" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

ГЛАВА 2

ИЗМЕНЧИВОСТЬ И ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР ПРОТИВ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

В этой главе мы сравним эволюционную и креационную модели и докажем несостоятельность ложных представлений об обеих! Главная проблема заключается в том, что «Учение об эволюции и природа науки» трактует все изменения в организмах как «эволюционные». Это позволяет ав­торам учебника утверждать, что эволюция продолжается и в наши дни. Креационисты никогда не отрицали изменений, происходящих в организмах; суть в том, какова природа этих изменений. Коренное различие между двумя моделями за­ключается в вопросе о том, могут ли наблюдаемые изменения быть механизмом «превращения молекулы в человека».

ТЕОРИЯ ЭВОЛЮЦИИ

Теория эволюции (эволюции в смысле «от рыбы - к философу») предполагает, что неживые химические вещества самостоятельно организовались в некий самовоспроизводящийся живой организм. Согласно ей, все живые существа про­изошли путём длительных естественных процессов от этой «простейшей» формы жизни. Следовательно, должен был иметь место некий процесс, который породил генетическую информацию, содержащуюся в ныне живущих организмах. Глава 9 Данной книги, посвященная разумному замыслу, показывает, насколько колоссальна и всеобъемлюща эта информация.

Откуда же она берётся? По мнению эволюционистов, пер­вый самовоспроизводящийся организм копировал сам себя. Согласно теории эволюции, копирование не всегда бывает абсолютно точным - случаются и ошибки (мутации). Мутации, которые позволяют организму производить больше плодовитых потомков, будут передаваться из поколения в поколение. Такое «дифференциальное воспроизведение генотипов» называют естественным отбором. Таким образом, эволюционисты придерживаются теории неодарвинизма, согласно которой источником новой генетической информации служат мутации, поддерживаемые естественным отбором.

КРЕАЦИОНИЗМ

В отличие от сторонников теории эволюции, креационисты основывают свои взгляды на Библии и верят, что Бог творил различные роды организмов, воспроизводящихся по роду их» (Быт. 1:11 -12:21,24-25). При сотворении каждый из этих родов получил огромное количество генетической информации. Информация, заложенная в изначально сотворенных созданиях была достаточно разнообразной для того, чтобы потомки смогли адаптироваться к разным средам обитания.

Все организмы (размножающиеся половым путём) обладают удвоенной генетической информацией. Каждый из них наследует половину этой информации от матери, а половину - от отца. Поэтому в каждом положении (локусе) хромосомы содержатся два гена, отвечающих за проявление определенного признака. Организм может быть гетерозиготным по данному локусу - это означает, что он обладает разными формами (аллелями) данного гена. Например, один аллель может отвечать за голубой цвет глаз, а другой - за карий; или один - за группу крови А, а другой - за группу В. Иногда сочетание двух аллелей приводит к особому проявлению признака; в других случаях один аллель (доминантный) проявляется в виде признака, а второй (рецессивный) - нет.

Человек наследует от матери и отца сто тысяч генов - информацию, эквивалентную тысяче книг по пятьсот странниц в каждой (три миллиарда пар нуклеотидов, как верно отмечается в «Учении об эволюции...» на с. 42). Убеждённый дарвинист Франциско Айала указывает, что современные люди «в среднем гетерозиготны по 6,7% аллелей». (F. J. Ayala,"The Mechanisms of Evolution," Scientific American 239(3):48 -61, { 1978, quoted on page 55). Это означает, что из тысячи пар генов, кодирующих определённые признаки, 67 пар имеют различные аллели, что в пересчёте на весь геном даёт цифру в 6700 гетерозиготных локусов. Следовательно, каждый человек может произвести огромное количество половых клеток, различных по генетическому составу, - 26700 или 102017. Для сравнения вспомним, что во всей Вселенной содержится «всего лишь» 1080 атомов - намного меньшее число! Поэтому для креационистов не составляет труда объяснить, как изначально сотворенные роды могли дать начало множеству разновидностей. Более того, изначально сотворенные роды должны были обладать гораздо большей степенью гетерозиготности, чем их современные, более специализированные потомки. Не удивительно, что, как отмечает Айала, большинство изменений в популяциях происходит вследствие рекомбинации уже существующих генов, а не вследствие мутаций. Многие разновидности возникают просто в результате сочетания двух прежде скрытых рецессивных аллелей. Однако Айала уверяет, что генетическая информация появилась исключительно благодаря мутациям и не была сотворена. Его убеждённость в этом противоречит теории информации, как будет показано в главе 9, посвященной разумному замыслу.

ОТ СОВЕРШЕНСТВА - К УХУДШЕНИЮ

В креационной модели имеется один аспект, на который зачастую не обращают должного внимания, однако он необходим для верного понимания сути дела. Этот аспект - ухудшение некогда совершенного творения. Библия учит, что мир был сотворен совершенным (Быт. 1:31), а смерть и упадок пришли в него из-за грехопадения Адама и Евы (Быт. 3:19; Рим. 5:12,8:20-22; 1 Кор. 15:21-22,26).

Как было показано в предыдущей главе, все учёные интерпретируют факты в соответствии с уже имеющимися у них предположениями. Из той предпосылки, что совершенный мир начал ухудшаться, следует, что мутации - как и следует ожидать от ошибок копирования - уничтожили часть изначальной генетической информации. Многие эволюционисты указывают на предполагаемое несовершенство структур как на «доказательство» эволюции; на самом же деле оно скорее может служить аргументом против совершенства замысла. На многие якобы несовершенные структуры можно рассматривать также и с точки зрения ухудшения некогда совершенный структур - например, глаза слепых животных, обитающих в пещерах. Однако при этом так и не объясняется, откуда взялось зрение как таковое.  (Другие якобы несовершенные структуры на самом деле представляют собой примеры безукоризненного разумного замысла, неверно понятые и истолкованные, по невежеству, как недостатки. Так, часто говорят о несовершенстве строения нервного аппарата глаза, в то время как такое строение - неотъемлемая часть замысла Создателя. (См. статью "Ail eye for creation: an interview with eye-disease researcher Dj George Marshall, University of Glasgow, Scotland," Creation 18(4): 19- 21, 1996;! также P.W.V. Gumey, '"Our 'inverted' retina - is it really 'bad design"?" CEN TechnuM Journal 13(1 ):37 -44,1999).

АДАПТАЦИЯ И ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР

Некогда совершенные среды обитания тоже претерпели ухудшения и стали менее пригодны для жизни. Живые существа приспосабливались к новым условиям, и эта адаптация выразилась в отборе определённой генетической информации. Это, безусловно, естественный отбор (ведь у эволюционистов нет монополии на это понятие). Креационист Эдвард Блит (Edward Blyth) писал о естественном отборе за 25 лет да выхода в свет «Происхождения видов» Дарвина. Однако, в отличие от эволюционистов, Блит рассматривал естественный отбор как стабилизирующий процесс, который, удаляя дефектные организмы, тем самым сохраняя здоровье популяции в целом. Естественный отбор может сыграть творческую роль только в сочетании с гипотетическими мутациями, ведущими к приобретению новой информации.

Например, изначальный собачий/волчий род, вероятно обладал генетической информацией, предполагавшей самую разную длину шерсти. Шерсть первых животных, скорее всего, была средней длины. Одна пара генов проявляется в двух возможных формах для каждой особи. Одна форма гена, Д, несёт информацию для длинношерстности, другая К, - для короткошерстности.

А теперь представим себе, что на Земле резко похолодало (как во время ледникового периода). В этих условиях лишь длинношерстные особи выживут и дадут потомство. Начиная с этого времени, мы получаем новую, длинношерстную разновидность собак. При этом отметим, что:

I. Они адаптированы к окружающей среде.

2. Они более специализированы, чем их предки.

3. Это изменение произошло в результате естественного отбора.

4. Никаких новых генов при этом не появилось.

5. Напротив, популяция утратила часть генов, то есть произошла потеря генетической информации - нечто совершенно противоположное теории эволюции «от микроба к человеку», которая требует создания новой генетической информации.

6. Отныне популяция имеет меньше возможности адаптироваться к будущим изменениям среды - если случится потепление, собаки будут испытывать перегрев, поскольку у них уже отсутствует генетическая информация, необходимая для короткошерстности.

В организмах, размножающихся половым путём, происходит ещё один процесс, связанный с потерей информации: вспомним, что каждый организм наследует лишь половину информации от каждого родителя. Например, рассмотрим человеческую семью с одним ребёнком, где мать имеет группу крови АВ (то есть одновременно А - и В - аллели), a отец - группу 0 (оба аллеля - 0, то есть рецессивные). Ребёнок унаследует либо комбинацию аллелей АО, либо ВО; это значит, что в его генетической информации обязательно будет утрачен либо А-аллель, либо В-аллель. Следовательно, у этого ребенка никак не может быть группы крови АВ, а может быть либо группа А, либо группа В соответственно.

В большой популяции вероятность утраты генов меньше, потому что обычно она содержит множество копий генов обоих родителей (например, в их родных и двоюродных братьях и сестрах). Но в малой, изолированной популяции высока вероятность случайной утраты генетической информации, это явление называется дрейфом генов. Поскольку новые мутантные гены возникают в малых количествах, у них гораздо больше шансов быть уничтоженными в процессе дрейфа генов - даже если бы мутации были полезными. (Вероятность выживания равна 2s/(1-е-2sN), где s - коэффициент отбора, а N - численность популяции. Эта величина асимптотически приближается к значению 2s при больших значениях sN. Это означает, что для мутации с преимуществом при отборе в 0,1 % (а это - типичное значение коэффициента в естественных условиях) вероятность её потери составит 99,8%. Поэтому в крупных популяциях вероятность полезной мутации крайне низка. Однако малые популяции тоже имеют в этом смысле свои недостатки – например, в них меньше вероятность возникновения полезной мутаций, и они более уязвимы к неблагоприятным последствиям близкородственного скрещивания и дрейфа генов. См. L.M. Spetner, Not By Chance (Brooklyn, NY: The Judaica Press, 1996, 1997), chapters 3 and 4)

В исключительных случаях, когда одно беременное животное или одна пара животных оказывается в изоляции - например, попав на необитаемый остров, - у него может отсутствовать целый ряд генов изначальной популяции. Когда потомки такой особи или пары заселяют остров, новая популяция будет отличаться от старой, и объём её генетической информации будет меньше. Это называется эффектом основателя.

Потеря информации из-за мутаций, естественного отбора и дрейфа генов может иногда привести к тому, что различные малые популяции теряют очень разную информацию и не могут больше скрещиваться. Например, из-за изменений в пении или в расцветке оперения птицы перестают узнавать потенциальных брачных партнёров и не скрещиваются меж­ду собой. Именно так и образуются новые «виды».

ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП

Ещё один аспект креационной модели основан на библей­ском учении (изложенном в главах 6-8 Книги Бытия) о том, что весь мир был затоплен водой, и спаслись лишь пассажиры Ноева Ковчега - представители обоих полов всех родов наземных позвоночных (животные, в которых есть «душа живая» - на древнееврейском «пефеш»). Роды «чистых» животных, которых было немного, были представлены семью особями каждый (Быт. 7:2). Библия также учит, что Ковчег причалил к горам Араратским. Исходя из этих предпосылок, креационисты заключают, что роды, сохранившиеся на Ковчеге, размножились, и их потомки наполнили Землю. «Эффект основателя» стал обычным явлением, каждый из множества «родов» дал начало нескольким современным «видам».

МНИМЫЕ  ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЭВОЛЮЦИИ  В  ДЕЙСТВИИ

В этом разделе мы рассмотрим некоторые примеры из «Уче­ния об эволюции...» и покажем, что они лучше соответствуют креационной модели мира, чем эволюционной.

УСТОЙЧИВОСТЬ  К  АНТИБИОТИКАМ  И  ПЕСТИЦИДАМ

На страницах 16-17 «Учения об эволюции...» говорится:

«Постоянная эволюция возбудителей человечес­ких заболеваний привела к появлению одной из самых серьёзных проблем в области здравоохранения, стоящих перед обществом. Вследствие генетических изменений под действием естествен­ного отбора многие бактерии приобрели повышенную устойчивость к антибиотикам.

Схожие факты быстрой эволюции имеют место у многих различных организмов. У крыс вырабо­талась устойчивость к яду варфарину. Сотни видов насекомых и других сельскохозяйственных вредителей приобрели устойчивость к пестицидам, используемым для борьбы с ними, - даже к средствам химической защиты, внедрённым в растения с помощью генной инженерии».

Но какое отношение имеет всё это к эволюции новых родов с новой генетической информацией? Абсолютно никакого! На самом деле, во многих случаях происходит вот что: у бактерий уже имеются гены, ответственные за устойчивость к антибиотикам. Некоторые бактерии, замёрзшие до изобре­тения антибиотиков, после размораживания оказались устойчивыми к их воздействию. Когда популяция бактерий подвергается воздействию антибиотиков, те из бактерий, что лишены подобной устойчивости, погибают, и вся генетически информация, которой они обладали, гибнет вместе с ними. Выжившие бактерии содержат уже меньше информации, зато все они устойчивы к антибиотикам. Это относится и к насекомым и крысам, у которых якобы «развилась в ходе эволюции» устойчивость к пестицидам. Принцип тот же - устойчивость была присуща им изначально, а особи, не обладавшие ею, погибли.

Устойчивость к антибиотикам может быть и результатов мутации, но во всех известных случаях эта мутация разрушай генетическую информацию. Это может показаться странным, но потеря информации иногда бывает полезна. Пример тому - устойчивость к антибиотику пенициллину. В норме бактерия производят пенициллиназу - фермент, разрушающий пенициллин. Количество вырабатываемой пенициллиназы регулируется определённым геном. Этого количества обычно вполне достаточно для борьбы с пенициллином в естественных условиях, но когда пенициллин вводится больному как лекарство, его оказывается слишком много для бактерий. Мутация, выводящая из строя ген-регулятор, приводит к тому, что бактерия начинает вырабатывать огромное количество пенициллиназы и, таким образом, становится устойчивой к антибиотику. В норме, однако, мутант менее приспособлен, поскольку он зря расходует свои ресурсы, производя ненужную пенициллиназу. Ещё один механизм приобретения устойчивости к антибиотикам - перенос частиц генетического материала (называемых плазмидами) от одной бактерии к другой, в том числе и между бактериями разных видов. Но речь по-прежнему идет об уже имеющейся информации, и происхождение её также остаётся загадкой для эволюционистов.

ЗЛАТОГЛАЗКИ

На странице 17 «Учения об эволюции...» приведён ещё один пример «эволюции»:

«Североамериканские виды златоглазок Chrysoperla carnea и Chrysoperla downesi сравнительно недавно обособились от общего предка. Они очень похожи между собой. Однако они различаются по окраске, отражающей различие их сред обитания, и размножаются в разное время года».

В целом это высказывание верно, но эволюционное тол­кование данного явления — не единственно возможное. Кре­ационисты объясняют его так: при сотворении род Chrysoperla получил гены, обеспечивающие большое разнообразие окраски и брачного поведения. Этот род дал начало более специализированным потомкам. В ходе специализации эти потомки утратили часть информации, обеспечивающей определённую окраску и черты поведения. Видообразование без приобретения информации хорошо объясняется в рамках креациониз­ма. Сама по себе адаптация/изменчивость внутри рода Chrysoperla, не сопровождающаяся приобретением новой ге­нетической информации, ничего не говорит о происхожде­нии златоглазок как таковых. А ведь теория эволюции пыта­ется объяснить именно происхождение!

ДАРВИНОВСКИЕ ВЬЮРКИ

На странице 19 «Учения об эволюции...» мы читаем:

«Особенно интересный пример современных эво­люционных преобразований относится к 13 видам вьюрков, которых Дарвин изучал на Галапагосских островах - ныне эти птицы известны как «дарвиновские вьюрки»— В условиях засухи исчезают орехи с хрупкой скорлупой, а выживают растения, плоды которых имеют крупные размеры и прочную оболочку. Таким образом, засушливый климат благоприятствует птицам, обладающим сильными, широкими клювами, способными раскалывать эти прочные семе­на. Птицы с этими признаками и основывают новые популяции. [Питер и Розмари Грант (Peter and Rosemary Grant) из Принстонского университета] подсчитали, что если бы засухи на Галапагосских островах происходили в среднем раз в десять лет, то всего  за 200 лет мог бы возникнуть новый вид вьюрков».

Однако изначальная популяция вьюрков обладала большим разнообразием размеров клюва. При засухе птицы с недостаточно сильными и широкими клювами не могли раскалывая орехи и потому погибли, унеся с собой всю свою генетическую информацию. Новая генетическая информация опять таки не возникала, так что этот пример тоже не может служить доводом в пользу эволюции «от молекулы к человеку».

Кроме того, быстрое видообразование (всего за 200 лет) - прекрасное свидетельство креационной модели, основание на Библии. Её оппоненты не верят, что все современные виды уместились на Ковчеге. Но Ковчегу достаточно было принять всего около 8000 родов наземных позвоночных, которые и породили всё широкое разнообразие современных видов (J.D. Sarfati, "How did all the animals fit on Noah's Ark?" Creation 19(2):16- Щ March - May 1997; J. Woodmorappe, Noah 'sArk: A Feasibility Study (Santee. С A: Institute for Creation Research, 1996). Пример дарвиновских вьюрков показывает, что новые виды могут возникать за короткое время. (C.Wieland, "Darwin's finches: evidence supporting rapid post-Flood 'adaptation'." Creation19(2):22 - 23, June - August 1992; см. тж. С. Wieland, "Review of J. Weiner's Book: The Beak of the Finch: Evolution in Real Time," CEN Technical Journal 9(1):21 - 24, 1995. Книга Вайнера, о которой идёт речь, полна тенденциозных нападок на креационизм; «Учение об эволюции...» использует её в качестве главного орудия пропаганды).

СЕЛЕКЦИЯ ПРОТИВ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

На страницах 37 - 38 «Учение об эволюции...» сравнивает искусственный отбор в породах голубей и собак с процессом эволюции. Однако селекционеры всего лишь производят отбор в пределах уже имеющейся информации. Например, порода чихуахуа была выведена путём селекции самых маленьких собак на протяжении многих поколений. В ходе этого процесса отбраковываются гены, отвечающие за крупные размеры.

Противоположный процесс имел место при выведении породы догов из той же предковой популяции собак - отбраковывались гены, отвечающие за малые размеры. Таким образом, селекция сортирует общую генетическую информацию, разбирая её на отдельные линии. У каждой из пород информации меньше, чем было в изначальном собачьем/волчьем виде.

Многие породы, кроме того, из-за мутаций стали жертва­ми наследственности - например, мопсы и бульдоги с их приплюснутыми носами. Но потеря генетической информации и врождённые дефекты означают, что «чистопородные» собаки хуже «приспособлены» к жизни в естественных условиях, чем дворняги. Ветеринары могут подтвердить, что породистые собаки болеют гораздо чаще.

Собаки разных пород - в том числе доги и чихуахуа - сво­бодно скрещиваются между собой; следовательно, они ос­таются представителями одного вида. Видообразование лег­ко объясняется с точки зрения креационизма - см. выше пример со златоглазками. Но если бы доги и чихуахуа были известны лишь из летописи окаменелостей, то систематики, вероятно, отнесли бы их к разным видам или даже к разным родам. Без вмешательства человека доги и чихуахуа, возможно, не могли бы скрещиваться между собой и считались бы разными видами, если бы не были одомашнены. Креационисты считают разные породы собак подтверждением того, что Бог вложил в сотворенный Им род собаки/волка боль­шой резерв изменчивости.

ДАРВИН ПРОТИВ ПСЕВДОКРЕАЦИОННОЙ МОДЕЛИ

 На страницах 35 - 36 «Учения об эволюции...» обсуждаются некоторые из наблюдений Дарвина - например, что живых и ископаемых броненосцев находят только в Южной Аме­рике, животные Галапагосских островов походят на животных Эквадора, а существа, обитающие на островах близ побе­режья Африки, родственны африканским животным. Далее учебник гласит:

«Дарвин не мог объяснить эти наблюдения в рамках взглядов, доминировавших в его время: что каждый вид был особо сотворен, а виды, наилучшим образом приспособленные к жизни в той или иной местности, были сотворены именно в ней».

Это, по сути дела, - очередная подмена понятий. Библейские креационисты не верят ни во что подобное, поскольку эта точка зрения полностью упускает из виду Всемирный Потоп, описанный в 6 - 9 главах Книги Бытия. Потоп уничтожил всех наземных позвоночных, кроме тех, что вошли в Ковчег, и полностью преобразил поверхность Земли. Поэтому ни одно живое существо не могло быть сотворено там, где обитает сегодня.

Кроме того, все современные наземные позвоночные про­изошли от тех, что сошли с Ковчега в горах Араратских - минуло много поколений, прежде чем они добрались до нынешних мест обитания. Следовательно, у библейского креациониста не вызывает удивления тот факт, что животные островов африканского побережья похожи на обитателей континента - ведь они добирались до островов через Африку.

Таким образом, наблюдения Дарвина легко объяснить в рам­ках креационной модели, включающей Всемирный Потоп. Но ко времени Дарвина его оппоненты в большинстве своём уже не верили в библейскую креационную модель, пытаясь «подо­гнать» её под популярную в те годы теорию «старой Земли».

Господствовавшая точка зрения была такова: на Земле произошёл не один Всемирный Потоп с последующим расселением животных по планете, а целый ряд всемирных потопов, после каждого из которых мир творился заново. А некоторые из наблюдений Дарвина не соответствовали этой псевдобиблейской модели, - и он, исходя из них, выступил против кре­ационизма и самой Библии, хотя модель, опровергаемая им, не была истинно библейской!

Любопытный эксперимент Дарвина, описанный в «Учении об эволюции...» на странице 38, тоже свидетельствует в поддержку модели Сотворения/Потопа:

«Запуская улиток на продолжительное время в солёную воду, Дарвин убедился в том, что в редких случаях улитки могли «дрейфовать на кусочках древесины через довольно широкие заливы»... .До Дарвина существование на океанических островах наземных моллюсков и - вместо типичных наземных млекопитающих - летучих мышей попросту отмечалось как факт и заносилось в каталоги. Вряд ли кому-то приходило в голову проверить способ­ность улиток выживать в солёной воде в течение длительных периодов времени. Даже если бы кому-то и вздумалось провести такой эксперимент, вряд ли он имел бы большой резонанс».

Так Дарвин помог разрешить проблему, волновавшую тех, кто не верил в библейский Всемирный Потоп: «Как сумели животные добраться до труднодоступных мест?» Кроме того, его эксперимент показал, что некоторые беспозвоночные могли пережить Потоп вне Ковчега (Креационисты, исходя из Библии, подчёркивают, что древнееврейские слова, озна­чающие животных, взятых в Ковчег, не подразумевают беспозвоночных; они полагают, что беспозвоночные, скорее всего, не одушевлены - в том смысле, что не обладают «нефеш». Отсюда следует, что беспозвоночные должны были каким-то образом выжить вне Ковчега) - например, в плавучих расти­тельных массах или на дрейфующем дереве, как и предпола­гал Дарвин. Другие опыты Дарвина показали, что семена са­довых растений сохраняют всхожесть после 42-дневного пре­бывания в солёной воде - следовательно, они могли переноситься морскими течениями на расстояние 2240 километров.(J.Weiner, The Beak of the Finch: Evolution in Real Time (London: Random House), page 136.") Следовательно, растения тоже могли пережить Потоп вне Ковчега, плавая на древесине, пемзе или растительных массах, даже если бы и сильно промокли. Таким образом, модель «Сотворение - Потоп - расселение по земле» тоже могла привести к подобным экспериментам, что бы ни го­ворили об этом авторы «Учения об эволюции...». (Что касается вопросов типа «Как коала попали в Австралию?», тут есть несколько вариантов. Наземные позвоночные могли мигрировать на большие расстояния по сухопутным мостам, появившимся во время послепотопного ледникового периода, когда уровень моря был ниже. Другим важным фактором стало вмешательство человека. Именно так в Австралию попали кролики, а ещё ранее — другие животные, которых завезли туда аборигены.)

 

НЕДОСТАЮЩИЕ ЗВЕНЬЯ

Домашняя ] Вверх ]