому точное расположение бедренных костей в раскопках, занимавший 75 метров в длину и 6-14 метров в ширину, ему не известно. Согласно стандартным палеонтологическим продцедурам такая неопределенность значительно уменьшает ценность костей как доказательство. Однако, специалисты припишут эти кости определенному слою, не упоминая о сомнительных обстоятельствах их открытия в коробках с окаменелостями спустя 30 лет после того, как они были найдены. Помимо этих трех бедренных костей, найденных Криэлем, в Лейденском музее отыскалось еще два фрагмента бедренных костей. Существование этих бедренных костей - важное добавление к первому черепу и бедренной кости питекантропа, найденных в 1890-е гг. Похожий на обезьяний череп и похожая на человеческую кость были найдены на большом расстоянии друг от друга, но Дюбуа отнес их к одному сцществу. Он предположил, что кости были найдены отдельно потому, что питекантроп был разорван крокодилом. Но если вы добавляете другие бедренные кости, похожие на человеческие, то этот аргумент теряет большую часть своей силы. Где были другие черепа? Были ли это похожие на обезьяньи черепа, как найденный? И как насчет найденного черепа: он действительно относился к бедренной кости совершенно другого вида?

Принадлежали ли тринильские кости современному человеку?

В 1973г М.Х.Дей и Т.И.Моллесон заключили, что "внешние обследования, радиологическая [рентгеновская] обследование и микроскопическое обследование тринильских бедренных костей говорят, что они не отличаются значительно от бедренных костей современного человека". Они также сказали, что бедренные кости человека прямоходящего из Китая и Африки анатомически сходны, но они отличаются от тринильских.

В 1984г Ричард Лики и другие ученые нашли в Кении почти целый скелет человека прямоходящего. Осматривая кости ноги, ученые обнаружили, что они значительно отличаются от костей современного человека. Об открытиях на Яве ученые сказали: "В Триниле в Индонезии имеется несколько фрагментарных и одна целая (но с патологией) бедренная кость. Несмотря на то, что на основе именно этих образцов вид получил свое название [Pithecantropus erectus] все же есть сомнения, действительно ли они принадлежат человеку прямоходящему, причем самым последним соглашением было то, что, возможно, не принадлежат." В целом современные исследователи говорят, что тринильские бедренные кости непохожи на бедренную кость человека прямоходящего, но похожи на бедренную кость человека разумного. Что стало причиной этих откровений? Яванские бедренные кости традиционно принимались, как доказательство того, что обезьяно-человек (Pithecantropus erectus, который теперь называется Homo erectus) существовал около 800.000 лет назад в среднем плейстоцене. Сейчас оказалось, что мы можем принять их в качестве доказательства существования 800.000 лет назад анатомически современного человека.

Некоторые сказали, что некоторые кости смешались из верхних слоев. Конечно, если кто-то настаивает, что тринильские бедренные кости, похожие на бедренные кости человека, проникли из верхних слоев, то тогда почему и не череп питекантропа? Это бы полностью зачеркнуло находку яванского человека, которого так долго объявляли неопровержимым доказательством человеческой эволюции.

На закате жизни Дюбуа сам пришел к заключению, что череп его любимого питекантропа принадлежаал большому гиббону, обезьяне, которая не считается эволюционистами близким родственником человека, но скептичный научный мир не собирался расставаться с яванским человеком, так как к тому времени он был накрепко записан в предки современного человека разумного. Отказ Дюбуа был отклонен как причуда сварливого старика. На всякий случай ученый мир хотел устранить все остающиеся сомнения по поводу природы и подлинности яванского человека. Это, как они надеялись, усилит всю дарвиновскую концепцию, в которой эволюция человека была самым широко разглашенным и самым спорным моментом.

Посетители всех музеев мира видят модели тринльского черепа и кости, выставленные как части скелета одного среднеплейстоценового человека прямоходящего. В 1984 году на широкоразрекламированной выставке в "Предки", проведенной в музее естественной истории в Нью-Йорке, со всего мира были собраны главные ископаемые доказательства человеческой эволюции, в т. ч. Часто выставляющиеся слепки черепа и бедренной кости из Триниля.

Гейдельбергская челюсть.

Дополняя находки Дюбуа и яванского человека гейдельбергская челюсть стала следующим доказательством эволюции человека. 21 окт в 1907 году Даниэль Хартман рабочий в песчанном карьере Мауэре, около Гейдельберга в Германии, нашел на глубине 82 фута на дне раскопок большую челюсть. Рабочие смотрели, не попадутся ли им кости, так как было найдено уже много нечеловеческих окаменелостей, которые относили на геологий факультет соседнего Гейдельбергского университета. Этот рабочий отнес челюсть Д.Рюш, владельцу карьера. Последний отправил записку доктору Отто Шоэтэнзаку: "Двадцать долгих лет вы искали следы древнего человека в моем карьере... вчера мы нашли. Нижняя челюсть, принадлежащая древнему человеку была найдена на дне разработки в очень хорошей сохранности. Профессор Шоэтэнзак классифицировал это существо как Homo heidelbergensis датируя его по сопутствующим окаменелостям Гюнц-Миндельским интергляциалом. В 1972 г. Пилбим сказал, что гейдельбергская челюсть датируется миндельским оледенением, возраст которого 250 – 450 тыс лет."

Немецкий антроплог Йоханес Ранк, противник теории эволюции, написал в 1920 году, что гейдельбергская челюсть принадлежала скорее человеку разумному, чем обезьяноподобному предку. Даже сегодня эта челюсть остается какой-то морфологической загадкой. Толщина челюсти и явное отсутствие подбородка – это характерные черты человека прямоходящего. Но челюсти некоторых современных австралийских аборигенов также очень массивная по сравнению с челюстями современных европейцев, а подбородки у них менее развиты.
Согласно Франку Пойри (1977 г) зубы гейдельбергской челюсти по своим размерам ближе к зубам современного человека разумного чем к зубам азиатского человека прямоходящего (яванского человека и пекинского человека). Т.У. Фенис из Мичиганского государственного университета писал в 1972 году, что "зубы примечательно подобны зубам современного человека почти во всех отношениях, включая размер и форму краев". Т. о., мнение современных ученых подтверждает мнение Ранка, который в 1922 написал: "Эти зубы типично человеческие".
Фрагмент затылочной части черепа из среднеплейстоценовой стоянки Вертешселлеш в Венгрии - это другая европейская окаменелость, которую обычно приписывают челоеку прямоходящему. Морфология этого фрагмента даже более загадочна, чем морфология гейдельбергской челюсти. В 1972 году Дэвид Пилбим написал: "Затылочная кость не похожа на затылочную кость человека прямоходящего или другого более примитивного человека, но похожа на затылочную кость раннего современного человека. Подобные формы везде датируются не позднее, чем 100.000 лет." Пилбим полагал, что возраст фрагмента черепа из Вертешселлеш приблизительно равен возрасту гейдельбергской челюсти, т.е. он равняется 250-450 тыс лет. Если это затылочная кость имеет современную форму, то это поможет подтвердить подлинность останков скелетов анатомически современных людей приблизительно того же возраста, найденных в Англии в Ипсвиче и в Галлей-Хиле (см. гл 7).

Возвращаясь к гейдельбергской челюсти отметим, что обстоятельства ее открытия вызывают сомнение. Если бы рабочий нашел челюсть анатомически современного челоека в том же самом песчанном карьере, то это было бы подвергнуто беспощадной критике и осуждению. Прежде всего во время открытия не присутствовал не один ученый. Но гейдельдергская челюсть, из-за того, что она вписывается, хотя и не совсем точно в рамки эволюционистских предположений, получила разрешение на существование.

Фон Кенигсвальд делает новые находки яванского человека.

В 1929 году был найден другой древний предок человека на этот раз в Китае. В результате ученые объединили яванского человека, гейдельбергского человека и пекинского человека в качестве примера человека прямоходящего, непосредственного предка человека разумного. Но в самом начале общие черты эволюционный статус индонезийских, китайских и германских окаменелостей не были так очевидны, и палеонтропологи чувствовали, что особенно необходимо выяснить статус яванского человека. В 1930 г Густав Генрих Ральф фон Кенигсвальд из Геологической службы нидерландской Восточной Индии был послан на Яву. В книге "Встреча с доисторическим человеком" он написал: "Несмотря на открытие пекинского человека осталась необходимость найти новых питекантропов для окончательного доказательства человеческого характера этих спорных окаменелостей."

В янв 1931 г фон Кенигсвальд прибыл на Яву. В августе того же года один из его коллег нашел несколько окаменелостей гоминид в Нгандоне на реке Соло. Фон Кенигсвальд классифицировал эти образцы с Соло как яванскую разновидность неадертальца, который появился позднее питекантропа прямоходящего.

Шаг за шагом история предков человека на Яве прояснялась, но нужно было еще работать и в 1934 году фон Кенигсвальд отправился в Сангиран, в стоянку к западу от Триниля на реке Соло. Взял с собой несколько яванских рабочих, в т. ч. и опытного собирателя Атмы, который был также его поваром и слугой. Фон Кенигсвальд писал: "По поводу нашего приезда в кампонге была большая радость. Люди собрали все челюсти и зубы, сколько они могли взять с собой и предлагали их нам купить. Даже женщины и девушки, которые, в основном, застенчивы, принимали в этом участие." Если учесть, что большинство находок, представленые фон Кенигсвальду, были сделаны жителями деревни или местными собирателями, которым платили за каждый экземпляр, то описанная сцена не может не вызвать некоторую обеспокоенность.

В конце 1935 года в разгар мирового экономического кризиса должность фон Кенигсвальда в геологической службе Явы была сокращена. Не отчаявшись, фон Кенигсвальд оставил слугу Атму и других работать в Сангиране. Он финансировал их, занимая деньги у жены и коллег на Яве. За этот период была найдена окаменелая правая половина верхней челюсти взрослого питекантропа прямоходящего. Изучение многих отчетов Кенигсвальдом не позволяет найти ни одного описания того, где точно был найден образец. Но в 1975 г английские исследователи К.П.Оакли и его помощники сказали, что в 1936 г окаменелость была найдена на поверхности высохшего к востоку от Каледжоса в центральной части Явы собирателями, нанятыми фон Кенигсвальдом. Так как челюсть была найдена на поверхности, ее точный возраст не ясен. Антрополог может сказать, что этот фрагмент челюсти представляет черты человека прямоходящего, как сейчас называют питекантропа прямоходящего. Следовательно, челюсть должна пролежать в земле, по крайней мере несколько сотен тыс лет, несмотря на то, что ее нашли на поверхности земли. Но что, если в геологически недалекие времена существовали или существуют даже теперь редкие виды гоминид, физиологическое строение которых сходно с физиологическим строением человека прямоходящего. В этом случае нельзя автоматически определять дату какой-либо кости, основываясь только на ее физиологических особенностях. В 11 гл. вы можете найти факты, предполагающие, что существо, подобное человеку прямоходящему, жило в недавние времена, и, в принципе, может жить сейчас. В тяжелом 1936 году, в течение которого была найдена обсуждавшаяся выше окаменелая челюсть к безработному фон Кенигсвальду приехал примечательный гость - Пьер Тильгард де Шарден, которого Кенигсвальд пригласил осмотреть свои находки с Явы. Тильгард де Шарден, всемирно известный археолог и иезуитский священник работал в Пекине, где он принимал участие в раскопках пекинского человека в Чжоукоудяне. Во время посещения Явы Тильгард де Шарден посоветовал фон Кенигсвальду написать Джону К.Мэрриаму, президенту института Карнеги, фон Кенигсвальд так и сделал, сообщив Мэрриаму, что он стоит перед совершением важного открытия - находки нового питекатропа. Мэрриам положительно ответил на письмо Кенигсвальда, пригласив его посетить в марте 1937 г симпозиум по древнейшему человеку, который финансировался институтом Карнеги. Там фон Кенигсвальд присоединился ко многим всемирно известным ученым, работавшим в области человеческой доистории.

О роли института Карнеги.

Учитывая отрицательную роль, которую сыграли частные фонды в финансировании исследований эволюций человека сейчас может быть полезным обсудить их мотивы деятельности. Институт Карнеги и Джон К.Мэрриам - это превосходный предмет изучения. В 10 гл. мы изучим роль фонда Рокфеллера в финансировании раскопок пекинского человека. Институт Карнеги был основан в янв 1902 г в городе Вашингтоне и после получения разрешения Конгресса в 1904г он начал свою деятельность. Институт управлялся советом из 24 опекунов и исполнительным комитетом, который собирался в течение года. Он был разделен на 12 отделений научных исследований, в том числе это был отдел экспериментальной эволюции. Институт финансировал также Вильсоновскую обсерваторию, ту самую, где впервые было произведено систематическое исследование, которое привело к идее о том, что мы живем в расширяющейся вселенной. Таким образом, институт Карнеги был активно вовлечен в две области: эволюция и идея большого взрыва, которая лежит в основе научного космологического видения и который вытеснила прежняя религиозная космология.

Важно отметить, что для Эндрю Карнеги и других, подобных ему, импульсом к благотворительной деятельности, которая традиционно была направлена на общественное благосостояние, религию, больницы и образование, теперь стали научные исследования, лаборатории и обсерватории. Это отражает то доминирующее положение, которое наука со своим взглядом на мир и в том числе на эволюцию стали занимать в обществе и, в частности, в умах самых богатых и влиятельных членов этого общества, многие из которых видели в науке лучшую надежду для человечества.

Джон К.Мэрриам, президент института Карнеги верил, что наука "сделала болшой вклад в построении основных систем философии и религии", и в этом контексте нужно рассматривать его поддержку экспедиции фон Кенигсвальда. У такого фонда, как институт Карнеги были средства для использования науки, чтобы оказывать влияние на философию и религию. Это делалось путем избирательного финансирования отдельных областей в науке и публиковании полученных результатов. "Количество дел, которые можно инвестировать, ограничено, - писал Мэрриам, - но деньги тратятся на дела, которые принесут наибольшую пользу в развитии знания. Знания ради блага всего человечества в наше время". Вопрос в эволюции человека удовлетворял этому требованию. "Протратив значительную часть своей жизни на углубленное изучение истории жизни, - сказал Мэрриам, - я полностью пропитался идеей о том, что эволюция, или принцип продолжающегося роста и развития - это одна из самых важных истин, которые можно достичь на основе всего знания."

Палеонтолог по образования Мэрриам по вере был христианином, но его христианские убеждения определенно были ничем по сравнению с научными. Мой первый контакт с наукой, - говорил Мэрриам в своей речи в 1931г, - произошел тогда, когда я вернулся домой из школы и сказал маме, что наш учитель 15 минут гворил, что дни творения описаны в "Бытии", - это долгие периоды творения, а не дни, в которых 24 часа. Мама и я провели консультацию – она была пресвитерианкой - и решили, что это была страшнейшая ересь. Но семя было посеяно. Я вернулся к этой позиции через несколько десятилетий. Сейчас я осознаю, что те элементы науки, которые рассматривают творение представляют собой нетронутую и неизменную запись того, что сделал Творец."

Обойдясь без описаний творения, каким оно представлено в священном писании, Мэрриам сумел превратить эволюцию Дарвина в разновидность религии. В своем обращении, произнесенном в Университете Джорджа Вашингтона в 1924г Мэрриам сказал об эволюции: "Ничто так не способствует поддержке нашей жизни в духовном отношении, ничто не кажется таким необходимым, как то, что заставляет нас с нетерпением ожидать продолжающийся рост и развитие." Он придерживался того мнения, что наука откроет перед человеком возможность занять место Бога в проведении этого будущего развития. "Исследования - это те средства, которыми человек будет помогать своей собственной дальнейшей эволюции, - сказал Мэрриам в 1925 в адресе Совету опекунов института Карнеги." И он продолжил: "Я верил, что если бы перед ним [человеком] встал выбор между дальнейшей эволюцией, направляемой каким-то далеким от нас Существом, которое бы просто проносило его через текущие события; или как альтернативу можно было бы выбрать ситуацию, при которой эта внешняя сила закрепляла законы и разрешала ему использовать их, человек бы сказал: "Я предпочитаю взять на себя ответственность согласно этой схеме".

"Согласно древнему преданию, - продолжал Мэрриам, - человек был изгнан из Эдемского сада, чтобы он не смог узнать слишком многого; он был изгнан и теперь мог сам стать господином. У восточных ворот был положен пламенный меч, и ему было приказано работать, возделывать землю до тех пор, пока он не познает ценность своей силы. Теперь он учится пахать поля на нем, заостряя свою жизнь в соответствии с законом природы. Возможно, в отдаленные времена напишут книгу, в которой будет говориться о том, что человек наконец достиг того уровня, когда он вернулся в сад и у восточных ворот он схватит пылающий меч, - который олицетворяет контроль и понесет его, как факел, освещающий ему дорогу, к дереву жизни." Схватить пылающий меч и идти, чтобы распоряжаться деревом жизни? Интересно, хватит ли в Эдеме места для Бога и такому главному обвинителю от научных сверхдостижений, как Мэрриаму.

Вернемся на Яву.

В июне 1937 году фон Кенигсвальд вернулся на Яву с деньгами института Карнеги. Сразу же после приезда он нанял сотни местных жителей, и толпами посылал их искать окаменелости. Было найдено еще больше окаменелостей. Но большинство их было челюстями и фрагментами черепов, которые были из плохо идентифицированных мест на поверхности у Сангирана. Это делает трудным определить их точный возраст.

В то время, когда в Сангиране делали находки, фон Кенигсвальд оставался в Бандунге - в 200 милях оттуда. Хотя он иногда, приезжал к пластам с окаменелостями, после того, как ему сообщали об открытии. В конце 1837 года Атма, один из собирателей Кенигсвальда, прислал ему височную кость, которая, очевидно, принадлежала окаменелому черепу гоминида с толстыми стенками. Этот образец, как было сказано, был найден около берега реки под названием Кали-Тьеморо, в том месте, где она протекает через песчанник кабухской формации в Сангиране. Фон Кенигсвальд поехал на ночном поезде в центральную Яву и прибыл на стоянку на следующее утро. "Мы мобилизовали максимальное число собирателей, говорил Кенигсвальд, - я привез с собой этот фрагмент, показал его всем и обещал 10 центов за каждый найденный кусок, принадлежащий черепу. Это были большие деньги, так как за принесенный зуб платили полцента или цент. Нам приходилось держать такой низкой цену потому, что нас вынуждали платить наличными за каждую находку. Когда яванец находил три зуба, он прекращал работать до тех пор, пока ему не заплатят за эти три зуба. В результате этого нас заставляли платить за чудовищную груду разбитых и ненужных останков зубов. Их отправляли в андунго, так как если бы их оставили в Сангиране, их бы снова предложили нам, чтобы платить за них снова и снова." Воодушевленная команда быстро извлекла желаемые фрагменты черепа. Фон Кенигсвальд потом будет собирать: "Там, на берегах маленькой речушки, почти высохшей в то время года, лежали фрагменты черепа, вымытые из песчанника и конгломерата, которые содержат в себе тринильскую фауну. С целой командой возбужденных туземцев мы еле взбирались на холм, собирая каждый фрагмент кости, которые мы находили. Я обещал 10 центов за каждый фрагмент человеческого черепа. Но я недооценивал способность своих коричневых собирателей делать "большой бизнес". Результат был ужасающим. За моей спиной они ломали большие фрагменты на куски, чтобы увеличить свое вознаграждение. Мы собрали около 40 фрагментов, 30 из которых принадлежали черепу. ... Они образуют точный, почти целый череп питекантропа. Теперь мы наконец-то получили его!"

Откуда фон Кенигсвальд знал, что фрагменты, найденые на поверхности холма, действительно принадлежат, как он заявлял, к среднеплейстоценовой кабухской формации? Возможно, что местные собиратели нашли череп гле-то в другом месте, послав один кусок фон Кенингсвальду, а остальные разбросали по берегам Кали-Тьморо.

Фон Кенигсвальд составил череп из 30 собранных фрагментов, назвал его Pithecantropus-II и послал предварительно отчет Дюбуа. Этот череп был гораздо более полным, чем первый череп, найденный Дюбуа в Триниле. Фон Кенигсвальд всегда думал, что Дюбуа сделал реконструкцию черепа своего питекантропа со слишком низким профилем и полагал, что найденные фрагменты черепа питекантропа позволяют воссоздать более человекоподобный облик. Дюбуа, который к тому времени заключил, что его первоначальный питекантроп был простой ископаемой обезьяной, не согласился с реконстукцией Кенигсвальда и опубликовал обвинение, что тот сфабриковал фальшивку. Позднее он вернется к этому обвинению и скажет, что те ошибки, которые он заметил в реконструкции фон Кенигсвальда, возможно, были сделаны ненамерено. Но положение фон Кенигсвальда приобретало поддержку. В 1938 году Франц Вейденрейк, который руководил раскопками пекинского человека в Чжоукоудяне, писал в пристижном журнале "Нэйчер", что новые находки фон Кенигсвальда определенно утвердили питекантропа предком человека, а не гиббона, как заявлял Дюбуа.

В 1941г один из туземных собирателей в Сагиране послал фон Кенигсвальду в Бандунг фрагмент гиганской нижней челюсти. По словам фон Кенигсвальда, она обладала безошибочными чертами челюсти предка человека. Он назвал владельца это челюсти Meganthropus palaeojavanicus (великан древней Явы), потому что челюсть была в 2 раза больше обычной современной человеческой челюсти.

Тщательное изучение первоначальных отчетов не дает описание точного расположения, где эта челюсть была найдена, или кто открыл ее. Если фон Кенигсвальд делал сообщение о точных условиях обнаружения, то тогда это хорошо сохраненный секрет. Он обсуждает мигантропа, по крайней мере в трех докладах, однако ни в одном из них он не информирует читателя о деталях первоначального расположения окаменелостей. Все, что сказал, - это то, что оно было из путьянганской формации, но дальнейшая информация не приводится, следовательно, все, что мы в действительности знаем со всей определенностью - какой-то неизвестный собиратель послал размер челюсти Кенигсвальду. Возраст фрагмента со строгой научной точки зрения остается загадкой. Мигантроп, по мнению Кенигсвальда, был гиганским отростком от главной линии человеческой эволюции. Фон Кенигсвальд нашел также несколько больших окаменелых зубов, похожих на человеческие, которые он приписывал к еще более огромному существу, которого он назвал гигантопитеком. Согласно Кенигсвальду, гигантопитек был большой и относительно современной обезьяной. Но Вейденрейк, осмотрев челюсти мигантропа и зубы гигантопитека, выдвинул другую теорию. Он предположил, что оба существа были непосредственными предками человека. Согласно Вейденрейку, человек разумный эволюционировал из гигантопитека через мигантропа и питекантропа. Каждый вид был меньше, чем предыдущий. Однако большинство современных специалистов считает, что гигантопитек был разновидностью обезьяны, жившей в среднем или раннем плейстоцене и не относившейся непосредственно к человеку. Челюсти мигантропа не считаются более похожими на челюсти яванского человека (человека прямоходящего), чем Кенигсвальд думал сначала. В 1973 году Т.Джакоб предположил, что окаменелости мегантропа можно классифицировать как австралопитека. Это весьма интригующе, так как согласно общепринятому мнению, австралопитеки никогда не покидали свою африканскую родину.

Позднейшие открытия на Яве.

Мигатроп был последним открытием фон Кенегсвальда, но поиски костей гигантского человека продолжаются до настоящего времени. Эти позднейшие находки, о которых сообщали П.Маркс, Т.Джакоб, С.Сартоно, и другие сразу же принмались как доказательство человека прямоходящего в среднем и раннем плейстоцене на Яве. Подобное открытие фон Кенегсвальда, почти все эти окаменелости нашли на поверхности местные собиратели или фермеры. Например, Т.Джакоб сообщал, что в августе 1963 года один индонезийский крестьянин во время работы в поле нашел в сангиранском округе фрагменты окаменелого черепа. Когда эти фрагменты собрали, то они образовали череп, сходный с черепом человека прямоходящего. Хотя Джакоб уверял, что этот череп был из среднеплейстоценовой кабухской формации, он не сказал о точном расположении фрагментов во время нахождения. Все, что мы действительно знаем, это то, что какой-то крестьянин нашел несколько фрагментов черепа, который вероятнее всего были на поверхности или на небольшой глубине.

В 1973 году Джакоб сделал следующую интересную заметку о Сангиране, где были открыты все поздние находки яванского человека прямоходящего: "Стоянка кажется все еще обещающей, но есть особые затруднения. ... Они происходят, гл. образом из-за того, что стоянка заселена людьми, многие из которых являются собирателями, обученными определять важные окаменелости. Главные собиратели всегда стараются вынести большинство окаменелостей приматов, случайно найденных предыдущими открывателями. К тому же они могут не сообщать о точном месте находки, чтобы не потерять потенциальный источник дохода. Нередко они не продавали все фрагменты, но старались придержать несколько кусков, чтобы продать их по более высокой цене при следующей возможности."

Однако, сангиранские окаменелости признаются подлинными. Если бы в таком положении были найдены аномально древние человеческие окаменелости, их бы подвергли беспощадной критике. Как всегда наш тезис состоит в том, что для оценки палеонтропологических находок нельзя принимать двойной стандарт: невозможно строгий стандарт для аномальных фактов и чрезвычайно мягкий стандарт для принимаемых фактов. Для того, чтобы разъяснить неопределености, в 1985 г мы написали письма С.Сартона и Т.Джакобу для получения дальнейшей информации об открытии, о которых они сообщались с Явы. Мы не получили ответа.

Химическая и радиометрическая датировка яванских находок.

Теперь мы обсудим вопросы, относящиеся к калий-аргоновой датировке формаций, в которых были найдены остатки гоминид на Яве, а также мы постараемся сами определить возраст этих окаменелостей с помощью различных химических и радиометрических методов.
Кабухской формации в Триниле, где Дюбуа сделал первые находки яванского человека, была дана калий-аргоновая дата в 800.000 лет. Другие находки на Яве были сделаны в Джатисских слоях путьянганской формации. Согласно Т.Джакобу джатисских слоям путьянганской формации у Маджокерто определена раннеплейстоценовая калий-аргоновая дата в примерно 1,9 млнов лет. Дата 1,9 млнов лет важна по следующим причинам. Как мы видели, много окаменелостей человека прямоходящего (раннеопределяемого как питекантроп и мегантроп) приписывались джетисским пластам. Если этим пластам дается возраст в 1,9 млнов лет, это делает их старше, чем находки самого древнего африканского человека прямоходящего, которому около 1,6 млнов лет. Согласно общепринятому мнению, человек прямоходящий эволюционировал в Африке и покинул Африку около млна лет назад. Кроме того, некоторые исследователи предположили, что мигантропа Кинегсвальда можно отнести к австралопитекам. Если принять это мнение, то оно означает, что яванские представители австралопитеков покинули Африку раньше, чем 1,9 млнов лет назад, или, что австралопитеки независимо эволюционировали на Яве. Обе гипотезы противоречат стандартным взглядам на человеческую эволюцию.

Однако, необходимо иметь ввиду, что метод калий-аргоновой датировки, который дает нам возраст в 1,9 млнов лет - это неверный способ. Т.Джакоб и Г.Куртас, пытавшиеся датировать большинство стоянок, где были найдены гоминиды на Яве, обнаружили, что трудно получить значимую дату большинства образцов. Иными словами даты были получены, но они так крупно расходились с ожидаемыми, что Джакоб и Куртис были вынуждены отнести эти неудовлетворительные результаты на счет ошибок. В 1978 году Г.Г.Барстра сообщил, что калий-аргоновая дата джатисских слоев составляет менее 1 млна лет.

Мы увидели, что тринильские бедренные кости, несомненно, принадлежали современному человеку и что они отличаются от костей человека прямоходящего. Некоторых это привело к предположению, что тринильские бедренные кости не принадлежали вместе с черепом питекантропом, а, возможно, смешались со среднеплейстоценовым пластом костей, проникнув с более высокого уровня. Другое возможное объяснение: современные люди жили одновременно с похожими на обезьяно-человека существами в начале среднего плейстоцена на Яве. В свете фактов, представленных в этой книге это остается вне всяких сомнений.

Тест на содержание фтора часто использовался для определения того, являются ли кости из одной стоянки одного возраста. Кости поглощают фтор из подземных вод, и поэтому, если в костях содержится равное процентное содержание фтора (по отношению к содержанию фосфата в костях), то это предполагает, что такие кости оказались в земле примерно в одинаковое время.

В 1973 году М.Х.Дэй и Т.И.Моллесон провели анализ тринильского черепа и бедренных костей и обнаружили, что в них содержится примерно одинаковое отношение фтора к фосфату. Среднеплейстоценовые окаменелости млекопитающих в Триниле содержат примерно сходное отношение фтора к фосфату, что и череп и кости. Д.И.Моллесон писали, что их результаты очевидно, указывают, на синхронность черепа с бедренными костями и тринильской фауной. Если тринильские бедренные кости отличаются от бедренных костей человека прямоходящего и идентичны бедренным костям Homo sapiens'а, как пишут Д.И.Моллесон, то содержание бедренных костях существенно с той точки зрения, что анатомически современный человек существовал на Яве в начале среднего плейстоцена, около 800.000 лет назад.

Дэй и Моллесон предположили, что эти голоценовые кости из тринильской стоянки, подобно окаменелостям яванского человека также, могли иметь сходное фтор-фосфатное отношение, что и среднеплейстоценовые кости животных делает тогда бесполезным тест на фтор. К.П.Оакли, изобретатель метода по определению содержания фтора, отмечает, что уровень поглощения фтора в вулканических районах, таких, как Ява, имеет тенденцию к изменчивости, позволяя костям из совершенно разных эпох иметь сходное содержание фтора.

Дэй и Моллесон показали, что голоценовые и позднеплейстоценовые пласты на других стоянках Явы содержат кости со сходным фтор-фосфатным отношением, что и тринильские кости. Но они признали, что фтор-фосфатные отношения в костях с других стоянок "нельзя прямо сравнивать" с отношением фтора к фосфату в костях с тринильской стоянки. Это происходит потому, что уровень поглощения фтора костями зависит от факторов, которые могут изменяться от одной стоянки к другой. Подобные факторы включают в себя содержание фтора в подземных водах, уровня подземных вод, характер осадков и типов костей.

Поэтому результаты теста на содержание фтора, которые сообщили Дэй и Моллесон, согласуются (но не доказывают) со среднеплейстоценовой датой в 800.000 для современных человеческих бедренных костей с Триниля.

Тринильские кости также проверили на содержание азота. Дюбуа кипятил череп и первую бедренную кость в животном клее. Дэй и Моллесон попытались исправить это предварительным восстановлением образцов, чтобы перед анализом удалить растворенный азот. Результаты показали, что в тринильских костях осталось очень мало азота. Это согласуется с тем, что все кости были примерно одинакового возраста - они относились к началу среднего плейстоцена, хотя Дэй и Моллесон все-таки сообщали, что азот из кости выветривается на Яве так быстро, что даже в голоценовых костях его часто нет.

Сбивающие с толку доказательства существования яванского человека.

Большинство книг, посвященных человеческой эволюции представляют то, что с первого взгляда кажется убедительным доказательством существования человека прямоходящего на Яве 0,5-2 млна лет назад. Одна из таких книг – это "Ископемые доказательства человеческой эволюции" (1978 г), написанная Ле Грос Кларком, профессором анатомии из Оксфордского Университета и Бернардом Г.Кэмпбеллом, адъюнкт-профессором антропологии Калифорнийского университета в Лос-Анжелеса. В их книге есть выразительная таблица, показывающая открытие человека прямоходящего. Эти открытия широко использовались для поддержание веры в то, что человек эволюционировал из обезьяноподобного существа.

Т.3 - это бедренная кость, найденная на расстоянии 45 футов от первого черепа, Т.2. Мы уже обсудили, как неоправдано приписывать эти две кости одному и тому же существу. Все же, игнорируя многие важные факты Ле Грос Кларк и Кэмпбелл пишут, что "вся совокупность свидетельств так убедительно говорит за их естественную связь, что это стало общепризнанным."

Т.6, Т.7, Т.8 и Т.9 - это бедренные кости, найденные в ящике с окаменлостями в Голландии более чем 30 лет после того, как они были выкопаны на Яве. Ле Грос Кларк и Кэмбелл, очевидно, игнорируют утверждение Дюбуа, что сам он не выкапывал их, и что оригинальное расположение костей неизвестно. Более того, фон Кенегсвальд писал, что бедренные кости были из главной коллекции Дюбуа, которая включала в себя окаменелости из "различных стоянок и различных эпох, которые весьма неадекватно определены, так как некоторые ярлыки утеряны". Однако, Ле Грос Кларк и Кэмбелл предполагают, что это кости из тринильских слоев кабухской формации. Но Дэй и Моллисон заметили: "Если бы были применены те же жесткие критерии, которые предъявляются к современным раскопкам, к тринильскому материалу - черепу бедренной кости - то их бы отвергнули за сомнительное происхождение и неизвестную стратиграфию".

Окаменелость М.1 и окаменлости S1а - S6 найдены яванскими туземными собирателями, нанятыми фон Кенигсвальдом. Только про одну из них (М.1) было сообщено, что она была открыта в слое, к которому она была приписана, но даже это сообщение весьма спорно. Оставшиеся окаменелости из серии S найдены на поверхности жителями деревень и крестьянами, которые продавали находки, возможно, через посредников, ученым. Человек, знакомый с тем, как эти образцы были обнаружены, только удивится той интеллектуальной нечестности, представленной в таблице 8.1, которая создает впечатление будто бы все окаменелости найдены в слоях определнного возраста.

Хотя Ле Грос Кларк и Кэмпбелл заметили, что действительное расположение многих находок фон Кенигсвальда неизвестно, тем не менее они сказали, что окаменелости принадлежат, должно быть среднеплейстоценовым тринильским слоям кабухской формации (их возраст - 0,7-1,3 млнов лет) или раннеплейстоценовым дьетисским слоям путьянганской формации (1,3-2,0 млнов лет). Возраст данной Ле Грос Кларком и Кемпбеллом выведен из калий-аргоновой даты, который мы обсуждали ранее. Этот возраст относится только к возрасту вулканических почв, а не к возрасту самих костей. Калий-аргоновые даты имеют смысл лишь только в том случае, если кости были точно найдены в слоях датированного вулканического материала или ниже его. Но большинство окаменелостей, приведенный в таблице 8.1 были найдены на поверхности, что делает бессмысленным их калий-аргоновые даты.

Относительно возраста в 1,3-2,0 млна лет, данного Ле Грос Кларка и Кэмбеллом джатийским пластом путьянганской формации заметил, что он основан на калий-аргоновой дате в 1,9 млнов лет, о чем сообщали в 1971г Джакоб и Куртис. Но в 1978 году Бартстра сообщил о калий-аргоновой дате менее одного млна лет. Другие исследователи сообщали, что фауна джатисских и тринильских пластов совершенно схожи и что у костей сходные отношения фтора к фосфату.

Ле Грос Кларк и Кэмбелл заключили, что "в то древнее время на Яве существовали гоминиды с типом бедренной кости, которую невозможно отличить от бедренной кости человека разумного, хотя все останки от черепа, найденные так далеко подчеркивают чрезвычайные примитивные кости черепа и зубов.

В целом это представление Ле Грос Кларка и Кэмбелла совершенно сбивают с толку. Они оставляют у читателя чувство, будто бы те останки черепа, найденные на Яве, могли определенной сопутствовать бедренным костям, хотя на самом деле это не так. Более того, открытия в Китае и Африке показывают, что бедренные кости человека прямоходящего отличаются от от тех, что собрал Дюбуа на Яве.

Если строго судить по окаменлостям гоминид с Явы, все, что мы можем сказать - это то, что касается находок с поверхности земли, все они являются останками черепов и зубов, их форма, в основном, как у обезьян, лишь с некоторыми чертами, сходными с человеческим черепом и зубами. Из-за того, что их изначальное стратиграфическое положение не известно, эти окаменелости просто указывают на присутствие на Яве в какое-то неизвестное время в прошлом, существа с головой, в которой были обезьяноподобные и человекоподобные черты.

Первый череп питекантропа Т.2 и бедренная кость Т.3, о которых сообщал Дюбуа были найдены in suti и поэтому есть, по крайней мере, хоть какое-то основание говорить, что они, возможно, одинакового возраста с ранними среднеплейстоценовыми тинильскими пластами кабухской формации. Оригинальное положение других бедренных костей плохо задокументировано, но про них говорят, что их выкопали из тех же самых тринильских пластов, что и Т.2 и Т.3. В любом случае первая бедренная кость (Т.3), описываемая как человеческая не была найдена в близкой связи с примитивным черепом, и ей присуще анатомические черты, которые отличают ее от бедренной кости человека прямоходящего. Поэтому нет достаточного основания связывать череп с бедренной костью Т.3 или любой другой бедренной костью, которые описаны как идентичные бедренным костям современного человека. Следовательно, про череп Т.2 и бедренную кость Т.3 можно сказать, что они указывают на присутствие двух видов гоминид на Яве среднего плейстоцена - одного с головой, похожей на обезьянью, а другого с ногами, подобными ногам анатомически современного человека. Следуя обычной практике идентификации образцов на основе частичных останков скелета, мы можем сказать, что бедренная кость Т.3 дает доказательства присутствия на Яве Homo sapiens около 800.000 лет назад. Вплоть до настоящего момента неизвестно ни одного существа, за исключением Homo sapiens , у которого был бы такой вид бедренной кости, найденной в раннеплейстоценовых тринильских пластах на Яве.

Глава 9.

Пилтдаунская мистификация.

После того, как в 1890-е годы Эжен Дюбуа открыл яванского человека, резко возрасло число искателей окаменелостей, которые бы заполнили "эволюционные пробелы" между древними обезьяноподобными гоминидами и современным человеком разумным. Именно в эту эпоху сильных ожиданий в Англии была сделана сенсационная находка - пилтдаунский человек, существо с черепом, подобным человеческому и челюстью как у обезьяны.

В общих чертах пилтдаунская история знакома и сторонникам и противникам дарвиновской теории человеческой эволюции. Окаменелости, первая из которых была найдена Чарльзом Доусоном в 1908-1911 гг в 1950-е годы была объявлена подделкой учеными из Британского музея. Это позволило критикам дарвиновской теории оспорить правдивость ученых, которые несколько десятилетий включали пилтдаунские окаменелости в эволюционную последовательность. С др стороны ученые немедленно указали, что они сами разоблачили этот обман. Некоторые искали виновного в Доусоне, эксцентричном любителе, или в Пьере Тильгарде де Шардене, католическом священнике-палеонтологе, к которого были мистические идеи об эволюции, прощая тем самым "настоящих" ученых, которые принимали участие в "открытии".

В известном смысле можно было бы опустить историю о пилтдауне и продолжить наш обзор палеонтропологических свидетельств. Но внимательный взгляд на пилтдаунского человека и на споры, разгоревшиеся вокруг него, даст нам прекрасную возможность взглянуть на то, как принимаются и отвергаются факты, относящиеся к человеческой эволюции.

Вопреки общему мнению, что окаменелости говорят с высшей степенью достоверности и убедительности, запутанная сеть обстоятельств, связанные с каким-либо палеоантропологическим открытием может исключить любое простое понимание. Такая двусмысленность особенно ожидается в деле тщательно запланированного обмана, который представляет из себя пилтдаунский случай. Но как общее правило, даже "обычные" палеоантропологические находки окружены многочисленными слоями неопределенности. Как мы проследим в подробной истории о пилтдаунском споре, становится ясным, что линия между фактом и обманом очень часто неразличима.

Доусон находит череп.

Около 1908г Чарльз Доусон, юрист и антрополог-любитель, заметил, что деревенская дорога около Пилтдауна в Суссексе мостилась кремнистым гравием. Так как Доусон всегда искал кремневые орудия, он спросил рабочих и узнал, что кремний возят из шахты из соседнего поместья Баркхэм Мэнор, которое принадлежало мистеру Р.Кенварду, с которым Доусон был знаком. Доусон посетил шахту и попросил двух рабочих обращать внимание на любое орудие или окаменелость, которые могут попасться. В 1913г Доусон писал: "Во время одного из моих последующих визитов на шахту, один из людей вручил мне маленькую часть необыкновенно толстой теменной человеческой кости. Я тотчас же осмотрел все вокруг, но больше ничего не нашел... И так до тех, пока через несколько лет в августе 1911г, я не посетил это место и не достал из сваленных под дождем куч пустой породы из шахты другой, более объемный кусок, принадлежащий лобной части того же самого черепа." Доусон заметил, что в шахте добываются куски кремня того же самого цвета, что и фрагменты черепа.

Доусон был не просто любителем. Он был избран членом Геологического общества, и 30 лет, как почетный собиратель, он посылал образцы в Британский музей. Более того, у него возникла близкая дружба с сэром Артуром Смитом Вудвордом, главой геологического отдела Британского музея и членом Королевского Общества. В февр 1912г Доусон написал Вудворду письмо в Британский музей, сообщая, что он "наткнулся на очень древний плейстоценовый пласт,... которые, как я думаю, обещает быть очень интересным... из-за части толстого человеческого черепа, найденной в нем. ... Часть человеческого черепа, которая будет соперничать с Homo heideibergensis". Вообще, Доусон нашел пять частей черепа. Для того, чтобы сделать их твердыми, он поместил их в раствор дихромата калия.

2 июня 1912г в субботу Вудворд и Доусон вместе с Пьером Тильгардом де Шарденом, студентом местной иезуитской семинарии, начали раскопки в Пилтдауне и они были награждены несколькими новыми открытиями. В самый первый день они нашли другую часть черепа, затем последовали другие находки. Позднее Доусон писал: "Очевидно, что это весь или большая часть человеческого черепа была вдребезги разбита рабочим, который выбросил незамеченные куски. В кучах с пустой породой мы нашли столько этих частей, сколько смогли. В одном углублении в неповрежденном слое я нашел правую половину человеческой нижней челюсти. Насколько я мог судить, ориентируясь по дереву, растущем в 3 или 4 ярдах оттуда, это было то самое место, где несколько лет назад работали рабочие, когда была найдена первая часть черепа. Доктор Вудворд также выкопал небольшую часть затылочной части черепа на расстоянии ярда от того места, где была найдена челюсть и приблизительно на том же самом уровне. Челюсть была разбита по шву и стерта, возможно, когда она лежала в наносе и до полного отложения. На фрагментах нет или почти нет следов того, что они передвигались. На теменной части сохранился надрез, возможно от кайла рабочего. Всего было найдено 9 частей черепа. Пять нашел один Доусон, а другие 4 - Вудворд после того, как он присоединился к раскопкам."
Помимо человеческих окаменелостей во время раскопок в Пилтдауне были найдены различные окаменелости млекопитающих, в т ч зубы слона, мостодонта, лошади и ленивца. Также были найдены каменные орудия, некоторые из которых можно было сравнить с эолитами и другими, более развитыми орудиями. Доусон и Вудворд считали, что орудия и кости, находящиеся в более хорошем состоянии, в том числе и окаменелости пилтдаунского человека, датируется ранним плейстоценом, а другие изначально были частью плиоценовой формации.

В последующие десятилетия многие ученые согласились с Доусоном и Вудвордом, что окаменелости пилтдаунского человека принадлежали вместе с раннеплейстоценовыми окаменелостями млекопитающих, синхронным пилтдаунским отложениям. Но другие, в том числе сэр Артур Кэйт и А.Т.Хопвуд думали, что окаменелости пилтдаунского человека принадлежали вместе с древней позднеплейстоценовой фауной, которую, очевидно, вымыло в пилтдаунские отложения из более позднего горизонта.

С самого начала считалось, что пилтдаунский череп морфологически похож на человеческий. По мнению Вудворда у древних обезьяноподобных предков человека был похожий на человеческий череп и похожая на обезьяннюю челюсть, такая, как у пилтдаунского человека. В определенной точке, говорит Вудворд, эволюционная линия расщепилась. У одной ветви стали развиваться толстые стенки черепа с большими надглазничными валиками. Эта линия привела к яванскому человеку и неандертальцам, у которых были толстые стенки черепа и большие надглазничные валики. У другой ветви сохранились более гладкие надглазничные валики в то время, как челюсть стала больше походить на челюсть человека.

Т о, Вудворд выступил с собственной теорией человеческой эволюции, которую он хотел подтвердить найденными окаменелостями, однако, их число ограничено, и они фрагментарны. Сегодня вудвордская предположительная родословная жива с широко принимаемой идеей о том, что Homo sapiens и Homo sapiens neanderthalensis являются потомками видов, называемых архаическими или ранними Homo sapiens. Очень близко к идее Вудворда не так широко принимаемое предположение Льюиса Лики о том, что и человек разумный, и неандерталец - это параллельные ветви главного ствола человеческой эволюции, но все эти предположительные эволюционные родословные игнорируют приведенные в этой книге доказательства присутствия анатомически современного человека в периоды более древние, чем плейстоцен.

Не все согласились с тем, что пилтдаунская челюсть и череп принадлежали одному существу. Сэр Рэй Ланкастер из Британского музея предположил, что они могли принадлежать разным существам разных видов. Дэвид Уотерсон, профессор анатомии в Королевском Колледже, также думал, что челюсть не относилась к черепу. Он сказал, что соединение челюсти с черепом подобно соединению ступни шимпанзе с человеческой ногой. Если Уотерсон был прав, то он поставлен перед фактом, что череп, очень похожий на череп человека, весьма возможно, относился к раннему плейстоцену.

Итак, с самого начала некоторые специалисты не соглашались с кажущейся несовместимостью похожего на человеческий черепа и похожий на обезьнью челюсти пилтдаунского человека. Сэр Грэфтон Эллиот Смит, специалист в области физиологии мозга, пытался разрешить это сомнение. Изучив слепок, показывающий черты мозгового отдела пилтдаунского черепа, Смит написал: "Мы должны рассматривать это как самый примитивный и самый обезьяноподобный среди известных человеческий мозг; более того можно было бы резонно ожидать, что этот череп принадлежал одному существу [похожей на обезьяннью] нижней челюстью." Но согласно современным ученым, пилтдаунский череп - это довольно современный череп Homo sapiens, который был подложен мистификатором. Если мы принимаем это, то это означает, что Смит, прославленный специалист, видел обезьяноподобные черты там, где их в действительности не было.

Надеялись, что будущие открытия разъяснят точный статус пилтдаунского человека. В пилтдаунской челюсти отсутствовали клыки, которые более заострены у обезьян, чем у людей. Вудворд думал, что клык случайно найдут, и даже сделал модель того, как должен выглядеть клык пилтдаунского человека. 29 августа 1913 года Тильгард де Шарден действительно нашел клык в куче гравия на пилтдаунской стоянке, рядом с тем местом, где была найдена нижняя челюсть. Кончик клыка был стерт так же, как кончик человеческого клыка. Кроме того, там было найдено несколько носовых костей.

К тому времени Пилтдаун стал привлекать внимание туристов. Приезжающим исследователям вежливо позволяли помогать в продолжающихся раскопках. Сюда приезжали целые вагоны с членами обществ естественной истории. Доусон даже устроил на пилтдаунской стоянке пикник для Лондонского Геологического общества. Скоро Доусон стал знаменитостью. И в самом деле научным названием пилтдаунского гоминида стало Eoanthropus dawsoni, что означает "человек зари Доусона". Но Доусон не долго наслаждался своей славой, он умер в 1916г.

Все равно сохранялись сомнеия на счет того, что челюсть и череп эоантропа принадлежали одному существу, но эти сомнения ослабли, когда Вудворд сообщил об открытии в 1915г второго набора окаменелостей - примерно в двух милях от первой пилтдаунской стоянки. Там было найдено два куска человеческого черепа и похожий на человеческий коренной зуб. Открытия второго пилтдаунского человека помогли многим ученым установить, что первый пилтдаунский череп и челюсть принадлежали одному существу.

Но когда было найдено больше окаменелостей гоминид, то пилтдаунские окаменелости, у которых был тип черепа человека разумного, внесли большую неопределенность в построение линий человеческой эволюции. В Чжоукоудяне у Пекина исследователи первоначально нашли примитивную челюсть, похожую на челюсть пилтдаунского человека. Но когда в 1929 году была найдена первая челюсть пекинского человека, у нее был низкий лоб и выдвинутые надглазничные валики питекантропа прямоходящего с Явы, который вместе с пекинским человеком классифицируется сейчас как человек прямоходящий. В том же самом десятилетии Раймонд Дард открыл в Африке первые образцы австралопитека. Затем последовали новые находки австралопитека, и у них, как и у яванского и пекинского людей, были низкие лбы и выступающие надглазничные валики. Однако большинство британских антропологов решило, что австралопитек был обезьяноподобным существом и не был человеческим предком.

Но новые находки в Африке, сделанные после второй мировой войны Робертом Брумом, заставили английских ученых изменить свое мнение об австралопитеке и признать его предком человека. Так что теперь надо было делать с питлдаунским человеком, который, как считалось, был одного возраста с находками австралопитека, которые были к тому времени уже сделаны?

Разоблаченная подделка?

А в это время один английский дантист по имени Алван Марстон изводил английских ученых пилтдаунским человеком, утверждая, что окаменелости несколько подозрительны. В 1935 году Марстон нашел в Суонскомбе человеческий череп, которому сопутствовали окаменелые кости 26-и видов среднеплейстоценовых животных. Марстон желал, чтобы его открытия приветствовали как находку "самого древнего англичанина", и поэтому он оспорил возраст пилтдаунских окаменелостей. В 1949 году Марстон убедил Кеннета П.Оакли из Британского музея проверить и Суонскомбские, и пилтдаунские окаменелости, используя недавно разработанный метод датирования по содержанию фтора. У Суонскомбского черепа было такое же содержание фтора, что и в костях ископаемых животных с той же самой стоянки. Тем самым подтвердилась среднеплейстоценовая дата этого черепа. Результаты теста пилтдаунских образцов просто привели в замешательство.
Необходимо упомянуть, что Оакли и сам сомневался в подлинности пилтдаунского человека. Оакли и Хоскинс, соавторы сделанного в 1950 году доклада о тесте на содержание фтора писали, что "анатомические черты эоантропа (допуская, что материал представляет одно существо) полностью противоречит материалу, который, благодаря открытиям на Дальнем Востоке и в Африке, заставлял нас ожидать древнего плейстоценового гоминида". Оакли провел тест пилтдаунских окаменелостей для того, чтобы определить действительно ли череп и челюсть пилтдаунского человека принадлежали одному существу. Содержание фтора в 4-х пилтдаунских костях колебалось от 0,1 до 0,4%. Содержание фтора в челюсти составляло 0,2%, что предполагает, что онаотносилась к черепу. Кости из второго пилтдаунского местонахождение дали сходные результаты. Оакли заключил, что пилтдаунские кости относились к рисс-вюрмскому интергляциалу, что определяет их возраст в 75.000-125.000 лет. Это значительно более современный возраст, чем раннеплейстоценовая дата, приписываемая изначально пилтдаунским окаменелостям, но все равно, это аномально древне для черепа современного типа в Англии. Согласно современной теории, Homo sapiens появился в Африке около 100.000 лет назад, и только значительно позднее (около 30.000 лет назад) переселился в Европу.

Доклад Оакли не полностью удовлетворил Марстона, убежденного в том, чтопилтдаунская челюсть и череп принадлежали разным существам. Основываясь на знании медицины и стоматологии, Марстон заключил, что череп с соединенными швами принадлежал развитому человеку, а челюсть с недоразвитыми коренными зубами принадлежала неразвитой обезьяне. Он также чувствовал, что темная окраска когтей, которая принималась как признак их большого возраста, обусловлена тем, что Доусон для того, чтобы сделать их твердыми, опускал их в раствор дихромата калия. Продолжавшаяся кампания Марстона по поводу пилтдаунских окаменелостей привлекла со временем внимание Д.С.Уэйнера, антрополога из Оксфорда. Уэйнер вскоре убедился, что с пилтдаунскими окаменелостями было что-то не так. Он сообщил о своих подозрениях У.Е.Ле Грос Кларку, декану факультета антропологии Оксфордского университета, но тот сначала отнесся к этому скептически. 5 августа 1953 г. Уэйнер и Оакли встретились с Ле Грос Кларком в Британском музее, где Оакли извлек подлинные пилтдаунские образцы из сейфа, и теперь они могли изучить спорные остатки. Тут Уэйнер представил Ле Грос Кларку зубы шимпанзе, которые он взял из собрания одного музея, а затем обработал и окрасил его. Он был так поразительно похож на пилтдаунский коренной зуб, что Ле Грос Кларк уполномочил провести полное изучение пилтдаунских окаменелостей.

Был проведен второй тест на содержание фтора в пилтдаунских человеческих окаменелостях, теперь при использовании новых методов. Сейчас оказалось, что содержание фтора в трех кусках пилтдаунского черепа составляет 0,1%. Но содержание фтора в пилтдаункой челюсти и зубах было значительно ниже - 0,01-0,04%. Так как содержание фтора с течением времени увеличивается, эти результаты указывают на значительно больший возраст черепа по сравнению с возрастом челюсти и зубов. Это означает, что они не могли принадлежать одному существу. Рассматривая два теста на содержание фтора, приведенных Оакли, мы видим, что первый указывает на одинаковый возраст и черепа, и челюсти, в то время, как второй подтверждает их разный возраст. Говорилось, что второй тест был проведен с использованием новых методов - это произошло, чтобы получился желаемый результат. В палеонтропологии часто происходят подобные вещи: исследователи проводят тесты, и затем проводят их еще раз, или улучшают свои методы до тех пор, пока не получат желаемый результат. Тогда они останавливаются. Кажется, что в подобных делах тест выверяется в соответствии с теоретическими ожиданиями.

К питлтдаунским окаменелостям применялись и тесты на содержание азота. Изучая их результаты, Уэйнер обнаружил, что в черепных костях содержится 0,6-1,4% азота, в то время, как в челюсти содержится 3,9%, а в дентине некоторых пилтдаунских зубов - 4,2-5,1%. Поэтому результаты теста показывают, что возраст черепных фрагментов отличаются от возраста челюсти и зубов и демонстрируют, что они принадлежали разным существам. В современных костях содержится 4-5% азота, и с возрастом это содержание увеличивается. Итак, оказалось, что челюсть и зубы были совсем современными, а череп был древнее.

Результаты тестов на содержание фтора и азота все еще позволяют считать, что по крайней мере череп был частью питлдаунских отложений. Но в конечном итоге даже фрагменты черепа попали под подозрение. В докладе Британского музея говорится: "Доктор Г.Ф.Кларингбул провел рентгеновский кристаллографический анализ костей и обнаружил, что их главная минеральная составляющаяся, гидрокси-аппатит, была частично замещена гипсом. Изучение химических условий в пилтдаунских почвах и подземных водах показало, что в пилтдаунских отложениях подобное замещение не могло произойти естественным образом. Затем доктор М.Х.Хэй продемонстрировал, что такое замещение происходит, когда полуокаменелую кость искусственно окрашивают железом при помещении в сильный раствор сульфата железа. Теперь ясно, что кости черепа были искусственно окрашены затем, чтобы они подошли под отложение и "посажены" на стоянке вместе со всеми другими находками.

Несмотря на представленные в докладе Британского музея факты, все же еще можно поспорить, что изначально череп был из пилтдаунских отложений. Все куски черепа были полностью окрашены в темный цвет железа, в то время, как челюсть, которая также названа подделкой, окрашена лишь поверхностно. Более того химический анализ фрагментов первого черепа, найденного Доусоном, показал, что у них было очень высокое содержание железа - 8% по сравнению с только 2-3% у челюсти. Это предполагает, что фрагменты черепа приобрели окраску железа (т.е. кость пропитана полностью и содержание железа составляет 8% от общего минерального содержания кости) после долгого пребывания в богатых железом отложениях в Пилтдауне. Оказалось, челюсти, у которой была поверхностная окраска и значительно более низкое содержание железа, была иного происхождения.

Если черепные фрагменты были из пилтдаунских отложений и не окрашены искусственно, как предположил Уэйнер с коллегами, то как тогда надо объяснять присутствие во фрагментах черепа гипса (сульфата кальция)? Одно возможное объяснение - Доусон, делая кости твердыми с помощью химических средств после их извлечения, использовал сульфатные составы (вместе с дихроматом калия или в дополнении к нему). Так часть гидрокси-аппатита превратилась в гипс. Другая возможность заключается в том, что гипс был собран еще когда череп находился в пилтдаунских отложениях. Ученые из Британского музея заявили, что для этого концентрация сульфатов в Пилтдауне была слишком низкой. Но М.Боуден заметил, что в этом районе содержатся 63 части сульфатов на 1.000.000 частей воды и что в пилтдаунских отложениях содержание сульфатов составляет 3,9 миллиграмма на 100 грамм. Признавая, что это не высокие уровни концентрации, Боудин сказал, что в прошлом они могли быть значительно выше. Заметим, что Оакли обращался к более высокой концентрации фтора в прошлые времена, чтобы объяснить ненормально высокое содержание фтора в человеческих скелетах из Кастенедоло.

Важно сказать, что в пилтдаунской челюсти не было гипса. Тот факт, что гипс присутствует во всех фрагментах черепа, но не в челюсти, согласуется с гипотезой о том, что фрагменты черепа изначально находились в пилтдаунских отложениях, а челюсть - нет.

В пяти фрагментах черепа, которые Доусон нашел один, до присоединения к нему Вудворда, содержится хром. Это можно объяснить известным фактом, что после извлечения фрагментов, Доусон помещал их в дихромат калия, чтобы сделать их твердыми. В других черепных фрагментах, найденных Доусоном и Вудвордом совместно, не содержалось хрома. В челюсти хром действительно был, что, очевидно, произошло из-за окрашивания железом при испльзовании железистого состава и дихромата калия.

Если резюмировать, то получается, что череп мог быть из пилтдаунских отложений, и он полностью пропитался железом за долгий период времени. За этот же самый период времени некоторое количество фосфата кальция в кости трансформировалось в сульфат кальция (гипс) под влиянием воздействия сульфатов в почве и подземных водах. Позднее несколько фрагментов черепа Доусон погрузил в дихромат калия. Это объясняет присутствие в них хрома. Фрагменты, найденные позднее Доусоном совместно с Вудвордом, не держались в дихромате калия, и поэтому в них не было хрома. С другой стороны, челюсть была искусственно окрашена железом, что привело только к поверхностному окрашиванию. Во время окрашивания использовался хромистый состав, что объясняет присутствие в челюсти хрома, но при окрашивании гипс не получается.

Рассмотрим другую точку зрения. Если признавать, что окрашивание железом фрагментов черепа (как и челюсти) совершал обманщик, то тогда необходимо допустить, что обманщик использовал три разных метода окрашивания: (1) согласно ученым из британского музея, предварительная окраска включала в себя раствор сульфата железа с дихроматом калия в качестве окислителя, побочным продуктом этой реакции был гипс (сульфат кальция). Этим можно объяснить присутсвие гипса и хрома в пяти окрашенных железом черепных фрагментах, найденных Доусоном. (2) Четыре черепных фрагмента, найденные Доусоном совместно с Вудвордом, содержали гипс, но не содержали хрома. Так что в этом случае при окрашивании не использовался дихромат кальция. (3) Челюсть, в которой содержался хром, но не было гипса была окрашена, должно быть, третим способом с использованием железистых и хромистых составов, но в результате этого не получался гипс. Трудно понять, почему обманщик использовал так много методов, когда было бы достаточно одного. Нас должно также интересовать, почему обманщик беззаботно окрашивал челюсть меньше, чем череп, рискуя, таким образом, быть разоблаченным.

Дополнительная информация в виде показаний очевидцев предполагает, что, фактически, череп был из пилтдаунских отложений. Очевидцем была Мабиэл Кенворд, дочь Роберта Кеворда, владельца Бэркхам Мэнор. 23 февр 1955г. в "Телеграфе" было опубликовано письмо мисс Кенворд, в котором было написано следующее: "Однажды, когда рабочие копали в неповрежденном отложении, один из них увидел то, что он назвал "кокосом". Он разбыл его киркой, сохранил, а остальную часть выкинул". Особенно важным является свидетельством, что отложение было неповрежденным. Даже сам Уэйнер писал: "Мы не можем обойти историю об этих копателях и их "кокосе" как чистую выдумку, благовидную побасенку, сочиненную, чтобы создать преемлимую историю этих кусков. Если это так, то тогда существует возможность того, что рабочие в действителности нашли часть черепа, но все же, вероятно, что они нашли не полуокаменевшего эоантропа, а какую-то современную и обыкновенную могилу. Уэйнер преположил, что обвиняемый, кто бы он ни был, мог затем заменить обработанные куски черепа на куски, которые были найдены в действительности. Но если рабочие имели дело с "современной" и обыкновенной могилой, то где остальные кости тела? В конце Уэйнер предполагает, что был подложен фальшивый череп, а рабочие его нашли. Но Мэбел Кенворд свидетельствовала, что поверхность, где начали копать рабочие была не повреждена.

Роберт Эссекс, учитель, лично знакомый с Доусоном в 1912-1915 гг, дал интересные показания о пилтдаунской челюсти, или челюстях, когда ее извлекали. В 1955 году Эссекс написал: "В Пилтдауне найдена другая челюсть, о которой не упоминает доктор Уэйнер. Она больше похожа на челюсть человека, чем на челюсть обезьяны, и поэтому она, скорее, относится к частям пилтдаунского черепа, которые признанно являются человеческими. Я видел эту челюсть, держал ее в руках, и знаю, в чьи сумки она попала в офисе Доусона." Затем Эссекс сообщает о важных подробностях. В то время он был учителем наук в местной начальной школе, расположенной рядом с офисом Доусона. Эссекс пишет: "Однажды, когда я проходил мимо, меня подозвал один из служащих, которого я хорошо знаю. Он подозвал меня, чтобы показать окаменелую половину черепа, которая более похожа на челюсть человека, ем обезьяны, и в которой были твердо зажаты три коренных зуба. Когда я спросил, откуда взялся этот предмет, он ответил: "Из Пилтдауна". По словам служащего, челюсть принес один из "копателей". Он нес сумку, в которой можно было бы переносить инструменты и спросил мистера Доусона. Когда ему сказали, что мистер Доусон занят в суде, он сказал, что оставит сумку и вернется назад. Когда рабочий ушел, служащий открыл сумку и увидел челюсть. Увидя, что я подхожу, он подозвал меня. Я сказал ему, что было бы лучше положить ее обратно и что мистер Доусон рассердится, если он узнает. Потом я узнал, что когда "копатель" вернулся, мистер Доусон был все еще занят в суде, поэтому он взял сумку и ушел". Позднее Эссекс видел фотографии пилтдаунской челюсти. Заметив, что это не та челюсть, которую он видел в офисе Доусона, он сообщил об этом в Британский музей.

Открытие человеческой челюсти имеет тенденцию подтверждать мнение, что найденный в Пилтдауне человеческий череп был частью отложений, даже если мы допустим, что любая другая челюсть, имеющая отношение к Пилтдауна, - это подделка, все же, раз череп найден in situ мы сталкиваемся с тем фактом, что это, возможно, еще одни останки Homo sapiens из конца среднего плейстоцена и начала позднего плейстоцена.

Кто же обвиняется?

Самая последняя работа, в которой полностью признается, что пилтдаунские окаменелости и орудия были обманом, сконцентрировала внимание на установление личности обвиняемого. Уэйнер и Оакли, как и другие, намекали, что в этом должен был виноват палеонтолог-любитель Доусон. А профессиональный ученый Вудворд был прощен. Но оказалось, что для пилтдаунской подделки требовались обширные знания и способности, - кажется, что этим не обладал антрополог-любитель Доусон. Не забывайте, что окаменелостям пилтдаунского человека сопутствовали многие окаменелости вымерших млекопитающих. Кажется, что в пилтдаунской истории замешан какой-то ученый-профессионал, у которого был доступ к редким окаменелостям, и который знал, как отобрать и изменить их, чтобы создать впечатление подлинного фаунистического комплекса нужного возраста.

Некоторые пытались возбудить дело против Тильгарда де Шардена, учившегося в иезуитском колледже у Пилтдауна и познакомившегося с Доусоном в 1909 гг. Уэйнер и его коллеги считали, что найденный в Пилтдауне зуб стегодона был из какой-нибудь североафриканской стоянки, которую Тильгард де Шарден мог посетить в период с 1906 по 1908 гг, когда он читал лекции в Каирском университете.

Вудворд - это другой подозреваемый. Он лично выкопал несколько окаменелостей. Если они были подложены, то, он должен был заметить что-то неладное. Это приводит к подозрению, что он сам был замешан в этом замысле. Кроме того, лишь у него был доступ к первым пилтдаунским окаменелостям, которые хранились на его попечении в Британском музее. Это можно прокомментировать как попытку предохранить свидетельство подделки от других ученых.

Автор книги "Пилтдаунские люди" Рональд Милар подозревал Графтона Эллиота Смита. Питая неприязнь к Вудворду, Смит мог решить обмануть его таким изящным образом. Смит, как и Тильгард де Шарден, провел некоторое время в Египте, и поэтому у него был доступ к окаменелостям, которые могли быть подложены в Пилтдауне. Франкс Песер, профессор антропологии в колледже Куинс в университете города Нью-Йорк, написал книгу, в которой он обвиняет сэра Артура Кейта, хранителя исследовательского музея Королевского хирургического колледжа в пилтдаунской подделке. Кейт считал, что современные люди появились раньше, чем это могли признать другие ученые, и это, согласно Спенсеру, побудило его составить заговор с Доусоном и подложить свидетельства, которые говорят в пользу их гипотезы.

Другим подозреваемым был Уильям Соллас, профессор геологии в Кембридже. Его упомянул в магнитофонной записи английский геолог Джеймс Дуглас, умерший в 1979 в возрасте 93 лет. Солласу не нравился Вудворд, так как тот критиковал разработанный Солласом метод изготовления гипсовых слепков окаменелости. Дуглас вспоминал, что он посылал Солласу из Боливии зуб мостодонта, похожий на тот, который был найден в Пилтдауне, и что Соллас получил также дихромат калия, химикат, который, очевидно, использовался для окрашивания многих пилтдаунских образцов. Соллас "позаимствоал" также несколько обезьянних зубов в собрании оксфордского музея. По словам Дугласа, Соллас тайно радовался, видя, как пилтдаунские подделки одурачили Вудворда.

Но если Пилтдаун - это все-таки подделка, то тогда возможно, что мы имеем дело с чем-то большим, чем с личной местью. Спенсер сказал, что образцы "были подогнаны, чтобы противостоять изысканиям ученых, и таким образом, выдвинуть особую интерпретацию человеческой "летописи окаменелостей". Одним из всевозможных мотивов того, что подделку сделал ученый-профессионал, была неадекватность доказательств человеческой эволюции, которая были собраны к началу XX столетия. В 1859 году Дарвин опубликовал "Происхождение видов", что почти сразу же вызвало поиски ископаемых форм, связывающих человека разумного с древними миоценовыми обезьянами. Отстранив открытие, предполагающее присутствие современных людей в плиоцене и миоцене, яванский человек и гейдельбергская челюсть, были единственными открытиями окаменелостей, с которыми могла выступить наука. И как мы видели в 8-й гл, яванский человек, в частности, не получил единогласной поддержки в научном мире. С самого начала были зловещие предположения, что в действительности, подобный обезьяньему, череп не относился к бедренной кости, похожей на человеческую, которая была найдена в 45 футах от него. Кроме того, ряд ученых в Англии и Америке, такие, как Артур Смит Вудворд, Графтон Эллиот Смит и сэр Артур Кейт, развивали альтернативные взгляды на человеческую эволюцию, в которых образование похожего на человеческий черепа с высоким лбом предшествовало образованию, челюсти, похожей на человеческую. Однако, у яванского человека был череп с низким лбом, подобный черепу обезьяны.

Так как столь много современный ученых позволяли себе спекулировать насчет личности обвиняемого пилтдаунского мистификатора и о его мотивах, мы тоже хотели бы представить рабочую гипотезу. Рассмотрим следующий сценарий. Рабочие в Баркхэм Мэноре действительно нашли подлинный среднеплейстоценовый череп, как это описала Мэбел Кенворд. Куски черепа дали Доусону. Доусон, регулярно переписывающийся с Вудвордом, оповестил его об этом. Вудворд, разрабатывающий свою собственную теорию человеческой эволюции и очень беспокоившийся об отсутствии у науки доказательства человеческой эволюции спустя 50 лет исследований, планировал и обеспечил выполнение этого подлога. Он действовал не один, но вместе с определенным числом ученых, связанных с Британским музеем, которые помогали достать образцы и подготовить их так, чтобы противостоять исследованиям ученых.

Сам Оакли, сыгравший большую роль в разоблачении Пилтдауна, писал: "Тринильский материал [яванский человек] был дразняще не полон, и для многих ученых это не было достаточным подтверждением дарвиновской теории человеческой эволюции. Я иногда задавался вопросом, было ли это сбивающее с толку нетерпение открытия более приемлемого "пропущенного звена", нетерпение, которое сплело запутанный клубок мотивов, стоящих за пилтдаунской подделкой." Уэйнер тоже признавал такую возможность: "Могло быть безумное желание оказать содействие доктрине человеческой эволюции и снабдить ее "необходимым" "пропущенным звеном"... Пилтдаун мог вызвать непреодлимое желание у какого-то фанатичного биолога сделать доброе дело по отношению к тому, что Природа сотворила, но не сохранила.

К несчастью для гипотетических заговорщиков, открытия, которые были сделаны в последующие несколько десятилетий, не поддерживали эволюционной теории, представленной пилтдаунской подделкой. Многие ученые признали, что открытия новых образцов яванского и пекинского людей и находки австралопитека в Африке подтверждают гипотезу, что нашим предком был низколобый обезьяно-человек, а саму идею о высоколобом пилтдаунском человеке стало необходимо дискредитировать и заменить.

Шло время, и увеличивались трудности в построении эволюционного генеологического дерева ископаемых гоминид. В какой-то критический момент связанные с Британским музеем невидимые заговорщики решили действовать. Возможно, они вербовали не особо разумных коллег и организовали систематичное публичное разоблачение в подделке, которую они сделали раньше. Во время разоблачения некоторые образцы, возможно, были подвергнуты новым физическим и химическим изменениям, чтобы оказать доверие идее о подделке.

Мысль о группе заговорщиков, действовавших в связи с Британским музеем, которые совершили подлог, показалась многим натянутой. Но это открывается на основе такого же большого или такого же малого, количества фактов, как вынесенных другими обвинительных суждений. Сомнения были брошены лично на столь многих английских ученых, в том числе некоторых из Британского музея, что эта теория о заговорщиках в действительности не охватывает всего круга злоумышленников. Возможно, в Британском музее не было заговорщиков. Но, по словам многих ученых, кто-то с научным образованием, действовавший один или с кем-то, все-таки совершил очень удачный подлог.

Гэвин де Биир, директор Британского музея естественной истории, читал, что методы, использовавшиеся для разоблачения пилтдаунской мистификации "сделают невозможным удачное повторение похожего подлога в будущем." Но какой-нибудь мистификатор, знающий современные химические и радиометрические методы датирования мог бы совершить такой обман, который было бы нелегко обнаружить. Действительно, вряд ли мы можем быть уверены, что в одном из крупнейших музеев мира не находится другой подделки, подобной пилтдаунской, и она просто ждет своего разоблачения. Поэтому по пилтдаунским останкам был нанесен сокрушительный удар. Но насколько мы сейчас знаем, происшествие такого рода происходит редко, однако существует другой более коварный и распространенный вид обмана – шаблонное изменение и переклассификация данных в соответствии с закостнелыми предвзяты и теоретическими концепциями.

Вайсон де Праден из института антропологии в Париже написал в книге "Археологические мошенничества" (1925г): "Часто встречаешь ученых с предвзятыми идеями, которые, даже не совершая настоящего мошенничества, не колеблются подать увиденные факты уловок так, что это согласуется с их теориями. Какой-нибудь человек может представить, например, что закон развития в доисторических индустриях должен проявляться везде и всегда в мельчайших деталях. Увидев одновременное присутствие в каком-нибудь отложении тщательно обработанные артефакты и грубые орудия, он решает, что здесь должны быть два слоя: в нижнем слое содержатся более грубые образцы. Он классифицирует эти находки согласно их типу, а не слою, в котором он их нашел. Если внизу он находит хорошо отделанное орудие, он заявит, что произошло случайное проникновение и что необходимо вновь отнести его к оригинальному памятнику посредством помещения его с предметами из верхних слоев. Он закончит настоящим обманом в определении стратиграфического положения образцов; обманом воимя предвзятой идеи. Но это надувательство сделано более или менее неосознанно человеком с хорошей репутацией, которого бы никто не назвал обманщиком. Такие примеры можно видеть часто, и я не называю ни одного имени отнюдь не потому, что никого не знаю."

Подобные вещи происходят не только в Британском музее, но и во всех музеях, университетах и во всех других центрах палеоантропологических исследований во всем мире, хотя каждый отдельный случай фильтрации знания кажется незначительным, но совокупный эффект разрушающий, полностью искажает и затемняет истинную картину происхождения и древнейшей истории человека. Существует огромнейшее количество фактов, предполагающих, что существа, точно такие же, как мы, жили так давно, как нам хотелось бы увидеть - плиоцене, эоцене и т.д. В тот же самый отрезок времени находят останки обезьян и обезьяноподобных людей, так что возможно, что за все это время сосуществовали все виды гоминид. Построить эволюционную последовательность можно лишь устраняя огромнейшее количество фактов и оставляя лишь те окаменелости и артефакты, которые подтверждают предвзятые представления. Такое незаконное устранение фактов, которые изучены так тщательно, как это сейчас принимается, представляет собой вид обмана, совершаемого учеными, которые желают поддержать определнный теоретический взгляд. Этот обман является, очевидно, не результатом намеренно организованного замысла, как подлог пилтдаунского человека (если пилтдаунский человек был подделкой), но это неизбежный результат социального процесса фильтрации знания, который осуществляется в научном мире. И хотя в палеоантропологии может быть много неосознанной лжи, случай с Пилтдауном демонстрирует, что в этой области также есть примеры в высшей степени намеренной и расчитанной лжи.

ГЛАВА 10.

ПЕКИНСКИЙ ЧЕЛОВЕК И ДРУГИЕ НАХОДКИ В КИТАЕ.

После открытий яванского и "питлдаунского" человека идеи о человеческой эволюции все еще не укоренились. Окаменелости питекантропа прямоходящего Дюбуа не завоевали полного признания научного мира, а Пилтдаун просто осложнил это дело. Ученые страстно ожидали следующие важные открытия, которые, как они надеялись, разъяснят эволюцию гоминид. Многие думали, что желаемые окаменелости гоминид будут найдены в Китае. Древние китайцы называли окаменелости костями дракона. Китайские аптекари верили, что кости дракона обладают целебным действием, и на протяжении столетий растирали их в порошок, чтобы использовать его как зелье и снадобье. Поэтому для первых западных антропологов аптеки стали неожиданным полем деятельности.

В 1900 году доктор К.А.Хаберер собирал окаменелости млекопитающих у китайских аптекарей и посылал их в Мюнхенский университет, где Макс Шлоссер изучал их и составил их каталог. Среди образцов Шлоссер нашел зуб из пекинского района, который оказался "левым верхним третьим коренным зубом либо человека, либо прежде неизвестной антропоидной обезьяны". Шлоссер предположил, что Китай будет хорошим местом для поисков первобытного человека.

Чжоукоудянь.

Среди тех, кто согласился с Шлоссером, был и Гуннар Андерсон, шведский геолог, работавший в Геологическом управлении Китая. В 1918 году Андерсон посетил местечко Чикушан, или холм Цыплячих Костей, рядом с деревней Чжоукоудянь, в 25 милях к юго-западу от Пекина. Там, на рабочей поверхности старой разработки известняка, он увидел разлом красной глины, наполненной окаменелыми костями.

В 1921 г Андерссон опять посетил стоянку Чикушан. Его сопровождал Отто Здански, австрийский палеонтолог, которого послали помогатьему, и Вальтер М.Грангер из Американского Музея естественной истории. Их первые раскопки не были очень продуктивными, они увенчались находкой лишь нескольких довольно-таки современных окаменелостей. Затем местные жители сказали Здански о соседнем месте, где есть больше "костей дракона", которое находится рядом с железнодорожной станцией Чжоукоудянь. Там Здански обнаружил другой известняковый карьер, в стенах которого, как и первого, были разломы, наполненные красной глиной и разбитыми костями. Андерсон посетил это место и нашел несколько разбитых кусков кварцита, которые, как он думал, могли быть очень примитивными орудиями. Кварцитит не встречается на этой стоянке в естественном состоянии, и поэтому Андерсон заключил, что куски кварцита были, должно быть, принесены сюда гоминидом. Здански, который не очень хорошо ладил с Андерсоном, не согласился с такой версией. Однако это не убедило Андерссона. Смотря на стену карьера, он сказал: "У меня есть чувство, что здесь лежат останки одного из наших предков, и единственная проблема - найти его". Он попросил Здански продолжить поиски в этих разломах, говоря: "Найди время и займись этим вплотную до тех пор, пока, если это потребуется, пещера не опустеет".

В 1921 и 1923 гг Здански с какой-то неохотой проводил кратковременные раскопки. Он обнаружил следы древнего предка человека - два зуба, предварительно датированные ранним плейстоценом. Эти зубы (нижний малый коренной зуб и верхний коренной зуб) были запакованы вместе с другими окаменелостями и отправлены в Швецию для дальнейшего изучения. Вернувшись в Швецию, Здански в 1923 году опубликовал статью о работе в Китае, где он не упомянул о зубах.

Так продолжалось до 1926 г. В этом ггоду наследственный принц Швеции, председатель шведского Комитета исследования Китая и покровитель палеонтологических исследований, планировал посетить Пекин. Профессор Уиман изУппсальского университета спросил Здански, своего бывшего студента, не нашел ли тот что-либо интересное, что бы можно было представить принцу. Здански послал Уиману отчет и фотографии зубов, которые он нашел в Чжоукоудяне. Этот отчет Д.Гуннаром Андерсоном представил к поездке принца в Пекин. Андерсон заявлял в отношении зубов: "Тот человек, которого я предсказывал, найден".

Дэвидсон Блэк.

Другим человеком, кто думал, что зубы, найденные Зданши, являются очевидным доказательством ископаемого человека был живший в Пекине молодой канадский физиолог Дэвидсон Блэк. В 1906г Дэвидсон Блэк закончил медицинскую школу Университета Торонто. Но его значительно больше интересовала не медицина, а человеческая эволюция. Блэк считал, что люди эволюционировали в северной Азии и мечтал отправиться в Китай и найти окаменелости, которые бы подтвердили его теорию. Но первая мировая война отложила эти планы. В 1917г Блэк присоединился к Канадскому военно-медицинскому корпусу. А между тем, его друг, доктор Е.В.Кауди, был назначен главой факультета анатомии в Пекинском медицинском колледже при фонде Рокфеллера. Кауди попросил доктора Симона Флекснера, директора фонда Рокфеллера, назначить Блэка своим ассистентом. Флекснер так и сделал, и в 1919г после освобождения от военной службы, Блэк приехал в Пекин. В Пекинском медицинском колледже Блэк делал все возможное, чтобы сохранить свои обязанности в области медицины, чтобы он смог сконцентрироваться на своем действительном интересе - палеоантропологии. В ноябре 1921г он отправился в небольшую экспедицию в однустоянку на севере Китая, а за этим последовали другие экспедиции. Его начальники не были довольны этим. Но постепенно точка зрения Блэка победила мнение фонда Рокфеллера. Та серия событий, которая обусловила эти изменения, достойна того, чтобы о них рассказать.

В конце 1922г он представил на рассмотрение доктору Генри C. Хоктону, директору медицинской школы, план экспедиции в Тайланд. Блэк мастерски соотнес свою страсть к палеонтологии с миссией медицинской школы. Хоктон писал Роджеру Грину, руководителю отдела командировок этой школы: "Хотя я не могу быть уверенным в том, что этот проект, с которым носится Блэк, хотя бы немного практичен по своей природе, я должен признать, что был глубоко впечатлен... ценными связями, которые он сумел наладить между нашим факультетом анатомии и различными институтами и экспедициями, которые занимаются важной работой в Китае в области, которая близко связана с антропологическими исследованиями. Именно поэтому я рекомендую финансировать его проект." Здесь мы можем видеть важность фактора интелектуального престижа - ординарная медицина кажется совсем банальной по сравнению с квазирелигиозным поиском тайны происхождения человека, этот поиск со времен Дарвина зажигал воображение ученых во всем мире. Ясно, что и Хоктон попался на это. Экспедиция состоялась во время летнего отпуска Блэка в 1923 году, но, к несчастью, она не дала никаких результатов.

В 1926 году Блэк посетил научное собрание, на котором Д.Гуннар Андерсон представил наследственному принцу Швеции доклад о коренных зубах, найденных Здански в Чжоукоудяне в 1923 году. Вдохновленный изучением этих зубов, Блэк принял предложение Андерсона о продолжении раскопок в Чжоукоудяне, которые будут проводиться совместно геологическим управлением Китая и факультетом Пекинской медицинской школы, в котором работал Блэк. Доктор Амадеус Грабо из геологической разведки Китая назвал гоминида, которого они будут искать, пекинским человеком.

Весной 1927 г, в разгар гражданской войны в Китае, в Чжоугоудяне проводились раскопки. За несколько месяцев усердной работы не было найдено ни одного останка гоминид. Наконец, когда уже начинались холодные августовские дожди, отмечая конец первого сезона раскопок, был найден один зуб гоминида. На основе этого зуба и тех двух, о которых сообщал Здански (которые были теперь в распоряжении Блэка), Блэк решил объявить об открытии нового вида ископаемого гоминида. Он назвал его синантропом - "китайским человеком".

Блэк страстно желал показать миру свое открытие. Путешествуя с этим недавно найденным зубом, Блэк обнаружил, что не каждый разделяет его интузиазм относительно синантропа. Например, на ежегодном собрании Американской ассоциации анатомов в 1928 году, некоторые члены подвергли Блэка жестокой критике за его предположения существования нового вида на основе такого незначительного количества доказательств.

Блэк продолжал путешествовать по свету, показал зуб Алесу Хрдлике в Соединенных Штатах, а затем сэру Артуру Кейту и сэру Артуру Смиту Вудварду в Англии. В Британском музее Блэк сделал слепки этих зубов, чтобы распространить среди других исследователей. Такой вид пропаганды необходим для того, чтобы обратить внимание научного мира на какое-нибудь открытие. Даже ученый небезразличен к политическим методам.

Вернувшись в Китай, Блэк держал непосредственную связь с раскопками в Чжоукоудяне. Целые месяцы проходили впустую. Но 5-го декабря 1928 г Блэк писал Кейту: "Кажется, здесь есть определенная мистика касательно нескольких последних дней до конца сезона работ, ибо за два дня до их завершения Бёхлин нашел правую половину нижней челюсти синантропа с тремя коренными зубами in situ".

Трансформация фонда Рокфеллера

Всего лишь несколькими годами раньше представители фонда Рокфеллера весьма озадачивали Блэка, предостерегая, чтобы он не слишком углублялся в палеоантропологические исследования. Теперь же все полностью изменилось, был основан институт, специально посвещенный поискам останков ископаемых предков человека. Почему фонд Рокфеллера так изменил своё отношение к Блэку и его работам? Этот вопрос следует рассмотреть, так как финансовая помощь фондов окажется жизненно важной для исследований человеческой эволюции, проводимых учеными, подобных Блэку. Помощь фондов также докажет их важную роль в распространении новостей о находках и их важности ожидающего мира.

Как написал в 1967г Уоррен Уивер, ученый и представитель фонда Рокфеллера: "В совершенном мире может родиться идея, взлелеяная, развитая и известная каждому, критикуемая и улучшаемая, и которую хорошо используют без этого ужасного факта финансовой поддержки, который всегда вмешивается в процесс. Редко, если вообще когда-нибудь, в этом практичном мире, в котором мы живем, такое все-таки случается."

Т. о., становится понятно, что в то самое время, когда фонд Рокфеллера обильно финансировл исследования человеческой эволюции в Китае, в процессе разработки был хорошо продуман план, как финансировать биологические исследования по развитию методов эффективного контроля поведения человека. Поиски Блэком синантропа необходимо рассматривать в том контексте, чтобы правильно понять это.

За несколько последних десятилетий в науке была полностью разработана космология, которая объясняет происхождение человека как кульминацию четырехмиллиардолетнего процесса химической и биологической эволюции на нашей планете, которая образовалась в результате Большого Взрыва - событие, которое отмечает начало Вселенной примерно 16 млрд. лет назад. Таким образом, теория Большого Взрыва, по которой на основе некоторых физических и астрономических наблюдений, было предположено, что мы живем в расширяющейся Вселенной, накрепко повязана с теорией биохимической эволюции всех форм жизни, включая человека. Главные частные фонды, особенно фонд Рокфеллера, обеспечили основные финансирования первоначальных исследований, которые поддерживали материалистическую космологию, которая отталкивала ради всех практических целей Бога и душу в область мифологии, по крайней мере так произошло в интеллектуальных центрах современной цивилизации.

Весьма примечательно, что Джон Д. Рокфеллер первоноачально проявлял свою благотворительность по отношению к баптистским церквям и миссиям. Раймонд Д.Фосдик, первый президент фонда Рокфеллера, сказал, что и Рокфеллер, и его главный советник по финансам, Фридерик Т. Гейтс, были "вдохновлены глубоким религиозным убеждением".

В 1913 г был организован фонд Рокфеллера. Среди его попечителей были Фридерик Т. Гэйтс; Джон Д. Рокфеллер-младший; доктор Симон Флекснер, руководитель института медицинских исследований Рокфеллера; Генри Пратт Джадсон, президент Чикагского университета; Чарльз Уильям Элиот, бывший президент Гарварда; и А.Бэртон Хепбурн, президент "Сhase National Bank". Другие благотворительные учреждения Рокфеллера продолжили свою деятельность вместе с деятельностью этого нового фонда. Сначала фонд сконцентрировал свое внимание на здравоохранении, медицине, сельском хозяйстве и образовании, избегая чего-либо спорного. Т о, фонд Рокфеллера стал отдалять себя от религии, в частности от Баптистской церкви. Почему это произошло, трудно точно сказать. Возможно, потому, что Рокфеллер начал осознавать, что его удача зависит от использования достижений современной науки и технологии. Возможно, из-за возрастающей роли, которую начала играть наука как объект традиционной благотворительности, такой, как медицина. Но как бы то ни было, Рокфеллер начал набирать в свой фонд ученых, и проводил политику, которая отражала это изменение.

Даже Гэйтс, бывший руководитель баптистского образования, казалось, стал меняться. Он хотел создать внесектанский университет в Китае. Но он заметил, что "миссионерские организации дома и зарубежом определенно и открыто, даже угрожающе враждебно отнеслись к нему за его стремление к атеизму." Более того, китайское правительство хотело осуществить контроль, а на это фонд Рокфеллера не мог согласиться.

Чарльз У. Элиот, который смотрел за Гарвардской медицинской школой в Шанхае, предложил свое разрешение этого вопроса: создание медицинского колледжа, который будет служить входными воротами для западной науки. Здесь механистическая наука проявляет себя как спокойная, но боевая идеология, которая мастерски выдвигается совместными усилиями ученых, представителей образования и богатых промышленников, и у которой есть планы установить всемирное интелектуальное господство.

Стратегия создания больниц обрисована в трудах Элиота. Китайское правительство одобрило учреждение Пекинского медицинского колледжа под покровительством Фонда. В это время доктор Уэльс Баттрик, директор надавно созданного Китайского медицинского совета при фонде Рокфеллера, вел переговоры с больницами протестанской миссии, которые уже были в Китае. Он согласился обеспечить финансовую поддержку этим больницам, что было похоже на взятку.

В 1928 го фонд Рокфеллера и др. рокфеллеровские благотворительные организации были реорганизованы, что отражает возрастающую важность научных исследований. Все программы, "относящиеся к развитию человеческого знания", в фонде Рокфеллера были изменены. Фонд был реорганизован в 5 отделений: международное здравохранние, медицинские науки, естественные науки, общественные науки и гуманитарные науки. Изменения дошли до самого верха, и президентом стал ученый Макс Мэсон. Мэсон, физик-математик, был раньше президентом Чикагского университета. Согласно Раймонду Д.Фосдику, Мэсон "сделал упор на структурное единство, включающее в себя новую ориентацию программ. Это было не 5 программ, которые соответствовали делению фонда на отделения; это была гл. образом одна программа, посвященная общей проблеме человеческого поведения, а целью - был контроль через понимание." Поэтому поиски Блэком пекинского человека происходили как часть большой работы с четкообозначенной целью фонда Рокфеллера, которая отражает главную цель "большой науки" - контроль учеными человеческого поведения.

Историческая находка и хладнокровная компания.

Благодаря финансовой поддержке фонда Рокфеллера лаборатории по изучению кайнозоя, Блэк возобновил свои поездки с целью доказания существования пекинского человека. Затем Блэк вернулся в Китай, где работа в Чжоукоудяне шла медленно, и не было найдено ни одной важной находки синантропа. Казалось, что у рабочих падал интузиазм. Но потом 1 декабря, в самом конце сезона работ, В.К.Пей Веньчжон сделал историческую находку. Пей позднее писал: "Я наткнулся на почти целый череп синантропа. Образец был заключен частично в песок, частично в твердую породу, так что его можно было достать относительно легко". Затем Пей проехал 25 километров на велосипеде до лаборатории по изучению кайнозоя, где он представил череп Блэку.

Открытие Блэка вызвало сенсацию в прессе. В сентябре 1930 года сэр Графтон Эллиот Cмит прибыл в Пекин, чтобы осмотреть место открытия и найденные окаменелости. Тогда же Блэк наградил Смита за его активную пропаганду синантропа в Америке. Затем Смит уехал, и, очевидно, он сделал свою работу хорошо.

Его новая слава обеспечила ему доступ к субсидиям фонда Рокфеллера. Блэк писал сэру Артуру Кейту: "Вчера мы получили телеграмму от Элиота Смита - он, очевидно, спасается дома после напряженной поездки. Он, как обычно, не щадит себя, служа интересам Управления и Лаборатории по изученю кайнозоя; и после его популяризации синантропа в Америке, что он делал для нас, теперь передо мной стоит относительно легкая задача - через год мне придется попросить деньги у тех авторитетов, которые будут".

Пекинский человек появился в самый нужный момент для защитников человеческой эволюции. За несколько лет до этого, на одном из самых известных процессов в мировой истории, суд в Теннисе признал Джона Т.Сконса виновным в преподавании эволюции, что являлось нарушением законодательства штата. Ученые хотели отвоевать занятые позиции. Т. о., любое доказательство человеческой эволюции являлось нарушением законодательства штата. Т. о., приветствовался любой новый факт, касающийся вопроса человеческой эволюции.
Затем была история с Hesperopithecus'oм, доисторического обезьяно-человека, о котором очень много писалось. Палеоантропологи создали его у себя в головах на основе одного зуба, похожего на человеческий, который был найден в Небраске. К смущению ученых, которые доказывали, что это предок человека, этот зуб оказался зубом ископаемой свиньи.

В то же самое время необходимо было разрешить затянувшиеся сомнения и продолжающиеся споры по поводу питекантропа прямоходящего Дюбуа. Короче говоря, ради эволюционных идей ученые, реагируя на внешние угрозы и внутреннее замешательство, нуждались в хорошем открытии, которое бы восстановило утерянные позиции.

В 1931г впервые было сообщено о повсеместном использовании огня и присутствии хорошо развитых каменных и костных орудий в Чжоугоудяне. Совершенно необычно в этих сообщениях то, что в Чжоукоудяне систематические раскопки проводились опытными исследователями, начиная с 1927г, и до этого не было даже упоминания ни об огне, ни о каменных орудиях. Например, Блэк писал в 1929г: "Хотя были осмотрены тысячи кубических метров материала из этих отложений, не было встречено ни одного артефакта любого происхождения, не было замечено ни одного следа использования огня". Но только через пару лет другие исследователи, такие как Генри Бреуль, стали сообщать о толстых слоях пепла и о нахождении сотен каменных орудий в тех же самых местах.

В 1931г Блэк и другие, смущенные, очевидно, новыми открытиями огня и орудий и Чжоукоудяня, искали объяснения того, как такие важные факты в течение нескольких лет оставались без внимания. Они сказали, что заметили следы огня и орудий, но были так не уверены на счет них, что не упоминали их в своих сообщениях. Время от времени, начиная с 1929 го находились отдельные образцы явно обугленного или частично обоженных костей животных, которые были обнаружены среди материала, извлеченного из главного слоя в Чжоугоудяне. Следы огня: внешний облик этих образцов оставляет мало сомнений в том, что их подвергали некоторое время действию огня. Но вплоть до этого сезона работ вопрос оставался неразрешенным, обжигались или нет такие образцы в пещерах Чжоугоудяня, когда в них обитали синантропы, или стали такими в результате пожаров из-за естественных причин, а затем они намывались в один слой. Поэтому из-за этой неопределенности до сих пор не был опубликован ни один отчет.

Можно выдвинуть два возможных объяснения провалов отчетов Тильгарда де Шардена, Блэка и Пея об обилии орудий и следах огня в Чжоукоудяне. Первое - это то, что они сами дали - они просто просмотрели их или у них было так много сомнений, что они не считали оправданным сообщать о них. Вторая возможность заключается в том, что они очень хорошо знали о следах огня и каменных орудиях, еще до того, как Бреуль сообщил о них, но намеренно не упоминали о них в своих докладах.

Но почему? В то время, когда было сделано открытие в Чжоугоудяне, огонь и каменные орудия в основном приписывались человеку разумному или неадертальцам. Согласно Дюбуа и фон Кенигсвальду, на Яве не было найдено ни одного каменного орудия или признаков использования огня в какой-либо связи с питекантропом. Экспедиция Селенки все-таки сообщала об остатках кострищ в Триниле, но эта информация не получила широкого распространения.

Так что, возможно, первые иследователи Чжоукоудяня специально воздержались сообщать о каменных орудиях и огне, потому что они сознавали, что такие вещи могли бы изменить статус синантропа. Сомневающиеся могли бы очень хорошо приписать этот огонь и орудия к существу, жившему одновременно с синантропами, но физически и культурно более развитым, чем они, то есть отодвигая синантропа с его положения нового и важного предка человека.

Как мы увидим, однажды случится, что орудия и следы огня станут широко известны. Например, Бреуль сказал об отношении синантропа к орудиям и следам огня: "Несколько видных ученых выразили независимое мнение о том, что это существо так физически далеко от человека,... что не было способно сделать то, что я только что описал. В этом случае костные останки синантропа могут рассматриваться как простые охотничьи трофеи, которые можно приписать, так как есть следы огня и обработки, настоящему человеку, останки которого еще не найдены." Но сам Бреуль думал, что синантроп делал орудия и разводил огонь в Чжоукоудяне.

Современные исследователи стремятся подтвердить взгляды Бреуля. Синантроп рисуется опытным охотником, который убивал каменными орудиями животных и готовил их на огне в пещере в Чжоукоудяне.

У Льюиса Р.Бинфорда и Чан Кун Хо, антрополога из Университета Нью-Мехико, другой взгляд на синантропа из Чжоугоудяня. Про следы огня они сказали: "Оказалось, что по крайней мере некоторые из них в действительности были огромными скоплениями гуано в пещерах. В некоторых случаях эти большие залежи органического материала могли возгораться.... Заявления о том, что человек разжигал и распространял огонь, не оправданы, точно также, как и заявление о том, что обгорелые кости и другие материалы появились потому, что человек готовил пищу."

Теория Бинфорда и Хо о том, что залежи пепла в основном состоят из птичьего кала, не получила единогласной поддержки. Но их утверждения о ненадежности общей картины пекинского человека, которая нарисована исходя из присутствия костей, пепла и останков гоминид на этой стоянке, достойны серьезного рассмотрения.

Самое большее, что можно сказать про пекинского человека согласно словам Бинфорда и Хо, - это то, что он возможно питался падалью, мог или не мог использовать примитивные каменные орудия, чтобы отделять мясо от туш, оставленных хищниками в большой пещере, где иногда органический материал горел в течение долгогих периодов. Или, быть может, сам пекинский человек был жертвой хищников, обитающих в пещерах, ибо кажется невероятным, чтобы он сам добровольно вошел в такую пещеру, даже для того, чтобы подобрать падаль.

Следы каннибализма.

15 марта, 1934 года Дэвидсон Блэк был найден мертвым от сердечного приступа за своим рабочим столом. В руке он сжимал свою реконструкцию черепа синантропа. Вскоре же после его смерти Франц Вейденрейк принял на себя руководство Лабораторией по изучению кайнозоя и написал исчерпывающую серию отчетов об окаменелостях пекинского человека. Согласно Вейденрейку, окаменелые останки синантропов, в частности, черепа, наводят на мысль, что они были жертвами каннибализма.

Большинство костей гоминид, найденных в пещере Чжоукоудяня, были фрагментами черепа. Вейденрейк, в частности, что у всех относительно целых черепов не хватает центральной части основания. Он заметил, что в черепах современных меланезийцев "в результате церемониального каннибализма встречаются такие же повреждения".

Помимо отсутствия частей основания черепа, Вейденрейк также заметил другие признаки, которые, можно объяснить намеренным применением силы. Например, на некоторых черепах есть следы ударов такого типа, которые "могут случиться только в том случае, если кость по-прежнему была пластичной", что указывает на то, что "описание повреждения были нанесены, должно быть, в течение жизни или вскоре же после смерти." На некоторых из длинных костей найденного в Чжоукоудяне синантропа тоже были следы того, что Вейденрейк называл применением грубой человеческой силы - возможно для извлечения костного мозга. По поводу того, почему, в основном находили фрагменты черепа, Вейденрейк думал, что за исключением некоторых длинных костей, в пещеру вносили только головы. Он писал: "Странный отбор костей... был произведен самим синантропом. Он охотился за своими собственными родственниками так же, как охотился за другими животными и угощался всеми своими жертвами одинаково."

Некоторые современные авторитеты предположили, что Вейденрейк ошибался в своем объяснении окаменелых останков синантропа. Бинфорд и Хо указыли, что черепа гоминидов, которые подвергались переносу через речной гравий найдены без частей оснований. Но найденные в Чжоугоудяне черепа очевидно не перносились таким образом.

Бинфорд и Хо предположили, что хищники заносили кости гоминидов в пещеры. Но в 1935 г Вейденрейк написал: "Перенесение... зверями их добычи невозможно,... следы их ударов и обгладываний должны быть заметны на человеческих костях, но здесь мы имеем совсем иное." Вейденрейк чувствовал, что самым правдоподобным объяснением этому было наличие каннибализма у синантропов. Но Марселин Воуль, директор Института человеческой палеонтологии во Франции, предложил другую возможность, а именно: на синантропа охотился другой, более разумный тип гоминида. Боуль полагал, что маленький объем черепа синантропа подразумевают, что этот гоминид не был достаточно разумен, чтобы разводить огонь или производить каменные и костяные орудия, найденные в пещере. Если останки синантропа были трофеями более разумного охотника, то кто был этим охотником, и где его останки? Боуль указал, что в Европе есть много пещер, которые полны продуктами палеолитических индустрий, но "пропорция залежей, в которых находятся черепа или скелеты производителей этой индустрии, бесконечно мала." Поэтому гипотеза о том, что более разумные виды гоминидов охотились за синантропом в Чжоугоудяне не отвергается просто потому, что в Чжоукоудяне еще не найдены их окаменелые кости. Из наших предыдущих глав напомним, что существуют факты в других частях света об останках скелетов современных людей того же самого периода и более древних, чем останки, представленные в Чжоукоудяне. Например, скелет современного человека, найденый в Кастенедало в Италии, относится к плиоцену, т.е. его возраст более двух миллионов лет.

Окаменелости исчезают.

Как мы уже упомянули, одной из причин, почему может быть трудно разрешить многие из вопросов, которые окружают пекинского человека, является то, что оригинальные окаменелости больше не доступны для изучения. К 1938 г раскопки в Чжоугоудяне под руководством Вейденрейка были прекращены из-за партизанской войны в соседних Западных Горах. Позднее, когда уже разгорелась вторая мировая война, в апреле 1941г Вейденрейк возвращается в Соединенные Штаты, везя с собой набор слепков окаменелостей синантропа. Говорят, что летом 1941г оригинальные кости были запакованы в два ящика и отправлены полковнику Эшурсту из охраны американского посольства в Пекине. В начале декабря 1941г ящики, как было доложено, отправили поездом в порт Циньхуандао, где их должны были загрузить на американский корабль "Президент Харрисон", как часть эвакуируемого Соединенными Штатами из Китая. Но 7-го декабря поезд был перехвачен, а окаменелостей больше никогда не видели. После Второй мировой войны китайское коммунистическое правительство продолжило раскопки в Чжоугоудяне,  добавив несколько окаменелостей к довоенным находкам.

Пример интелектуальной нечестности.

В статье о Чжоугоудяне, которая появилась в "Сайнтифик Америкэн" в июне 1983г, два китайских ученых Ву Рукан и Лин Шенлон представили сбивающее с толку доказательство человеческой эволюции. Ву и Лин сделали два заявления: 1) Объем мозга синантропа увеличивался от низшего уровня раскопок в Чжоугоудяне (460.000 лет) до высшего уровня (230.000 лет), что указывает на то, что синантроп эволюционировал к человеку разумному. 2) Тип и распространение каменных орудий также подразумевает эволюцию синантропа.
В поддержку первого заявления Ву и Лин анализируют объем мозга шести относительно целых черепов синантропа, найденных в Чжоукоудяне. Ву и Лин писали: "У самого древнего черепа объем черепа - 915 куб см, у 4х других - в среднем по 1075 куб см, и у самого современного - 1140 куб см." Исходя из этого набора отношений Ву и Лин заключают: "Кажется, что за время пребывания в пещере размер мозга увеличился более, чем на 100 куб см."

На таблице в журнале "Сайнтифик Америкэн" показаны положения и размеры черепов, найденных в местности 1 Чжоугоудяня. Но в пояснении к таблице Ву и Лин не сказали то, что самый древний череп, найденный в слое 10, принадлежал ребенку, который согласно Францу Вейденбергу, умер в возрасте 8 или 9 лет, или согласно Дэвидсону Блэку - в 11-13 лет. Ву и Лин также не упомянули, что у одного из черепов, найденных в слоях 8 и 9 (череп Х) объем коробки был 1,225 куб см, что на 85 куб см больше, чем у самого позднего черепа (V), найденного в слое 3. Когда представлены все данные (табл.10.1, столбец В), становится ясным, что за период от 460.000 до 230.000 лет назад не происходило постоянного увеличения объемов черепа.

В добавление к дискуссии об эволюционном увеличении объема мозга, Ву и Лин заметили тенденцию к уменьшению орудий в чжоукоудяньских пещерных отложениях. Они также сообщили, что материалы, использвавшиеся для производства орудий в более поздних слоях, были лучше, чем те, которые использовались в более древних слоях. Позднейшие уровни характеризуются более качественным кварцитом, большим количеством кремня и меньшим количеством песчанника, чем на более ранних уровнях.

Но изменение в технологических навыках населения не подразумевает, что это население эволюционировало физиологически. Например, обитатели Германии 1400г по Р.Х. и обитатели Германии 1990г. Технологические различия потрясающие: реактивные самолеты и автомобили вместо лошадей, телевидение и телефон вместо собственных глаз и голоса, танки и ракеты вместо мечей и луков. Но все же будет ошибкой, если кто-нибудь заключит, что немцы 1990г физиологически более развиты, чем немцы 1400г. Следовательно, вопреки заявлению Ву и Лина, распространение разнообразных каменных орудий не подразумевает эволюцию Синантропа.

Доклад Ву и Лина, особенно их заявление об увеличении объема черепа синантропа за время его пребывания в чжоукоудяньской пещере, показывает, что нельзя применять без критики все, что читаешь о человеческой эволюции в научных журналах. Оказывается, что научный мир так привержен своей эволюционной доктрине, что любая статья, демонстрирующая ее, может пройти без особой проверки.

Таблица 9.1. Доказательство предположительного эволюционного увеличения объема черепа синантропа в Чжоукоудяне (Китай).

Возраст, до Р.Х
Слой
А.  Данные, сообщенные Ву и Лином, 1983 год 
В.  Полные данные
230 000
1-2-3
1140см3
1140см3
290 000
4-5
 
 
350 000
6-7
 
 
420 000
7-8
1075см3 – ср. оюъем 4х черепов
1225см3(Х), 1015см3(ХI), 1030см3(ХII),1025см3(II)
460 000
10
915см3
915см3(III) ребенок

В "Сайнтифик Америкэн" (июнь 1983) Ву Рукан и Лин Шенлон использовали данные в столбце А, чтобы предположить, что у особей синантропа за 230.000 лет пребывания в чжоугоудяньской пещере увеличился объем мозга. Но в своей таблице Ву и Лин не упомянули о том, что древнейший череп (III) был черепом ребенка, что делает бесполезным любое сравнение с другими черепами, которые были черепами взрослых особей. Более того, Ву и Лин дали средний объем 4-х черепов из 8-го и 9-го слоя (II, Х, ХI, ХII), не упоминая о том, что у одного из этих черпов (Х) объем мозга был 1225 куб.см., что больше, чем у самого позднего черепа из слоя 3. Полные данные, приведенные в столбце В, показывают отсутствие эволюционого увеличения объема мозга. Все эти данные из таблицы сначала сообщил Вейденрейк, за исключением объема черепной коробки из слоя 3. В 1934г Вейденрейк сообщил об открытии нескольких частей черепа, которые он позднее определил как череп V. Затем в 1966 году китайские палеонтологи нашли другие части того же самого черепа. Реконструкция этого черепа и измерение объема мозга были проведены 1966г.

Датирование по морфологии.

Хотя Чжоукоудянь - это самая известная палеонтологическая стоянка в Китае, там есть много других. В этих памятниках были сделаны находки окаменелостей, представляющих древнего человека прямоходящего, неандертальца и раннего человека разумного, что, т. о., обеспечивает очевидный эволюционный ряд. Но то, как эта последовательность была построена, остается спорным.

Как мы видели при обсуждении находок окаменелых останков человека в Китае или где-нибудь еще, в большинстве случаев невозможно датировать их с высокой степенью точности. Находки стремятся попасть в "возможные временные рамки", а эти рамки могут быть очень широкими, что зависит от используемых методов датирования. Такие методы включают в себя химические, радиометрические и геомагнетические способы датировки, точно также, как анализ стратиграфии стоянки, останков фауны, типов орудий и морфологии остатков гоминид. Более того, разные ученые, используя одни и те же методы, часто получают разные временные рамки для отдельных образцов гоминид. Если вы не хотите признавать правильным определение возраста, данное каким-то современным ученым, вы будете вынуждены рассмотреть все предполагаемые даты.

Но здесь у вас возникнут затрунения. Представьте себе, что какой-то ученый читает несколько отчетов о двух образцах гоминид с разной морфологией. На основе сравнения стратиграфии и фауны они, грубо говоря, принадлежат одному периоду. Но этот период длится несколько сотен тысяч лет. Повторное тестирование, сделанное разными учеными с использованием различных палеомагнетических, химических и радиометрических методов, дает широкий скпектр противоречивых дат внутри этого периода. Одни результаты указывают, что один образец старше, другие - что другой образец старше. Анализируя публикованные данные о двух образцах, наш исследователь, обнаруживает что возможные временные отрезки совпадают лишь частично. Иными словами, посредством этих методов доказывается невозможность определения того, что из них древнее. Что нужно делать? В некоторых случаях, как мы это покажем, ученыые решают, исключительно на основе своей приверженности идеи эволюции, что тот образец, который морфологически больше походит на обезьяну, должен быть отнесен к древнейшей части возможных временных рамок для того, чтобы убрать его из той части этих рамок, которая пересекается с образцом, который морфологически больше походит на человека. Как часть этой процедуры, более человекоподобный образец может быть перенесен в более позднюю часть своих собственных возможных временных рамок. Так эти два образца различают по времени. Но имейте в виду следующее: эта последовательная операция совершается прежде всего на основе морфологии, для того, чтобы сохранить эволюционную последовательность. Получилось бы плохо, если бы одна форма, которая обычно считается предком другой, существует одновременно с ней.
Вот вам пример. Чан Кван-Чин, антрополог из Яльского университета, сказал: "Перечень фауны для находок [гоминид] в Ма-па, Чьян-йань и Лиу-чиян не предлагают ни какого положительного свидетельства для точной датировки. Первые две окаменелости могут быть откуда-нибудь от среднего до верхнего плейстоцена, - это то, что касается сопутствующей им фауны... Для более точного определения возраста этих трех человеческих окаменелостей можно только положиться в настоящее время на их собственные морфологические черты по сравнению с другими, лучше датированных находок откуда-нибудь из Китая." Это можно назвать датированием по морфологии.

Джин С. Эйгнер писал в 1981 году: "В Южном Китае фауна, очевидно, устойчива, что делает трудным делить средний плейстоцен. Обычно, наличие развитого гоминида или реликтовой формы - это основа для определения более ранних и более поздних периодов". Это очень ясное описание относительности датирования по морфологии. Наличие развитого гоминида принимается как безошибочный признак более позднего периода. Иными словами, если мы находим обезьяноподобного гоминида в связи с определенной среднеплейстоценовой фауне на одной стоянке, и гоминида, который больше похож на человека в связи с той же самой среднеплейстоценовой фауной на другой стоянке, то мы должны согласно этой системе, заключить, что стоянка с более человекоподобным гоминидом относится к концу среднего плейстоцена, а не другая. Средний плейстоцен, напомним, длится от 100.000 до 1.000.000 лет назад. Считается само собой разумеющимся, что эти две спорные стоянки не могли быть синхронными.

И теперь эти два ископаемых гоминида, разделенные таким образом один от другого, приводится в учебниках как доказательства эволюционного развития в среднем плейстоцене! Это интелектуально нечестная процедура. Честным было бы признать, что факты не позволяют определенно сказать, что один гоминид предшествует другому и, возможно, они синхронны. Это бы сделало невозможным использование этих гоминидов для построения временной эволюционной последовательности. Единственно, что можно сказать честно, - оба они были из среднего пдейстоцена. Ибо все, что мы знаем, - "более развитый" человекоподобный гоминид мог предшествовать "менее развитому" обезьяноподобному гоминиду. Но признавая эволюцию как факт можно "датировать" гоминидов по их морфологии и расположить окаменелости так, что они будут согласовываться.

Давайте сейчас рассмотрим специфический пример датировки. В 1985г Ки Джонлан сообщил, что в 1971 и 1972 гг в пещере Яньхай недалеко от Тонгзи в провинции Гуйчжоу в Южном Китае были найдены окаменелые зубы человека разумного. Тонгзийская стоянка содержит стегодон-айлуроподскую фауну. Стегодон - это вид вымершего слона, а айлуропода - это гиганская панда. Эта стегодонайлкроподская фауна была типична для Южного Китая времен среднего плейстоцена.

Полный перечень фауны тонгзийской стоянки приведен Ханом Дефеном и Ху Чанхуа. В перечне приводится 24 вида млекопитающих, все, которые находятся также и перечне для средне- (и ранне-) плейстоценовой фауны, приведенного теми же авторами. Но большинство родов и видов, приведенных в этих списках, как известно, пережили поздний плейстоцен и существует сейчас.

Автор отчета об открытиях в Тонгзин писал: "Пещера Яньхай была первой стоянкой в этой провинции, где были найдены окаменелости человека разумного. Фауна предполагает средние верхнеплейстоценовые рамки, но археологические факты согласуются с верхним плейстоценом." Иными словами, наличие окаменелостей человека разумного было определяющим фактором в отнесении этой стоянки к позднему плейстоцену. Это наглядный пример датирования по морфологии. Но если судить по фауне, как об этом сообщил Ки, единственное, что можно действительно сказать - возраст окаменелостей человека разумного моэет быть от среднего до позднего плейстоцена.

Но есть стратиграфические данные, которые предполагают строгую раннеплейстоценовую временную границу. Ки дает следующую информацию: "В залежах пещеры насчитывается семь слоев. Человеческие окаменелости, каменные артефакты, обгорелые кости и окаменелости млекопитающих находятся в четвертом слое в пласте серовато-желтого песка и гравия." Такая концентрация в одном лишь слое предполагает, что остатки человека и окаменелости животных (исключительно млекопитающих), найденных на среднеплейстоценовых стоянках, примерно синхронна. А желтые пещерные залежи в Южном Китае в основном относят к среднему плейстоцену.

Наш собственный анализ списка фауны также предполагает оправданное сужение временных границ до среднего плейстоцена. В основном считается, что присутствовавший в Тонгзи стегодон существовал с плиоцена до среднего плейстоцена. В перечне животных, которые считаются важными при определении возраста стоянок в Южном Китае, Эйгнер указала, что Stegodon orientalis выжил только до конца среднего плейстоцена, хотя она все-таки поставила знак вопроса после этой записи.

Строгая среднеплейстоценовая дата фауны пещеры Тонгзи подтверждается также наличием вида, чье исчезновение к концу среднего плейстоцена считается более определенным. В список млекопитающих, считающихся важными для датирования стоянок в Южном Китае, Эйгнер включила помимо Stegodon'a orientalis другие виды, найденные в Тонгзи. Среди них - мегатапир (исполинский тапир), который, как сказала Эйгнер существовала только в среднем плейстоцене. Виды, найденные в Тонгзи классифицируются китайскими исследователями, как Megatapirus augustus. Эйгнер характеризовала Megatapirus augustus'а как большую ископаемую форму из середины среднего плейстоцена из южнокитайских коллекций." Мы предполагаем, что этот Megatapirus augustus ограничивает самый поздний возраст фауны Тонгзи концом среднего плейстоцена (рис10.1).

Эйгнер внесла в перечень определителей временных рамок еще одно животное, Croсuta croсuta (современную гиену), которое впервые появилось в Китае в середине среднего плейстоцена. Так как Crocuta Crocuta присутствует в Тонгзи, это ограничивает позднейший возраст тонгзийской фауны началом середины среднего плейстоцена.

В целом, используя Megatapirus augustus и Crocuta crocuta как животных, которые характерны только для определенного времени, мы можем заключить, что возможные временные рамки окаменелостей человека разумного, найденных в Тонгзи простираются от начала середины среднего плейстоцена до конца среднего плейстоцена.

Так Ки, фактически, ограничивал временные рамки некоторых видов млекопитающих в стегодон-айлуроподской фауне (например, Megatapirus augustus) от среднего плейстоцена до начала позднего плейстоцена. Это было сделано для того, чтобы сохранить преемлемую дату окаменелостей человека разумного. Предвзятое эволюционистское мнение Ки, очевидно, требует такой операции. Отныне человек разумный из Тонгзи был прочно помещен в поздний плейстоцен, что могло вписаться во временную эволюционную последовательность и приводилось, как доказательство эволюции. Если мы поместим человека разумного из Тонгзи в более древнюю часть его истинных хронологических границ, в середине среднего плейстоцена, то он бы жил одновременно с человеком прямоходящим из Чжоукоудяня. А это будет выглядеть не очень хорошо в учебнике по ископаемым в Китае.

Возраст окаменелостей человека разумного в Тонгзи в Южном Китае. Ки сказал, что фауна млекопитающих в Тонгзи принадлежит среднему-позднему плейстоцену, но использовал окаменелость человека разумного, чтобы датировать эту стоянку поздним плейстоценом. Но если мы вместо этого используем фауну млекопитающих, чтобы датировать окаменелости человека разумного, то мы получим совершенно иной возраст этой стоянки. Стегодон вымер в конце среднего плейстоцена в некоторых местностях Южного Китая. Megatapirus augustus (исполинский тапир) определенно не дожил до позднего плейстоцена. Присутствие стегодона и особенно Megatapirus augustus ограничивает самый поздний возраст тонгзийской стоянки концом среднего плейстоцена. Присутствие Crocuta crocuta (современной гиены), которая появилась впервые в середине среднего плейстоцена, ограничивает древнейший возраст тонгзийской стоянки началом середины среднего плейстоцена. Поэтому допустимые рамки для окаменелостей человека разумного в Тонгзи простираются от начала середины среднего плейстоцена до конца среднего плейстоцена.

Мы подробно проанализировали сообщения о нескольких других итайских стоянках, и обнаружили, что для хронологического отделения различных видов гоминида использовался тот же самый метод датирования по морфологии. В Ланьтяне был найден череп человека прямоходящего. Он был более примитивен, чем чжоукоудяньский человек прямоходящий. Поэтому различные авторы, в том числе Д.С.Эйгнер, помещали его раньше чжоукоудяньского человека прямоходящего. Но нащ собственный анализ фауны, стратиграфии стоянки и палеомагнетической датировки показывают, что хронологические рамки аньтяньского человека прямоходящего частично совпадают с временными рамками чжоукодяньского человека прямоходящего. То же самое относится и к челюсти человека прямоходящего, найденной в Ланьтяне.

Однако мы не настаиваем, что череп ланьтяньского человека прямоходящего синхронен человеку прямоходящему из местонахождения 1 Чжоукоудяня. Следуя нашей стандартной продцедуре мы просто расширили возможные временные границы примитивного ланьтяньского человека прямоходящего, чтобы включить периодывремени, представленный пребыванием Чжоукоудянем. Итак у следующих гоминид частично перекрываются возможные временные границы в середине среднего плейстоцена (1) ланьтяньский человек, примитивный человек прямоходящий; (2) пекинский человек, более развитый человек прямоходящий; (3) тонгзийский человек, описываемый как человек разумный. Мы не настаиваем на том, что эти существа действительно жили одновременно. Возможно они жили одновременно, возможно и нет. Мы настаиваем на единственном - ученые не должны делать предположение о том, что эти гоминиды определенно не сосуществовали просто на основе морфологических различий последних. Но именно так и произошло: ученые разместили китайские ископаемые гоминиды в хронологической эволюционной последовательности, опираясь прежде всего на физический тип. Подобная методология обеспечивает то, что ни одно ископаемое свидетельство никогда не выпадет из царства ожиданий эволюционистов. Используя морфологические различия окаменелостей гоминид для того, чтобы привести противоречивые стратиграфические, химические, радиометрические, геомагнетические датировки, а также датировки фауны в согласии с желаемой эволюционной последовательностью, палеонтропологи сделали так, что их предвзятые концепции затемнили другие возможные мнения.

Другие открытия в Китае.

В 1956 году крестьяне, добывая удобрения в пещере у Мабы в провинции Гуандун в Южном Китае, нашли череп, который явно принадлежал примитивному человеку. Кажется, что, в основном, все сходятся в том, что череп из Мабы – это человек разумный с некоторыми неандерталоидными чертами. Легко заметить, что ученые в соответствии со своими эволюционисткими ожиданиями хотели бы поместить образец из Мабы в самый конец среднего плейстоцена или даже в начало позднего плейстоцена после человека прямоходящего. Хотя Маба может быть таким поздним, как начало позднего плейстоцена найденные там кости животных принадлежали млекопитающим, которые жили не только в позднем плейстоцене, но и в среднем и даже в раннем плейстоцене. Кажется, что лишь морфология останков гоминид является главным объяснением отнесения пещеры Мабы к самому концу среднего плейстоцена или к началу позднего плейстоцена. Дополняя наш список, мы обнаруживаем теперь пересечение временных отрезков в середине среднего плейстоцена у: (1) примитивного человека прямоходящего (Ланьтянь); (2) человека прямоходящего (Джоукоудянь); (3) человека разумного (Тангзи); (4) человека разумного с чертами неадертальца (Маба).

Возможность того, что человек прямоходящий и другие более развитые гоминиды могли сосуществовать в Китае подбрасывает новые дрова в костер противоречивых мнений о том, кто же действительно разбивал черепные коробки пекинского человека и кто делал развитые каменные орудия из местонахождения (1) Чжоукоудяня. Могли ли несколько гоминид разного уровня развития действительно сосуществовать в середине среднего плейстоцена. Мы не отрицаем этого категорически, но доступные теперь данные определенно говорят о такой возможности. При изучении научной литературы мы не встретились ни с одной ясной причиной, по которой можно было бы отвергнуть такое сосуществование, кроме того факта, что эти особи не сходны морфологически.

Конечно же некоторые заявят, что факт человеческой эволюции вне всякого сомнения был так убедительно обоснован, что датирование гоминид по их морфологии полностью оправдано. Но мы считаем, что такие заявления не выдержат тщательного критического разбора, как мы продемонстрировали в главах 2-7 множество доказательств, противоречащих текущим идеям о человеческой эволюции, - о них было умолчано или забыто. Более того, ученые систематически смотрели сквозь пальцы на несовершенство открытий, которые предположительно подтверждали современные эволюционные гипотезы. Если бы крестьяне, которые добывали удобрения в какой-нибудь китайской пещере нашли человеческий череп вместе с плиоценовой фауной, ученые несомненно бы заявили, что для проведения адекватных стратиграфических исследований там не было компетентных наблюдателей. Но так как череп Маба мог подойти под стандартную эволюционную последовательность, никто не возражает такому виду открытия.

Даже после того, как человек узнает о большой спорности практики морфологического датирования, он может удивиться, как часто она используется. В области исследований человеческой эволюции в Китае это является не исключением, а правилом. Верхняя челюсть человека разумного, найденная рабочими в 1956г в округе Чаньян в провинции Хубэй в Южном Китае дала многим специалистам благоприятную возможность для морфологического датирования без всякого смущения. Верхняя челюсть, принадлежащая, как было решено, человеку разумному с некоторыми примитивными чертами была найдена в ассоциации с типичной южнокитайсокой среднеплейстоценовой фауны, включая айлуроподу (панда) и стегодона (вымерший слон). В 1962г Чан Кван-Чин из Яльского университета писал: "В основном считается, что эта фауна принадлежит среднему плейстоцену, а ученые, работающие в пещере полагают, что она относится к концу среднего плейстоцена, так как морфология челюсти показывает менее примитивные черты, чем у синантропа". Ясно, что главным объяснением того, что Чан приписал чаньянскому человеку разумному дату, которая современнее, чем дата человека прямоходящего, были морфологические признаки.

В 1981г Д.С.Эйгнер присоединяется со своим утверждением: "Среднеплейстоценовый возраст фаауны предполагается некоторыми из-за присутствия гоминид, которые рассматриваются как почти человек разумный, он и указывает на позднюю датировку этого периода". Удивительно, что ученые могут выступать против данных по поводу Чаньяна, даже на рассматривая возможности того, что человек разумный мог сосуществовать с человеком прямоходящим. В 1931г сэр Артур Кейт писал по поводу этого: "В прошлом так часто случалось, что открытие останков человека в каком-нибудь отложении влияло на мнение экпертов относительно их возраста была тенденция интерпретировать геологические факты так, чтобы они не сталкивались по-скандальному с теорией недавнего происхождения человека".

В 1958 году рабочие нашли окаменелости человека в пещере Лиуян в Гуанси-Чжуанском автономном районе в Южном Китае. Они нашли череп, позвоночник, ребра, тазовые кости и правую бедренную кость. Эти остатки анатомически современного человека были найдены вместе с типичной стегодонайлуроподской фауной, что определяет хронологические рамки этой стоянки всем средним плейстоценом. Но китайские ученые отнесли человеческие кости к позднему плейстоцену главным образом из-за из развитой морфологии.

На стоянке Дали в провинции Шанси был найден череп, классифицированный как человек разумный с примитивными чертами. Далийская фауна включает в себя животных, которые типичны для среднего плейстоцена и более ранних периодов. Некоторые китайские палеоантропологи предположили, что Дали принадлежит к концу среднего плейстоцена, хотя это можно принять для человеческого черепа, но сопутствующая фауна не указывает на дату. Лучше будет предположить, что возможные временные рамки далийского человека разумного простираются до среднего плейстоцена, перекрывая опять-таки пекинского человека из местонахождения 1 из Чжоукоудяня.

Т. о., мы пришли к заключению, что пекинский человек прямоходящий из местонахождения 1 Чжоукоудяня, возможно, мог жить в одно и то же время с различными гоминидами: ранним человеком разумным (с некоторыми чертами неадертальца), Homo sapiens'ом и примитивным человеком прямоходящим.

Пытаясь разобрать этот затор из-за среднеплейстоценовых гоминид ученые постоянно использовали морфологию окаменелостей гоминид, чтобы отобрать желаемые даты внутри общих возможных временных рамок фауны этих стоянок. Т. о., они могли сохранить эволюционное развитие гоминид. Примечательно, что эта искусственно построенная последовательность, сделанная, чтобы подойти под эволюционистские ожидание, затем используется как доказательство эволюционных гипотез. Например, как мы это показывали несколько раз, возможные временные рамки человека разумного, простирающиеся от середины среднего плейстоцена (синхронно с пекинским человеком) до позднего плейстоцена сдвигались в более поздний конец хронологических рамок. Точно также был бы оправдан выбор середины среднего плейстоцена, который находится внутри возможных временных рамок, хотя это даже противоречит упованиям эволюционистов.

Ученые определяли даты гоминид внутри возможных временных рамок так, чтобы подтвердить свои эволюционистские чаяния. Например, хотя временые рамки фауны стоянки Мабы простираются от раннего плейстоцена до начала позднего плейстоцена, ученые использовали присутствие неандерталоидного черепа, чтобы закрепить дату места за позднейшей частью временного отрезка. В Лиуяне окаменелости человека были датированы вообще за пределами временных рамок фауны. Этот феномен называется датированием по морфологии. Но отбросив эволюционистские чаяния, данные фауны указывают на возможность того, что все гоминиды жили одновременно с человеком прямоходящим из местонахождения 1 Чжоукоудяня в середине среднего плейстоцена.

 

Мы закончили наш обзор открытий ископаемых гоминид в Китае несколькими стоянками, относящимися к раннему плейстоцену. В Юаньмоу в провинции Юньнань на юго-западе Китая геологи нашли два зуба (резца) гоминид. По словам китайских ученых они более примитивны, чем зубы пекинского человека. Как полагают, зубы принадлежали человеку прямоходящему, предку пекинского человека, очень примитивному человеку прямоходящему, потомку азиатского австралопитека.

Позднее в Юаньмоу были найдены каменные орудия: три скребка, каменное ядрище, отщеп и кварцитовый наконечник. Опубликованные рисунки показывают, что эти три орудия очень похожи на европейские эолиты и орудия олдувайской индустрии из Восточной Африки. Вместе с орудиями и человеческими резцами были найдены слои золы с окаменелостями млекопитающих. Возраст пласта, в котором были найдены резцы, по приблизительно палеомагнетической датировке равняются 1,7 млнов лет с возможными рамками от 1,6 до 1,8 млнов лет. Эта дата была оспорена, но ведущие китайские ученые продолжают принимать ее, указывая, что возраст окаменелостей млекопитающих согласуется с раннеплейстоценовым возрастом стоянки.

Однако, с раннеплейстоценовым возрастом юаньмоуского человека прямоходящего возникают проблемы. Считается, что человек прямоходящий возник из человека умелого в Африке около 1,5 млнов лет назад, и затем мигрировал дальше около 1,0 млнов лет назад. Считается, что человек умелый не покидал пределов Африки. Оценка Джиа возраста юаньмоуского гоминида подразумевает независимое происхождение человека прямоходящего в Китае. Кажется, что Джиа говорит о присутствии в Китае австралопитека или человека умелого 2,0 млна лет назад, что запрещено текущей теорией.

Льюис Эрбенфорд и Нэнси Стоун написали по этому поводу в 1986 году: "Необходимо заметить, что многие китайские ученые до сих являются приверженцами идеи о том, что человек эволюционировал в Азии. Этот взгляд содействует готовности многих принимать без критики очень ранние даты китайских стоянок и исследовать возможность того, что каменное орудие находят в плиоценовых отложениях". Но можно также сказать, что из-за приверженности западных ученых к идеи о том, что человек эволюционировал в Африке они некритически отвергают очень ранние даты окаменелостей гоминид и артефактов, находимых по всему миру.

Как было упомянуто выше, нет нужды предполагать, Азия или Африка были центрами эволюции. Существует, как показано в предыдущих главах, огромнейшее количество фактов (большинство которых обнаружено профессиональными учеными), предполагающих, что человек современного типа жил на разных континентах, в том числе и в Южной Америке, на протяжении десятков миллионов лет. В течение того же самого периода, как тоже показывают факты, жили различные обезьяноподобные существа, некоторые из них были более похожи на человека, чем другие.

Снова встает вопрос об аномальных культурных останках, которые мы обсуждали в главах 2-6: почему мы должны приписывать раннеплейстоценовые каменные орудия и следы огня в Юаньмоу примитивному человеку прямоходящему? Орудия и следы огня не были найдены рядом с зубами человека прямоходящего. Более того, существуют факты в самом Китае и других частях света, говорящие о том, что человек разумный существовал в раннем плейстоцене и еще раньше.

В 1960г Джиа Лампо исследовал раннеплейстоценовый песок и отложения в Сихолду в северной провинции Шаньси. Он нашел три камня со следами нанесения ударов, а в 1961 и 1962гг было обнаружено еще несколько артефактов. По останкам раннеплейстоценовой фауны стоянка была датирована более чем 1 млном лет. Палеомагнетическое указывает на возраст 1,8 млнов лет. В Сихолду были найдены также изрезанные кости и следы огня. Джиа считал, что за артефакты и огонь ответственность несет австралопитек. Но сейчас считается, что австралопитеки не разводили огня. Считается, что единственными гоминидами, которые могли использовать его, является человек прямоходящий, неандерталец и человек разумный.

Д.С.Эйгнер, как можно хорошо себе представить, не согласилась с данными Джиа: "Несмотря на сильное подтверждение раннеплейстоценовой человеческой деятельности в Северном Китае, которое заявляют по поводу Сихолду, я не решаюсь принимать определенно материалы того времени. ... Если Сихолду проверен, то тогда люди заняли север Китая около 1.000.000 лет назад и использовали огонь. Это поставит под вопрос некоторые из наших предположений и о ходе человеческой эволюции, и об адаптационных способностях первых гоминидов". Если, однако, отказаться от текущих предположений, то тогда открываются интересные возможности.

На этом наш обзор находок в Китае заканчивается. Как мы увидели, определение возраста ископаемых гоминид искажено "морфологическим датированием". Когда эти возрасты были приведены в порядок, чтобы отразить разумные временные границы фауны, весь набор фактов не может подтвердить эволюционную гипотезу. Более того, эти факты согласуются с предположением, что анатомически современные люди сосуществовали с различными человекоподобными существами на протяжение всего плейстоцена.

Глава 11.

Современный обезьяно-человек.

Делая обзор ископаемых гоминид в Китае, мы нашли следы того, что люди могли сосуществовать с более обезьяно-подобными гоминидами на протяжении плейстоцена. Это может соответствовать действительности даже сегодня. За последние примерно 100 лет исследователи собрали вещественные доказательства того, что существа, похожие на неандертальцев, людей прямоходящих и австралопитеков даже сейчас ибитают в отдаленных частях света.

Профессиональные ученые (1) видели диких людей в природе, (2) видели захваченные живые образцы, (3) видели умершие образцы и (4) собрали вещественные доказательства существования диких людей, в том числе сотни отпечатков ног. Они также опросили свидетелей - неученых и исследовали огромное количество преданий о диком человеке, которое находится в древней литературе и традиции.
Криптозоология.

Некоторые исследователи изучают таких существ, как дикие люди, в разделе науки - криптозоология. Криптозоология (сам термин ввел в употребление французский зоолог Бернан Хеувелманс) занимается научным изучением вида, о существовании которых уже сообщалось, но полностью это не документировалось. Греческое слово kryptos означает "тайный, скрытый", так что "криптозоология" буквально означает "изучение тайных животных". Существует международное общество криптозоологии, в совет директоров которого входят профессиональные биологи, зоологи и палеоантропологи из университетов и музеев всего мира. Целью этого общества, как написано в его журнале "Криптозоологии", является "исследование, анализ, публикация и обсуждение всех вопросов, относящихся к животным неожидаемых форм или размерам, или их появления в неожиданном месте или времени". В типичном номере "Криптозоологии" обычно содержится одна или две статьи ученых о диких людях.

Действительно ли возможно существование неизвестных видов гоминид на этой планете? Многие не смогут поверить в это по двум причинам. Они полагают, что каждый дюйм земли тщательно исследован. И они также считают, что у ученых есть полная опись всех видов современных животных земли. Оба предположения не верны. Во-первых, даже в такой стране, как Соединенные Штаты, остаются обширные незаселенные территории, куда редко заезжают люди. В частности, на северо-западе Соединенных Штатов все еще есть большие гористые регионы, покрытые сплошными лесами, куда, хотя их сняли с воздуха, редко проникает человек.

Во-вторых, каждый год все еще открывают удивительное количество новых видов - по самым скромным оценкам около 5 тыс. Как можно подозревать, большая часть из них около 4 тысяч - это насекомые. Все же в 1983 году Хеувелманс заметил: "Совсем недавно в середине 1970 годов каждый год открывали примерно 112 видов рыб, 18 новых видов пресмыкающихся, около 10 новых видов земноводных, такое же количество млекопитающих и 3 или 4 новых вида птиц".

Дикие люди из Европы.

Сообщение о диких людях исходят из глубины веков. На многих произведениях искусства древних греков, римлян, карфагенцев и этрусков содержатся образцы получеловеческих существ. Например, в музее древнейшей истории в Риме есть этруский серебряный шар, на котором можно видеть между охотниками на лошадях фигуру большого существа, похожего на обезьяно-человека. В средние века в европейском искусстве и архитектуре продолжали изображать диких людей. Страницы из "Псалтыря королевы Марии", составленного в XIV столетии показывают очень реалистично изображенного волосатого дикого человека, на которого налетает стая собак.

Северо-запад Северной Америки.

На протяжении столетий индейцы северо-западной части Соединенных Штатов и западной части Канады верили в реальность диких людей, известных под разными именами, таких, как Сасквоч. В 1792г испанский ботаник натуралист Жозе Мариано Мозино, описывая индейцев Нутки у острова Ванкувер в Канаде, писал: "Я не знаю, что сказать о Матлоксе, обитателе гористого района, который наводит на всех неимоверный страх. Воображают, что у него тело чудовища, покрытое жесткой черной щетиной; голова похожа на человеческую, но с клыками значительно более острыми, сильными и большими, чем клыки медведя; у него чрезвычайно длинные руки; на пальцах рук и ног длинные согнутые когти".
Президент США Теодор Рузвельт включил интригующее сообщение в книгу "Охотник безжизненных просторов"(1906г). Инцидент произошел в горах Биттеррут, между штатами Идахо и Монтано. Из этого региона до сих пор поступают сообщения о диком человеке. По словам Рузвельта, в середине XIX века ловец по имени Бауман со своим компаньоном исследовали одно особо дикое и пустое ущелье. Какое-то неизвестное существо несколько раз опустошало их лагерь: ночью, когда они не могли ясно видеть это большое животное, и днем, когда их там не было. Однажды Бауман нашел в лагере труп своего товарища. Очевидно, он был убит этим существом, которое оставило свои следы, очень похожие на человеческие. В отличие от медведя, который обычно ходит на четырех лапах, это существо ходило на двух.

Если брать историю Баумана саму по себе, то это не очень впечатлительное свидетельство существования диких людей в Северной Америке, но если ее рассматривать вместе с более убедительными сообщениями, она приобретает большую важность.

4 июня 1884г в "Колонисте", газете, выходящей в Виктории в Британской Колумбии, была опубликована статья о странном существе, схваченном у города Яля. "Колонист" сообщал: ""Джако", как назвали это существо те, кто его схватил, напоминает гориллу примерно 4 фута и 7 дюймов в высоту и весит 127 фунтов. У него длинная черная густая шерсть, и он похож на человеческое существо за одним исключением: все его тело кроме кистей (или лап) и ступней покрыто лоснящимися волосами примерно в дюйм длиной. Его предплечье значительно больше, чем предплечье человека, и он экстраординарно силен." То, что это существо не горилла, кажется ясным, так как его вес слишком мал. Можно предположить, что Джако был шимпанзе, но эта идея рассматривалась и была отвергнута лицами, которые хорошо знали Джако. В 1961г зоолог Иван Сандерсон упоминает "комментарий, приведенный в другой газете, который появился вскоре же после опубликования первой статьи, и в нем спрашивалось, как кто-то мог предположить, что этот "Джако" мог быть шимпанзе, бежавшим из цирка". Из того же самого района поступали другие сообщения о существах, подобных Джако. Например, Александер Андерсен из "Компании Гудзонова Залива", сообщал, что какие-то человекоподобные волосатые существа швыряли камни в членов его экспедиции, когда они в 1864г делали съемку торгового пути.

В 1901г Майк Кинг, хорошо известный лесопромышленник работал в отдельном районе в северной части острова Ванкувер. Когда Кинг поднялся на один мост, то заметил большое человекоподобное существо, покрытое красновато-коричневым мехом. Это существо мыло какие-то коренья на берегу реки и складывало их в две правильные кучи за собой. Затем существо убежало, причем, бежало, как человек. Осмотренные Кингом следы были определенно человеческими за исключением "феноменально длинных и растопыренных пальцев". В 1941г члены семьи Чапмэнов встретились с диким человеком на ручье Руби в Британской колонии. В один солнечный летний вечер старший сын миссис Чапмэн предупредил ее о присутствии большого животного, которое выбирается из леса около их дома. Сначала она думала, что это был большой медведь. Но потом, к ее величайшему ужасу она увидела, что это был гиганский человек, весь покрытый желтовато-коричневой шерстью. Шерсть была около 4 дюймов в длину. Существо направлялось прямо к дому, и миссис Чапмэн, собрав 3-х детей бросилась вниз по ручью к деревне.

В октябре 1955г мистер Уильям Рой, который провел большую часть своей жизни, охотясь на диких животных и наблюдая за их привычками, также встретился с диким человеком. Это произошло около маленького городка под названием Тит-Джаон-Кэтч в Британской Колумбии. Однажды, как говорил Рой под присягой, он поднимался на Слюдяную гору к старой заброшенной шахте и увидел на расстоянии около 75 ярдов нечто, что сначала он принял за медведя. Когда это существо подошло поближе, и его можно было ясно видеть, Рой понял, что это было нечто иное: "Мое первое впечатление было таким: это огромный человек, высотой около 6 футов, почти 3 фута в ширину, и, возможно, весящий около 300 фунтов. С головы до пят он был покрыт темно-коричневой шерстью, серебристой на конце. Но когда он подошел ближе, я увидел по груди, что это была женщина."

В 1967г в районе ручья Блафф в Северной Калифорнии Роджер Патерсон и Боб Гимлин сумели снять короткий цветной фильм о Сасквач, существе женского пола. Они также сделали слепки ее следов, длиною в 14 дюймов. Об этом фильме было выражено несколько мнений. В то время как одни специалисты говорили, что это подделка, другие уверяли, что они думают, что это является хорошим доказательством реальности Сасквач. Также были выдвинуты смешанные мнения. Доктор Д.В.Грайв, анатом, специализирующийся на ходьбе человека, изучил фильм и был вынужден сказать: "Мои субъективные впечатления колебались между полным принятием Сасквач на основе того, что фильм было трудно подделать и неподвластным разумом отрицанием, основывающемся на эмоциональном отклике на возможность того, что Сасквач действительно существует".

Антрополог Мира Шекли из Лейстерского университета заметила, что большинство взглядов, сходятся на том, что фильм мог быть мистификацией, но если это так, то чрезвычайно умелой. Но это обвинение можно было бы использовать, чтобы опровергнуть почти любые научные данные. Единственное, что можно сделать - это постулированное наличие достаточно опытного мистификатора. Поэтому гипотезу о розыграше надо применять только тогда, когда есть действительное доказательство мистификации, как например, в случае с пилтдауном. В идеале нужно быть в состоянии представить самого мистификатора. Более того, даже продемонстрированный пример мистификации нельзя использовать, чтобы отбросить все категории сходных свидетельств.

Что касается следов Сасквач, то независимые свидетели осмотрели и сообщили о сотнях следов, и более 100 из них сохранились на фотографиях и слепках. Однако, критики отстаивают мнение, что все эти следы были подделками. Несомненно некоторые из следы были подделаны, этот факт с готовностью признают самые стойкие сторонники Сасквач. Но может ли каждый отдельный след быть мистификацией?

В 1973г Джон Р.Напиер, уважаемый английский анатом сказал, что если все опетчатки ног - подделки, то "тогда мы должны быть готовы признать существование конспиративной мафиеподобной разветвленной структурой, ячейки которые находятся практически в каждом важном городе от Сан-Франциско до Ванкувера. Напиер заявил, что нашел "биологически убедительные" следы, которые он сам изучил. Напиер писал: "Те образцы, которые я осмотрел, убедили меня, что некоторые следы настоящие и что их форма похожа на форму человеческих следов. ... Я убедился, что Сасквач существует".

Гровер С.Кранц, антрополог из университета штата Вашингтон, сначала скептически относился к сообщениям о Сасквач. Для того, чтобы определить, действительно ли существует это создание или нет, Кранц тщательно изучил некоторые следы, найденные на северо-востоке штата Вашингтон. Реконструируя скелетную структуру ступни на основе следа, он заметил, что лодыжка расположена к пальцам ближе, чем у человека. Приняв во внимание высоту и вес взрослой Сасквач, Кранц, используя знание физической антропологии, вычислил, как далеко лодыжка должна была быть расположена. Вернувшись к следам, он обнаружил, что положение лодыжки в точности совпадает с теоритическим вычислениями. "Именно тогда я решил, что эта вещь реальна, - сказал Кранц, - фальсификатор не мог знать, как располагается лодыжка. У меня ушло два месяца, чтобы выяснить со слепками в руках, поэтому вы можете представить себе, насколько умнее должен быть этот обманщик.

Кранц и эксперт по дикому человеку Джон Грин написали обширные отчеты о северо-американских отпечатках ног. Обычно следы в 14-18 дюймов в длину и 5-9 дюймов в ширину, т.е. их поверхность в 3-4 раза больше чем у средней человеческой ступни. Отсюда популярное имя - "Большая нога". Кранц оценил, что для того, чтобы сделать типичные отпечатки Сасквач, требуется общий вес, по крайней мере, в 800 фунтов. Так, человек, который весит 200 фунтов должен был бы нести, по крайней мере, 500 фунтов, чтобы оставить хороший след.

Но это только начало. Есть сообщения о серии следов, которые продолжаются от 3/4 мили до нескольких миль в пустынных районах, далеких от ближайших дорог. Длина большого шага Сасквач варьируется от 4 до 6 футов (длина большого шага среднего человека - примерно 3 фута). Попробуйте пройти одну милю с, по крайней мере, с 500 фунтами на плечах и делая шаги по 5 футов. "Это наводит на мысль о машине, которая делает эти следы, вид механического оттиска, - писал Напиер, - но аппарат, способный делать нажим примерно в 800 фунтов на квадратный фут, который можно перетащить вручную через неровную и гористую местность - это притянуто за уши." Некоторые из серий следов были на свежем снегу, что давало возможность наблюдателям проверить то, что параллельно следам на земле, не было ни каких других отметок от какой-нибудь машины, едущей рядом с ними или парящей над ними. В некоторых случаях расстояние между пальцами изменяется от одного следа до следующего следа в той же серии следов. Это означает, что помимо других проблем, с которыми сталкивается мистификатор, он был бы вынужден вставить в свою искусственную ступню подвижные части.

10 июня 1982г Поль Фриман, полицейский американской лесной службы, выслеживая лося в районе Валла-Валла в штате Вашингтон, увидел волосатое двуногое существо примерно 8 футов роста, которое стояло примерно в 60 ярдах от него. Через 30 сек это большое животное ушло. Кранц изучил слепки следов этого существа и нашел кожные складки, поры и другие характерные черты, расположенные в соответствующих местах, что и на ступне большого примата. Детальные отпечатки кожи на боковых поверхностях следов указывают на присутствие мягкой подошвы ступни. Почему почти все антропологи и зоологи даже перед лицом большого количества убедительных фактов сохраняют молчание о Сасквач. Кранц заметил: "Они опасаются за свою репутацию и работу". Напиер делает аналогичное замечание: "Одна из проблем, возможно, самая большая проблема, при изучении Сасквач заключается в подозрении, с которым сталкиваются люди, заявляющие, что они видели Сасквач, со стороны своих соседей и начальников. В некоторых сферах признавать подобный контакт означает рисковать личной репутацией, общественным положением и доверием на работе." В частности, он сказал о "случае с высококвалифицированным геологом из одной нефтяной компании, который рассказал свою историю, но настаивал, что его имя не должно упоминаться, сетуя на то, что компания его уволит". В этом отношении Родерик Спраг, антрополог из Университета Идахо, сказал о Кранце: "Именно желание Кранца открыто исследовать неизвестное стоило ему уважения многих его коллег и своевременного продвижения по работе."

Большинство сообщений о Сасквач поступают из северо-западной части Соединенных Штатов и из Британской Колумбии. "Приходится сделать вывод, - сказал Напиер, - что в настоящее время в глухих районах на северо-западе Соединенных Штатов и в Британской Колумбии живет гигантская человекоподобная форма жизни." Из восточных частей Соединенных Штатов и Канады тоже поступают многочисленные сообщения. "То, что такое существо живет и умирает с нами, неузнаваемое и неопределяемое, - это сильный удар по честности современной антропологии," - заключает Напиер. Можно также сказать, что то удар и по честности биологии, зоологии и науки в целом.

Центральная и Южная Америка.

Из тропических лесов Южной Мексики поступают сообщения о существах, называемых Сисимитами. Геолог Уэндел Скоусен сказал, что люди в Кубулко в Баджа-Верапазе говорят: "В горах живут очень большие дикие люди, полностью покрытые коротким толстым коричневым мехом. У них нет шеи, маленькие глаза, длинные руки и огромные кисти рук. Их следы в два раза длинее человеческих." Несколько людей сказали, что Сисимиты гнались за ними по склонам гор. Скоусен думал, что этим существом мог быть медведь, однако, тщательно расспросив местных жителей, он решил, что это не так. Про подобные существа сообщают из Гватемалы, где, как говорят, они похищают женщин и детей.

Люди в Белизе (бывший Британский Гондурас) говорят о получеловеческих существах, называемых Двенди, которые живут в джунглях в южной части их страны. Название "Двенди" происходит от испанского слова "Дуенди", что означает "гоблин". В 1961г проводящий исследования в Белизе Иван Сандерсен писал: "Десятки людей говорили мне, что видели его, и, гл. о., это были важные люди, работавшие в ответственных департаментах, таких, как лесной департамент, и учившиеся или проходившие ранне стажировку в Европе или в Соединенных штатах. Один родившийся там младший лесник описал во всех подробностях двух маленьких существ, которых он неожиданно заметил, когда они наблюдали за ним на опушке лесного заповедника у подножия гор Майа. ... Этот народец в высоту был от 3,6 до 4 футов, пропорционально сложен, но у них очень тяжелые плечи и довольно длинные руки, они покрыты толстой плотной, почти коричневой шерстью, как у короткошерстной собаки; у них были очень плоские желтоватые лица, но волосы на голове были не длиннее, чем волосы на теле, за исключением нижней части затылка и шеи". Кажется, Двенди представляют какой-то вид, отличающийся от большой Сасквач с тихоокеанского побережья Северной Америки.

Из района Гвианы Южной Америки поступают сообщения о диких людях, называемых Диди. Первые исследователи слышали истории о них от индейцев, которые говорили, что те примерно 5 футов роста, прямоходящие, покрытые толстыми черными волосами.

В 1931г Неллок Беккари, антрополог из Италии, услышал о Диди от мистера Хэйнса, наместника в Британской Гвиане. Хеувелманс дает краткое изложение того, что Хэйнс поведал Беккари: "В 1910г он шел через лес параллельно Конаваруку, притоку, который впадает в Эссекибо, чуть выше того места, где он впадает в Потаро, там Хэйнс неожиданно встретился с двумя странными существами, которые поднялись на задние лапы, когда увидели его. У них были человеческие черты, но они были полностью покрыты красноватым коричневым мехом... Эти два существа ретировались и медленно скрылись в лесу".

Приведя множество похожих сообщений в книге о диких людях, Сандерсон сказал: "Самый значительный единичный факт об этих сообщениях из Гвианы – ни разу ни местный житель, ни другое лицо, которое передавало слова местных жителей, не указывают, что эти существа были простыми "обезьянами". Во всех случаях они обращают внимание, что у тех не было хвостов, они ходили на двух ногах, и у них были человеческие черты."

С восточных склонов Анд в Эквадоре поступают сообщения о Ширу, маленьком, покрытом мехом человекоподобном существе, 4-5 футов роста. В Бразилии люди говорят о большом человекоподобном Мапингаури, который оставляет следы, похожие на человеческие, и про него говорят, что он убивает скот.

Йети: Снежный человек Гималаев.

В работах британских должностных лиц, находившихся в Гималайском регионе индийского субконтинента в 19-м веке содержатся единичные ссылки на наблюдения и следы снежных людей, называемых йети. О йети впервые упомянул В.Х.Ходгсон, который с 1820 по 1843 год был британским резидентом при непальском дворе. Ходгсон сообщал, что во время путешествия по северному Непалу его носильщики боялись вида волосатого бесхвостого человекоподобного существа. Многие сделают предположение, услышав сообщение наподобие этого (и сотни других, которые записаны со времени Ходгсона), что непальцы ошибались, принимая обычное животное за йети: обычные кандидаты в такие ошибочные идентификации - медведи и обезьяны. Но трудно представить, что люди, которые всю жизнь жили в Гималаях, хорошо знакомы с дикими животными, могли бы сделать подобные ошибки. Мира Шекли отмечает, что йети присутствуют на непальских и тибетских религиозных изображениях, на которых нарисованы иерархии живых существ. "Здесь, - говорит Шекли, - медведи, большие обезьяны и маленькие азиатские обезьяны изображены отдельно от снежного человека, что предполагает, что между этими формами (по крайней мере в умах художников) нет путаницы."

В 19-ом столетии по крайней мере один европеец сообщал, что он лично видел схваченное животное, похожее на йети. Один южноамериканец сказал Мире Шекли: "Много лет назад в Индии покойная мать моей жены говорила мне, что ее мать видела то, что могло бы быть одним из тех существ из Муссори, у подножья Гималаев. Этот получеловек был прямоходящим, но явно был больше животным, чем человеком, так как все его тело было покрыто шерстью. Говорили, его схватили в снегах... и держали в цепях."
В 20-м столетии наблюдения европейцами снежных людей и их следов продолжались, увеличившись во время экспедиций 1930-х годов по покорения гималайских вершин. В ноябре 1951га Эри Шиптон, разведывая подходы к горе Эверест, нашел отпечатки ног на леднике Менлун недалеко от границы Тибета и Непала, на высоте 18.000 футов. Шиптон шел по этой дорожке одну милю. Фотография с близкого расстояния одного из следов доказывала их убедительноть многим. Следы были очень большими. Джон Р.Напиер рассмотрел и отверг возможнось того, что определенный размер и форма лучшего шиптоновского следа могли быть обусловлены таянием снега. В конце Напиер делает предположение, что шиптоновский след был результатом наложения человеческой ноги, одной обутой, а другой разутой. В целом, Напиер был полностью убежден в реальном существовании северо-американской Сасквач, но в высшей степени скептично относился к свидетельству о йети. Но, как мы увидим ниже, новое свидетельство приведет к тому, что Напиер станет более склонен признавать гималайского снежного человека.

Во время экспедиции в Гималае в 1950-е и 1960-е гг сэр Эдмунд Хиллари привлек внимание к свидетельствам о йети, включавших следы в снегу. Он заключил, что в каждом случае большие следы, предписываемые йети получились из-за слияния более маленьких цепочек следов известных животных, наложения и таяния снега. На что Напиер, сам скептик, отвечал: "Ни один человек даже с небольшим опытом не спутает подтаявший след со свежим. Все следы, которые видели в течение многих лет достойные доверия наблюдателя, невозможно таким образом отвергнуть, должны быть другие объяснения этих следов, включая, конечно, возможность того, что они остались от животного, неизвестного науке".

Помимо западных людей, местные жители также приводят продолжающийся поток сообщений о йети. Например, в 1958г, как написала Мира Шекли в книге о снежных людях тибетские крестьяне из Тхарбалехо, недалеко от ледника Ронбук, наткнулись на утонувшего йети. Жители деревни сказали, что это существо похоже на маленького человека с остроконечной головой, и покрыто красновато-коричневым мехом.
В некоторых буддистских монастырях говорят, что у них есть вещественные остатки йети. Одна категория подобных останков - скальпы йети, но про те экземпляры, изученные западными учеными, думают, что они были сделаны из шкур известных животных. В 1960г сэр Эдмунд Хиллари снарядил экспедицию для того, чтобы собрать и оценить свидетельства о йети и послать скальп йети из Кхутжунского монастыря на запад для проверки. Результаты показали, что скальп был сделан из шкуры serow, козлоподобной гималайской антилопы. Но некоторые не согласились с этим анализом. Шекли сказала, что они "указали на то, что волосы со скальпом выглядят отлично от обезьяны, и в них есть клещи-паразиты тех видов, которые отличны от тех, что живут в шерсти serow."

В 1950гг западные исследователи, финансируемые американским бизнесменом, Томом Сликом, получили образцы из мумифицированной руки йети, хранившейся в Панбоче в Тибете. Лабораторные тесты ни к чему не привели, но Шекли пишет, что у руки "было несколько удивительных антропоидных черт".

В мае 1957г в "Катманду Коммонере" появилась история о голове йети, которая 25 лет хранилась в деревне Чилунка, примерно в 50 милях к северо-востоку.

В марте 1986г Антоний Б.Вулдридж совершал от имени маленькой организации по развитию третьего мира одиночный переход через Гималаи на самом севере Индии. А пройдя через покрытые снегом лесистый склон около Хемкунда, он заметил свежие следы и сфотографировал их, в том числе он сделал фотографию с близкого растояния одного отпечатка, который походил на след, сфотографированный Эриком Шиптоном в 1951г. Пройдя дальше, Вулдридж пришел к недавнему снежному обвалу и увидел неглубокую борозду, которая, очевидно, была проделана большим объектом, съехавшим по снегу. В конце борозды он увидел другие следы, которые вели к далекому кустарнику, за которым "стояло на двух ногах нечто большое, возможно, двух метров высотой". Вулдредж осознал, что это йети прошел 150 метров, и сделал фотографии. Оно стояло расставив ноги, писал он, очевидно, глянув вниз склона, его правое плечо было развернуто ко мне. Голова была большой и квадратной, и все тело было покрыто шерстью. По мнению Вулдреджа это существо было определенно не обезьяной, не медведем, не обычным человеком. Вулдредж смотрел за этим существом 45 минут, но он был вынужден уйти, когда испортилась погода. Возвращаясь в лагерь, он сделал еще несколько фотографий следов, но к тому времени они уже подтаяли и испортились.

Вернувшись в Англию, Вулдредж показал фотографические свидетельства ученым, интересующимся вопросом о снежном человеке, в том числе Джону Напиеру. На расстоянии 150 метров это существо на 35-мм пленке казалось совсем маленьким, но при увеличении показалось что-то человекоподобное. Описывая реакцию тех, кто описывал эти фотографии: "Джон Напиер, приматолог и автор книги "Большая нога: йети и Сасквач в мифах и действительности" (1973г) изменил свое скептическое отношение, которое он до этого выражал, и сейчас он пишет, что признает йети. Мира Шекли, археолог и автор книги "Дикие люди: загадка йети, Сасквач и неандертальцев" (1983г) просмотрела все фотографии и считает, что все пережитое мною весьма согласуется с другими сообщениями о встречах с йети. Лорд Ханд, возглавлявший увенчавшуюся успехом экспедицию на Эверест в 1953г дважды видевший следы йети был также убежден."

Альмасты из Центральной Азии.

Сасквач и йети, как можно судить по имеющимся описаниям, больше и похожи на обезьян. Но существует другой дикий человек, который кажется меньше и больше похож на человека, альмасты. Сообщение об альмасты, сконцентрировано в области, простирающейся от Монголии на севере до Памира на юге и до Кавказа на западе. Похожие сообщения поступают из Сибири и из дальних северо-восточных частей России.
В начале XV столетия Ганс Шилтенбергер был взят в плен турками и послан ко двору Тамерлана, который поместил его в свиту монгольского князя Егидея. Вернувшись в Европу 1427г, Шилденбергер написал об увиденном им, в т. ч. и о диких людях. В самих горах живут дикие люди, у которых нет ничего общего с другими людьми. Все тело этих существ покрыто шерстью, только на руках и на лице нет волос. Они бегают по горам, как животные, и питаются листьями и травой, и всем, что они могут найти. А хозяин этой территории подарил Егидею пару лесных людей: мужчину и женщину. Они были взяты в диком состоянии.

Рисунок альмасты найден в монгольском учебнике XIX ст о лекарствах, получаемых из различных растений и животных. Мира Шекли отмечает: "В книге содержатся тысячи иллюстраций различных классов животных (пресмыкающиеся, млекопитающие и земноводные), но ни одного мифологического животного, каких мы знаем по подобным средневековым европейским книгам. Все существа живут, и их можно видеть сегодня. Кажется, совсем нет причины предполагать, что альмасты также не существовал, и, кажется, иллюстрации предполагают, что он находится среди обитателей скал, в горах."

В 1937г Дорджи Мейрен, член монгольской Академии Наук, видел шкуру альмасты в монастыре пустыне Гоби. Ламы использовали ее как ковер при совершении некоторых ритуалов.

В 1963г педиатр Иван Ивлов путешествовал по Алтаю в Южной части Монголии. Ивлов видел несколько человекоподобных существ, стоявших на склоне горы. Казалось, что это была семья, в которой были мужчина, женщина и ребенок. Ивлов смотрел на эти существа в бенокль с растояния полумили, пока они не скрылись из поля его зрения. Его монгольский шахтер также видел их и сказал, что в тех краях это обычное дело. После встречи с семьей альмасты Ивлов опросил многих монгольских детей, считая, что они будут более чистосердечными, чем их родители. Дети дали много дополнительных сведений об альмасты. Например, один ребенок сказал Ивлову, что, когда он и еще несколько детей купалось в ручье, то увидели женщину альмасты, которая переносила через ручей своего детеныша.

В 1980г рабочий с экспериментальной станции при монгольской Академии Наук в Булгане наткнулся на мертвое тело дикого человека: "Я подошел и увидел волосатое туловище сильного человекоподобного существа, высохшего и наполовину засыпанного песком. ... Мертвое тело не было медведем или обезьяной, но в то же самое время это не было человеком наподобие монгола, казаха, китайца или русского".

Горная страна Памир, лежащая в отдаленном районе, где встречаются границы Таджикистана, Китая, Кашмира и Афганистана были местом многих всреч с альмасты. В 1925 году Михаил Степанович Топильский, генерал-майор Советской Армии преследовал басмачей, скрывавшихся в одной пещере в Памире. Один из уцелевших басмачей сказал, что в пещере на него и его товарищей напали несколько обезьяноподобных существ. Топильский приказал осмотреть завал в пещере, и там нашли тело одного из этих существ. Топильский говорил: "Сначала я подумал, что это было тело обезьяны, все оно было покрыто шерстью. Но я знал, что на Памире нет обезьян. Кроме того, само тело выглядело очень похожим на тело человека. Мы попытались выдернуть волосы, чтобы посмотреть, не маскировка ли это, но обнаружили, что это были собственные волосы этого существа. Мы несколько раз перевернули тело со спины на грудь и измерили его. Наш врач долго итщательно изучал тело, и было ясно, что это - не человек." "Тело, - продолжал Топильский, - принадлежало существу женского пола 165-170 сантиметров в высоту, довольно пожилому или старому, что мы определили по седым волосам в нескольких местах. ... Цвет лица был темным, и у существа не было ни бороды, ни усов. Виски были лысыми, и задняя часть головы покрыта толстыми спутанными волосами. Мертвое существо лежало с открытыми глазами и оскаленными зубами. Глаза были темными, а зубы большими, и даже форма у них была, как у человеческих. Лоб был наклонен, а брови были могучими. Выдающаяся вперед челюсть делала лицо похожим на монгольский тип лица. Нос был плоский с глубоко запавшей переносицей. Уши были без волос и выглядели намного более острыми, чем человеческие с более длинными мочками. Нижняя челюсть была очень массивной. Существо имело могучую грудную клетку и хорошо развитые мускулы.

В 1957г Александр Георгиевич Пронин из географического НИИ при Ленинградском университете принимал участие в экспедиции на Памир с целью нанесения на карту ледников. 2 авг 1957г, когда его товарищи исследовали ледник Федченко, Пронин пошел пешком в долину реки Баляндкук. Шекли пишет: "В полдень он заметил фигуру, стоящую на каменном утесе примерно в 500 ярдах от него и на таком же расстоянии в сторону. Его первой реакцией было удивление, так как считалось, что эта область необитаема, а второй - это существо не было человеком. Оно было похоже на человека, но было очень сутулым. Он смотрел, как эта приземистая фигура шла, широко расставляя ноги по снегу, и он заметил, что предплечья этого существа были длиннее, чем человеческие; оно было покрыто красновато-серой шерстью." Пронин увидел это существо три дня спустя, оно шло на двух ногах, начиная с этого случая на Памире несколько раз видели дикого человека, и члены различных экспедиций фотографировали и делали слепки следов. А сейчас мы рассмотрим сообщения об альмасты с Кавказа. Согласно свидетельствам жителей деревни Ткхина на реке Мокви и там в XIX веке в лесах горы Заадан было схвачено существо женского пола. Три года его держали связанным, но затем оно стало домашним. Ему позволили жить в доме. Ее называли Зана. Шекли пишет: "Ее кожа была серовато-черного цвета, покрытая красноватыми волосами, которые на голове были длиннее, чем в других местах. Она могла издавать гортанные звуки, но никогда не начинала говорить. У нее было большое лицо с большими скулами, мордоподобная выдающаяся челюсть и большие брови, большие белые зубы и "свирепое выражение". Случайно у Заны из-за сексуальных жителей деревни появились дети. Некоторых из внуков Заны видел в 1964 году Борис Поршнев. В сообщении об исследованиях Поршневах Шекли пишет: "У внуков, Чаликоуа и Така была темноватая кожа и не слишком грозная внешность с очень выступающими жевательными мускулами и чрезвычайно сильными челюстями." Поршнев опросил также жителей деревни, которые детьми присутствовали на похоронах Заны в 1880-е гг.

На Кавказе альмасты иногда называют Биабан-гули. В 1899г зоолог И.А.Сатунин заметил женщину Биабан-гули в Талышских горах на юге Кавказа. Он говорил, что у существа были "человеческие движения". Тот факт, что Сатунин был хорошо извесным зоологом, делает его сообщение особенно выжным.

В 1941г В.С.Карапетян, генерал-лейтенант медицинской службы Советской Армии произвел непосредственный физический осмотр живого дикого человека, схваченного Дагенстанской автономной республики на севере от Кавказских гор. Карапетян сказал: "Я вошел в сарай с двумя представителями Советской Власти. Я все еще вижу это существо, как будто оно сейчас стоит передо мной. Оно было мужского пола, раздетое и с голыми ступнями. Без сомнения, это был человек, потому что вся его форма была человеческой. Однако грудь, спина и плечи были покрыты косматыми волосами темно-коричневого цвета. Этот его мех был значительно более похож на медвежий, длина которого - 2-3 см. Мех был тоньше и мягче под грудью. Ладони рук и подошвы ступней были без волос. Но волосы на голове доходили до плечей, частично закрывая лоб. Более того, волосы на голове были очень грубыми на ощупь. У него не было бороды или усов, хотя его лицо было полностью покрыто небольшими волосами. Волосы вокруг рта также были короткими и негустыми. Человек стоял абсолютно прямо, и его руки свисали. Его рост был средним - около 180 см. Он стоял передо мной, как исполин, и его могучая грудь выпирала вперед. Его пальцы были тонкими, сильными и необыкновенно большими. В целом, он был значительно больше любого местного жителя, его глаза ничего не выражали, они были пустыми и тусклыми - это глаза животного. А он и казался мне животным, и ничем больше." Именно такие сообщения привели ученых таких, как британского антрополога Миру Шекли, к заключению, что альмасты может представлять выживших неандертальцев, или, возможно даже, человека прямоходящего. Что случилось с диким человеком из Дагестана? Согласно опубликованным сообщениям, он был был расстрелян теми советскими военными, захватившими его, когда они отступали перед наступавшей германской армией.

Дикий человек Китая.

Китайские исторические документы и анналы многих больших и малых городов содержат обильные записи о Диком человеке, которому даются различные имена," - говорит Чжоу Гуосин из Пекинского музея естественной истории. "Даже сегодня в округе Фань в провинции Хубэй, - говорит Чжоу, - до сих пор живы легенды о "маорен" (волосатых людях) или диких людях." Говорят, что в 1922г один ополченец захватил там дикого человека, но об этом событии больше нет ни каких записей.

В 1940г Вань Зелин, выпускник биологического факультета Северо-западного университета в Чикаго, смог непосредственно увидеть дикого человека вскоре же после того, как тот был пристрелен охотниками. Вань ехал на машине из Баоджи в провинции Шанси в Тяньшуй в провинции Ганьсу, когда он услышал рядом с собой выстрел. Чтобы удовлетворить свое любопытство, он вышел из машины и увидел какое-то туловище. Это было женское существо 6,5 футов в высоту, покрытое толстой серовато-красной шерстью примерно один с четвертью дюйма в длину. Волосы на лице были короче. Скулы выступали, и губы также выдавались. Волосы на голове был примерно 1 фут в длину. Согласно Ваню, существо выглядело как реконструкция китайского человека прямоходящего.

10 лет спустя другой ученый, геолог Фань Джинкань видел несколько живых диких людей. Чжоу Гуосин писал: "Весной 1950г с помощью местных проводников он смотрел с безопасного расстояния на двух смештных диких людей в горном лесу около округа Баоджи в провинции Шанси. Это были мать и сын, последний был 1,6 метров в высоту. Оба выглядели, как люди".

В 1957г учитель биологии из провинции Чжецзян добыл руки и ноги "человеко-медведя", убитого местными крестьянами. Чжоу Гуосин позднее осмотрел эти образцы. Хотя Гуосин не думал, что принадлежали они дикому человеку, он заключил, что образцы принадлежали неизвестному примату.

В 1961г рабочие прокладывающие дорогу, через густо покрытый лесом район Сишуан Бана в провинции Юньнань на самом севере Китая, сообщили, что убили человекоподобного примата женского пола. Существо было 1,2-1,3 м в высоту и покрыто шерстью. Оно ходило на двух ногах и, по словам очевидцев, ее руки, уши и груди были как у женщины. Китайская академия наук послала несколько ученых исследовать этот случай, но они не смогли добыть никаких вещественных свидетельств. Некоторые предположили, что рабочие встретились с гиббоном. Но Чжо Гуосин писал: "Автор недавно посетил одного журналиста, который принимал участие в расследовании. Тот утверждал, что убитое животное не было гиббоном, но было неизвестным животным человеческой формы."

В 1976г 6 кадровых офицера из лесистого района Шеннонгджа в Провинции Хубэй ехали ночью на машине по шоссе у деревни Чуньшуя, между округом Фансиан и Шеннонгджа. По дороге они встретились со "странным бесхвостным существом, покрытым красноватым мехом". К счатью, оно стояло достаточно долго, чтобы пять человек вышли из машины и посмотрели на него с растояния только в несколько футов, в то время, как водитель освещал его фарами. Те, кто смотрел, были уверены, что это был не медведь, или любое другое существо, которое они знают. Они сообщили о произошедшем в телеграмме в Китайскую Академию Наук в Пекине.

За многие годы руководители Академии получали множество подобных сообщений из того же самого района в провинции Хубэй. Поэтому, когда они услышали об этом случае, они решили тщательно расследовать это дело. Научная экспедиция, состоящая более чем из ста членов, приехала в провинцию Хубэй. Они собрали вещественные свидетельства в виде волос, отпечатков ног и экскрементов, и записали показания местных жителей. Последующие исследования добавили к этим результатам новые сведения. В целом, в провинции Хубэй было найдено более тысячи следов, некоторые из них в длину более 19 дюймов. Было собрано более ста волос дикого человека, самый длинный - 21 дюйм.
Некоторые пытались объяснить встречи с диким человеком в районе Шеннонгджа в провинции Хубэй встречами с редкой золотой обезьяной, которая живет на той же самой территории. Золотая обезьяна может очень хорошо подойти к сообщениям о существах, которых видели мельком с большого расстояния. Но рассмотрим случай Паня Геньлиана, председателя местной комунны, который столкнулся с диким человеком в лесу. Пань стоял лицом с этим существом на расстоянии пяти футов в течение примерно часа: "Он был примерно 7 футов в высоту, его плечи шире, чем у человека, наклоненный лоб, глубоко сидящие глаза и луковицообразный нос со слегка вздернутыми ноздрями. У существа были впалые щеки, уши как у человека, но большие и круглые глаза, которые больше человеческих. Его челюсть и губы выдавались вперед. Передние зубы были такими же широкими, как зубы лошади. У него были черные глаза, темно-коричневые волосы длиной более фута, которые свободно свисали с его плеч. Все его лицо, за исключением носа и ушей было покрыто короткой шерстью. Его руки свисали до колен. Это существо имело большие руки, пальцы были примерно 6 дюймов в длину и ногти лишь слабо отделялись от пальцев. У него не было хвоста, и шерсть на теле была короткой. У него были толстые бедра, более короткие, чем нижняя часть ноги. Он ходил на 2х ногах. Его ступни были примерно 12 дюймов в длину, ступня шире передней части и уже сзади, пальцы ноги вывернуты наружу."

Дикий человек из Малазии и Индонезии.

В 1969г Джон Маккинон, путешествовавший по Борнео, чтобы наблюдать за орангутангами, наткнулся на какие-то следы, похожие на человеческие. Маккинон спросил своего малайского лодочника, кто их оставил. "Не колеблясь ни секунды, он ответил - "Батутут", - писал Маккинон. Позднее в Малайе Маккинон видел несколько отпечатков ног, которые были даже больше, чем те, которые он видел на Борнео. Но он узнал, что их оставил определенно тот же тип существа. Малайцы называют его "Орангпендек" ("короткий парень"). Согласно Ивану Сандерсену, эти следы отличаются от следов антропоидных обезьян, живущих в индонезийских лесах (гиббон, сяманг и орангутанг). Они также отличаются от следов солнечного медведя.

В начале XX ст Л.К.Вестенек, губернатор Суматры, получил письменное сообщение о встрече с диким человеком Седапа. Управляющий поместьем в горах Барисан вместе с несколькими рабочими видел седапу с растояния 15 ярдов. Управляющий сказал, что он видел "большое существо с короткими ногами, которое бежало, как человек и собиралось перебежать мне дорогу. Оно было очень волосатым, но это был не орангутанг."

В журнальной статье о диком человеке, опубликованной в 1918г, Вестенек записал слова мистера Устангха, который жил на Суматре. Однажды, проходя через лес он неожиданно встретился с человеком, сидящим на бревне и смотрящим в другую сторону. Устангх говорил: "Неожиданно я осознал, что его шея по-странному жесткая и чрезвычайно грязная". "У этого парня очень грязная морщинистая шея", - сказал я себе. ... Затем я увидел, что это был не человек".

"Это был не орангутанг, - заявляет Устингх, - я увидел одну из этих больших обезьян, совсем незадолго до этого". Что это было за существо, если не орангутанг? Устингх не мог сказать сказать со всей определенностью. Как мы видели, некоторые предположили, что дикие люди могут быть представителями выживших неандертальцев или людей прямоходящих.

Но если существует неопределенность в том, какие виды гоминид могут окружать нас сегодня, как мы можем быть столь уверенны на счет того, какие гоминиды могли или не могли жить в далеком прошлом?

Эмпирическое изучение летописи окаменелости не может быть надежным методом. Как утверждает Хеувелманс в письме (от 15 апр 1986г) нашему исследователю Стефану Бернату, "не переоценивайте важность летописи окаменелости. Окаменение - очень редкий, исключительный феномен, и летопись окаменелостей поэтому не может дать нам точную картину жизни на Земле в прошлые гелогические периоды. Летопись окаменелостей приматов, особенно не полна, потому что очень разумные и осторожные животные могут более легко избежать каждого условия окаменения, например, погружение в грязь или торф". У эмпирического метода, несомненно, есть свои пределы и летопись окаменелостей неполна и несовершенна. Но когда все факты, включая данные об очень древних людях и современных обезьяно-людях, оценено объективно, то появляется модель, которая больше объясняет сосуществование, чем последовательную эволюцию.

Африка.

Местные жители из нескольких стран западной части африканского континента, например с Иворийского побережья, рассказывают о расе пигмееподобных существ, покрытых крсноватой шерстью. Европейцы также всречались с ними.

Сообщения о диком человеке поступают и из Восточной Африки. Капитан Уильям Хитченс писал в 1937г: "Несколько лет назад меня официально послали охотиться на львов в этот район (леса Уссуре и Симибит в западной части Уимбарской равнины) и, поджидая на лесной поляне людоеда [льва], я увидел, как два маленьких коричневых пушистых существа вышли из лесной чащи на одну сторону поляны и исчезли в зарослях на другой стороне. Они выглядели как маленькие люди примерно 4 фута в высоту, они шли на двух ногах и были покрыты красновато-коричневой шерстью. Мы с местным охотником смотрели со смешанным страхом и изумлением. Это были, как сказал он, агогве, маленькие, покрытые мехом люди, которых видят один раз в жизни". Были ли это человекообразные или обыкновенные обезьяны? Мне кажется, что или Хитчанс, или местный охотник, который сопровождал его, не могли бы узнать обезьяну. Много сообщений о гогве поступает из Танзании и Мозамбика.

Из района Конго поступают сообщения о Какундакари и Киломба. Говорят, что они высотой примерно 5,5 футов, покрыты шерстью и ходят как люди. Чарльз Кордиер, профессиональный ловец животных, работающий на многие зоопарки и музеи, в конце 50-х и начале 60-х годов находил следы Какундакари. Однажды, говорит Кордиер, Какундакари попался в одну из его ловушек для птиц. "Он упал лицом вниз, - говорит Кордиер, - перевернулся, сел, снял петлю с ноги и ушел до того, как бывший рядом африканец смог что-либо сделать.

Сообщения о таких существах поступают и из Южной Африки. Паскаль Тэсш из лаборатории палеонтологии позвоночных и человека написал в 1983г: "Филипп В.Тобиас (сейчас он находится в совете директоров Международного общества криптозоологии) однажды сказал Хеувелмансу, что один из его коллег установил ловушки, чтобы поймать живого аавстралопитека". Тобиас из Южной Африки считается авторитетам по австралопитекам. Согласно стандартынм взглядам, последние австралопитеки вымерли около 750.000 лет назад. А человек прямоходящий вымер около 200.000 лет назад. Считается, что неанлдертальцы вымерли около 35.000 лет назад, и с тех пор во всем мире живут только современные люди. И все же множество встреч с различными дикими людьми в разных частях света сильно оспаривают общепринятые представления.

Официальная наука и сообщения о диком человеке.

Несмотря на представленные нами данные, большинство признанных авторитетов в антропологии и зоологии отказываются обсуждать существование диких людей, если они вообще упоминают о них, то редко представляют по-настоящему убедительные доказательства его существования, сосредоточивая вместо этого внимание на сообщениях, которые менее вероятно оспорят их неверие. Скептично настроенные ученые говорят, что никто не нашел никаких костей диких людей, никто, говорят они, не представил тело мертвого или живого, но были собраны кости рук и ног, и даже голова предполагаемого дикого человека. Компетентные люди говорят, что они осматривали тела диких людей. А также существует ряд сообщений о пленении диких людей. То, что ни одно из этих вещественных доказательств не поступало в музеи или в научно-исследовательские институты, можно рассматривать как промах процесса собирания или сохранения фактов. Операция, которую мы можем назвать "фильтрацией знания", стремится слегка окрасить дурной славой факты, которые не вписываются в официальные рамки. Однако некотоыре ученые с безупречной репутацией такие, как Кранц, Напиер, Шекли, Поршнев и другие, нашли в известных фактах достаточно оснований, чтобы заключить, что дикий человек действительно существует, или, по крайней мере, вопрос о его существовании достоин серьезного изучения.
4 дек 1984г Мира Шекли написала нашему исследователю Стиву Бернату: "Как вы знаете, этот вопрос в высшей степени актуален, на эту тему было невероятно большое количество корреспонденций и публикаций. Мнения расходятся, но я полагаю, что самым признанным будет мнение о том, что действительно существуют убедительные доказательства, достаточные для того, чтобы предположить, по крайней мере, возможность существования различных неклассифицированных человекоподобных существ. Но при современном развитии наших знаний делать замечания об их важности более детально невозможно. Положение еще более осложняется из-за ложных цитирований. Современный обезьяно-человек, мистификаций и деятельности ревностных сторонников, но удивительно большое количество твердолобых антропологов, кажется, разделяют то мнение, что этот вопрос весьма достоин изучения..

Итак, существует некоторое научное признание доказательств существования дикого человека, но в болешей степени это является приватно выражаемыми взглядами, которые мало или вообще официально не признаются.

Глава 12.

Африка всегда приносит что-то новое

Споры вокруг яванского человека и пекинского человека, не говоря уж о человеке из Кастенедоло и европейских эолитах, давно уже утихли. Что касается дискутировавших ученых, большинство из них покоятся в могилах, и их кости на пути к разложению и окаменению. Но сегодняшняя Африка, земля австралопитека и человека умелого, остается оживленным полем сражения между учеными, схватившимися за то, чтобы утвердить свои взгляды на происхождение человека.

Скелет Река

Первое выдающееся африканское открытие произошло в начале этого века. В 1913г профессор Ганс Рек из Берлинского университета провел исследования в Олдувайском ущелье в Танзании, а потом в Германской Восточной Африке. Пока один из помощников-африканцев Река искал ископаемые останки, он увидел часть кости, торчащей из земли. Счистив верхний слой булыжника, помощник увидел части целого скелета, заключенного в скалу. Он позвал Река, который потом достал скелет из твердого блока твердых отложений. Останки человеческого скелета, включая целый череп (рисунок 12.1) пришлось откалывать с помощью молотка и зубила. Потом скелет переправили в Берлин. Рек определил последовательность из пяти пластов в Олдувайском ущелье. Скелет был из верхней части пласта II, и, как считается сейчас, его возраст составляет 1.15 млнов лет. На стоянке Река, верхние слои (пласты III, IV и V) были уничтожены эрозией. Но пласт II до сих пор покрыт булыжником с ярко-красного пласта III и с пласта V (рисунок 12.2). Возможно, около 50 лет назад, эта стоянка была покрыта пластами III и V, включая твердый известнякоподобный слой калкрита. Очевидно, что пласт IV был уничтожен эрозией до отложения пласта V.
Рек, понимая важность своей находки, подробно рассмотрел возможность того, что человеческий скелет появился в пласте II в результате захоронения. Рек рассуждал: "Стена могилы имела бы определенную границу, край, который показывал бы в профиль раздел между нетронутым камнем. Содержимое могилы выявило бы аномальную структуру и разнородную смесь извлекаемых материалов, включая легко различимые куски калкрита. Ни один из этих признаков не был обнаружен несмотря на тщательнейшее изучение. Более того, камень, непосредственно окружавший скелет, был неотличен от соседнего камня в смысле цвета, твердости, толщины слоев, структуры и порядка."
Луис Лики исследовал скелет Река в Берлине, но посчитал его более поздним, чем заявлял Рек. В 1931 году Лики и Рек посетили стоянку, где был найден скелет. Лики принял точку зрения Река касательно того, что скелет анатомически современного человека был того же возраста, что и пласт II.

В февр 1932г зоолог Ч. Фостер Купер из Кембриджа и доктор медицины Уотсон из Лондонского университета сказали, что цельность скелета, найденного Реком, ясно указывает на его недавнее захоронение. Лики согласился с Купером и Уотсоном, что скелет Река занял свое положение в пласте II в результате захоронения, но он считал, что захоронение имело место во время образования пласта II. В письме в "Нэйчер", Лики утверждал, что более 50 лет назад красновато-желтая верхняя часть пласта II была покрыта нетронутым слоем ярко-красного пласта III. Если бы скелет был захоронен после отложения пласта II, тогда должна была бы быть смесь ярко-красных и красновато-желтых отложений в содержимом могилы. "Мне посчастливилось лично исследовать скелет в Мюнхене, пока он был еще нетронут в своей изначальной породе, - писал Лики, - и не мог найти ни следа каких-бы то ни было примесей или разрушений."

Купер и Уотсон на этом не успокоились. В июне 1932 года они написали в письме в "Нэйчер", что красные голыши из пласта III утратили свою окраску. Это могло бы обьяснить, почему Рек и Лики не заметили голышей из пласта III в породе, окружающей скелет. Однако, А.Т. Хопвуд не согласился с тем, что голыши из пласта III утратили свою ярко-красную окраску. Он указал на то, что поверхность пласта II, в котором был найден скелет, также красноватая, и заявил: "Красноватый цвет породы противоречит теории о том, что какие-то включения в пласте III были обесцвечены."

Несмотря на выпады Купера и Уотсона, Рек и Лики, казалось, твердо стояли на своих позициях. Однако в авг 1932г Босвелл, геолог из Имперского колледжа в Англии, дал запутанный отчет на страницах "Нэйчер". Профессор Т. Моллисон послал Босвеллу из Мюнхена образец того, что Моллисон назвал породой, окружавшей скелет Река. Моллисон, надо заметить, был не совсем нейтрален. В 1929 году он выразил убеждение, что этот скелет принадлежал представителю племени Масаи, захороненному в недавнем прошлом. Босвелл утверждал, что образец, предоставленный Моллисоном, содержал: "(а) ярко-красные голыши размером с горох, похожие на камни из пласта 3, и (б) отщепы конкреционного известняка, неотличного от известняка из пласта 5." Босвелл привел все это, имея в виду, что скелет был захоронен после отложения пласта V, который содержит твердые слои степного известняка, или калкрита. Присутствие ярко-красных голышей из пласта III и известняковых отщепов из пласта V в образце, посланном Моллисоном, определенно требует некоторого объяснения. Рек и Лики вдвоем тщательно изучали породу в разное время в течение 20 лет. Они не докладывали о каких-либо примесях материалов из пласта III или отщепов известнякоподобного калкрита, хотя они специально искали подтверждение этому. Примечательно, что присутствие красных голышей и известняковых отщепов стало бы очевидным сразу же. Представляется, что по крайней мере один из участников открытия и последующей полемики был виновен в чрезвычайно небрежном обследовании - или обмане.

Дебаты вокруг возраста скелета Река еще более осложнились, когда Лики принес новые образцы почвы из Олдувая. Босвелл и Дж.Д. Соломон изучили их в Имперском колледже науки и технологии. Они доложили о своих находках в выпуске "Нэйчер" от 18 марта 1933г, в письме, подписанным в т. ч. Лики, Реком и Хопвудом. Письмо содержало весьма интригующее предложение: "Образцы пласта II, действительно взятые на "человеческой стоянке", на том же уровне и в непосредственной близости от того места, где был найден скелет, состоят из чистого и совершенно типичного материала пласта II, и очень заметно отличаются от образцов породы скелета, которые были предоставлены профессором Моллисоном из Мюнхена." Это предполагает, что образцы породы, предоставленные Моллисоном Босвеллу могли не представлять материал, близко окружающий скелет Река.

Но Рек и Лики очевидно заключили из новых наблюдений, что образец породы из скелета Река на самом деле был каким-то содержимым могилы, отличным от материала пласта II. Насколько мы можем сказать, они не предложили никакого удовлетворительного объяснения их прежнему мнению насчет того, что скелет был найден в неповрежденном материале пласта II. Наоборот, как Рек так и Лики присоединились к Босвеллу, Хопвуду и Соломону в таком заключении: "Представляется очень вероятным то, что скелет был внедрен в пласт II и дата внедрения произошла не ранее великого несогласного пластования, которое отделяет пласт V от нижних слоев."

Остается какой-то загадкой, почему и Рек и Лики изменили свое мнение относительно возраста скелета Река из пласта II. Возможно, Рек просто устал от сражения в затянувшейся битве против разногласий, которые, казалось, преодолеть было все труднее и труднее. С открытием пекинского человека и останков яванского человека, ученое сообщество более дружно отдалось идее о том, что переходный обезьяно-человек был единственно возможным обитателем среднего плейстоцена. Скелет анатомически современного человека разумного из пласте II Олдувайского ущелья принимался во внимание лишь как совсем недавнее захоронение.

Лики оставался почти единственным главным противником идеи, будто яванский человек (питекантроп) и пекинский человек (синантроп) были прародителями человечества. Далее, он сделал другие открытия в Кении, в Канаме и Канджере. Найденные им там окаменелости, по его мнению, предоставляют неоспоримое доказательство того, что человек разумный существовал во времена питекантропа и синантропа (и скелета Река). Так что, возможно, он оставил битву за очень спорный скелет Река, чтобы усилить поддержку своим собственным недавним находкам в Канаме и Канджере. Имеется существенное косвенное подтверждение в поддержку этой гипотезы. Утверждение Лики, отступающее от его прежней позиции касательно древности скелета Река, появилось в "Нэйчер" в тот самый день, когда комитет собрался, чтобы вынести суждение по находкам в Канаме и Канджере. Некоторые из наиболее громогласных оппонентов скелета Река, такие как Босвелл, Соломон, Купер, Уотсон и Моллисон, заседали в этом комитете. Хотя Рек и Лики отказались от своего первого мнения, что скелет Река имеет тот же возраст, что и пласт II, их пересмотренное мнение о том, что скелет был захоронен в пласте II во время образования пласта V, все равно приводит к аномальному возрасту человеческого скелета. Согласно настоящим оценкам, основе пласта V около 400.000 лет. Сегодня, однако, большинство ученых убеждены, что люди, как мы с вами впервые появились около 100.000 лет назад, что и показывают открытия в Пограничной Пещере в Южной Африке.

Каменные орудия, характеризуемые как "оригнакские", были найдены в нижних уровнях пласта V. Археологи впервые использовали термин "оригнакский" в связи с хорошо изготовленными предметами кроманьонского человека (Homo sapiens), найденными в Оригнаке во Франции. Согласно устоявшемуся мнению, орудия оригнакского типа появились не ранее 30.000 лет назад. Орудия подтверждают идею о том, что анатомически современные люди, как показывает скелет Река, жили в этой части Африки по крайней мере 400.000 лет назад. Или иначе, можно приписать орудия к человеку прямоходящему. Но это означало бы наделение человека разумного большими способностями в изготовлении орудий, что допускают ученые в настоящее время.

В 1935г, в своей книге "Люди каменного века в Кении", Лики повторил свою точку зрения, что скелет Река был захоронен в пласте II с поверхности земли, существовавшей во время образования пласта V. Но теперь он выделил время гораздо позднее, чем тот период. Он считал, что скелет Река напоминает скелеты, найденные в пещере Гэмбла, в месте возрастом около 10.000 лет. Но если взять отправной точкой геологию, все, что можно достоверно сказать (доверившись гипотезе о захоронении в в пласте V), возраст скелета колеблется от 400.000 до, может быть, нескольких тысяч лет. Позже Райнер Протч попытался поправить положение, определив дату самого скелета Река, используя радиокарбонный метод. В 1974 году он сообщил, что возраст равен 16920 годам. Но есть несколько проблем при таком определении возраста.

Пр. вс., не ясно, действительно ли образец кости был со скелета Река. Череп считался слишком ценным, чтобы использовать его для теста. А остальная часть скелета исчезла из Мюнхенского музея во время Второй мировой войны. Директор музея предоставил какие-то мелкие фрагменты кости, которые, сказал Протч, "очень вероятно" были частями первого скелета. Из этих фрагментов Протч смог набрать 224 грамм образца, около одной трети нормального размера тестового образца. Хотя он и получил 16920-летний возраст человеческой кости, он определял совсем другие даты других материалов с той же стоянки, одни были старше, другие моложе. Даже если образец на самом деле принадлежал скелету Река, к нему мог примешаться современный углерод. Это могло быть причиной того, что образец дал ошибочно молодой возраст. К 1974г, оставшиеся костные фрагменты скелета Река, если они и правда принадлежали скелету Река, пролежали в музее более 60 лет. За это время, бактерии и другие микроорганизмы, содержащие современный углерод, могли серьезно изменить содержание углерода в костных фрагментах. К костям мог примешаться также и современный углерод, когда они еще были в земле. Более того, кости замачивались в органическом предохранителе (сапоне), содержащем современный углерод. Протч не стал описывать, какую химическую обработку он использовал, чтобы чтобы удалить современный карбон-14, внесенный сапоном и другими загрязнителями. Т. о., у нас нет способа узнать, до какой степени было удалено загрязнение из этих источников.

Радиокарбонный метод применим только к коллагену, белку, находящемуся в костях. Этот белок должен извлекаться из останков кости посредством скрупулезного метода. Потом ученые определяют, действительно ли образцы аминокислот (строительных блоков белка) соответствуют тем, что находятся в коллагене. Если нет, то это предполагает, что аминокислоты вошли в кость извне. Эти аминокислоты, возраст которых отличался от возраста кости, могут давать ошибочно молодую радиокарбонную дату. В идеале, нужно определить дату каждой из аминокислот. Если какая-либо из аминокислот дает дату, отличную от дат других аминокислот, это значит, что кость загрязнена и не подходит для определения даты радиокарбонным методом.

Что касается радиокарбонных тестов скелета Река, о которых сообщил Протч, лаборатории, проводившие их, не могли определить дату каждой аминокислоты в отдельности. Это требует техники, определяющей дату (спектрометрия с ускоренем массы), которая не использовалась в начале 1970-х годов. Эти лаборатории не могли также знать о точной технике, очищающей белок, которая сейчас считается обязательной. Мы можем заключить только, что радиокарбонная дата, которую Протч определил для скелета Река, ненадежна. В частности, дата вполне могла быть ошибочно молодой.

Имеются документированные случаи с костями из Олдувайского ущелья, давшими ошибочно молодые радиокарбонные даты. Например, кость из залежей Верхнего Ндуту показала возраст 3.340 лет. Залежи Верхнего Ндуту, являющимися частью пласта V, имеют возраст от 32.000 до 60.000 лет. Возраст 3.340 лет был бы слишком мал, по-крайней мере раз в 10.

В своем отчете Протч сказал о скелете Река: "Теоретически, несколько фактов говорят против раннего возраста гоминида, таких, как его морфология." Это предполагает, что современная морфология скелета являлась одной из гл. причин, по которым Протч сомневался, что скелет так же стар, как и пласт II, или даже основание пласта V.

В нашей дискуссии о Китае, мы представили концепцию возможного диапазона дат, как наиболее беспристрастного показателя возраста при спорных открытиях. Доступные свидетельства предполагают, что скелету Река можно приписать возможный диапазон даты, распространяющийся от конца позднего плейстоцена (10.000 лет) до конца раннего плейстоцена (1.15 млнов лет). Есть много фактов, говорящих в пользу даты изначального пласта II, предложенной Реком. В частности, сильным является наблюдение Река, что тонкие слои отложений Пласта II непосредственно вокруг скелета были не повреждены. Также против позднего захоронения говорит скалоподобная твердость пласта II. Отчеты в пользу даты пласта V кажутся основанными на чисто теоретических возражениях, двусмысленных проверках, несостоятельных результатах теста, и чересчур спекулятивной геологической аргументации. Но, отставив в сторону спорную радиокарбонную дату, даже эти результаты дают даты скелета Река вплоть до 400.000 лет.

Черепа из Канджеры и Челюсть из Канамы

В 1932 году Луис Лики объявил об открытиях в Канаме и Канджере, недалеко от озера Виктория в западной Кении. Канамская челюсть и Канджерские черепа, как он считал, давали хорошее подтверждение существованию человека разумного в среднем плейстоцене. Когда Лики посетил Канджеру в 1932 году вместе с Дональдом Макиннесом, они нашли обработанные каменные топоры, человеческую бедренную кость и фрагменты пяти человеческих черепов, обозначенных Канджера 1-5. Содержащие окаменелости пласты в Канджере идентичны пласту IV из Олдувайского ущелья, которому от 400.000 до 700.000 лет. Но черепные фрагменты из Канджеры имеют совсем современную морфологию.
Сначала Лики нашел в Канаме зубы мастодонта и единственный зуб дейнотерия (вымершее слоноподобное млекопитающее), в том числе какие-то грубые каменные орудия. 29 марта 1932г Джума Гитау, помощник Лики, принес ему второй зуб дейнотерия. Лики посоветовал Гитау продолжать копать в том же месте. Работая в нескольких ярдах от Лики, Гитау вырубил глыбу травертина (твердое кальциево-углеродное отложение) и расколол ее. Он увидел зуб, торчащий из обломка травертина и показал его Макиннесу, который идентифицировал зуб как человеческий. Макиннес позвал Лики. Сколов травертин, окружавший находку Гитау, они увидели переднюю часть человеческой нижней челюсти с двумя предкоренными зубами. Лики подумал, что челюсть из канамской формации, принадлежащая раннему плейстоцену, очень похожа на челюсть человека разумного, и он объявил о своем открытии в письме в "Нэйчер", - канамским пластам по крайней мере 2.0 миллиона лет.

Окаменелости из Канджеры и Канамы показали Лики, что гоминид, близкий к современному человеческому типу существовал во время яванского и пекинского человека, или даже раньше. Если он был прав, яванский человек и пекинский человек (теперь их называют человеком прямоходящим) могли не быть непосредственными прародителями человечества, так же, как и пилтдаунский человек с его обезьяноподобной челюстью.

В марте 1933г было собрание отдела человеческой биологии Королевского Антропологического Института, с цеоью обсуждения открытия Лики в Канаме и Канджере. Ученые, во главе с сэром Артуром Смитом Вудвардом, сделали отчеты по четырем категориям данных: геологических, палеонтологических, анатомических и археологических. Геологический совет заключил, что человеческие окаменелости из Канамы и Канджеры имели тот же возраст, что пласты, в которых они были найдены. Палеонтологический совет сказал, что канамские пласты принадлежали раннему плейстоцену, тогда как канджерские пласты появились не позже среднего плейстоцена. Археологический совет отметил присутствие каменных орудий из Канамы и Канджеры в тех же самых пластах, где были найдены человеческие окаменелости. Анатомический совет сказал, что канджерские черепа не показали "никаких характеристик, несовместимых с типом человека разумного." То же было верно и для канджерской бедренной кости. Что касается канамской челюсти, эксперты по анатомии сказали, что некоторые ее характеристики были необычными. Хотя они и "не могли указать на какую-либо деталь образца, несовместимую по своему включению с типом человека разумного."
Вскоре после того, как конференция 1933г дала Лики свой вотум доверия, геолог Перси Босвелл начал спрашивать о возрасте канамских и канджерских окаменелостей. Лики, переживший атаки Босвелла на возраст скелета Река, решил привезти Босвелла в Африку, надеясь, что это разрешит его сомнения. Но все шло не так, как хотелось бы. Вернувшись в Англию, Босвелл подал в "Нэйчер" отрицательный отчет по Канаме и Канджере. "К сожалению, оказалось невозможно найти точную стоянку каждого из открытий." Геологическое состояние этих мест Босвелл нашел беспорядочным. Он сказал, что "находящиеся там глинистые пласты часто страдали от проседаний." Босвелл заключил, - "неясные условия открытия... вынудили меня поставить канамского и канджерского человека в "разряд нерешенных". Лики, отвечая на обвинения Босвелла, сказал, что смог показать Босвеллу места, в которых он нашел окаменелости. Лики писал: "Я показал ему в Канджере точное место, где оставался холм отложений, который содержал in situ череп "Канджера номер 3"... тот факт, что я действительно показал профессору Босвеллу стоянку, легко доказать подобранным там в 1935г маленьким фрагментом кости, который оказался одним из 1932 кусочков."

Касательно местонахождения канамской челюсти Лики сказал: "Изначально мы замерили уровень прямо напротив канамских западных желобов, использовав уровень Цейс-Ваттса, и поэтому могли определить местонахождение в пределах нескольких футов, что мы и сделали." Босвелл предположил, что даже если челюсть была найдена в раннеплейстоценовой формации в Канаме, то она каким-то образом проникла сверху - в результате "провала" пласта или через трещину. На что Лики позже ответил: "Я не могу принять такое объяснение, потому что этому нет подтверждений. Степень сохранности окаменелости во всех отношениях идентична состоянию нижнеплейстоценовых [раннеплейстоценовых] окаменелостей, найденных вместе с ней." Лики добавил, что Босвелл сказал ему, что он был бы склонен принять подлинность Канамской челюсти, если бы ее подбородок не имел человеческого строения.

Тем не менее, взгляды Босвелла взяли верх. Но в 1968 году Филип В.Тобиас из Южной Африки сказал: "Наступил самый подходящий момент, чтобы вновь открыть вопрос о Канджере." И правда, случай с Канджерой снова был открыт. Биограф Лики, Соня Коул писала: "В сентябре 1969г Луис Лики посетил конференцию в Париже, субсидируемую ЮНЕСКО, на тему о происхождении человека разумного... 300, или около того, делегатов единодушно согласились с тем, что канджерские черепа принадлежали среднему плейстоцену."

Тобайэс сказал о канамской челюсти: "Ничто из того, что сказал Босвелл, не смогло на самом деле дискредитировать или даже ослабить заявление Лики о том, что нижняя челюсть принадлежала данному пласту."

Ученые описывали канамскую челюсть, подбородок которой имел современное строение, самыми разными способами. В 1932г совет английских анатомов объявил, что нет причины, по которой челюсть не может считаться принадлежащей человеку разумному. Сэр Артур Кейт, ведущий британский антрополог, также считал, что канамская челюсть принадлежит человеку разумному. Но в 1940-х гг Кейт решил, что челюсть наиболее вероятно принадлежит австралопитеку. В 1962г Филип Тобайэс сказал, что канамская челюсть наиболее близко напоминает челюсть конца среднего плейстоцена из Рабата в Марокко, и позднеплейстоценовые челюсти вроде челюстей из Пещеры Сердец в Южной Африке и Дир-Дава в Эфиопии. Согласно Тобайэсу, эти челюсти показывают неандерталоидные черты.

В 1960г Луис Лики, отступая от своих взглядов насчет того, что канамская челюсть была похожа на челюсть человека разумного, сказал, что она представляет женскую особь зинджантропа. Лики нашел зинджантропа в 1959г в Олдувайском ущелье. Он быстро выдвинул это обезьяноподобное существо как первого изготовителя орудий, и таким образом, как первое действительно человекоподобное существо. Чуть позже, в Олдувае нашли окаменелости человека умелого. Лики быстро сверг зинджантропа с его положения изготовителя орудий, поместив его среди крепких австралопитеков (австралопитек бойсов).

В начале 1970-х сын Лики Ричард, работавший на озере Туркана в Кении, нашел окаменелости челюстей человека разумного, которые напоминали канамскую челюсть. В виду того, что челюсти человека разумного с озера Туркана были открыты в природной среде, сходной с фауной Канамы, Лики-старший опять изменил свое мнение, предположив, что канамскую челюсть можно отнести к человеку разумному.

Тот факт, что ученые годами приписывали канамскую челюсть почти каждому известному гоминиду (австралопитеку, австралопитек бойсов, человеку разумному, неандертальскому человеку, раннему человеку разумному, и анатомически современному человеку разумному) показывает трудности, связанные с правильной классификацией окаменелых останков гоминидов.

Предположение Тобайэса о том, что канамская челюсть пришла из многообразия раннего человека разумного с неандерталоидными чертами, завоевало широкое признание. И все же, как можно увидеть на рисунке 12.3, на котором показаны эскизы канамской нижней челюсти и челюсти других гоминидов, контур канамской челюсти в районе подбородка (h) похож на очертание подбородка образца из Пограничной Пещеры (f), который признан Homo sapiens, и на очертание подбородка современного жителя Южной Африки (g). Все три разделяют две ключевые черты подбородка современного человека, а именно, изгиб к вершине и выступ наружу в основании.

Но даже если принять точку зрения Тобайэса, будто канамская челюсть принадлежала неандертолоиду, то все равно нельзя ожидать открытия неандертальца в раннем плейстоцене, более 1.9 миллионов лет назад. Согласно современым расчетам, неандерталоидные гоминиды появились на свет почти 400.000 лет назад и просуществовали примерно до времени 30.000 или 40.000 лет назад.

Чтобы уточнить возраст канамской челюсти и канджерских черепов, К.П.Оакли из Британского музея провел тесты на содержание фтора, азота и урания. Погребенные в земле кости впитывают фтор. У канамской челюсти и канджерских черепов было примерно то же содержание фтора, что и у других костей, найденных в ранне- и среднеплейстоценовых формациях. Эти результаты согласуются с гипотезой о том, что человеческие кости из Канамы и Канджеры имеют тот же возраст, что и фаунистические останки на этих стоянках.

Азот входит в костный белок. Обычно с течением времени кости теряют азот. Оакли обнаружил, что фрагмент черепа "Канджера 4" показал лишь след азота (0.01 процента), в то время как фрагмент черепа "Канджера 3" вообще ничего не показал. Оакли сказал, что присутствие "измеримых следов" нитрогена в фрагменте черепа "Канджера 4" означает, что все человеческие окаменелости были "значительно моложе" чем канджерская фауна.

Но определенные отложения, такие, как глина, иногда сохраняют азот миллионы лет. Так что, может быть, фрагмент "Канджера 4", был защищен глиной от полной потери азота. Поэтому возможно, что все кости имеют один и тот же возраст.

Как показано в таблице 12.1, величины содержания урания для канджерских человеческих окаменелостей (8-47 частей за миллион) пересекаются со значениями для канджерской фауны (26-216 частей за миллион). Это может означать, что они одного возраста.

Но среднее значение для человеческих костей равно 22 части за млн, тогда как значение для фауны млекопитающих равно 136 частей за млн. По Оакли, существенная разница между средними значениями означает, что человеческие кости были "значительно моложе" чем кости животных. В Канаме были получены похожие результаты по содержанию урания. Но сам Оакли отметил, что содержание урания в подземных водах может значительно меняться от места к месту. Например, позднеплейстоценовые кости животных из Кугаты имеют больше урания, чем кости раннего плейстоцена из Канамы.

Примечательно, что величины содержания урания, о которых Оакли сообщил в 1974г, очевидно, не были первыми полученными им данными. В письме, опубликованном в 1958г, сразу после обсуждения теста канамской челюсти на содержание урания, Оакли сказал: "Наши тесты, проведенные над костями из Канджеры, не показали каких-либо противоречий между человеческими черепами и сопутствующей фауной". Похоже на то, что Оакли не был удовлетворен этими ранними тестами и позже провел дополнительные тесты канджерских костей, получив результаты, которые больше ему понравились.

Наш обзор химических тестов окаменелостей из Канамы и Канджеры приводит к следующим выводам. Тесты на содержание фтора и азота дали результаты, согласующиеся с тем предположением, что человеческие кости имеют тот же возраст, что и сопутствующая им фауна. Тем не менее, эта интерпретация подверглась сомнению. Тест на содержание урания дал результат, согласующийся с предположением о том, что человеческие кости моложе сопутсвующей фауны. Но опять же, тот, кто решит оспорить эту интерпретацию, найдет достаточно оснований, чтобы сделать это.

В общем, результаты химических и радиометрических тестов не исключают той возможности, что человеческие окаменелости из Канамы и Канджеры синхронны сопутствующей им фауны. Канджерские черепа, считающиеся анатомически современными, по возрасту были равны олдувайскому пласту IV, которому от 400.000 до 700.000 лет. Таксономический статус канамской челюсти все еще неопределен. Современные ученые колеблются назвать ее анатомически современной, хотя такое решения нельзя полностью исключать. Если она одного возраста с канамской фауной, которая старше, чем пласт I из Олдувайского ущелья, тогда канамской нижней челюсти более 1.9 млна лет.

Рождение австралопитека

В 1924г Жозефина Салмонс заметила в доме своего друга над камином окаменелый череп бабуина. Салмонс, студент анатомии из Университета Витватерсранд в Йоханнесбурге в Южной Африке, принесла образец своему профессору, доктору Раймонду А. Дарту. Череп бабуина, который Салмонс дала Дарту, был найден в известняковом карьере в Букстоне, неподалеку от города под названием Таунг, на расстоянии 200 миль к юго-западу от Йоханнесбурга. Дарт попросил своего друга геолога доктора Р.Б. Юнга посетить карьер и посмотреть, что там еще можно найти. Юнг собрал несколько обломков с окаменелостями и послал их Дарту. Два ящика с окаменелостями прибыли в дом Дарта как раз в тот день, когда здесь должны были справлять свадьбу его друга. Жена Дарта умоляла его оставить в покое окаменелости до конца свадьбы, но Дарт все же открыл ящики. Во втором ящике Дарт увидел что-то поразившее его: "Я обнаружил, что внутреннее строение одного из черепов осталось практически неповрежденным. Полость мозга была почти такого же размера, что и у большой гориллы." Потом Дарт нашел другой обломок скалы, который, как оказалось, содержал лицевые кости. После того, как гости разошлись, Дарт начал кропотливую работу по очистке костей от каменной породы. Не имея подходящих инструментов, он использовал вязальные спицы своей жены, чтобы осторожно счистить камень. "То, что появилось, - писал Дарт, - было лицом ребенка, малыша с полным набором молочных зубов и постоянными коренными зубами, только начавшими прорезаться. Я сомневаюсь, что существовал родитель более гордый своим потомком, чем я своим малышом из Таунга в то Рождество."

Очистив кости, Дарт восстановил череп. Он обратил внимание, что мозг таунгского ребенка был неожиданно большой, около 500 куб. см. Средний объем мозга большой взрослой гориллы-самца всего лишь около 600 кубических сантиметров. Дарт заметил отсутствие надглазничных валиков и подумал, что зубов были некоторые человекоподобные черты. Дарт также заметил, что foramen magnum, спиномозговой канал, был направлен к центру основания черепа, как у людей, а не к затылку, как у взрослых обезьян. Дарт воспринял это как знак того, что существо было прямоходящим, и это означало в его глазах, что таунгский образец был очевидно человеческим предком.
Дарт послал отчет в "Нэйчер", престижный британский научный журнал. "Образец, - сказал Дарт, - важен, потому что представляет вымершую расу обезьян, промежуточных между живущими антропоидами и людьми." По сопутствующим останкам животных он оценил возраст своей находки в 1 млн лет. Он назвал своего таунгского малыша "австралопитек африканский" - южная обезьяна из Африки. Он думал, что австралопитек был предшественником всех других гоминидных форм.

В Англии сэр Артур Кейт и сэр Артур Смит Вудвард подошли к отчету Дарта с предельной осторожностью. Кейт думал, что австралопитек принадлежит к шимпанзе или к гориллам. Графтон Эллиот Смит был даже более критичен. В мае 1925г в лекции, данной в Университетском Колледже, Смит заявил: "Печально, что Дарт не имел доступа к черепам малышей шимпанзе, горилл или орангутангов в возрасте, соответствующем возрасту таунгского черепа, так как будь этот материал доступен для него, он бы сообразил, что положение и посадка головы, форма челюстей и множество деталей носа, лица и черепа, на которых он основал доказательство своего утверждения о том, что австралопитек чуть ли не родня человеку, были существенно идентичны условиям, встречаемым у детенышей горилл и шимпанзе." Критика Графтона Эллиота Смита остается в силе по сей день. Как мы увидим, несмотря на канонизацию австралопитека как человеческого предка, некоторые ученые продолжают сомневаться.

Дарт был обескуражен холодным приемом, который он получил в британских научных кругах. Много лет он пребывал в молчании и прекратил искать окаменелости. Британские ученые во главе с Артуром Кейтом сохраняли свою оппозицию дартовскому австралопитеку все 1930-е гг. Пилтдаунский человек, считающийся схожим по геологическому возрасту с образцом из Таунга, входил в расчеты Кейта. Челюсть пилтдаундского человека была похожа на челюсть человека разумного. Этот факт говорил против того, что австралопитек, с его обезьяноподобной челюстью, был человеческим предшественником. Когда Дарт удалился с мировой арены, его друг доктор Роберт Брум возобновил битву за утверждение австралопитека человеческим предком. С самого начала Брум проявил острый интерес к открытию Дарта. Вскоре после того, как таунгский малыш явился на свет, Брум ворвался в лабораторию Дарта. Дарт сказал: "Он прошагал к скамье, на которой покоился череп и пал на колени в восхищении перед нашим предком, как он сам выразился."Британская наука, однако, требовала образец взрослого австралопитека, прежде чем он склонится в восхищении. В начале 1936г Брум поклялся найти его.

17 авг 1936г Г.У. Барлоу, надзиратель Стеркфонтейнского известнякового карьера, дал Бруму черепную коробку взрослого австралопитека. Брум позже пришел на место, где нашли черепную коробку, и обнаружил несколько черепных фрагментов. Из них он восстановил череп, назвав его владельца Plesiantropus transvaalensis. Считается, что возраст отложений, в которых была открыта окаменелость, составляет от 2.2 до 3.0 млнов лет.

Затем последовали новые открытия, в том числе нижней части бедренной кости (ТМ 1513). В 1946г, Брум и Г.У.Г.Шепперс написали, что это была человеческая бедренная кость. В.Е.Ле Грос Кларк, относившийся сначала скептично к этому описанию, позже согласился, что бедренная кость "показывает сходство с бедренной костью человека, настолько близкое, что указывает на их практическую идентичность." Эта оценка была вновь подтверждена в 1981г Кристиной Тардю, которая сказала, что главные диагностические особенности стеркфонтейнской бедренной кости "характерны для современного человека." Так как была найдена только сама бедренная кость ТМ 1513, то еще не ясно, принадлежит ли оно австралопитеку. Поэтому, возможно, что она могла принадлежать более развитом гоминиду, может быть, одному из тех, что напоминают анатомически современных людей.

8 июня 1938г, Барлоу дал Бруму фрагмент неба с единственным коренным зубом на нем. Когда Брум спросил, откуда он появился, Барлоу дал уклончивый ответ. Несколько дней спустя Брум снова навестил Барлоу и настоял, чтобы тот открыл происхождение окаменелости. Барлоу сказал Бруму, что этот фрагмент кости дал ему Герт Тербланш, местный школьник. Брум получил несколько зубов от Герта, и они вместе пошли на соседнюю ферму Кромдрай, где мальчик нашел зубы. Там Брум подобрал несколько черепных фрагментов. После восстановления части черепа, Брум увидел, что он отличен от стеркфонтейнского австралопитека. Челюсть у него была больше и зубы тоже. Он назвал новое австралопитековое существо Parantropus массивный. Сейчас считается, что возраст стоянки Кромдрай составляет от 1.0 до 1.2 млна лет.
Брум нашел в Кромдрае также фрагмент плечевой кости и фрагмент локтевой кости. Хотя он отнес их к австралопитеку массивному под названием Paranthropus, он сказал: "Были бы они найдены отдельно, тогда, наверное, каждый анатом мира сказал бы, что они, без сомнения, человеческие." Анализ, проделанный Х.М. Макгенри в 1972г ставит плечевую кость ТМ 1517 из Кромдрая в "ряд человеческих". Согласно исследованиям Макгенри, плечевая кость австралопитека массивного из Куби Фора в Кении выпала из ряда человеческих. Вполне возможно, что кромдраайские плечевая и локтевая кости, подобно стеркфонтейнской бедренной кости, принадлежали более развитым гоминидам, сходным с анатомически современными людьми.

Вторая мировая война прервала раскопки Брума в Южной Африке. После войны Роберт Брум и Дж.Т. Робинсон нашли в Сварткрансе окаменелости австралопитека массивного по имени Paranthropus crassidens (парантроп крупнозубый). У этого существа были большие сильные зубы и костяной гребень на вершине черепа. Гребень служил местом крепления больших челюстных мышц.

Брум и Робинсон нашли также в Сварткранской пещере челюсти другого гоминида. Эту челюсть (SK 15), которая была меньше и больше походила на человеческую, чем челюсть Paranthropus crassidens, новому гоминиду по имени Telanthropus capensis. Считается, что первому участку Сварткранса, в котором были найдены все кости парантропа, от 1.2 до 1.4 млна лет. Возраст второго участка, на котором была найдена нижняя челюсть телантропа (SK 15), от 300.000 до 500.000 лет. В 1961г Робинсон изменил свое мнение и сказал что сварткранская челюсть принадлежит человеку прямоходящему.

Брум и Робинсон нашли в Сварткрансе другую челюсть, похожую на человеческую. Эта частично сохранившаяся челюсть (SK 45) находилась в главном отложении, содержащем окаменелости парантропа. В 1952г Брум и Робинсон сказали: "По форме она ближе к множеству челюстей человека современного, чем к челюсти талантропа." Позже Робинсон относил челюсть SK 45 к талантроп, а потом к человеку прямоходящему. Но есть общепринятое прояснение этих причин для того, чтобы рассмотерть другие возможности.

В послевоенные годы, Брум нашел в Стеркфонтейне еще один череп австралопитека (St 5) (рисунок 12.5). Позднее он нашел другие останки взрослой самки австралопитека (St 14), включая части таза, позвоночного столба и ног. По мнению Брума, их строение, наряду с особой формой стеркфонтейнских черепов, показало, что австралопитековые были прямоходящими.

В 1925г Раймонд А. Дарт исследовал туннель в Макапансгате в Южной Африке. Заметив присутствие почерневших костей, Дарт заключил, что местные гоминиды пользовались огнем. В 1945 году Филип В. Тобайэс, тогдашний студент Дарта в университете Витватерсранд, нашел в макапансгатских пещерных отложениях череп вымершего бабуина и обратил на него внимание Дарта. В 1947г, после двадцатилетного перерыва, Дарт сам отправился на поиски костей австралопитека в Макапансгате. В Макапансгате Дарт нашел фрагменты черепа австралопитека и другие кости, а также множество признаков огня. Поэтому Дарт назвал жившее там существо австралопитек прометеев, по имени титана, укравшего у богов огонь. В настоящее время австралопитек прометеев, вместе с образцами из Таунга и Штерк фонтейна, классифицируется как австралопитек африканский, в отличие от австралопитеков массивных из Кромдрая и Сварткранса.

Дарт открыл в Макапансгате 47 черепов бабуинов, у 27 из которых были пробиты лбы. На других семи были следы удара на левой стороне лба. Исходя из этих данных, Дарт создал мрачный портрет австралопитека прометева как обезьяночеловека-убийцы, пробивающего головы бабуинов примитивным костяным оружием и готовящего их плоть на огне в магапансгатской пещере. "Предшественники человека, - говорил Дарт, - отличались от обезьян тем, что были убежденными убийцами; плотоядными существами, которые силой захватывали своих жертв, забивали их до смерти, разрывали их изувеченные тела на части, отдели конечности одну за другой, утоляя свою хищную жажду горячей кровью и жадно пожирая трепещущую плоть". Сегодня, однако, палеоантропологи характеризуют австралопитека как простого поедателя падали, и вовсе не охотника или разжигателя огня. Тем не менее, новые открытия Брума и Дарта убедили влиятельных ученых, особенно в Великобритании, что австралопитек был не просто разновидностью ископаемых обезьян, а истинным предшественником человека.

Зинджантроп

Другие важные открытия были сделаны Луисом Лики и его второй женой Мэри. 17 июля 1959г Мэри Лики наткнулась на разбитый череп молодой женской особи гоминида в пласте I Олдувайского ущелья в месте FLK. Когда череп соединили вместе, Луис и Мэри увидели существо с сагиттальным гребнем и костяной складкой, идущей вдоль по вершине черепа. В этом отношении оно было очень похоже на австралопитека массивного. Несмотря на это, Лики создал новый вид этого гоминида, в частности, потому что его зубы были больше и чем зубы южно-африканских образцов robustus. Лики назвал новую находку зинджантроп бойсов. Зиндж - это название Восточной Африки, а "бойсов" относится к мистеру Чарльзу Бойсу, одному из первых спонсоров Лики. Вместе с черепом Лики нашел каменные орудия, заставившие назвать зинджантропа первым изготовителем каменных орудий, и отсюда первым "настоящим человеком".

Лики стал первой суперзвездой, которую когда-либо видела палеонтропология. Национальное Географическое Общество наградило Лики премией, публикацией обильно иллюстрированных статей, телевизионными передачами и мировыми турне. Но несмотря на льющуюся через край популярность, правление зинджантропа было очень недолгим. Биограф Лики, Соня Коул, пишет: "Пусть Луису пришлось убеждать Национальное Географическое Общество в том, что в Зиндже у него есть вероятный кандидат на место "первого человека", и все это чтобы обеспечить их постоянную поддержку, на разве нужно было высовывать голову так далеко? Даже смотрящего на череп обывателя нельзя было сбить с толку: было совершенно очевидно, что зиндж, с его гориллоподобным гребнем на макушке черепа и низкими надбровьями гораздо более походил на австралопитека массивного из Южной Африки чем на современного человека - с которым, если откровенно, у него не было никакого сходства."

Человек умелый

В 1960г, спустя год после открытия зинджантропа, сын Лики Джонатан нашел неподалеку череп другого гоминида (OH 7). Вместе с черепом, находка OH 7 включала кости руки. В том же 1960г были найдены кости ноги гоминида (OH 8). В последующие годы были сделаны другие открытия, это были большей частью зубы и фрагменты челюсти и черепа. Окаменелостям дали красочные имена: Ребенок Джонни, Жорж, Синди и Твигги. Некоторые кости были найдены в нижней части пласта II в Олдувайском ущелье.

Филипп Тобайэс, анатом из Южной Африки, определил объем черепа OH 7 в 680 куб. см, что гораздо больше 530 куб. см у зинджантропа, и даже больше объема черепа самого большого австралопитека массивного, который примерно равен 600 куб. см. Но это где-то на 100 куб. см меньше чем у самого маленького черепа человека прямоходящего. Луис Лики решил, что теперь он встретился с настоящим изготовителем орудий с нижнего уровня Олдувая, настоящим первым истинным человеком. Его большой череп подтверждал этот статус. Лики назвал это существо Homo habilis, что означает "человек умелый".

После открытия человека умелого, зинджантропа понизили до австралопитека бойсова, более развитой разновидности австралопитека массивного. У каждого из этих австралопитеков массивных были сагиттальные гребни, и их считают не человеческими предками, а эволюционными ответвлениями, которые постепенно вымерли.

Использование сагиттального гребня немного усложняет дело. У самцов горилл и некоторых шимпанзе также есть сагиттальные гребни, а у самок этих видов нет. Мэри Лики сказала в 1971г: "Возможность того, что австралопитек массивный и австралопитек африканский являются самкой и самцом одного вида, заслуживает серьезного рассмотрения." Если бы предположение Мэри Лики оказалось верным, это означало бы, что поколения экспертов дико ошибались насчет австралопитеков.

Вместе с открытием в Олдувайском ущелье человека умелого, существа, живушего одновременно с ранними австралопитеками, но имевшего больший мозг, Луис Лики надеялся, что у него теперь есть блестящее свидетельство, поддерживающее его идею о том, что австралопитек не был прямым предком человека. Австралопитек был бы просто ответвлением. А так как человек прямоходящий считался потомком австралопитека, то его бы тоже вычеркнули из линии человеческих предков.

А как же неандертальцы? Они, как говорят некоторые специалисты, ясно отслеживают переход между человеком прямоходящим и человеком разумным. Но у Лики было другое объяснение: "Невозможно, чтобы все они были результатом скрещивания между человеком прямоходящим и человеком разумным." Можно было бы возразить, что такое скрещивание могло дать гибриды, неспособные к размножению. Но Лики отметил, что американский бизон рожает обычных коров.

Сказка о двух плечевых костях.

В 1965г Брайэн Петерсон и В.В. Хауэллс нашли в Канапои в Кении удивительно похожую на человеческую плечевую кость гоминида. В 1977г помощники Френча нашли похожее плечевую кость в Гомборе (Эфиопия). Фрагмент плечевой кости из Канапои, сохранивший неповрежденной нижнюю часть кости, был найден на поверхности. Но отложению, откуда, очевидно, кость появилась, было около 4.5 млнов лет. Петерсон и Хауэллс обнаружили, что плечевая кость из Канапои отличалась от плечевой кости горилл, шимпанзе и австралопитеков, но была похожа на плечевую кость людей. Они заметили, что "среди людей встречаются образцы, данные которых... могут почти полностью повторить данные канапойского гоминоида I."

Петерсон и Хауэллс и мечтать не могли о предположении, что канапойская плечевая кость принадлежала анатомически современному человеку. Тем не менее, если бы анатомически современный человек умер 4.0-4.5 млнов лет назад, тогда она или он мог оставить плечевую кость, точно такую, какую они нашли.

Еще одно подтверждение человекоподобного строения канапойской плечевой кости пришло от антропологов Генри М. Макгенри и Роберта С.Корруччини из Университета Калифорнии. Они заключили, что "канапойская плечевая кость с трудом отличается от плечевой кости современного человека" и "до тонких деталей показывает сходство с человеческой локтевой костью."

Проведя исследования в 1975 году, физический антрополог К.Е. Окснард согласился с этим выводом. Он говорил: "Мы можем подтвердить, что канапойская окаменелость очень походит на человеческую." Это заставило Окснарда, как и Лики, предположить, что австралопитеки не были главной линией в человеческой эволюции. Останься австралопитек человеческим предком, это могло бы привести к невероятному прогрессу от человекоподобной канапойской плечевой кости к значительно менее похожей на человеческую плечевой кости австралопитека, а потом опять к плечевой кости, похожей на человеческую.

Гомборская плечевая кость, возраст которой составляет 1.5 млна лет, было найдено вместе с грубыми каменными орудиями. В 1981г Бриджит Сенэт сказала, что гомборская плечевая кость "неотличима от типичной плечевой кости современного человека." Кажется, теперь у нас есть две очень древних плечевых кости, похожих на человеческие, чтобы добавить их к нашему списку фактов, бросающих вызов принятому в настоящее время сценарию человеческой эволюции. Это канапойская плечевая кость, возраст которой - 4.0-4.5 млна лет, из Кении и гомборская плечевая кость, которой более 1.5 млна лет, из Эфиопии. Они подтверждают точку зрения, что человеческие существа современного типа сосуществовали с другими человеко- и обезьяноподобными существами очень долгое время.

Открытия Ричарда Лики

В 1972г сын Луиса Лики Ричард Лики нашел на озере Туркана в Кении разбитый череп гоминида. Жена Ричарда зоолог Мив восстановила череп, которого обозначили ER 1470. Обьем его черепной коробки был равен 810 куб.см, он был больше чем у австралопитека массивного. Сначала Ричард Лики колебался определить вид для ER 1470, но постепенно он решил назвать его человеком умелым.

Пласт, в котором был череп, лежал под туфом KBS, вулканическим отложением с калий-аргоновой датой, равной 2.6 млнов лет. Самому черепу дали возраст 2.9 млнов лет, такой же как и у самых старых австралопитеков. Позже возраст туфа KBS был оспорен критиками, склонившимся в сторону возраста менее чем 2 млна лет.

На некотором расстоянии от местонахождения черепа ER 1470, но на том же уровне, Джон Харрис, палеонтолог из Кенийского Национального Музея, нашел две бедренных кости, очень похожих на человеческие. Харрис позвал Луиса Лики, который позже сообщил, что: "эти бедренные кости непохожи на бедренные кости австралопитека, но поразительно похожи на бедренные кости современного человека." Другие рабочие нашли бедренные кости, отличающиеся от бедренных костей человека прямоходящего.

Первая бедренная кость, с сопутствующими фрагментами большеберцовой и малоберцовой костей, была обозначена ER 1481, а другая - ER 1472. Дополнительный фрагмент бедренной кости был обозначен ER 1475. Все они были причислены к человеку умелому. Но Лики утверждал в научном журнале, что эти кости ног "нельзя отличить от костей человека разумного, если учесть вариационный диапазон для этого вида." В статье в "Нэшнл Джиогрэфик", Лики повторил свою точку зрения, говоря, что кости ног были "почти неотличимы от костей человека разумного." Другие ученые согласились с анализом Лики. Б.А. Вуд, анатом из Медицинской Школы при Госпитале Черинг Кросс в Лондоне, сказал, что бедренные кости "принадлежали группе 'кочующих современных людей'."

Хотя большинству ученых это и не снилось, все же можно подумать о том, чтобы отнести бедренные кости из Куби Форы гоминиду, очень похожему на современного человека разумного, жившего в Африке около 2 млнов лет назад.

Бедренные кости ER 1472 и ER 1481 показывают, что совершенно аномальные открытия не ограничиваются 19-м столетием. Они продолжали появляться с поразительной регулярностью вплоть до сегодняшнего дня, так сказать, прямо под нашим носом, хотя вряд ли кто-то воспринимает их так, как они есть. В одной только Африке мы составили целый каталог: скелет Река, канамская челюсть, канджерские черепа, канапойская плечевая кость, плечевая кость из Гомборы, а теперь и бедренная кость с озера Туркана. Все они были отнесены к человеку разумному, или описаны как очень похожие на человеческие. За исключением среднеплейстоценовых канджерских черепов, все они были открыты в раннеплейстоценовых или плиоценовых контекстах.

Тараннная кость ER 813

В 1974г Б.А. Вуд описал таранную кость, найденную на озере Туркана. Она залегал амежду туфом KBS и лежащим сверху туфом Куби Фора. Вуд сравнил окаменелую таранную кость, обозначенную ER 813, с таранной костью современного человека, а также гориллы, шимпанзе и других приматов, живущих на деревьях. "Окаменелость совпала с таранной костью современного человека", - сказал Вуд.
Таранной кости ER 813 от 1.5 до 2.0 млнов лет, грубо говоря, она была синхронна существам, названных австралопитек массивный, человек прямоходящий и человек умелый.

В последующем докладе Вуд сказал, что его тесты подтвердили "сходство KNM-ER 813 с современными человеческими костями", - показывая, что таранная кость "незначительно отличается от таранной кости современных бушменов." Поэтому можно допустить возможность того, что таранная кость KNM-ER 813 принадлежала анатомически современному человеку из раннего плейстоцена или позднего плиоцена.
Если таранная кость KNM-ER 813 на самом деле принадлежала существу, очень похожему на современных людей, тогда она, как и бедренные кости ER 1481 и ER 1472, лежит в череде находок, ведущих назад на млны лет. Это исключило бы австралопитека, человека умелого и человека прямоходящего как прародителей человечества.

OH 62: Не встанет ли настоящий человек умелый?

Художники, работавшие над окаменелостями и отчетами, предоставляемыми палеоантропологами, обычно изображали человека умелого с телом человека за исключением обезьяноподобной головы. Этот довольно спекулятивный портрет человека умелого продержался до 1987г. В этом году Тим Уайт и Дон Йохансон доложили, что они нашли в олдувайском ущелье первый образец человека умелого (OH 62) с сохранившимися костями тела, явно сопутствующими черепу. Останки скелета показали, что существо было лишь 3.5 фута ростом и у него были относительно длинные руки. Изображения нового человека разумного были гораздо более похожи на обезьяну, чем раньше.

Йохансон и его сотрудники заключили, что ученые ошибочно приписывали человеку умелому множество костей, открытых до 1987г. Находка OH 62 подтверждает наше предложение о том, что бедренные кости ER 1481 и ER 1472 из Куби Фора, по описанию очень похожие на бедренные кости современного человека разумного, могли принадлежать анатомически современным людям, живущим в Африке во время позднего плиоцена. Некоторые ученые приписывали их человеку разумному. Но новый облик человека умелого исключает эту возможность. Не могут ли эти бедренные кости принадлежать человеку прямоходящему? Г.Е. Кеннеди, например, приписал бедренную кость ER 1481 человеку прямоходящему. Но Е. Тринкхаус заметил, что главные размеры этой кости, за одним исключением, находятся в рамках размеров бедренных костей анатомически современных людей.

Отрывателям OH 62 пришлось побиться над эволюционной связью между новым, более похожим на обезьяну, человеком умелым и человеком прямоходящим. Два вида разделяло только около 200.000 лет. Но переход человек умелый – человек прямоходящий включает в себя чрезвычайные морфологические изменения, в т. ч. и сильное увеличение в размере. Ричард Лики, на основе хода роста обычного человека вычислил, что молодой человек прямоходящий, открытый в 1984г (KNM-WT 15000) во взрослом возрасте вырастал более чем на 6 футов. С другой стороны, взрослый OH 62 был в высоту только 3.25 фута. В итоге, эволюционный скачок от маленького, обезьяноподобного OH 62 до более похожего на человека KNM-WT 15000 менее чем за 200.000 лет кажется неправдоподобным.

Защитники сильно оспариваемой пунктуационной модели эволюции, однако, легко могут принять такой переход. В отличие от традиционных градуалистов, пунктуационисты утверждают, что эволюция присходит в результате быстрых эпизодов изменения, прерываемых длинными периодами покоя. Поэтому пунктуационизм может приспособиться к множеству неприятных эволюционных аномалий, таких как переход от человека умелого к прямоходящему.

"Очень маленький размер тела OH 62, - сказали его открыватели, - предполагает, что взгляды на человеческую эволюцию, утверждающую постепенное изменение размера тела с течением времени, могут быть основаны скорее на градуалистских предубеждениях, чем на факте." Но пунктуационистские взгляды также могут быть основаны скорее на предубеждении, чем на факте. Палеонтологические факты, рассмотренные во всей их полноте, предполагают, что обезьяноподобные и человекоподобные существа, включая похожих на современных людей, сосуществовали в течение плейстоцена, и даже раньше. Не только одно новое свидетельство - OH 62 - подвергло сомнению давно сложившуюся картину человека умелого. Прежде открытые окаменелости, свидетельствующие о человеке умелом, сначала описывались некоторыми специалистами как очень похожие на человеческие, но позднее другие уже говорили, что они совсем как у обезьян.

Как упоминалось выше, в пласте I Олдувайского ущелья была найдена почти целая стопа, обозначенная OH 8. OH 8, которой в 1.7 млнов лет, отнесли к человеку умелому. В 1964г М.Х. Дэй и Дж.Р. Например сказали, что OH 8 очень походит на стопу человека разумного, т. о. делая вклад в человекоподобную картину человека разумного. Но О.Дж. Льюис, анатом из больницы св. Бартоломея при Медицинском Колледже в Лондоне, продемонстрировал, что стопа OH 8 больше напоминает стопы шимпанзе и гориллы. Он считал, что стопа принадлежала существу, приспособленному к жизни на деревьях. Здесь возникает проблема. Это, конечно, не служит целям пропаганды эволюционистов, чтобы заставить общественность видеть предполагаемого человеческого предка, подобного человеку разумному, взбирающемуся на дерево с помощью специально приспособленной стопы, вместо того чтобы показать его шагающим гордо и смело по африканским саваннам.

По исследованию стопы OH 8, проведенному Льюисом, можно заключить, - человек разумный был гораздо более похож на обезьяну, чем хотелось верить большинству ученых. Открытие OH 62 поддерживает эту идею. Другое возможное заключение: стопа OH 8 принадлежала не человеку разумному, а австралопитеку. Льюис придерживался этой точки зрения.

Долгие годы разные ученые говорили, что стопа OH 8 похожа на стопу человека, обезьяны или чего-то среднего, отличного от человека, обезьяны или орангутанга. Это демонстрирует еще одну важную особенность палеоантропологических свидетельств - они часто подвергаются многочисленным и противоречивым интерпретациям. Суждения сторон часто определяют, какая точка зрения преобладает в данный момент времени.

В Олдувайском ущелье также нашли кисть OH 7, как часть типичного образца человека разумного. В 1962г, Дж.Р. Напиер сказал, что она совсем как человеческая в некоторых местах, особенно похожи кончики пальцев. Как и в случае со стопой OH 8, дальнейшие исследования показали, что кисть OH 7 очень похожа на кисть обезьяны, ставя под вопрос ее принадлежность человеку разумному или же саму общепринятую человекоподобную картину человека разумного, которую помогла создать изначальная интерпретация кисти OH 7. Обезьяноподобное строение кисти навело Рандалла Л. Сусмана и Джека Т. Штерна на мысль, что она использовалась для того, чтобы "висеть и карабкаться". Другими словами, человек разумный, или любой другой обладатель кисти OH 7, мог проводить большую часть своего времени, вися на ветвях деревьев. Такой напоминающий обезьяну образ сильно отличается от человекообразного портрета человека разумного и других предполагаемых предков человека, обычно встречаемого в иллюстрированных альбомах "Тайм - Лайф" и телевизионных передачах Национального Геогафического Общества.

В свете противоречивых фактов, связанных с человеком разумным, некоторые исследователи сделали предположение, что, прежде всего, нет никаких правил "создания" этого вида. Если кости, приписываемые человеку разумному на самом деле не принадлежали этому виду, тогда что же они собой представляют? Т.Дж. Робинсон утверждал, что человек прямоходящий ошибочно получился в результате смешения частей скелета, принадлежащих австралопитеку африканскому и человеку прямоходящему. Другие предположили, что все кости человека умелого принадлежат австралопитеку.

И вот, в итоге мы обнаруживаем, что человек разумный так же реален, как мираж в пустыне, являясь то в облике человека, то обезьяны, то реальным, то нереальным, как хочет описатель. Принимая во внимание множество противоречивых взглядов, мы находим наиболее вероятным, что материал на человека разумного принадлежит более чем одному виду, включая маленького, обезьяноподобного, живущего на деревьях австралопитека (OH 62 и некоторые образцы из Олдувая), виды примитивного человека (череп ER 1470), и анатомически современных людей (бедренные кости ER 1481 и ER 1472).

Окснард критикует австралопитека

Человек разумный - это не единственный человеческий предок, подвергшийся продолжительной критике. По мнению большинства палеоантропологов, австралопитек был прямым предком человека, и имел тело, очень похожее на человеческое. Сторонники этой точки зрения также утверждали, что австралопитек ходил прямо, практически так же, как и современные люди. Но с самого начала, некоторые исследователи воспротивились такому описанию австралопитека. Влиятельные английские ученые, в том числе и сэр Артур Кейт, говорили, что австралопитек был не гоминидом, а разновидностью обезьяны. Такой негативный взгляд продержался до 1950-х, пока совместный эффект последующих находок австралопитека и разоблачения пилтдаунского человека не создали в официальной палеоантропологической мысли нишу для человекоподобного австралопитека.

Но даже после того, как австралопитек завоевал всеобщее признание как гоминид и прямой предок человека, оппозиция продолжалась. Луис Лики придерживался того мнения, что австралопитек был очень похожим на обезьяну ответвлением от основного пути человеческой эволюции. Позже его сын Ричард Лики занял ту же позицию.

В нач 1950-х гг, сэр Солли Цукерман опубликовал обширный отчет о биометрических исследованиях, показывающих, что австралопитек не был похож на человека, как представляли себе те, кто был настроен вставить это существо в родословную человека разумного.

С конца 1960-х до 1990-х, Чарльз Е. Окснард, применив многочисленные статистические анализы, обновил и усилил линию атаки, начатой Цукерманом. По Окснарду, "совершенно невероятно, чтобы какой-то из австралопитеков... мог иметь какую-либо филогенетическую связь с видом человека разумного." Окснард обнаружил, что мозг, зубы и череп австралопитека совсем как у обезьян. Плечевая кость оказалась приспособленной к тому, чтобы удерживать тело на ветвях деревьев. Кости кисти были изогнуты подобно костям орангутанга. Таз оказался приспосбленным к ходьбе на четырех конечностях и акробатическим трюкам. То же оказалось верным для структуры бедренных костей и лодыжек. "Продолжая список данных, - писал Окснард в 1975г - мы оказываемся перед картиной животных среднего размера, живущих на деревьях, умеющих взбираться на деревья, выполняющих разнообразные акробатические трюки и, возможно, способных долгое время висеть на руках".

В 1973г, Цукерман и Окснард представили доклад на симпозиуме Зоологического Общества в Лондоне. В конце симпозиума Цукерман сделал несколько важных замечаний. Он сказал: "Целые годы я оставался почти один, бросая вызов общепринятому представлению об австралопитеках - один, то есть, совместно с моими коллегами в школе, которую я построил в Бирмингеме - но я боюсь, что это не даст больших результатов. Прозвучал голос высшего авторитета, и его послание постепенно запечатлелось во всех учебниках мира." С тех пор, как Цукерман выступал в 1973г, ситуация не изменилась. Голосам авторитетов палеоантропологии и ученого сообщества вообще удалось сохранить без изменения взгляд на человекоподобного австралопитека. Обширные и хорошо документированные свидетельства, противоречащие этому взгляду, остаются погребенными на страницах профессиональных журналов, где они оказывают небольшое или вообще не оказывают никакого влияния на обычную, и даже на образованную публику.

Обозревая десятилетиями длившийся спор о природе австралопитека, Окснард писал в 1984г: "Тогда под шумок, - были ли эти существа ближе к человеку или обезьяне, - мнение, что они были людьми, завоевало умы. Это вполне может привести не только к поражению противоположного мнения, но также к захоронению той части свидетельств, на которых оно основывалось. Если так, то нужно найти возможность раскопать ту, другую часть свидетельств. Эти факты могут более соответствовать новому взгляду; они могут помочь найти возможность того, что эти особые австралопитеки не похожи ни на африканских обезьян, ни на людей, и, конечно, не являются чем-то средним, сильно отличаясь и от тех и от других."

Разумеется, это как раз та мысль, которую мы пронесли через всю книгу. Свидетельства были захоронены. Мы сами раскопали значительные объемы подобных захороненных свидетельств, касающихся древности современного человеческого вида.

Подводя итог своим находкам, Окснард говорил: "Разнообразные окаменелости австралопитека обычно полностью отличаются как от людей так и от африканских обезьян... Рассматриваемые как вид, они являются мозаикой черт уникальных самих по себе, и черт, напоминающих орангутанга." Рассматривая анатомическую уникальность австралопитеков, Окснард сказал: "Если эти оценки верны, тогда возможность того, какой-либо из австралопитеков является непосредственной частью человеческой родословной, исключается."

Подобно Луису и Ричарду Лики, Окснард верил, что человек был гораздо более древним, чем позволяет стандартный эволюционный сценарий. В этой связи, Окснард обратил внимание на некоторые окаменелости, обсуждаемых нами ранее, такие, как человекоподобная таранная ER 813, возрастом которой более 1.5 млнов лет, и канапойская плечевая кость, которой, возможно, 4 или более млнов лет. "Общепринятую схему человеческой эволюции, - сказал Окснард - нужно сильно модифицировать или даже отвергнуть. ... Должны быть разработаны новые концепции."

Люси

Несмотря на труд Окснарда, большинство ученых до сих пор придерживаются той доктрины, что австралопитек является прямым человеческим предком. Один из таких ученых - Дональд Йохансон. Дональд Йохансон изучал антропологию в Университете Чикаго, под руководством Ф. Кларка Хауэлла. Еще молодым выпускником, жаждущим овладеть романтическим ремеслом охотника за человеческими окаменелостями, Йохансон сопровождал Хауэлла в Африке, работавшего в местечке Омо в Эфиопии. Позже Йохансон опять приехал в Африку, на этот раз во главе своей экспедиции в Хадар, в области Афар в Эфиопии. В один день он нашел верхнюю часть большеберцовой кости, длинной кости между коленом и лодыжкой. Кость, очевидно, принадлежала одному из приматов. Поблизости Йохансон нашел нижнюю часть бедренной кости. Из того, как бедренная кость и большеберцовая кость подходили друг к другу, Йохансон решил, что он нашел полное коленное соединение, принадлежавшее не какой-то древней обезьяне, а предку современных людей. Отложениям, в которых лежали эти кости, было более 3 млнов лет, открывая таким образом одну из самых старых находок гоминида. В последовавших научных публикациях Йохансон докладывал, что возраст Хадарского колена (AL 129) 4 млна лет и оно принадлежит примитивному австралопитеку, передвигавшемуся на двух ногах, походка которого полностью совпадала с походкой человека.

Работая в следующем году, Алемайеху Асфав, эфиоп, работавший на стоянке Хадар вместе с Йохансоном, нашел несколько окаменелых челюстей. Классифицировать их оказалось трудно. Йохансон попросил Лики приехать и взглянуть на них. Лики принял приглашение и прибыл в сопровождении своей матери Мэри Лики и своей жены Мив. Вместе с Йохансоном, они исследовали челюсти и признали, что те принадлежат человеку, классифицируя их таким образом как одни из самых старых человеческих окаменелостей.

30 ноября 1974г, Дональд Йохансон и Том Грэй обыскивали участок 162 на стоянке Хадар, собирая кусочки костей млекопитающих. Через некоторое время, Грэй был готов объявить отбой и возвращаться в лагерь. Однако Йохансон предложил проверить близлежащий овраг. Грэй и Йохансон мало чего нашли. Но когда они уже собирались уходить, Йохансон обнаружил часть кости руки, лежащей прямо на поверхности. Когда они посмотрели по сторонам, то увидели другие кости, разбросанные по поверхности - очевидно, принадлежавшие одному гоминиду. Йохансон и Грэй начали скакать и визжать на 110-градусной жаре, празднуя, по всей видимости, исключительно важную находку. Этим вечером Йохансон и его сотрудники веселились на вечеринке под песню Битлз "Люси на небе из бриллиантов", постоянно ревевшую из лагерных динамиков. Женская особь гоминида получила имя Люси в честь этой песни. Скомбинировав результаты палеомагнетического, калий-аргонового метода и метода расщепления ядерных частиц Йохансон определил, что Люси 3.5 млнов лет.
В 1975г Йохансон вернулся в Хадар, на этот раз с фотографом "Нэшнл Джиогрэфик", который зафиксировал еще одно важное открытие. На склоне холма Йохансон и его команда нашли окаменелые останки 13 гоминидов, включая мужчин, женщин и детей. Эту группу назвали "Первая семья". Их геологический возраст был тот же, что и у Люси, около 3.5 млнов лет. На "Первой семье" закончились главные открытия в Хадаре, которые также включали хадарское колено, челюсти Алемайеху и Люси. А сейчас мы посмотрим, каким образом различные стороны интерпретировали, и не один раз, эти окаменелости.

Классифицируя свои находки, Йохансон сначала полностью положился на суждение Ричарда и Мэри Лики, будто образцы челюстей Алемайеху и "Первая семья" принадлежат человеку. Если бы Люси, бедренная кость AL 129 и большеберцовая кость принадлежали австралопитеку, как считал Йохансон, тогда оказалось бы, что в Хадаре обитало два вида гоминидов. Позже Йохансон попал под другое влияние и изменил мнение касательно числа видов в Хадаре. Человеком, убедившим его сделать это, был Тимоти Д.Уайт, палеоантрополог, работавший на озере Туркана вместе с Ричардом Лики. Уайт также убедил Йохансона, что хадарский гоминид представляет новый вид. Йохансон и Уайт назвали его австралопитек aфарский, по имени региона Афар в Эфиопии.

Если верить Йохансону и Уайту, австралопитек афарский, самый старый из найденных когда-либо австралопитеков, дал начало двум линиям. Первая привела через австралопитека африканского к австралопитеку массивному. А вторая линия через человека умелого привела к человеку прямоходящему, и оттуда к человеку разумному.

Австралопитек афарский: чересчур очеловечен?

Йохансон сказал, что у образцов австралопитек афарский были "небольшие, человеческие тела." Но несколько ученых сильно не одобрили картину австралопитека афарского, нарисованную Йохансоном. Эти противники нарисовали более обезьяноподобный портрет Люси и ее родственников. В большинстве случаев, их суждения о Люси шли параллельно с ранними исследованиями австралопитеков, проведенными Окснардом, Цукерманом и другими.

Хадарские окаменелости не включают полного черепа австралопитека афарского, но Тиму Уайту удалось сделать частичную реконструкцию, соединив вместе черепные фрагменты, куски верхней и нижней челюсти, а также некоторые лицевые кости нескольких членов "Первой семьи". Как сказал Йохансон, восстановленный череп "очень походил на череп маленькой самки гориллы". Здесь спора между Йохансоном и его критиками не возникло. Все согласились что голова афарский похожа на обезьянью.

Что касается тела австралопитека афарского, то Рандалл Л. Сусман, Джек Т. Штен, Чарльз Е. Окснард и другие посчитали, что оно очень похоже на тело обезьяны, бросая тем самым вызов точке зрения Йохансона, будто Люси ходила по земле прямо, что в человеческой манере. Плечевые кости Люси были изогнуты почти так же, как у обезьян. Плечевое соединение было повернуто кверху, указывая, что, возможно, руки Люси использовались, чтобы взбираться на деревья и, может быть, висеть на ветках. Кости руки были как у лазающих по деревьям приматов, а позвоночный столб обнаружил точки крепления очень мощных плечевых и спинных мускулов. Кости кисти в области запястья и ладони были приспособлены к крепкому захвату, так же, как и длинные, изогнутые фаланги пальцев. Кости таза и ног также были приспособлены к лазанию, а у стопы были пальцы были изогнуты, так, чтобы было удобно хвататься за ветви деревьев. Поэтому можно только представить эффект изображения или моделирования Люси, висящей или занимающейся подобными вещами на дереве. Это тут же оттолкнуло бы от ее образа, как существа, стоящего на пути к человеку. Даже если поверить, что Люси развилась в человека, все равно нужно принять, что ее анатомическое строение было представлено неверно в целях пропаганды.

Прежде чем закончить разговор об австралопитеке афарском, мы заметим, что Ричард Лики, Кристин Тардью и многие другие оспорили то, что материал окаменелостей этого типа включал два или даже три вида. Внутри научного сообщества до сих пор нет устоявшейся картины, что же собой на самом деле представляют австралопитеки, в том числе и австралопитек афарский, как в терминах их строения, так в их эволюционной связи с современными людьми. Одни рассматривают их как предков, тогда как другие, подобно Ч.Е. Окснарду, нет.

Следы в Лаэтоли

Местечко Лаэтоли расположено на севере Танзании, около 30 миль к югу от Олдувайского ущелья. Лаэтоли на языке масаи означает "красная лилия". В 1979г участники экспедиции, возглавляемой Мэри Лики, заметили на земле какие-то знаки. Они оказались окаменелыми следами животных. Среди них были похожие на следы гоминидов. Следы были отпечатаны в слоях вулканического пепла с калий-аргоновым возрастом от 3.6 до 3.8 млнов лет. "Нэшнл Джиогрэфик" поместил на своих страницах статью Мэри Лики, озаглавленную "Следы на прахе времен". Во время своего анализа отпечатков, Лики процитировала Луиса Роббинса, специалиста по отпечаткам из Университета Южной Каролины, который сказал: "Они, найденные в таком древнем туфе, выглядили настолько человеческими, настолько современными".
Читатели, сопровождавшие нас до сего времени в нашем интеллектуальном путешествии, найдут несколько затруднительным признать лаэтольские отпечатки потенциальным свидетельством присутствия анатомически современного человека в Африке более 3.6 млнов лет назад. Мы же, однако, были ошеломлены появлением такой поразительной аномалии, как неожиданное использование более современных анналов стандартных палеоантропологических исследований. Больше всего нас изумило то, что ученые с мировой репутацией, лучшие в своей профессии, могли смотреть на эти отпечатки, описывать их человекоподобные черты, и оставаться совершенно близорукими по отношению к той возможности, что эти существа, сделавшие их, могли быть так же похожи на людей, как и мы с вами. Их мысленные потоки текли по обычным устоявшимся руслам. Мэри Лики писала: "По крайней мере 3.600.000 лет назад, во время плейстоцена, тот, кого я считаю прямым предком человека, ходил полностью распрямившись на двух конечностях свободной походкой... форма его стопы была совсем такой, как у нас."

Кто был этот предок? Если принять точку Лики, лаэтольские отпечатки были сделаны предком человека разумного, не являвшимся австралопитеком. Если верить Йохансону Уайту, то лаэтольские отпечатки сделал австралопитек афарский. В обоих случаях у существа, оставившего следы, была обезьяноподобная голова и другие примитивные особенности. Но почему не существо с современными стопами и современным телом? Нет ничего в следах такого, что могло бы исключить это. Более того, в эту книгу мы включили лишь небольшую часть материала об окаменелостях, и немного из Африки, согласующегося с присутствием анатомически современных людей в раннем плейстоцене и позднем плиоцене.

Может быть, мы преувеличиваем человеческие особенности лаэтольских следов? Давайте посмотрим, что сказали разные исследователи. Луис М. Роббинс, который сделал первую оценку лаэтольских отпечатков для Мэри Лики в 1979 году, позднее опубликовал более подробный отчет. В Лаэтоли были найдены несколько цепочек следов, которые обозначили буквами. При исследовании цепочки G, представляющей трех особей, описанных Мэри Лики как возможной семейной группы, Роббинс обнаружил, что следы "разделяли множество особенностей, характерных для строения человеческой стопы." Она особо отметила, что большой палец направлен прямо вперед, как у людей, а не в сторону, как у обезьян. У обезьян большой палец ноги может быть повернут почти так же, как большой палец руки человека. Роббинс заключил, что "четыре функциональных области - пятка, дуга, передняя подушка и пальцы - стоп гоминидов, отпечатались на пепле как типичные следы людей" и что "гоминиды шли по покрытой пеплом поверхности на двух ногах в характерной для человека манере".

М.Х. Дэй изучил следы с помощью фотограмметрических методов. Фотограмметрия - это наука достижения точности измерений посредством фотографии. Его исследование показало, что у следов было "близкое сходство с анатомией стопы анатомически современного человека, привыкщего ходить разутым, что является вполне нормальным состоянием человека. Дэй сделал типичное заключение: "Теперь не может быть сколько-нибудь серьезного аргумента против того, что австралопитек стоял прямо и ходил на двух ногах."

Но где его доказательство, что австралопитек оставил лаэтольские следы? Нет повода исключать возможность того, что какое-нибудь неизвестное существо, может быть очень похожее на современного человека разумного, послужило их причиной.

Р.Х. Таттл, физический антрополог, утверждал: "Форма отпечатков неотличима от формы следов ходящего большими шагами человека, привыкшего быть босым." Таттл заключил: "Если взять за жесткую основу строение отпечатков G, то их обладателей можно классифицировать как людей... потому что их следы так похожи на следы человека разумного, но их ранняя дата, возможно, удерживала многих палеоантропологов от принятия такого решения. Я подозреваю, что если бы отпечатки не были датированы, или если бы у них был более молодой возраст, наверное, большинство экспертов решили бы, что их сделал человек." Таттл также сказал: "Они похожи на следы маленького босого человека разумного." Далее, Таттл придерживался того, что австралопитек афарский не мог сделать отпечатки. Как мы видели, у австралопитека афарского на ногах длинные скрюченные пальцы, и Таттл сказал, что трудно представить, будто они "четко совпадают с лаэтольскими отпечатками." То же самое было бы верно для стоп других австралопитеков.

Штерн и Сусман выступили против. Убежденные, что стопа обезьяноподобного австралопитека афарского оставила лаэтольские следы, они предположили, что древние гоминиды шли по вулканическому пеплу с пальцами, подвернутыми под стопу, как иногда делают шимпанзе. Подвернутые пальцы обьяснили бы почему отпечатки австралопитека афарского настолько похожи на следы, оставленные человеческой стопой с относительно короткими пальцами.

Мог ли австралопитек, ходящий с подвернутыми пальцами оставить следы, похожие на человеческие? Таттл нашел это чрезвычайно невероятным. Если у лаэтольского гоминида на ногах были длинные пальцы, тогда, сказал Таттл, нужно ожидать два вида отпечатков - с длинными вытянутыми пальцами и с короткими подвернутыми пальцами, с очень глубокими отпечатками суставов. Но это был не тот случай, и это означало, что стопа аfаrensis с длинными пальцами не могла оставить эти следы.

Даже Тим Уайт, который был уверен, что австралопитек афарский оставил эти следы, говорил: "Модель скручивания пальцев Штерна и Сусмана (1983г) 'как у шимпанзе' предсказывает существенную вариацию длины большого пальца на ноге лаэтольских следов. Но окаменелости не подкрепляют это предсказание."

Бросая вызов в лицо Йохансону, Уайту, Латимеру и Лавджою, утверждавших, что австралопитек афарский сделал лаэтольские отпечатки, Таттл сказал: "Как показало цифровое искривление и удлинение и другие скелетные особенности, свидетельствующие о древесном образе жизни... неправдоподобно, что австралопитек афарский из Хадара в Эфиопии мог оставить следы подобные лаэтольским." Это заявление спровоцировало подробные контратаки Йохансона и его последователей, продолжавших продвигать идею о том, что австралопитек афарский мог сделать эти отпечатки. Тим Уайт, например, опубликовал в 1987г доклад об исследовании лаэтольских следах, в котором оспаривал заявление Таттла о том, что их обладателем был гоминидом более массивным, чем австралопитек афарский. Уайт утверждал: "Нет ни грамма свидетельств среди 26 гоминидов из коллекции 5000 останков позвоночных в Лаэтоли, которые могли бы предполагать присутствие более плиоценового развитого гоминида на этой стоянке." Но как мы видели в нашем обзоре африканских окаменелостей гоминид, на самом деле есть несколько "граммов" свидетельств присутствия похожих на человека разумных существ во время плиоцена, некоторые из них находятся недалеко от Лаэтоли. Кроме того, общеизвестно, что человеческие останки скелета крайне редки, даже на тех стоянках, где имеются другие безошибочные признаки присутствия человека.

Уайт предсказал, что "постепенно будет показано, что лаэтольские отпечатки слегка отличаются от следов анатомически современного человека, оставленных при аналогичных условиях." Но, как может видеть каждый, они неотличимы от следов современных людей. Даже сам Уайт однажды сказал: "Если бы их оставили на калифорнийском пляже, и у четырехлетнего спросили бы, что это такое, он немедленно ответил бы, что здесь кто-то прошел. Он не смог бы отличить их от сотни других следов на пляже, как и вы. Внешнее строение такое же.

Хорошо сложенная современная пятка с сильной дугой и хорошая подушка в передней части стопы. Большой палец направлен прямо. Он не торчит в сторону как у обезьяны." И Таттл заметил: "Во всех различительных особенностях строения, стопы оставивших следы G неотличимы от следов современных людей."

Черный череп, черные мысли

В 1985г Алан Уокер из Университета Джонса Хопкинса нашел на западе озера Туркана окаменелый череп гоминида, окрашенный минералами в черный цвет. Назвав его именем Черный череп, он поднял вопрос о взгляде Дональда Джохансона на эволюцию гоминид. Согласно первоначальным представлениям Йохансона, австралопитек афарский дал начало двум линиям гоминид. Такое построение можно представить как дерево с двумя ветвями. Ствол - это австралопитек афарский. На одной ветви линия человека, идущая от человека умелого к человеку прямоходящему, и далее к человеку разумному. На другой ветви австралопитековые, восходящие от австралопитека афарского. Йохансон и Уайт утверждали, что австралопитек афарский дал начало австралопитеку африканскому, который в свою очередь дал начало австралопитеку массивному. Тенденция была в направлении увеличения зубов и челюстей, черепа с костяным гребнем, сагиттального хребта, идущего по длине вдоль вершины. Сагиттальный хребет служил местом крепления мощных челюстных мускулов австралопитека массивного. Затем австралопитек массивный дал начало сверхразвитому австралопитеку бойсовому, который выявил все вышеперечисленные признаки в экстремальной форме. Черный череп, обозначенный KNM-WT 17000 был похож на череп австралопитека бойсового, но он был на 2.5 млнов лет старше самого древнего австралопитека массивного.

Как отреагировал Йохансон на открытие boisei-подобного Черного черепа? Он признал, что Черный Череп усложнял дело, сделав невозможным выстроить австралопитека африканского, австралопитека массивного и австралопитека бойсового в единую цепь, идущую от австралопитека афарского. Йохансон предложил четыре возможных расположения этих видов, без предположения, какое из них верно. Он сказал, что недостаточно данных, чтобы выбрать среди них.

Неопределенность касательно числа видов в Хадаре, в комбинации со спутанными связями между восходящими видами (австралопитек африканский, австралопитек массивный, австралопитек бойсов и человек умелый), создает для эволюционистов проблемы. В 1986 году Пэт Шипман сказала: "Лучший ответ, который мы можем дать прямо сейчас - это то, что у нас больше нет очень ясного представления о том, кто от кого произошел."

Посреди новой неразберихи один вопрос становится особо важным – начало линии человека. Шипман рассказала о том, как Билл Кимбел, коллега Йохансона, пытался управиться с филогенетическими предпосылками Черного черепа. "В конце лекции об эволюции австралопитеков, он снял все эти чистые диаграммы с альтеранативами развития и на мгновение уставился на доску. Потом он повернулся к аудитории и всплеснул руками", - писала Шипман. Постепенно Кимбел решил, что линия человека берет начало от австралопитека африканского. Джохансон и Уайт продолжали стоять на том, что человек произошел непосредственно от австралопитека афарского. После того, как она рассмотрела различные филогенетические альтернативы и обнаружила, что факты, подтверждающие их, неубедительны, Шипман заявила: "Мы могли бы утверждать, что у нас нет каких бы то ни было данных о том, откуда произошел человек и удалить всех членов рода австралопитеков из семейства гоминидов... У меня настолько негативная внутренняя реакция на эту идею, и я подозреваю, что не смогу оценить ее рационально. Меня натолкнуло на мысль, что австралопитек был гоминидом." Это одно из наиболее честных заявлений, которые мы слышали от ведущих ученых, занятых палеоантропологическими исследованиями.

Обозревая историю африканских открытий, связанных с эволюцией человека, мы можем сделать следующие заключительные наблюдения.

1. Существует значительный объем данных из Африки, предполагающий, что существа, похожие на анатомически современных людей, жили в раннем плейстоцене и плиоцене.

2. Общепринятое представление об австралопитеке как об очень похожем на человека живущем на земле двуногом оказывается ложным.

3. Статус австралопитека и человека прямоходящего как человеческих предков ставится под сомнение.

4. Статус человека умелого как отдельного вида под вопросом.

5. Даже если ограничить себя общепризнанными свидетельствами, множество предполагаемых эволюционных связей между гоминидами из Африки представляет собой очень запутанную картину. Совместив эти находки с описанными в предыдущих частях, мы делаем вывод, что все свидетельства, включая костные окаменелости и предметы, в большинстве своем согласуются с той точкой зрения, что анатомически современный человек сосуществовал с другими приматами десятки млнов лет.

Домашняя ] Вверх ]