" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

 "Тайная сила масонства"

Еврейство

 

Со времен Голгофы началась ненависть евреев ко Христу и до сих пор они продолжают предпочитать Варавву. Они доходят даже до отрицания самого бытия Христа; ибо это дает им возможность также отрицать и предательство Иуды. Но, чтобы они ни делали, они должны признать повсеместное распространение христианства. Христианство дало новую культуру, создало новый мир; этого отрицать они не могут.

Но чем шире распространялось христианство, тем очевиднее становилось преступление палачей Божественного Основателя этой веры.

Между тем еврейство шаг за шагом следовало за христианством во всех фазах его торжествующего развития. Нельзя же отрицать, что подобное положение для народа, который не отрекается от себя, (а именно таков народ еврейский), должно неминуемо пробудить в этом народе чувство непримиримой ненависти к тем, чьи верования служат живым обличением, что на голову его сынов пала кровь Невинного, по слову их собственных предков.

Но у евреев есть еще другие причины ненавидеть христиан, коренящиеся в самом положении еврейского племени после его рассеяния. Вот уже девятнадцать веков евреи живут не у себя, рассеяны малыми группами среди других народов и подвергаются неприятностям, которые должен испытывать каждый, если насильно вотрется в чужой дом.

Народы, подвергшиеся еврейскому засилию, не могли благосклонно относиться к этому нашествию иноземцев, тем более, что пришельцы не отделились друг от друга, а, проникнув в принявшую их среду, не только не постарались слиться с коренным населением, но напротив делали и делают все, чтобы сохранить свою национальную обособленность. Евреи поставили как бы священной задачей себе, чтобы разрушенный римлянами Иерусалим продолжал свое существование в них самих, и для этого они старались повсюду образовать свою собственную общину среди чужого государства.

Из подобного неестественного положение могло возникнуть только обоюдное недоверие, к которому впоследствии присоединилась враждебность, порожденная противоположностью взаимных интересов. Что приносили пришельцы в те страны, где они селились? Только свои нужды, а удовлетворять их они могли только в ущерб коренному населению.

Т.о., ведя паразитное существование, евреи с самого начала поставили себя в исключительные условия среди народов и явились совершенно самостоятельным фактором в истории. Этого не следует упускать из виду; и устранять евреев из истории; как это до сих пор делалось, - значит искажать историю в самых ее источниках, ибо это значит закрывать глаза на одну из наиболее постоянных в активных причин в цепи политических и социальных событий. Уже одного этого ненормального положение еврейского племени достаточно для объяснения того явного или скрытого состояние враждебности, которое не переставало всегда существовать между евреями и другими племенами. Если принять во внимание, что эта вражда. Подкрепленная религиозным фанатизмом, уже продолжается девятнадцать веков и, что в такой промежуток времени она несомненно дала ряд тяжелых проявлений, который сопутствовали ей с самого начала; - легко понять, что она, эта вражда, породила непрерывный ряд войн, насилий, революций, отдаленные причины которых никогда не искали там, где он были в действительности.

Евреи составляли всегда обособленную колонию в государстве, в уже одно существование этих колоний-паразитов само по себе достаточно объясняет недружелюбие к ним. В странах христианских это недружелюбие еще усугублялось религиозной рознью и, понятно, легко перешло во взаимную ненависть. Ненависть эта тем легче развивалась в еврейских душах, что их не сдерживало никакое возвышенное учение, а наоборот ее возбуждали ежедневные затруднения в борьбе за существование, предпринятой при невыгодных условиях, которые иначе побуждать, как коварством, евреи не умели: эта ненависть еще разгоралась при мучительном воспоминании о Иерусалиме, лишенном своих сынов и вечным лицезрением вечного торжества Распятого. При таких обстоятельствах нет ничего удивительного, что все, что оставалось живого и деятельного в древнем еврейском национализме, все питалось исключительно этой ненавистью.

Таково было материальное и духовное положение евреев между христианскими народностями, создавшееся вследствие трех факторов: рассеяния евреев, торжества христианства и образования еврейских общин в виде отдельных колоний. Члены этих колоний по самым законам природы были принуждены сплотиться для принятия мер, ради общей безопасности; очевидно, что они не приглашали своих противников на свои совещания, а, наоборот, всячески старались скрыть все это от них. Т.о. они составили по отношению к ним тайным общество, правда оно было еще в зачаточном состоянии, но все же это было тайное общество, которое со временем должно было развиться в зависимости от обстоятельств.

Очевидно, что это первобытное тайное общество было весьма несовершенно и имело только оборонительную цель; евреи могли сначала блуждать, ошибаться, вновь начинать сначала, терпеть неудачи, пока веками не приобрели необходимый опыт. Кроме всего этого образованию тайных еврейских обществ среди христианского мира способствовало еще то, что они имели общий положительный идеал, что является необходимым условием для развития тайных обществ. Идеал этот был: сохранение своего племени и своей веры.

Т.о. все обстоятельства способствовали тому, чтобы развить в еврейском племени дух тайного общества, которое намеревалось утвердиться на христианской территории, не будучи никем замеченным. Что могли сделать всеми презираемые и сравнительно малочисленные евреи против христианства? Действуй они открыто, они были бы истреблены при первом же проявлении своих враждебных действий. Вследствие этого их тайные общества неминуемо должны были превратиться из оборонительных, какими они являлись сначала, в наступательные.

Действительно, ненависть евреев должна была все возрастать при виде собственной беспомощности; поэтому после известного периода времени евреи естественно пришли к желанию уничтожить ту религию, которая сводила на нет их веру, и стали, исповедуя Бога мести Адоная, стремиться к возмездию, т. е. к разрушению и искоренению ненавистного им христианства. Одинаково логично допустить, что, создав себе эту мечту, они стали трудиться над осуществлением ее, и поэтому каждый раз, что в христианском мире происходило какое-нибудь столкновение, они всеми силами способствовали усугублению его.

Можно сказать, что если бы они не трудились над развитием всех ересей, где бы таковые ни появлялись, то они не могли бы сказать, что сделали все возможное для защиты и преуспеяния своей веры. Таким образом настал момент, когда евреи, не желая отречься от своих преданий и от своих вожделений, были поставлены в необходимость не только защищаться, но и нападать на христиан, среди которых они жили. Если бы они так не поступили, они унизили бы свой еврейский идеал, а на это они никогда не согласились бы, ибо мы видим, что после девятнадцати веков рассеяния они все-таки остались евреями, продолжая упрямо отрицать христианский идеал.

Итак, с одной стороны они были принуждены нападать, с другой стороны они не могли это делать открыто; этим важным обстоятельством объясняется все дальнейшее.

Кроме того евреи принуждены были перейти в наступление еще по одной причине. Положение их было фальшивое, ибо, будучи рассеяны среди других племен, они стремились стать независимыми от них и т.о. образовать гос-во в государстве. Борьба за существование явилась для них роковой необходимостью, ибо, оставаясь племенем-паразитом, они могли вести эту борьбу лишь хитростью, ложью, обманом, т.е. способами презренными. Поэтому евреи долго не могли обосновать прочных предприятий; а довольствовались тем, что занялись оказыванием услуг особого свойства тем, среди кого они жили и с которых они получали доход "за комиссию". Т.о. они из поколения в поколение развили в себе способности к куртажу, %, ростовщичеству, осуждаемому с т.зр. христианства. Кр.т., вследствие своей ненависти к христианам они стали следить за их недостатками и пороками, что было для них легко, ибо каждый человек естественно старается скрывать свои пороки, а для удовлетворение их обращается к тем; кто сами принуждены скрываться. Т.о. евреи, стоявшие во всех отношениях ниже христиан, в этом отношении преобладали над ними: они могли уже ставить, свои условия тем, чьи страсти они эксплуатировали. Они также развили в себе умение пользоваться недостатками и пороками тех, с кем имели дело. Черта эта является кстати особенно характерной и в масонской организации которая замечательно ловко умеет пользоваться недостатками своих противников. особенно честолюбием их.

Итак, вывод из вышесказанного следующий; членам еврейских общин необходимо было кормиться на средства тех народов, среди которых они поселялись: вместе с этим щемило неутешное горе в воспоминаниях о разрушенном Иерусалиме. Следствием этого было постоянно возрастающее упрямое желание сохранить "свое", осуждаемое христианами; и унизить и низложить противоположный идеал, т. е. религию Христа; стремление это было тем более настойчиво, что приходилось его скрывать: еврейское племя было приговорено вести хитрую, коварную, невидимую борьбу, приговорено постоянно скрывать, лгать и лицемерить.

Т. о. тайные еврейские общества из оборонительных постепенно превратились в наступательные.

II

Если бы евреи расселились среди народов не общинами, а поодиночке, то после двух или трех поколений еврейское бы племя не существовало более; только благодаря существованию и поддержки этих общин, в которые не могли проникнуть посторонние элементы, произошел тот удивительный, единственный в истории факт, что многочисленное племя, не имеющее территориального отечества, сохранилось неприкосновенным после девятнадцати веков рассеяния.

Однако имеем ли только мы дело с еврейским племенем и еврейской религией? Не существует ли и еврейской нации? Между терминами: религия, племя, нация есть, конечно, громадная разница, а между тем евреи до сих пор старались смешивать самые эти понятие в одно. В действительности до сих пор существует не только еврейское племя и еврейская религия, но дело в том, что люди, принадлежащие к этому племени и к этой религии, образуют еврейскую нацию. Это тщательно, однако, скрывалось, чтобы обмануть бдительность других наций и не вызвать более активной самозащиты с их стороны, ибо до сих пор не защищаются от нее только потому, что не думают о ее существовали.

Для этого евреи, насколько могли, старались затемнить и смешать понятие о племени, вере и нации. Между тем эти определения достаточно ясны.

Общая религия создает общую совесть между людьми. Общность племени имеет последствием способности людей воспринимать и реагировать одинаковым образом на известные явления, как тождество химического состава некоторых тел заставляет их действовать одним и тем же образом в соединении с другими телами. Общность национальности создает человеческим группам известную общность интересов, а в то же время и известный идеал, который является как бы продолжением духа семьи и называется патриотизмом или национализмом.

Насколько подобная общность интересов и подобный национализм крепко существует среди всех членов еврейского племени, показывает хотя бы приобретшее мировую известность дело Дрейфуса. Затраты по этому делу были огромны, подкуп журналистов ныне уже установлен.

На улицах тысячи экземпляров дрейфусовских газет не только продавались, но и раздавались даром. Некоторые газеты просуществовали только во время дела Дрейфуса, следовательно были созданы специально ради него. Всякий, кто знаком с газетным делом хотя понаслышке, должен звать, что должно было все это стоить!

Если прибавить к этому еще расходы по составлению и рассылке, депеш крупным агентствам для производства впечатления на общественное мнение, если прибавить к этому те совести, которые пришлось подкупить в политическом мире, если прибавить, "необходимые назначения" в судебном ведомстве, которых пришлось добиваться, то только тогда можно получить понятие о средствах, коими располагала касса дрейфусаров. Достоверные свидетельства доказали, что эта касса была международная еврейская; да иной она, и быть не могла. Евреи показали тут всю силу своего национализма. Впрочем в истории имеется еще много доказательств того, что у евреев общность интересов совершенно такая же, как и в других национальных группах, только выражена она еще сильнее. Возражают, что у всех народов есть территориальное отечество, а у евреев его нет, следовательно нельзя говорить о них, как о нации. Но на самом дели евреи считают территорией своего отечества весь земной шар. Еврей привык к мысли, вытекающей из его религиозного миросозерцание, что после Иудеи его отечеством стал весь мир. Посему, где бы он ни жил, еврей всюду считает себя хозяином, принадлежащим к единственной самодовлеющей нации в мире - еврейской.

Однако прочно только то, что организовано. Всякая нация должна управляться национальной организацией - правительством, Даже религиозная среда не останется неизменной и не сохранится через поколение, если не будет у нее организации. Это закон, данный Богом нашему миру, и никто не может его избежать. Христианство живет и сохраняется благодаря организации церкви, вот почему противники христианства так яростно нападают на "церковность". Следовательно, скажут вам, евреи, как не имеющие организации, не имеющие правительства, не составляют и нации

 А уверены ли вы, что еврейское племя не управляется? Разве французы подозревали, что уже тридцать лет Франция управляется масонством, хотя это их родина? Могут существовать такие правительства, которых никто не видит; изучение тайного масонского организма достаточно это доказывает. Нельзя заранее заключать, что не существует национального еврейского правительства только из того, что этого правительства не видно. Не существуй национального еврейского правительства, разве еврейское племя могло бы сохранить свой культ, свой религиозный и национальный быт, а также и общность интересов среди своих сынов, несмотря на восемнадцать веков рассеяния? Если рассуждать логично в этом вопросе, то мы могли бы сказать: общность патриотического идеала и общность интересов среди людей бывает только там, где есть организация, т. е. правительство; и то, и другое имеется у евреев, следовательно также имеется национальная организация, также имеется правительство.

Вместо этого мы до сих пор, как дети, смотрели только на следствие; мы допустили, что это следствие могло произойти само по себе, и не искали причины; мы были введены в заблуждение внешностью; мы привыкли видеть правительство только там, где есть территориальное отечество; нам показалось, что у евреев его нет, и мы заключили, что следовательно не должно существовать и еврейской нации; казалось, что это вполне логично: нет отечества - нет народа, нет народа - нет правительства.

Но если после восемнадцати веков мы убеждаемся, что ошиблись в первой части рассуждение, т. е., что, несмотря на отсутствие территориального отечества (в общепринятом смысле), народ еврейский сохранился, то мы принуждены изменить и вторую часть рассуждения и сказать: раз существует еврейский народ, имеющий общность идеала и интересов, - существует и еврейское правительство, благодаря которому эта двойная общность поддерживалась.

Не видели мы этого правительства только потому, что оно тайное, как и масонство. В этом нет ничего удивительного: еврейское племя со времени своего рассеяния жило в исключительных условиях, поэтому и правительство этого народа должно быть также исключительного свойства. По причине условий еврейской жизни правительство это могло быть только тайным.

Евреи нигде не могут чувствовать себя дома вследствие того, что общины утопают в массе, в которой они поселяются. Благодаря этому, евреи вечно находятся в положении завоеванной нации, которая не желает быть поглощенной, а вследствие этого они являются вечными заговорщиками, так как они слабы; они тайно обсуждают, тайно интригуют, принуждены весь свой образ жизни организовать тайным образом; они веками к этому приучаются; они создают себе из тайны вторую натуру и, таким образом, они силою вещей принуждены либо вовсе не управляться, либо управляться тайно.

Еврейские общины принуждены были превратиться в тайные сообщества: это одно уже вынуждало установление тайного правительства.

Мы уже видели, что следствием действие тайного общества является известная превратность понятий. Рыбы, живущие в темных глубинах вод, слепы, хотя происходят от зрячих пород; это изменение индивидуумов является следствием условий существования. То же происходит и с теми, кто привык жить сплоченным в тайное общество. Если заметно столь явное искажение национального духа во Франции благодаря одному масонскому воздействию, то тем более у целого народа, принужденного силой обстоятельств жить тайным обществом, эти искажения должны выразиться еще сильнее. Ведь если приказание или инструкции передавалось бы видимым образом в организации, обращенные, подобно еврейским общинам, в тайные сообщества; то этим одним тайные общества были бы раскрыты. Мы здесь находимся в области фактов, которые сочетаются и связуются: с одной стороны, тайная организация еврейских обществ является неизбежным последствием еврейского рассеяние, торжества христианства и желание евреев остаться евреями; с другой стороны - цельность, в единство еврейского идеала, а также общность интересов их не могли быть поддерживаемы одними действиями небольших общин, затерянных в волнах христианских океанов и разрозненных друг от друга.

Для поддержания цельности еврейского идеала и еврейских интересов необходимо было действие центра национального, умственного, религиозного и общественного управления, т. е. необходимо было существование национального еврейского правительства. А раз те бщины, которые объединялись этим правительством, были организованы в тайные общества, то очевидно, что и национальное еврейское правительство должно было также быть тайным.

Многие евреи могут нам возразить, что они подобного правительства не знают: но их неведение (если допустить его искренность у большинства) ровно ничего не доказывает. Сорок миллионов французов управляются тридцатью тысячами масонов, собранных в тайное общество; при том масонское сообщество все видят, не видят только его организацию, его происхождение и его цель; кроме того эта цель противоположна идеалу французской нации.

Если даже при таких неблагоприятных обстоятельствах масонство может править Францией, вести ее к упадку и разорению, как ведут бессознательных животных на убой, - то тем более тайное еврейское общество может незаметно управлять, своей нацией, ибо оно не только не препятствует стремлениям еврейского народа, но наоборот служит им, удовлетворяет его чувство мести и ведет его к блестящей будущности. Еврейское племя воображает, что повинуется только своим инстинктам, якобы оправдываемым его верою и поэтому не замечает того направления, которое ему дается. Так же и масоны воображают, что повинуются только самим себе вследствие того, что получаемое ими внушение действует в одинаковом направлении с теми идеями; которые в них вселили.

Если евреи, отрицающие существование своего тайного правительства, не входят в состав того тайного общества, которое служит ему основанием, то они конечно не могут рассказывать о том, чего не знают: если же они входят в его состав, то им очевидно запрещено раскрывать его тайну; таким образом мы видим, что показания самих евреев, как лиц заинтересованных в этом вопросе, не могут иметь большого значения.

Все национальные группы кроме евреев утвердись на известном пространстве земли, где они оказались у себя дома, не были принуждены скрываться, а управляются открыто. Но и они, при надобности, следуя общему закону, прибегают к тайне, например, в делах своей внешней политики, ибо в этой отрасли, имеющей целью сношения с иностранцами, нации не вполне чувствуют себя дома. С другой стороны, при каждом победоносном нашествии неприятеля, если нация не хотела сдаться и умереть для истории, она была принуждена прибегать к тайной организации способов обороны и устраивала заговор, несмотря на то, что в других случаях действовала всегда вполне лояльно и открыто.

А заговор, веденный в подобных условиях, есть не что иное, как тайное общество, существующее столько времени, сколько нужно, чтобы враг был бы прогнан за пределы отечества, т.е. чтобы побежденный народ оказался вновь в своем нормальном положении - у себя дома, хозяином на своей земле.

Но то, что являлось случайностью и исключением для остальных народов, то для народа еврейского было постоянным положением в продолжении тех восемнадцати веков, что они уже не у себя дома, и следовательно евреи постоянно имели надобность в правительстве которое повсюду и во все времена соответствовало бы их положению.

Т.о. тайное правительство, будучи для др. народов лишь случайной и преходящей необходимостью, для народа еврейского являлось необходимостью постоянной. Или управляться тайно, или дать погибнуть еврейскому идеалу - вот перед какие выбором стоял этот народ в продолжении 18-ти веков без перерыва. Еврейский идеал не погиб - это мы все теперь видим: следовательно еврейский народ управлялся тайно.

III

Как же могут евреи управляться своим тайным правительством так, что с самого их рассеяния от этого правительства не осталось ни следа?

Следы есть. Если теперь еврейское правительство совершенно скрыто, то лишь благодаря приобретенному им многовековому опыту. В момент же расселения евреи этим опытом не обладали, и тогда же явились признаки несомненного искания с их стороны своего собственного направляющего и управляющего центра. Когда судьбы еврейского народа вдруг стали так загадочны, так исключительны, он был принужден, желая сохранить свой национальный идеал, изобрести, а затем и осуществить такую форму правления, которая была бы приспособлена к его исключительному положению.

Что он нашел ее доказывает существование до нашего времени еврейской самостоятельности; но раньше, чем найти, очевидно; нужно было искать, и между правительством видимым и невидимым непременно должны существовать переходные ступени. В эти то эпохи исканий, брожений, приспособлений и обрисовываются довольно заметно следы правительства рассеянной нации.

В эпоху падение Иерусалима правительством для евреев являлся "великий синедрион". Крещеный еврей, аббат Иосиф Леман, пишет: "В древней республике евреев не было ничего выше синедриона. Он составлял верховный совет. Учрежденный после возвращение из вавилонского плена, (при Маккавеях, между 170 и 106 годом до Рож. Христова), в виде как бы верховной палаты, синедрион в последние годы существования еврейского народа заменил собою монархию; власть его явилась весьма значительной, став одновременно религиозной, законодательной и административной. Он толковал закон, судил крупные дела и имел точное наблюдение за администрацией. Членов в нем вместе с председательствующим было семьдесят один человек из представителей трех классов: священников, книжников или толкователей закона и старейшин народных, избранных среди начальников колен и семейств".

Затем другой исследователь аббат Шаботи, пишет: "Синедрион или верховный совет существовал у евреев до рассеяния и заседал в Иерусалиме. Это политическое, религиозное и судебное собрание ведало все важнейшие дела еврейства. Оно пополнялось само собою, т. е. само выбирало своих членов. Авторитет синедриона был громаден. Руководителем его обыкновенно являлся первосвященник. Синедрион служил последней судебной инстанцией и конфирмовал смертные приговоры. Члены его делились на три разряда:

Князья священства (Principies Sacerdotum); этот общий разряд включал в себя не только первосвященника и его предшественников, но также и начальников двадцати четырех священнических семей.

Книжники (Scribae Populi) или толкователи закона; они составляли многочисленную и могущественную корпорацию; на их обязанности лежало главным, образом толкование закона Моисеева. При теократическом образе правления евреев религия и государственность были тесно между собою связаны, посему книжники были одновременно и юристами, и богословами. Почти все из них принадлежали к сект фарисеев и пользовались большим доверием у народа. К синедриону принадлежали самые замечательные из них, например Никодим; Гамалиил, и др.

Старейшины народные (Seniores Populi), избранные среди главнейших родоначальников. Они составляли чисто светский элемент синедриона".

"Кроме великого синедриона, - пишет обращенный еврей Брафман, - в Иерусалиме существовали еще два судебные учреждения, одно - из двадцати трех членов; которое называлось малым синедрионом; а другое (из трех членов) под названием бет-дин (суд)...

Каждая еврейская провинция получала от главного центра даиона (судью), который назначал себе двух старейшин (зейкеним) и совместно с ними составлял местное судилище (бет-дин). Кроме бет-дина во главе каждой местной общины находился еще комитет (впоследствии кагал), состоящий из семи парнесов (попечителей)".

Еврейские монеты первых двух веков до Рождества Христова и I веке после Рождества Христова свидетельствуют о том громадном авторитете, коим пользовался синедрион и обычный его глава -первосвященник. На еврейских монетах времен первосвященника Иоанна Гиркана, сына и наследника Симона Маккавея, (135-106 до Р. Х) среди венка из маслин была надпись: "Иоанн первосвященник и совет иудеев".

Также и при сыне его, Иуде Аристовуле (106-85 г.), надпись была: "Иуда первосвященник и совет иудеев". Также было и при брате Иуды -Ионафане (105-78 г.). При последнем из князей Асмонейской династии Антигоне (40-37) на монетах было написано по-гречески "Царь-Антигон", а на обороте по-еврейски: "Матафия первосвященник в великий совет иудеев" (Антигон по-гречески и Матафия по-еврейски означали одно и то же имя).

От времен Христианства дошло до нас несколько монет, которые относят к эпохе первого еврейского восстание против римлян (66-67 гг.); на них надписи: "Елеазар первосвященник", "Симон князь израильский" (Nasi Israel).

Последнее явное заседание синедриона произошло до разрушения Иерусалима Титом. Затем евреи были рассеяны, и все решили, что, изгнанные из своей земли, они перестали существовать как народ. т. е. как человеческая группа, связанная единством идеала, единством интересов и. главное, единством власти. Поэтому никому не пришло в голову поинтересоваться, что сталось с верховным советом еврейства; т. е. с синедрионом? Разве он не должен был естественно исчезнуть, как и сама нация? Конечно само собою разумеется, что когда евреи были рассеяны, синедрион мог и должен был исчезнуть, если бы исчезла еврейская самостоятельность; но раз самостоятельность эта осталась и еврейство не умерло, то следовательно не умер и синедрион, а превратился лишь во что то другое; занявшее его место.

Б 1882 году аббат Шаботи писал: "после разрушения Иерусалима Титом (в 70 г.) началось первое великое расселение евреев по миру. Второе произошло при Адриане после поражения Бар-Кохабы (в 135 году); и с этого времени евреи были окончательно изгнаны из Иерусалима и из всей Палестины, и вся нация была рассеяна. Все, кто при Тите избегли меча; пламени или плена бежали в разные страны Европы в Азии. Иные направились в места, лежащие к югу и к западу от Иудеи, в разные части римской империи, в Египет, Италию, Испанию. Они стали зваться евреями западными. Их непосредственный начальник жил в Палестине, в г. Яффе или в Тивериаде. Он носил титул патриарха Иудейского. Историки следующим образом объясняют происхождение этих патриархов. После победы римлян несколько левитов и простых евреев; спасаясь от их жестокой мести, решились последовать примеру своих братьев и бежать из отчизны. Первое время после войны они скрывались; но затем) когда решили, что опасность миновала, набрались смелости и появились вновь. Они стали собирать в Иудею остатки еврейства и возобновили здесь богослужение.

"Власть естественно сосредоточилась в руках левитов; одного из них избрали главою и дали сан патриарха. К ним скоро примкнули духовно и политически все евреи, эмигрировавшие в Египет, Италию, Испанию и другие части римской империи. Патриарх стал пользоваться большой властью над ними. Он вершил дела еврейской совести и дела политики еврейства; управлял синагогами, устанавливал налоги. Ему подчинены были особые должностные лица, называемые апостолами, которые разносили патриаршие приказания евреям наиболее отдаленных провинций и собирали подать. Богатства патриархов стали огромны. Они действовали либо явно, либо скрыто, в зависимости от отношения римских императоров к евреем".

Обращенный еврей Вульф Шахнович (Алексеев) говорит, что "подобно древнему синедриону патриарх назначал в каждую общину судью (даиона), который вместе с двумя старейшинами составлял местное судилище (Бег-Дан), и что кроме суда во главе; каждой общинынаходился еще комитет, который по своим занятиям и устройству был первообраз нынешнего кагала".

Итак, несмотря на рассеяние евреев, все осталось по-прежнему.

"В 429 году, - продолжает Шаботи, - Феодосий Младший запретил патриархам устанавливать и взыскивать подать. С тех пор о них в истории ничего более не слышно". Последняя фраза объясняет нам, как правительство патриархов сначала более или менее явное, в "зависимости от отношений римских императоров к евреям", понемногу было принуждено превратиться в правительство совершенно тайное. Только необходимость порождает тайные организации. Так случилось и с евреями. Достаточно было хотя бы одного запрета собирать налоги: без денег, - нет правительства. Не будучи в силах открыто сопротивляться, они могли продолжать управлять только при условии делать это тайно.

Патриархи Иудейские происходили все из колена левитов. Их правление длилось около трехсот пятидесяти лет. Но в действительности, как мы это ниже увидим, они имели все это время лишь второстепенное значение и были подчинены высшей, чем они верховной власти.

IV

Другая бежавшая из Палестины часть еврейского народа после, разрушения Иерусалима направилась в страны, расположенные к северу и востоку от их родины: Сирию, Армению,   Грузию, Вавилонию и Персию. По словам раввинов сюда пошел цвет нации: большинство семей колена Давидова, и утвердились главным образом в Вавилоне и в окрестных провинциях. Историки Грузии и Армении подтверждают эти сообщения еврейских раввинов, признавая, что еврейский элемент господствовал в Грузии с первых веков после рассеяния Израиля и что царский род Багратионов в Армении гордился своим происхождением от царей колена Иудова и в гербе своем имеет арфу Давида. Эти евреи в отличие от тех, которые переселились на запад от Иерусалима, стали называться евреями восточными. Их предводители, ведущие свой род от царского рода Давида приняли титул "князей пленения" (Реш-Голута, Эшмалотарх или Экзилархи).

Еврейские писатели находят большую разницу между положением патриархов иудеи и князьями пленения. Первые, до их словам, были лишь подручными вторых. Князья пленения располагали безграничным правом и верховной властью над всем рассеянным Израилем. По преданию титул их был учрежден на место титула прежних царей, и они имели право распространять свою власть над евреями всего мира.

"Они вели княжеский образ жизни, - говорит еврей Грец, - носили великолепные одежды, ездили в царских экипажах, имели вершников и род лейб-гвардии и получали, большое, вообще княжеское содержание".

"В продолжении многих веков жили они в Вавилоне. Западными евреями они правили посредством патриархов иудеи, а восточными - непосредственно сами, причем это происходило открыто с III до XI века благодаря сочувствию разных династий, которые поочередно господствовали в Вавилонии".

Первым из князей пленения, о котором упоминается в истории, был Гуна (Нипо) во II веке, современник Иуды, патриарха иудейского, который явно признавал верховное главенство князя над собой. Раввины, сообщающие нам эти факты должны конечно лучше других знать сокровенную историю своего народа. Раввинское сочинение, пользующееся среди евреев большим почетом, вавилонский талмуд, ясно утверждает существование и верховную власть князей пленения. Толкуя в трактате "синедрион" (т. V) известный текст пророчества Иакова (бытие XLIX, 10); "не оскудеет князь от Иуды", он говорит: "князья пленения в Вавилоне держат скипетр Израиля".   "Я не разделяю, - говорит Шаботи, - подобного толкования талмудом текста, но свидетельство его о существовании и власти князей пленение тем не менее сохраняет всю свою силу. Составители вавилонского талмуда жили в местах, подвластных князьям пленения и более других могли знать о тайной власти этих князей еврейской нации".

Далее Шаботи приводит следующие рассуждение о степени их власти: "когда род Иуды лишился престола при Ироде Идумеянине, власть великого синедриона оказалась значительно умаленной. Вообще, с точки зрения внешней и правительственной, власть эта и прежде имела очень слабое значение; когда же Иудея была обращена в римскую провинцию, и императоры отняли у синедриона право назначать смертную казнь, она почти свелась на нет; это было около сорока лет до разрушение Иерусалима. Однако неоспоримо, что даже в этом внешне угнетенном состоянии синедрион и обычный его председатель - первосвященник пользовались по отношению ко всем евреям значительным нравственным влиянием и тайною властью в религиозном, политическом и национальном отношениях и что действительный центр управления еврейской нацией как в Палестине, так и вне ее, всецело находился в одних руках".

Примером этого служит (среди множества других) общее восстание иудеев против Рима до первого их рассеяния. Подобное восстание, в особенности при размерах, какие оно приняло, не могло произойти, если бы не существовало центра власти, видимого или тайного, который бы все признавали и которому бы все повиновались. Таким центром до разрушение храма и был Иерусалимский синедрион.

После первого рассеяния евреев синедрион якобы исчез, но авторы талмуда и последующие раввины-писатели утверждают, что верховный совет еврейского народа был возобновлен в Вавилонии. Когда цвет еврейской нации и большинство фамилий, ведущих свой род от Царя-Пророка, бежали туда в 70-м году после победы Тита, среди беглецов нашлись и собрались остатки синедриона. Сильно привязанные к своим преданиям, традициям и обычаям, евреи поспешили восстановить центральное управление своего народа. Во главе его был поставлен один из потомков Давида, избранный из среды книжников, который получил вместе с титулом князя пленения право и власть верховного правителя над всем рассеянным Израилем. Рядом с ним образовался вновь верховный совет, т. е. синедрион, "который стал маскироваться именем школы, а члены его принимают титулы учеников".   С этих пор князья нации, обладатели верховной власти, всегда, избирались из среды книжников, членов нового синедриона. Нет ничего невероятного в том, что с 70-го по 135-й год все общие восстания евреев против римлян вне Иудеи при Траяне и внутри Иудеи при Адриане, были вдохновляемы и управляемы князьями пленения. Хотя в продолжении известного времени вокруг патриархов Иудеи (т. е. второстепенной власти) и собирались знаменитые еврейские академии в Суре и Пумбадите, из которых вышли книжники-эмораимы, написавшие первые части талмуда, все же достоверно, что с IV века, по свидетельству св. Иеронима, жившего в Палестине, там почти больше не было книжников и что в VI веке верховная религиозная и политическая власть сосредоточивалась только в Вавилонии.

Дабы утвердить духовный авторитет своих книжников, писатели-талмудисты и раввины ведут их происхождение от Моисея непрерывной цепью традиций, звенья которой передали друг другу тот устный закон, который Моисей, по их словам, получил одновременно с писанным законом на горе Синае.

Таким образом, по словам раввинов и Драха, от рассеяния до XI века верховные главы еврейского народа избирались из среды этих книжников. Звенья этой великой традиционной цепи книжников талмудистские писатели по мери возможности спаивают и, опираясь на нее, уверяют, что Израиль всегда имел истинных наставников и никогда не переставал иметь во главе своей истинной законной духовной власти божественного происхождение, коей он обязан повиноваться, как самому Богу.

Несомненно, что с точки зрение внешней и официальной князья пленение и их синедрион пользовались слабою властью при господстве вавилонских халифов. Их положение мало отличалось от положения иерусалимского синедриона при владычестве римлян. Но их духовный авторитет и их тайное воздействие на рассеянное еврейство равнялось власти прежнего синедриона.

Эта политическая и религиозная власть князей пленение была утверждена в освящена самим талмудом. Переводя и толкуя пророчество Иакова; "не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже придет положенное ему и той во чаяние языков", талмуд говорит: "князья пленения держат скипетр Израиля: потомки Гиллеля проповедуют веру народу". (Гиллель был одним из древних книжников, происходящий из рода Давида по женской линии; он жил при Августе и Ироде Старшем).

Этот текст доказывает, что для авторов талмуда князья пленения являлись законными продолжателями и носителями верховной власти, которая прежде была сосредоточена в колене Иудовом.

Подразумевая под "вождями от чресл его" потомков Гиллеля, эти наставники-эмораимы указывают на себя и на своих коллег. Они объявляют себя потомками Давида и Иуды, как "потомки и наследники Гиллеля, в духовном назначении проповедовать веру народу".

Следовательно, по их утверждению, в Вавилонии в VI веке при князьях пленения находились истинные книжники, как и прежде в Иерусалиме при первосвященнике. Для них, значит, ничего не переменилось в политической и религиозной жизни еврейства: вавилонская власть являлась продолжением иерусалимской.

Эти утверждение талмуда, которые были постоянно преподаваемы и толкуемы раввинами в последующих столетиях в каждом городе и каждой стране, образовали, по словам Маймонида, еврейскую совесть: этой высшей власти все повиновались, с глубочайшим уважением, точно подчинялись всем ее приказаниям и решениям и советовались с ней во всех затруднительных случаях.

Итак мы видим, что существуют следы национального еврейского правительства в первых веках после рассеяния. Доказательствами этого служат эдикт Феодосия Младшего в 429 году, утверждения, находящиеся в талмуде, который был составлен в самом Вавилоне в первых веках нашего летоисчисления, и наконец в последующих писаниях раввинов. Отрицать достоверность этих документов невозможно, ибо они подтверждаются и историческим фактом, составляющим суть эдикта 429 года, и тем, что они взаимно подтверждают друг друга.

Следы еврейского правительства, существовавшего после рассеяния еврейства, нам показывают, что это была переходная ступень от правительства видимого к тайному.

Иерусалимские патриархии скрываются в большей или меньшей степени, "в зависимости от того, как были настроены императоры по отношению к евреям"; также очевидно поступали и князья пленения, ибо талмудистские писатели находят нужным доказывать законность их власти и власти книжников, помогавших им в отправлении высшей магистратуры.

Наши отцы, а также писатели минувших поколений, были обмануты заинтересованными лицами и обходили этот вопрос, как обходили они вообще все, что относилось к евреям. Евреи слишком долго пользовались разоблаченной уже ныне уловкою к которой они прибегали из предосторожности: заранее объявлять фанатиком всякого, кто заговорит об евреях без похвалы или по крайний мере без жалости.

Благодаря этому зажиманию ртов волей-неволей люди, читающие в первый раз правду о евреях, должны быть удивлены, как они не слыхали до сих пор ни о чем подобном. Но удивляйтесь или нет факты говорят сами за себя.

V

В XI веке восточные халифы, по словам раввинов, испугались могущества и смелости князей пленения и объявили себя врагами евреев. Они закрыли их многочисленные процветавшие академии, рассеяли книжников и казнили последнего князя пленения Езекию в 1005 году. Это гонение заставило восточных евреев покинуть почти все те страны, в которых они до сих пор проживали; одни переселились в Аравию, другие же в большом числе ушли на запад и дошли до Франции и Испании.

Ниже мы увидим, при каких условиях они там поселились и жили. С XI века в истории более не упоминается о еврейских князьях пленения. Хотя известный путешественник Веньямин Тудельский и утверждает, что еще видел одного князя царствовавшего в Вавилоне в его время, т. е. в XII веке, но кроме него ни один автор о них не упоминает, и даже не вполне достоверно, совершил ли действительно Веньямин Тудельский все те путешествия, о которых он повествует.

Однако это молчание истории еще не доказывает, что князья пленения действительно исчезли и что с XI века евреи не имели ни центральной власти, ни верховного главы. Правда, большинство так предположило, ибо все привыкли считаться лишь с внешней историей, но аббат Шаботи пишет следующее: "в продолжении больше чем столетия религиозные, политические и общественные перевороты зависели по большой части от тайных причин, которые одни лишь могут объяснить и осветить их.

Нельзя более отрицать, что под видимой историей скрывалась еще история подпольная, скрытая. Посему, раз жизнь и действие тайных обществ вообще; а еврейского масонства в особенности, оказались возможными и более ста лет сохранились под внешним благоустройством официального общества; то мы в праве логически вывести, что еврейская нация, уже в предшествующих веках почти вся превращенная в тайное общество до рассеяния, могла также продолжать управляться тем же способом и после этого рассеяния".

Иначе и быть не могло, ибо раз евреи сохранили свой национальный, свойственный лишь их народу дух, значит они были управляемы тем или иным способом. С XI века этого способа больше не видно: следовательно с этого времени он сделался тайным. Как бы ни было просто это рассуждение; - в нем ключ ко всей еврейской истории и тесно связанному с ней, как увидим далее масонскому вопросу.

Нельзя допустить, чтобы нация; связанная в течении нескольких веков политически, религиозно и умственно вокруг своего правительства, вдруг резко бы отказалась от этой связи только потому; что обстоятельства ее разоряли, и она потеряла свою территорию.

После девяти веков рассеяния понятие о родине очевидно приобрело у евреев совершенно особое значение. Обыкновенно для нас всех это понятие неразрывно связано с землею, на которой мы живем, ибо для большинства видимое преобладает над невидимым. Но для евреев понятие о родине существует лишь в воспоминании; и вот привязанность к этому воспоминанию и побуждала их теснее держаться вокруг своих вождей, которые являлись в их глазах представителями прежней общины, прежнего культа и традиционных законов. В них; в этих вождях, заключалась для евреев родина, ибо в них была ее суть, в них было то, что оставалось от нее не только живым, но и видимым.

В момент катастрофы 1005 года центр еврейства являлся уже в действительности тайными правительством, с которым невидно сносились евреи, расселенные и на западе Европы среди государств, завоеванных Христианством. Правительство это после разгрома переносится с востока на запад где многочисленные еврейские общины вступили в борьбу с христианством, ставшим им врагом по экономическим, религиозным и государственным, причинам. В самом деле, могли ли они терпеть, что миром владеет Тот; Кого их предки распяли, а сами они не только овладеть ничем не могут; но должны еще пресмыкаться в угнетение...

Однако очевидно, что еврейское правительство не могло установиться среди евреев на западе иначе, как применяясь к внешним условиям, соответствующим тайной администрации своих общин, а также и к способностям и привычкам членов этих общин. Поэтому оно могло быть только правительством тайным, и с этого момента еврейская нация принуждена была всецело и окончательно обратиться в тайное общество среди христианского мира.

Итак мы видим, что предположение о тайном правительстве еврейского народа основано на самых точных соображениях. Оно вполне отвечает исключительному положению этого народа и тем условиям, в которые он был поставлен. Или тайное правительство, или смерть - вот перед каким выбором были поставлены евреи, смерть не постигла этот народ, так как он принял единственный возможный для него образ правления, единственный, который допускался окружающими условиями, единственный, о котором могли думать члены общин, превращенных силой обстоятельств в тайные общества среди христианского мира. Но раз окончательное превращение свершилось, мы попятно теперь не можем найти явного проявления этого правительства. Мы только знаем, что оно не может не существовать.

VI

Аббат Шаботи приводит два документа, письма XV века, которые были изданы сначала в XVI и XVII веке, а затем в 1880 году в "Armana Provencau un Revue des Etudes juives", основанном в том же году под Джемса Ротшильда. Издание XVII века было выпущено аббатам Буи (Boui) в Арле под заглавием: "La Royalle Couronue des Roys d'Arles, dediee a M. M. Les Coinsuls et Gouverneurs de la Ville, par J. Bouis, en Avignon" (1640).

Письма эти были вызваны следующими обстоятельствами: во второй половине XV века евреи были изгоняемы в Европе между прочим из Франции, Германии, Испании и Прованса. Прованс, где в особенности они были богаты и многочисленны, вновь подпал под власть Франции в 1457 году. Вскоре Карл VIII издал эдикт, в коем он повелевал всем провансальским евреям либо принять христианство, либо покинуть страну. Раввин Арля написал по этому поводу своим братья и в Константинополь 13 января 1484 года, дабы испросить инструкций, как отнестись им к эдикту короля. 21 ноября того же года ими был получен ответ...

"Члены городского совета Арля, - говорит со слов Буи аббат Шаботи, - были осаждаемы жалобами жителей на обитавших в городе евреев по поводу их ростовщичества... В Арле произошли беспорядки... Больших трудов стоило успокоить народ, желавший побросать всех евреев в Рону... Король Карл, узнал об атом в желая приобрести любовь жителей Арля, эдиктом своем изгнал проклятое племя из города и из своих владений в 1493 году. За четыре года до этого евреи, видя всеобщую к ним ненависть во Франции и постоянную угрозу изгнания, напасали письмо константинопольским евреям, испрашивая совета, что им дальше делать. Копия этого письма точно снята со старой копии архивов одного из известнейших монастырей Прованса, и я счел нужным поместить ее здесь по причине несомненности ее интереса...

Письмо евреев Арля к евреям Константинополя: "Уважаемые евреи, привить вам и почтение! Вам должно быть известно, что король французский, который снова стал владетелем Прованса, заставляет нас либо насильно креститься, либо покинуть его владения. Христиане Арля, Экса и Марселя стремятся захватить наше добро, угрожают нашей жизни, громят наши синагоги и причиняют нам много бед. Все это повергает нас в недоумение, что предпринять во славу закона Моисеева. Посему просим мы вас указать нам, как поступить.

Шамор, Раввин евреев в Арле 13 Савафа, 1459 года".

Константинопольские евреи вскоре дали ответ, но не на еврейском и не на провансальском языке, а на испанском; этот язык был весьма распространен в то время, так как король Ренат и его предшественники были графами барселонскими; соседями испанцев.

Ответ евреев Константинополя евреям Арля и Прованса: "Возлюбленные братья в Монсе! Мы получили ваше письмо, в коем вы повествуете о своих тревогах и несчастьях. Узнав о них, мы прониклись такою же скорбью, как и вы. Совет великих сатрапов и раввином таков: относительно того, что король французский заставляет вас принимать крещение – принимайте его, раз вы ее в силах поступить иначе, но при условии, чтобы закон Моисеев сохранился бы в сердцах ваших; относительно того, что приказано отобрать ваше добро - сделайте детей ваших купцами, дабы они понемногу отобрали бы добро у христиан; относительно того; что покушаются на вашу жизнь - сделайте детей ваших врачами и аптекарями, дабы они отнимали жизнь у христиан: относительно того, что христиане разрушают ваши синагоги - сделайте детей ваших канониками и причетниками, дабы они разрушали церковь христиан; относительно того, что вам причиняют многие другие огорчения - сделайте так, чтобы дети ваши были бы адвокатами и нотариусами и чтобы они всегда вмешивались в дела государства с целью подчинить, христиан евреям; дабы вы могли стать господами над миром и мстить им. Не уклоняйтесь от сего данного вам приказания; и вы на опыте убедитесь, как из приниженных; какими вы являетесь теперь, вы станете на вершине могущества.

Б. С. С. В. Ф. Ф., князь евреев Константинополя. 21 касле, 1489 года".

"Revue des Etudes Juives" пишет: "объяснения Буи относительно испанского языка, на котором написано последнее письмо, неточно. Письмо из Константинополя написано по-испански потому, что испанский был родным языком константинопольских евреев.

Разговорным языком евреев восточного побережья Средиземного моря как в XV-XVI веке, так и ныне является испанский". Аббат Шаботи добавляет, что письмо "князя евреев" было написано по-испански еще потому, что оно одинаково предназначалось и для еврейских общин Испании. Действительно, оба эти письма были уже изданы в 1583 году наваррским дворянином Юлиано Медрано в сочинении на испанском языке: "La Sylia Curiosa". Медрано предпосылает первому письму следующую заметку: "Нижеприведенное письмо было найдено хранителем саламанкской библиотеки в архивах Толеды при поисках древностей испанского государства".

Это наводит на мысль, что и испанские евреи, находясь пред той же опасностью, что провансальские, также обратились в "сатрапам и раввинам Константинополя".

Аббат Шаботи, тщательно проверив подлинность этих писем, (которая разумеется отрицается всеми, кому эти письма не выгодны), говорит следующее: "В наш век эта стародавняя переписка, несмотря на ее многочисленные испанские рукописи, вероятно вовсе не обратила бы на себя внимание за исключением может быть нескольких ученых. Если бы Европа и даже можно сказать весь мир не стоял бы в данную минуту лицом к лицу с весьма серьезным еврейским вопросом. Вследствие этого документы эти приобретают необычное значение и неожиданно становятся весьма современными".

"Уже не со снисходительной улыбкой к минувшему должны христиане XIX века читать и разбирать эти старые рукописи. Нельзя не поразиться, при виде всего, что происходить ныне, тем что предначертания еврейского князя XV века оказываются осуществленными до мельчайших подробностей. Эти доказывает, что эти предначертания, высказанные в форме приказаний, были выполнены с непреодолимой и устрашающей настойчивостью. Блестящие результаты, к которым они привели и которые мы видим теперь, несомненно должны убедить окончательно всех в подлинности этих писем".

Отчего, однако, провансальские и испанские евреи обратились в Константинополь, а не к ближайшим раввинам? Отчего из Константинополя им пишут: "совет великих сатрапов и раввинов таков"... "Не уклоняйтесь от сего приказания"... Приказывать могут только власть имущие; отчего они величают себя "великими сатрапами"? Неправда ли это наименование весьма подходить к титулу князей пленения, веками живших в Вавилоне? Само собой является вывод, что князья пленения, скрывшиеся после смерти Езекии в 1005 году и очевидно продолжавшие существовать, либо прямо переселились в Константинополь; либо сделали это позже, скрываясь где-нибудь в ином месте и строго охраняя тайну своего местопребывания. К этому же приходит и Шаботи:

"От времени своего рассеяния, - пишет он, - евреи постоянно составляли от прочих народов отдельную нацию, имеющую своего верховного главу и второстепенных управителей. Эта власть была организована так, что могла действовать либо явно, либо тайно, сообразно обстоятельствам. С разрушения Иерусалима и до нашего времени евреи большею частью жили и были управляемы, как громадное тайное общество. Они были уже приучены к этому роду тайного управления еще до своего рассеяние, ибо секта "ревнителей", которая была столь многочисленна в Иудее и проникла во все слои населения, была лишь обширным политическим сообществом, тщательно скрытым под внешним видом якобы исключительно религиозного единения. Под предлогом вящей ревности к закону Моисееву она имела истинной целью объединить всех евреев в общем усилии против римлян. Восстание 60 в 70 годов были организованы этой сектой.

VII

Свидетельства, подтверждающие существование тайного еврейского правительства, можно найти еще во многих источниках. Немецкий писатель Кюблер, один из корифеев школы публицистов-философов, пишет в 1515 году: "Евреи являются политически-религиозной сектой, находящейся во власти строгого теократического деспотизма раввинов. Они не только тесно соединены между собою известными религиозными догматами, но они составляют совершенно замкнутое преемственно-наследственное сообщество... Евреи, по своим собственным словам, образуют по всей земли отдельную нацию; их политические и религиозные учреждения, идеи и обычаи проникают столь глубоко и под столькими различными видами в их общественную жизнь, что израильские подданные христианского государства во многих существенных отношениях составляют "государство в государстве".

"В 1868 году, - пишет Шаботи, - тридцать членов законодательной палаты Румынии, с председателем во главе, представили правительству проект закона, отнимающего гражданское и политическое равноправие у евреев, которые, между прочим, очень многочисленны в Румынии.   Вот что говорилось в этом проекте:

"Румынское население наводнено чуждым враждебным ему племенем, создавшим рядом с румынскою нацией особую национальность, интересы которой противоположны интересам румынским. Хотя под давлением необходимости евреи внешним образом подчиняются нееврейской государственной власти, но они никогда не согласятся стать нераздельною частью этого государства. Из памяти их не может изгладиться еврейское царство, и при всяком удобном случае это живо проявляется во всех их выступлениях. Они представляют собою не только религиозную секту, но главным образом являются выразителями известных неизгладимых племенных особенностей и известных упорных национальных чаяний. Вот почему еврей из Испании, Англии, Франции, Польши не будет ни испанцем, ни англичанином, ни французом, ни поляком, а останется всегда таким евреем, каким были его предки библейских времен. У евреев религиозный закон является в то же время гражданским и наоборот... Где бы еврейство ни находилось, оно всюду образует "государство в государстве".

Девять дет спустя Достоевский еще подробнее развивает эту мысль: "Чтоб существовать сорок веков на земле, то есть во весь почти исторический период человечества, да еще в таком плотном и нерушимом единении; чтоб терять столько раз свою территорию, свою политическую независимость, законы, почти даже веру, - терять и всякий раз опять соединяться, опять возрождаться в прежней идее, хоть и в другом виде, опять создавать себе и законы и почти веру - нет, такой живучий народ, такой необыкновенно сильный и энергический народ, такой беспримерный в мире народ, не мог существовать без "государства в государстве", который он сохранял всегда и везде во время самых страшных, тысячелетних рассеяний и гонений своих".

"Не вникая в суть и в глубину предмета, можно разобрать хотя некоторые признаки этого "государства в государстве", по крайней мере, хоть наружно. Признаки эти: отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность, вера в то, что существует в мире лишь одна народная личность - еврей, а другие хоть есть, но все равно, надо считать, что как бы их и не существовало. "Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у Бога, остальных истреби, или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся. И даже когда лишишься земли своей, политической личности своей, даже когда рассеян будешь по лицу всей земли, между всеми народами - все равно, - верь всему тому, что тебе обещано, раз навсегда, верь тому, что все сбудется, а пока живи, гнушайся, единись и эксплуатируй и - ожидай, ожидай"...

Вот суть идеи этого "государства в государстве", а затем, конечно, есть внутренние, а может быть и таинственные законы, ограждающие эту идею".

"Приписывать это "государство в государстве" одним лишь гонениям и чувству самосохранения - недостаточно". "Сильнейшие цивилизации в мире не достигали и до половины сорока веков и теряли политическую силу и племенной облик. Тут не одно самосохранение стоит главной причиной, а некая идея, движущая и влекущая, нечто такое, мировое и глубокое, о чем, может быть, человечество еще не в силах произнести своего последнего слова".

Кроме этих свидетельств германского философа, румынских депутатов в русского писателя, пришедших к одному и тому же выводу, публицист Герман Кун в 1881 году находит, что политическое и общественное положение евреев в Германии совершенно такое же.

"Положение евреев, - пишет он, - очень выгодно: рядом с правами, присущими всем гражданам, они сохранили свои "исконные" льготы, свои права на корпорацию и автономию. Каждая еврейская община управляется самопроизвольно, устанавливает свои налоги, назначает себе своих собственных чиновников и раввинов, заведует своими школами без вмешательства государственных властей.

Многочисленные богатые еврейские общины пользуются абсолютным иммунитетом и неприкосновенностью. Воистину, евреи составляют "государство в государстве".

Аббат Шаботи еще приводит несколько случаев, доказывающих, что евреи в известных важных случаях (например, при краже детей у обращенного раввина Драха, при убийстве священника Фомы и его слуги дамасскими евреями, и друг.) действуют повсюду столь солидарно, что не может оставаться сомнений в существовании для них общих и обязательных директив одного властного и центрального органа.

К этим случаям прежде всего следует причислить, знаменитое "дело Дрейфуса", где могущество еврейской организации, явной по деятельности, но неуловимой по своим формам, проявилось с такою силою во Франции, что верховная судебная инстанция – кассационная палата вынесла еврею, дважды осужденному за государственную измену, оправдательный вердикт извратив для этого текст закона, который был здесь если не подделан, то во всяком случай ложно истолкован.

Статья 445 французского кодекса гласит: "если приговор по отношению к находящемуся в живых осужденному отменен вследствие отсутствия состава преступление или проступка, то это дело не может быть вновь передано на рассмотрение суда и новом составе". Палата же в деле Дрейфуса поступила так, как будто во французском законе было бы сказано: "если приговор отменен вследствие отсутствия преступления или проступка, являющегося уликой против, осужденного, то это дело не может быть вновь передано на рассмотрение суда в новом составе".

Итак: 1) верховные судьи Франции ввели в текст закона несуществующее положение, что являлось беспримерным в истории фактом; и 2) это с виду ничтожное искажение имело то крупное последствие, что оно избавляло Дрейфуса от третьего суда, приговора которого по-видимому боялись в кассационной палаты.

Евреям нужно было оправдание Дрейфуса для того, чтобы вычеркнуть из истории факт измены офицера-еврея: этот случай слишком затруднил бы выполнение последней части еврейского плана, о котором скажем ниже. Если теперь, через двадцать лет, кто-нибудь заговорит о еврее-изменнике, то ему просто возразят авторитетом судебного приговора так же, как объявляют все неблагоприятные для еврейства документы (как например, вышеприведенные аббатом Шаботи еврейские письма) злобными подделками фанатиков-христиан средних веков. Для нас, однако, подлинность этих документов несомненна, и сами документы важны, как неопровержимые признаки существования тайного правительства евреев.

Но самым крупным признаком является факт сохранения еврейской национальности, когда все обстоятельства были столь неблагоприятны этому сохранению.

VIII

Какие цели преследовало это тайное правительство, прежде всего видно из той ненависти, которую питает талмуд и его последователи к христианам и христианству. Воздвигнув хулу на Христа, евреи обратили все свои усилия против христианского учения. Конечно открытые политические выступления могли явиться только впоследствии, а сначала евреи стали бороться против духовной стороны церкви. Вот почему с первых же веков христианства не прекращается возникновение различных ересей, главным средством при этом было у евреев создание тайных обществ; они привлекали в них тех христиан; которые вследствие своих пороков были уже как бы предрасположены к возмущению против церковной дисциплины. В тайных обществах евреи чувствовали себя дома и это им давало большое преимущество над христианами. Последние, ставшие вследствие своих пророков, а то и кажущихся "добродетелей" вне христианского закона, находились в желаемых для евреев условиях и легко могли быть превращены в фанатичных противников христианства. Вполне естественно, что они обвиняли во всем суровость церковной дисциплины, а не собственную духовную немощь. К счастью эти заблудшие люди не могли оказывать существенного влияния на христианскую массу, которая их презирала, и следовательно, они являлись плохими пособниками для антихристианской пропаганды.

У тайных еврейских обществ однако не было выбора: оставалось либо ничего не делать, либо пользоваться этими плохими работниками и исподволь подготавливать их к разлагающей пропаганде, как это теперь делает масонство посредством своих подголосков. Вот и все, что могли делать евреи. Другого способа, кроме тайного индивидуального совращения людей у них не было. Всем известно, что во все времена существовали сатанические общества, предназначенные для разрушения христианства; там возбуждались страсти, восхвалялся разврат и "посвященных" убеждали, что они уже навсегда оторваны от церкви.

Ныне кроме таких явно дьявольских вертепов, существуют еще более лукавые антихристианские общества: "спиритические", "теософические", и т. п. даже якобы кладущие в основу своей проповеди христианскую мораль.

Благодаря существованию тайных обществ с совращенными христианами, еврейское правительство мало-помалу приобретало власть и над христианским миром: это было исходной точкой его будущего владычества.

Мы видам, как предписано масонам проникать во все существующие сообщества, даже в общества своих противников. Очевидно той же методе следовали и евреи в первоначальную эпоху своей деятельности против Христианства. Члены еврейских тайных обществ стараются иметь разрушительное влияние на христианские группы военные, корпоративные и другие.

Важно было конечно при этом, чтобы в подобной организации не обнаружилась рука еврея. Это достигалось при помощи уже существовавших полу-еврейских, полу-христианских тайных обществ.

Находившиеся там христиане являлись необходимыми посредниками: оставалось только подготовить их к этой роли и исподволь влияя на них в этом направлении, внушая им, что они работают для самих себя. Они правда не пользовались особым доверием своих единоверцев, но ведь можно было обучить их вероломству, как теперь это делают с масонами.

Собственно говоря, самое большое затруднение заключалось. не в этом, а в выборе внешней цели, которую предстояло дать подобному тайному обществу, а кроме того трудно было примирить христианский ир с мыслью о тайном обществе. Действительно какой идеал можно было предложить людям, следующим учению любви и самопожертвования. А ведь предлагаемый идеал должен был впоследствии убить идеал христианский Предлагать людям противоположное христианству было невозможно, ибо хотя порочные христиане и воспринимали внушение ненависти и разврата, но весь христианский мир такого общества бы не принял. Вера была еще слишком сильна во всех слоях. Что же было делать? Определенно получился ответ на этот вопрос только в тот день, когда появился протестантизм. В этот день стоял неописуемый восторг во Израиле!

Благодаря реформации христианская дисциплина, которая являлась действительным препятствием еврейским планам, оказывалась упраздненной. Ее заменяла свобода совести; каждый мог разбирать Новый Завет; толковать его по-своему и сам себе назначать условие спасения. Таким образом появилось столько же в сущности "церквей", сколько и людей, или вернее исчезло всякое христианское послушание в смысл дисциплины, кроме разве того случая, когда политическая власть организует таковую.

Раз была пробита эта громадная брешь в организации западного христианского мира, ничто уже не препятствовало успешному распространению тайных обществ.

Для евреев, столь ловко умеющих пользоваться рознью среди своих противников, открылось новое поле действие, необыкновенно благоприятное для успеха... Теперь им легко было осуществить самое необходимое условие для тайного общества - найти идеал, составленный неопределенно и даже противоречиво, дабы он мог, смотря по надобности, привлекать то католиков, то протестантов.

Теперь успех разрушительного дела мог быть обеспечен, раз только тайное общество было бы принято теми, кого оно предназначалось уничтожить: тогда яд проник бы в кровь и в самое сердце ненавистного евреям христианства!

Дабы довести свое дело до конца, евреи должны были не только скрывать свои цели, но и скрывать самих себя, иначе христианский мир не пошел бы за врагами Христа. Поэтому они нуждались в посредниках, которые, воображая, что работают только на себя, прикрывали бы собою их. И найти этих посредников стало легко, когда в христианстве явилось протестантство, враждебное католичеству и образовались протестантские государства - соперники и враги католических.

Оставалось только соединиться с более молодой и ретивой стороной, способной на горячее нападение и предложить им идеал тайного общества с такою программою, которую главы протестантизма, религиозные или политические, могли бы принять для борьбы с католическими учениями. Разумеется было выгодно выбрать самое могущественное, протестующее против католического Рима государство, дабы сделать его ареною первоначального действия тайного разрушительного для христианства общества.

Вот почему соорганизованное еврейство стало поддерживать политических деятелей Англии для того, чтобы впоследствии, при других обстоятельствах, пойти против них же.

IX

Итак, вот к чему пришли мы, рассматривая еврейство, как один из несомненных исторических факторов, имеющих свое и очень значительное влияние в ходе пережитых прежними поколениями времен. Но по какому то удивительному наваждению почти все писатели почему-то упустили этот элемент мировой истории; они с ним вовсе не считались, будто его никогда не существовало; больше того: когда французский публицист Друммонд, пораженный неоспоримостью фактов, впервые выяснил с чисто гениальной верностью суждение историческую роль еврейства, то большинство сочло его за легкомысленного фантазера, за фанатика.

Предубеждение, коим ослепили нас иудеи в этом отношении, как и во многих других, настолько вкоренилось, что ныне ученые пишут целые тома "о психологических законах народов", "о психологии толпы", "о психологии социализма", в которых ни слова не упоминается о еврейском элементе, будто бы его вовсе не существовало, или будто он совершенно нейтрален и неспособен ничего породить...

Между тем вот, что пишет о евреях весьма компетентный в их истории еврей же Дармештетер: "Национальное тайное общество евреев является источником всех религиозных споров, которые веками создают рознь в христианстве". Влияние тайной силы евреев основывается на целом ряде образованных среди христиан тайных обществ, которые через все века преемственно связаны между собою этой тайной еврейской силой. Цель ее - развращать все, что не принадлежит к ее народности. Все ереси, волновавшие христианский мир с самого его возникновения, исходили и исходят от нее. "Все секты, основанные Израилем, против церкви, - пишет аббат Шарль, - всегда направлялись им также против общества и против человечества".

С самого начала христианской эры появляется чисто-еврейское учение - гностицизм, основателем самой древней гностической секты считается главный соперник апостола Павла - еврей Симон Волхв. "Он учился в неоплатонических школах Александрии под руководством еврея Филона, прозванного "еврейским Платоном", - пишет французский исследователь Дасте.   "Сходство учение Симона с учением Филона очевидно, - говорит Амелино, - и Симон более всех современников близок к своему еврейскому учителю".

Из прочих гностических сект того времени; порожденных иудаизмом, наиболее известны каиниты.

В высшей степени интересно, что современные масоны известных степеней узнают, что их тайное сообщество также смеет отношение к Каину и даже Люциферу.

"Сокровенные масонские мифы говорят, что строитель Соломонова храма Гирам вел свой род от Каина, который якобы происходил от связи Евы сь Люцифером. От связи же между Гирамом и царицей Савской, (также ведущей свой род от Каина), должна идти вечная дружина работников, которая во все времена соберется во имя его"! Так пишет масонский историк Лекуте.

"Во II веке, - говорит Момзен, - евреи, составляя большинство на острове Кипре, задумали основать там еврейское государство; они неожиданно умертвили в Кирене большинство туземцев и на Кипре множество греков-христиан. При этом они проявили страшную жестокость".

Ни к каким результатам, однако, это злодейство не привело, и с тех пор еврейская сила больше открыто не действовала, а постепенно замкнулась на много веков в тайное общество и старалась лишь вносить развал и разложение в среду своих противников.

"Уже во II веке мы встречаем довольно многочисленную секту иудействующих христиан - евионитов, отвергающих проповедь апостола Павла, соблюдающих обрезание, празднование субботы и все еврейские предписания относительно пищи. Подобные секты возникают и поздние к различных странах христианского мира: гипсистарии в Каппадокии, небожители в Африке и др."   В начале III век а еврей Манес положил начало оккультному; т. е. скрытому учению, основанному на каббале. "Впоследствии манихейство было привито евреями патаринам, кафарам, люциферианам, альбигойцам, храмовникам, а затем и масонским сектам, вплоть до нашего времени". Вот что говорит масон Редарес об этом учении:

"Манихейство стремилось к погибели всех религий, проповедовало всеобщее равенство и свободу, безразличие всякого человеческого поступка, общность имущества и жен".

Само собою разумеется, что эта противная естественным законам проповедь была гибельна для тех; кто ее принимал. Евреи вводили манихейство среди всех народов, которые им нужно было ослабить и поэтому нам еще много раз придется встретиться с этим лжеучением.

Во время Юлиана Отступника евреи конечно оказывали ему деятельную помощь в его гонениях на христиан. "Проницательный Юлиан, - говорит Аллар, - сразу увидел в евреях лучших союзников для ведения с христианами глухой; непрестанной, необъявленной, но тем более коварной и действительной войны".

Начиная с III века; тайный еврейский центр сеет различные манихейские секты на Востоке. Главная из них была секта последователей Маздока; она проповедовала всеобщее равенство и свободу, гибель всех религий, безразличие всех человеческих деяний, общность имущества и жен. Среди последователей секты находились высшие сановники персидского государства.

"С подобными анархистами во главе государства катастрофа была неизбежна: Персия вскоре попала в руки арабов-мусульман. Тайные еврейские общества, особенно те же маздокисты, завели деятельную пропаганду своих разрушительных учений среди победителей, дабы в свою очередь совратить мусульман... Между прочим основалось тайное общество с семью степенями; соединявшее в себе все учения, могущие убить мусульманскую веру. В седьмой степени этой секты (как и в секте Маздока) преподавалась тщета всякой религии и безразличие всякого человеческого поступка. Учение это распространялось даисами (или посланниками); один из них, по имени Кармат, сделался основателем секты карматов".

Вскоре потоки крови и обращенные в пепел города возвестили миру о существовании этой секты. Учение кармата не только проповедовало, что все дозволено, все безразлично, но оно расшатывало самые основы религии Магомета, утверждая, что все его заповеди являются лишь под покровом аллегорий политическими правилами и учениями. "Персидские халифы употребили целое столетие на уничтожение шаек карматских анархистов. Когда это движение было окончательно подавлено, один из даисов, по имени Абдалла, бежал из персидской тюрьмы в Египет и имел там такой успех, что явился основателем династии Фатимидов или Измаилитов, властвовавшей с 909 по 1171 год. "Абдалла выдавал себя за правнука Алия - мужа Фатимы, дочери Магомета, на самом же дели он вовсе не был потомком Фатимы, а был сыном еврейки".

Измаилитские сектанты, возведя основателя династии Фатимидов на престол, превратили его в свое покорное орудие, в продолжении более трех веков они являлись действительными хозяевами Египта в нынешнего Туниса. Они основывали ложи, называемые "собрание мудрости", в которых имелось девять степеней посвящения. Все обучение велось так, чтобы привести учеников к полнейшему скептицизму... Учение секты измаилитов сводилось к следующему: ни во что не верить и на все дерзать...

Каирская ложа распространяла свое учение посредством даисов; они имели под своим начальством рефиков или товарищей: рефики и даисы наводняли всю Азию, и один из последних, Гассан-бен-Саббах, основал новую ветвь секты - восточных измаилитов или ассассинов". Название их происходит от их обычая приводить себя в кровожадный экстаз гашишем и другими наркотиками; их стали звать "гашишинами", или, на языке крестоносцев, "ассассинами".

Хотя еврейский историк Грец говорит, что евреи Азербейджана только находились в дружеских сношениях с ассассинами,   но очевидно под этим надо понимать, что евреи и основали, и вдохновляли эту изуверскую секту и вооружили ее против христианских и мусульманских государей исключительно с целью защиты еврейских интересов. По крайней мере учение ассассинов настолько тождественно с учением всех прочих основанных Израилем сект, что невольно приходится признать тут руку тайной еврейской силы.

"Тайное учение ассассинов, - пишет доктор Шурц, - сводилось к теории нравственного безразличия, дозволенности всех поступков и к чистому атеизму, однако это учение было известно только достигшим высших степеней секты, а масса приверженцев держалась в слепом повиновении посредством туманного мистического вероучения... Их владычество опиралось не на обширные земельные владения и огромные массы войск, а на безусловную преданность и фанатическое презрение к смерти приверженцев; местами их убежища были отдельные неприступные крепости. Не открытая война, а тайные убийства основали и упрочили власть секты. Как и у современных анархистов, - замечает автор, - мы тут встречаем одно и то же презрение как к жизни других, так и к своему собственному существованию, презрение, вытекающее из систематически проводимого учителями уничтожения всякого страха и всякой надежды.. "

"Эти свойства систематически прививались вождями ассассинов той группе своих последователей, которая специально предназначалась для совершение убийств. При этом, по-видимому, не было недостатка во всевозможных грубых обманах. Но главное значение имели постоянно и обдуманно проводимое нравственное давление, которое естественно должно было быть непреодолимым для детей и подраставших юношей, если их заботливо охраняли от других впечатлений".

Настолько ассассины слепо повиновались своим начальникам показывает следующий случай:

"Генрих, граф Шампанский, король Иерусалимский навестил однажды "горного старца". Последний повел его в один из своих замков, где на каждой башни виднелся человек, одетый весь в белое одеяние.

"Государь, - обратился "горный старец" к графу, - я готов спорить, что ваши люди не сделают того для вас, что мои сделают для меня. Он подал какой-то знак, и тотчас же двое из стоящих на башнях ринулись вниз и разбились на смерть о камни. Войдя в замок, Генрих заметил прикрепленное к стене острие. "Я покажу вам, как исполняют мою волю, - сказал "горный старец"; по его знаку несколько человек бросилось на это острие и погибло на глазах у Генриха, который попросил своего хозяина прекратить дальнейшие опыты в этом направлений".

Ассассины прибыли в Палестину одновременно с крестоносцами и утвердились в сирийских горах. С 1090 по 1260 г. они покрыли Азию и Европу бесчисленными преступлениями, пока не были уничтожены монголами.

X

С IX века начинается натиск еврейского тайного правительства на Францию. При Людовик Благочестивом (814-840) во франкской монархии "евреи пользовались правом свободно разъезжать по всему государству. Они могли, - говорит еврей Грец, - несмотря на многократные канонические постановления, не только пользоваться трудом христианских рабочих для своих промышленных предприятий, но в свободно торговать невольниками, покупать рабов за границей и продавать их в пределах государства. Духовенству запрещалось допускать еврейских рабов к крещению... В угоду евреям базары были перенесены с субботы на воскресение. Евреи были изъяты от телесного наказания и пыток..." "Образованные христиане освежали (siс!) свой ум сочинениями еврейского философа Филона и еврейского историка Иосифа и читали их сочинения предпочтительно пред книгами священного писания...

Враждебные евреям канонические законы были молча лишены силы..." "Евреи могли безбоязненно высказывать свои искренние мнения о христианстве, о чудесах, совершаемых святыми и мощами и о почитании икон"... Можно себе представить, каковы были эти "мнения"!

"Христиане, - продолжает Грец, - посещали синагоги, назидались (!) еврейским богослужением и предпочитали чтение еврейских проповедников проповедям своего духовенства... Вследствие благосклонности двора к евреям многие христиане из простонародья склонились к еврейству, считали его истинной религией, соблюдали субботу и работали по воскресеньям"...

Даже историк-масон Мишеле принужден признаться, что Франция того времени была "превращена в Иудею". Первым возвысил свой голос против евреев благочестивый лионский епископ св. Агобард.

"Евреи, - писал он, - распространяют эдикт, будто бы полученный ими от императора, в силу которого никто не смеет окрестить раба без их согласия... Если я и буду отказывать в крещении евреям или рабам, то должен бояться суда Божия: если же стану крестить, то должен бояться, как бы не дать повода к столкновению и не побудить евреев к враждебному нападению на мой дом"...

Неравная борьба между христианским епископом и евреями окончилась низложением св. Агобарда.

"Людовик до самой смерти оставался благосклонным к евреям, хотя переход в Иудейство его любимца Бодо сильно возмутил его благочестие... Бодо или Пуото, потомок древнегерманского рода, обученный светским и духовным наукам, вступил в духовенство и принял сан дьякона... Император назначил его своим духовником. Под предлогом поездки в Рим для поклонения гробам апостолов и мучеников Бодо отправился в Испанию (местонахождение тогдашнего еврейского правительства), где перешел в иудейство. "Он до такой степени возненавидел своих прежних единоверцев, что убеждал магометанского повелителя Испании принуждать живших в его стране христиан к переходу в ислам или в иудейство".

"Испания, или магометанская (мавританская) Андалузия, - продолжает Грец, - при тогдашних политических и культурно-исторических условиях была особенно пригодна сделаться вместо Вавилонии центром и руководительницей всего еврейства". Поэтому в X веке были сосредоточены в Испании нити тайного еврейского правительства для Европы, а в X веке, после убийства в Вавилонии последнего князя пленения, еврейский главенствующий князь переезжает туда и живет открыто с титулом "наси" или "нагид". Причем нередко занимает видные государственные должности.

Наиболее замечательны из испанских князей пленения Хаздаи-ибн-Шапрут (915-970) и Самуил-ибн-Нагрелла (993-1066). Кончалось однако тем что евреи вошли в соглашение с враждебным Испании алмерийским государем Алмотассемом и, узнав об этом, жители Гренады устроили исторический погром во время которого погиб и Экзиларх Самуил-ибн-Нагрелла (в 1066 году). Но положение евреев в Испании от этого не ухудшилось. Несмотря на то, что в законе (кн. V "forum judicim" западно-готского кодекса) существовали ограничительные относительно евреев правила, закон систематически не исполнялся, и поэтому фактически существовала полная еврейская равноправность.

Наконец папа Григорий VII обратил внимание на угнетение евреями туземного население в Испании и на римском соборе в 1075 году издал канонический закон, воспрещавший евреям "иметь какое либо преимущество над христианами". Однако Кастильский король Альфонс VI, находившийся всецело в руках евреев, медлил привести в исполнение папское постановление, и папа наконец обратился к нему со следующим посланием (около 1080 года): "Насколько мы ощущаем побуждение поздравить тебя с успехами твоей славы, настолько должны похулить твои несправедливые поступки. Мы советуем твоей милости не дозволять более евреям господствовать над христианами и иметь над ними власть. Ибо подчинять христиан евреям и подвергать первых суду последних значит унижать церковь Божию и возвышать синагогу сатаны. Желать нравиться врагам Христа значит презирать Его самого".

Но слова папского увещания не произвели впечатления на легкомысленного короля, и евреи продолжали благодушествовать на счет испанского народа.

К концу XI века засилие евреев уже простирается почти на всю Европу. В Богемии, Моравии и Польше они владели несметными богатствами и христианскими рабами.   То же самое было и в Германии.

Наконец населению представился удобный случай сбросить с себя еврейское иго: началась проповедь первого крестового похода. И тут население открыто выступает против своих притеснителей. Повсюду начинаются еврейские погромы: в Руане, Метце, Трире, Шпейере, Вормсе, Майнце, Кельне, Нейсе, Вефлинггофене, Алденаре (близ Бонна), Мерсе, Керпене, Регенсбурге и многих др.

Хотя, по словам Греца, многие евреи притворно принимали христианство с тем, чтобы по миновании опасности вновь от него отречься, однако это не всех спасало от потери своего имущества. Так богемские евреи боялись оставаться в стране и собрали все свое имущество и пожитки, чтобы отправить в безопасное место и затем переселиться отчасти в Паннонию, отчасти в Польшу; но богемский герцог Вратислав, узнав о намерении евреев переправить за границу все их имущество, тотчас приказал войскам занять еврейские дома и объявить евреям: "вы не принесли в Богемию никаких иерусалимских сокровищ. Нагими вы пришли в страну, нагими же уходите из нее!" Богемский герцог Вратислав был мудрый государь!..

Первый крестовый поход прошел для евреев почти бесследно. Они вскоре оправились после погромов и снова легли невыносимым гнетом на христианское население всех стран. "Во Франции время царствования королей Людовика VI и VII (1108-1180 гг.) было для евреев столь же благоприятным, как в время Людовика Благочестивого. Амбары их, - говорит Грец, - были наполнены хлебом, погреба - вином, магазины - товарами, а сундуки - золотом и серебром. Они владели не только домами, но и полями и виноградниками; которые возделывали руками христианских рабов".

"Половина города Парижа принадлежала евреям. Они занимали многие государственные должности. Как и при Людовике Благочестивом, евреи вели свободные прения о религиозных предметах и смели высказывать свое мнение о Троице, о Марии (вероятно о Пресвятой Деве Марии?) и о почитании святых, об исповеди и о чудесном действии мощей".

Уже по одному пренебрежительному тону еврейского историка о "Троице", о "Марии", и т. п. можно судить, как открыто богохульствовали евреи в как оскорбляли они религиозное чувство христиан. Ниже Грец действительно замечает вскользь, что выражение их относительно Христа и Пресвятой Богородицы были "резки и неуважительны".

Еврей всячески совращали христиан, плодили различные секты и пользовались междоусобиями, чтобы все больше и больше захватывать страну в свои руки.

XI

"К XII веку, - пишет аббат Шарль, - евреям окончательно удалось завладеть Провансом, Гвиенной и Лангедоком, где они основали тайные общества и посредством альбигойского масонства совратили многих христиан. Затем, путем обмана местных государей и вельмож, они захватили общественные должности, организовали социализм, словом, по свидетельству масона Мишеле, обратили страну в "Иудею".

Они образовали там кафаров, альбигойцев, вальденцев, люцифериан и другие враждебные христианству секты.

"Распространившись по югу Франции, сектанты, - говорит Дешан, - получили название "альбигойцев" от города Альби, где был созван первый поместный собор, осудивший их ересь. Гораздо раньше, чем гражданские власти принуждены были выступить против альбигойцев в защиту общественного порядка, эта секта была уже осуждена церковью, как исповедующая учение манихейства о двух началах, причем злому началу приписывался брак и деторождение. Альбигойцы учили, что не следует повиноваться властям ни духовным, ни светским.

Повсюду, где они могли, они разбивали и жгли кресты, образа, реликвии, грабили и опустошали церкви, монастыри, не щадя ни возраста, ни пола своих жертв и внося повсюду опустошение, пожар и смерть".

Преступления, совершенные этими изуверами, представляют собою ряд ужасов. Они описаны в книги Бенуа де Сен-Доминик. Что же касается их развращенности, то она не знала никаких пределов.

Вот как описывает альбигойцев Мишеле: "Южное дворянство состояло из детей евреев или сарацинов и резко отличалось от, правда невежественного, но благочестивого и благородного рыцарства на севере. Эти "южные дворяне" предавали пыткам священников и крестьян, переодевались и священнические рясы, били клириков и заставляли их ради забавы петь обедню. Также забавлялись они, пачкая и разбивая изображения Христа... Неверие наших современников соединялось в них и дикостью первобытных варваров, и они тяжелым бременем ложились на страну, грабя, убивая и ведя постоянную войну... Эта "французская Иудея" (так прозвали современники Лангедок) походила в действительности на настоящую Иудею не только своими маслинами и оливками; - у нее были свои Содом и Гоморра"...

Так продолжалось до времени второго крестового похода, снова пробудившего религиозное в патриотическое настроение в народах и заставившего их снова сделать усилие, чтобы избавиться от еврейского гнета. На Сене, Рейне, Дунае и даже на прибрежьях Африки и южной Испании народ восстал против евреев; эти "еврейские беспорядки" особенно усилились в 1146 году.

Папа Евгений III издал буллу, которой освобождал крестоносцев от уплаты евреям непосильных процентов за долги. Во главе антисемитского движения стал преподобный Петр Клюнийский. "Что пользы, - писал он Людовику VII, - отыскивать в далеких странах врагов христианства, когда богохульные евреи, хуже сарацинов, в вашей среде безнаказанно смеют позорить Христа и св. таинства! Хотя сарацин, подобно нам, верует что Христос родился от Девы, однако достоин проклятия, ибо отвергает Его вочеловечение; тем более евреи, отвергающие все и осмеивающие! Но несмотря на то, я не требую предания смерти достойных проклятия, ибо написано: "не убивай их".

Бог не требует их истребления; напротив, они должны, подобно братоубийце Каину, жить для великих мук, для позора, должны вести жизнь хуже смерти. Они в зависимости жалки, несчастны и трусливы и должны такими оставаться, пока не обратятся в своему спасению. Не убивать должен ты их, а наказать достойным образом за их подлость"...

Далее святой приводить целый перечень преступлений евреев; он указует, что евреи скупали святыню, святотатственно похищенную из церквей. "Священные сосуды, - говорит преподобный Петр, - не только утаиваются, как это делали халдеи с утварью храма, но подвергаются различным осквернениям. Сам Христос чувствует позор, наносимый евреями св. Чаше и Кресту! При этом евреям потворствует закон, дозволяющий им даже не возвращать купленные ими заведомо краденные сосуды, между тем, как подобный поступок повлек бы за собой строжайшее наказание для христианина"...

Наконец святой Петр побуждает короля "отнять у евреев неправедно стяжаемое ими имущество: ибо христианское войско, не жалеющее ради войны с сарацинами своего собственного добра и земли, не обязано щадить бесчестно нажитые сокровища евреев"...

Под влиянием этого письма Людовик VII издал приказ, подтверждающий папскую буллу об освобождении крестоносцев от еврейской кабалы. Только благодаря этой мере были предотвращены еврейские погромы во Франции.

Иначе обстояло дело в Германии. В прирейнских городах, где евреи были особенно сильны, погромы приняли такие размеры, что, если бы не заступничество Бернарда Клервосского, все евреи были бы истреблены.

Во Франции же евреи продолжали процветать; особенно в Провансалии. Альбигойцы открыто говорили, что "еврейский закон лучше христианского". Многие из великих и малых владетелей южной Франции "без предрассудков "   принимали на службу еврейских чиновников, вверяя им даже высшую должность областного начальника (bailly). Евреи здесь чувствовали себя свободно, принимал активнейшее участие в "интересах страны" и с неутомимым рвением "покровительствовали умственным стремлениям" , т. е. другими словами с неутомимым рвением боролись с "христианскими предрассудками" и с "деспотизмом власти".

При таких обстоятельствах вступил на престол (в 1179 году) король Филипп-Август. Освобождение страны от еврейского гнета являлось актом неотложной государственной необходимости. В первый же год своего царствования король принял ряд мер против евреев, а созданная евреями секта альбигойцев была отлучена папой от церкви.

Через год Филипп-Август издал эдикт, повелевающий всем евреям оставить страну в промежуток времени от апреля до Иванова дня (1181 года).

"К счастью евреев, - пишет Грец, - собственная область короля (Иль де Франс) была очень незначительна, а вассалы пользовались такою независимостью, что могли не повиноваться приказаниям короля вообще, и об изгнании евреев в частности. Поэтому евреи имели возможность не только продолжать проживать в большей части Франции, но и принять к себе своих соплеменников, изгнанных Филиппом-Августом из Иль де Франса".

Таким образом попытка короля оградить страну от евреев окончилась неудачей. Но вскоре один возмутительный случай переполнил чашу терпения.

В 1191 году в городи Бре (на Сене, к северу от Санса), в день еврейского праздника пурим евреи схватили одного христианина, связали ему руки, на голову надели терновый венец и так тащили по улицам, а затем повесили! Король поспешил в Бре, где и произвел суд и расправу: до ста евреев было сожжено заживо.

Что же касается еврействующих альбигойцев то, хотя они и были уже с 1179 года отлучены от церкви, "однако они продолжали свободно грабить и убивать до тех пор, пока в 1204 году против них не был предпринят настоящий крестовый поход. Лишь в 1209 году удалось Симону Монфордскому сломить их сопротивление, уничтожив главные их силы при Безье. В 1230 году окончательно разбитые альбигойцы сливаются с вальденцами - тоже манихейской сектой, порожденной евреями в Лионе".

Итак мы видим, что действия как альбигойцев в Европе, так и ассассинов в Азии, одинаково состояли в раз враге, содомии, кощунстве, поджоге, убийстве, так что и те, и другие являются в истории одинаковыми преступниками против Христианства, против общества и против природы".

XII

В самом разгаре ассассинского движение в Азии и альбигойскогодвижения в Европе, а именно - в 1118 году; возникает орден рыцарей храма, сыгравший в истории столь печальную роль. Как известно, двести лет спустя после его основания, французский король Филипп Красивый и папа Климент V подвергли орден суду, который приговорил храмовников к сожжению на костре.

"С целью затемнить историю храмовников, - говорит Дешан, - писатели XVIII века составили настоящий заговор против исторической достоверности". Большинство этих писателей старается объяснить поведете короля и папы корыстными целями, но на самом деле это было не так.

История ордена храма, написанная в XVII веке Дюпюи, говорит,что "в 1118 году на Востоке девять рыцарей-крестоносцев, в числе которых находились Жоффруа де Сен-Омер и Гуго де-Паганис, посвятили себя служению церкви и присягнули на верность иерусалимскому патриарху".

Но окруженный еретиками орден не долго держался первоначального своего высокого назначения. Еще в Палестине он подвергся сильному влиянию ассассинов и даже перенял во многом их организацию. С другой стороны евреи непосредственно вступили в борьбу с деятельностью ордена, стараясь внести ересь и развал в среду самих храмовников. Они вносят к ним учение, основанное на кощунственной легенде о Христе, изобретенной для талмуда и изложенной в нем. По этой легенде Иисус Христос родился будто бы не так, как свидетельствуют о том евангелисты, а был усыновлен раввином Иосифом и увезен в Египет. Там Он якобы был посвящен в сан верховного жреца; и т. п. Все эти рассказы вместе с еще более возмутительными кощунствами приписывались храмовниками апостолу Иоанну, считавшемуся якобы основателем их секты. Глава секты принимал титул "Христа" и будто бы вел свою власть от апостола Иоанна...

Какой-то Феоклет, очевидно еврей, совратил Гуго де-Паганиса, нарисовав ему соблазнительную картину мирового господства, и таким образом проникло разлагающее еврейское учение в рыцарскую среду, которая с этого времени превратилась в очаг ереси, интриг, заговоров и разврата.

Вожделения храмовников о мировом господстве конечно были покрыты глубочайшей тайной, и с внешней стороны орден якобы принадлежал в христианской церкви. Одни только главари были посвящены в учение евреев, прочие же рыцари, ничего не подозревая, лишь слепо следовали за ними.

"В 1163 году папа Александр III разрешил рыцарям исповедоваться у своих орденских духовников; начальники же ордена превратили это право в обязанность и предписали всем рыцарям исповедоваться лишь у духовных лиц, принадлежащих к ордену. Таким образом они совершенно обособились от церкви. После переселения ордена в Европу на нем сильно отразилось влияние альбигойцев, которые внесли к храмовникам разврат и содомию.

Итак евреи отчасти непосредственно, отчасти через ассассинов и альбигойцев, внесли в среду рыцарей свою непримиримую ненависть ко Христу, сопровождаемую развратом и преступлениями, и превратили орден храма в свое покорное орудие. Каким же образом удалось и это сделать?

Сначала в среде храмовников был распространен мистический пантеизм, доведенный до идолопоклонства.   На своих собраниях они плевали на св. Распятие, топтали его ногами, предавались разным бесстыдным действиям и воздавали божеские почести отвратительному идолу Бафомету. Как мы уже говорили; в эту "высшую" религию были посвящены сначала только рыцари высших степеней ордена.

С течением же времени она постепенно стала достоянием всех храмовников. "Без сомнения можно сказать, - пишет Прутц, - что кроме устава 1128 года, составленного на соборе в Труа под руководством святого Бернарда Клервосского и не отмененного лишь для отвода глаз; рыцари пользовались еще тайным статутом, в котором требовалось отречение от Христа, кощунства над св. Распятием и бесстыдные действия".

Как мы уже говорили; главной основной целью этого тайного учения было - покорение и владычество над всем миром. Пользуясь честолюбием рыцарей, евреи надеялись достигнуть многого, ибо в числе догматов этого данного евреями ордену учения находились такие, как абсолютная свобода совести; искоренение Христианства (неправда ли одно вяжется с другим!) словом - торжество Иудейства.

Для достижения мирового владычества рыцари занимались политическими интригами, заговорами, старались поссорить между собою монархов, а в особенности стремились приобрести возможно больше богатств, дабы затем завоевать весь мир и силой оружия ввести свое еврейское учение. К 1312 году они уже владели более чем девятью тысячами сеньорий Но богатство их и сгубило. Почувствовав свою силу, они начали вызывающе держать себя по отношению к церковной и светской власти, не скрывая уже более своих вожделений и преступлений.

 Наконец французский король Филипп Красивый и папа Клемент подали в отношении храмовников пример всей Европе. Рыцари храма были почти повсюду схвачены и рассажены по тюрьмам. Их судили и сожгли на костре у ворот св. Антония в Париже. Последними погибли, 18 марта 1313 года, магистр ордена Иаков Молей и принц Гвидо, дофин Оверни. Они были казнены на том самом месте, где ныне стоит конная статуя Генриха IV.

Предание говорит, что оставшиеся рыцари сорганизовались в другие тайные общества. После казни Иакова Молея эти тайные общества "объединяются, организуются, и все члены их дают клятву: уничтожить всех монархов вообще, а династию капетингов в частности, уничтожить власть папы, проповедовать свободу народов и создать мировую республику".

 Король Филипп Красивый и папа Климент V через год скоропостижно скончались.

XIII

В XIII веке появляется в Запасной Европе еврействующая секта "пассажьеров" и одновременно с ними в Болгарии обнаруживается секта "жидовствующих", которая после осуждения ее на Тырновском соборе появляется в России в Новгороде.

В ХIV веке евреи дают начало новому течению в самом сердце католического мира: в Италии возникает гуманизм, основанный на каббале и на талмуде. Еврей - учитель скептицизма, - говорит Дармештетер (сам еврей - профессор французской школы высших наук), - все возмущенные духом приходят к нему либо явно, либо тайно. Еврей работает в громадной лаборатории богохульств Фридриха и князей Швабии и Аррагонии. Еврей кует весь смертоносный арсенал рассуждений и насмешек, который он завещает скептикам эпохи возрождения и вольнодумцам XVIII века. Весь сарказм Вольтера есть лишь последнее громкое эхо слов, сказанных шестью веками раньше в потемках еврейского гетто и еще раньше во времена Цельса в Оригена в самой колыбели религии Христа".

Гуманистам принадлежит целый ряд подделок якобы открытых ими греческих и латинских рукописей языческого времени с чисто христианским содержанием, вроде известного "гимна Дионису". Сделано это было с расчетом на умаление святости Христианского вероучения, и поэтому к работам гуманистов следует относиться весьма осмотрительно.

Ватикан неустанно вел борьбу с сектами, порожденными еврейством в с самими евреями. Борьба эта доходила в своей средневековой своеобразности, до размеров сильнейшего ожесточения и особенно ярко выразилась в Испании, где, как мы видели, находился центр еврейского правительства. Испанцам пришлось отстаивать свою народность, и только благодаря крутым мерам беспощадной инквизиции удалось разбить им оплот иудаизма в Испании. Евреи смирились и притворно приняли христианство, оставаясь тайными и потому еще более фанатичными исповедниками иудейства. Такие мнимые христиане-евреи получали название "марранов".

"Испанские в португальские марраны, - пишет Грец, - облекшись в иезуитские и монашеские рясы, таили померклое пламя своих убеждений и подкапывались под могущественную архикатолическую державу Филиппа II". Не оправдывая инквизиции со всеми ее жестокостями, следует однако помнить, что она была вызвана присутствием еврейского национального центра в Испании и (в противоположность некоторым утверждениям) была направлена исключительно против иудейства. Ей одной обязана Испания своим спасением от окончательного еврейского порабощения!

Потеряв возможность дальнейшего пребывания в Испании, еврейское правительство в начале XVI столетия переносится на север, в Амстердам и Польшу. "Амстердам, - пишет Грец, - эта Венеция севера, сделался в начале XVI столетия новым средоточием для евреев. и они не без основания называют его своим "новым большим Иерусалимом". Оттуда евреи постепенно перебрались в Гамбург, где "втихомолку" построили в 1626 году общественную синагогу и быстро разбогатели за счет широкой торговли вольного города.

"Они разгуливают, - пишет Иоган Миллер про гамбургских евреев, - в золотой и серебряной парчовой одежде, унизанной жемчугом и драгоценными каменьями. Они во время свадебных пиршеств едят с серебряных тарелок и разъезжают в таких экипажах, в которых подобало бы разъезжать только знати, с форейторами и выездными лакеями".

Приблизительно в то же время во Франкфурте-на-Майне евреи своим поведением вызвали давнишнее народное средство против них - погром! (в 1614 году); то же самое произошло в следующем году в Вормсе, причем все поголовно еврее были изгнаны из города. Однако император Матвей, находившийся по-видимому в денежной зависимости от евреев, водворил их обратно, а многих из их обидчиков предал смертной казни. После некоторых искавший еврейский национальный центр окончательно утвердился в Польше.

Для русского читателя история евреев в Польше представляет особенный интерес; ибо через Польшу вошло к нам это племя. Уже в XIV веки; некто Дульцин проповедовал в Польше общность имуществ и жен; и проповедь, его быстро распространялась. По одному этому факту мы можем уже догадываться о присутствии и деятельности евреев.

Действительно, в то время среди поляков иудаизм распространялся довольно свободно. Вследствие этого Польша издавна представляла благоприятную местность для утверждение еврейской силы, которая, будучи стеснена инквизицией в Испании, окончательно и переносится в Польшу.

Тут сохранилось довольно много следов этого тайного правительства. С XVI по XVIII век, пользуясь поддержкой и покровительством многих польских королей, оно почти не скрывалось, и мы встречаем целую систему управления, составляющую государство в государстве в полном смысле этого слова. Во главе всего еврейского управления стоял "синод четырех земель", о котором впервые упоминается в половине XVI века. Он существовал двести лет вплоть до первого раздела Польши. Синод четырех земель ведал не одними польскими евреями, а евреями всего земного шара. Так, Грец приводит пример, когда иерусалимские евреи обращаются (в 1705 году) к синоду четырех земель за указаниями. О деятельности этого центрального еврейского органа можно удить по посланному им в 1631 году предписание евреям всего мира.Предписание это, приводимое аббатом Киарином, гласит: "Мир многим нашим братьям, возлюбленным всего дома Израилева! Известно нам, равно как и всем сынам Израиля, что теперь христиане начинают изучать язык; на котором писаны наши священные книги; потому мы предаем великому проклятию всякого, кто в новых изданиях Мишны или Гемары станет оставлять что-либо, касающееся действий Иисуса Христа. Берегитесь писать или печатать даже самые малейшие относительно Его вещи... Посему мы повелеваем на будущее время подобные места в талмуде заклеивать белой бумагой, а при печатании места, трактующие о Иисусе Христе, оставлять совершенно белыми. Это даст понять каждому раввину и вообще каждому существование пропуска, который и должен быть дополнен из устного предания"...

Кроме синода четырех земель существовали еще и местные кагальные съезды или сеймы. Основной же административной единицей был кагал, посылавший своих делегатов на областной съезд.

Каждый кагал имел свой округ, состоявший из большего или меньшего числа городов в местечек. С присоединением к России нынешнего северо- западного и юго-западного края все эти учреждения исчезли кроме кагалов.

Итак мы встречаем в Польше целое государственное устройство, целую правительственную систему; целое государство в государстве.

Как только евреи утвердились в Польше, они немедленно принялись за совращение поляков с целью ослабить приютившее их государство и захватить его в свои руки.

В XVI веке евреи распространили там социнианство. Учение это стремилось к уничтожению Христианства: оно признавало только Бога-Отца; сына Божьего они считали за особо одаренного человека, а Духа Святого - за силу Божества.

Социниане или антитринитарии имели полную возможность открыто выступить со своим отрицательным учением о святой Троице и вскоре число их оказалось очень значительным. Во главе их стал французский еврей Статориус, который придал социнианству еще более еврейский оттенок. Город Пинчов в короткое время стал новым Иерусалимом для евреев и еврействующих католиков.

Однако социнианство было лишь переходным шагом. Как только евреи увидели, что оно прочно утвердилось и что к нему примкнули сотни знатных панов, они, пользуясь близостью социнианского догмата с иудейским монотеизмом, стали обращать социниан в иудейство.

Движение это не миновало Киева, и оттуда вышел в XV веке еврей Схария, основатель секты жидовствующих в России. Подавленная у нас суровыми мерами ересь жидовствующих продолжала таиться в Москве, не утрачивая связей с руководившим ею литовским еврейством. Когда в Москве опять обратили внимание на жидовствующих и Матвей Башкин, Игумен Артемий, Феодосий Косой, Вассиан, Игнатий и др. были заточены, то некоторым из них удалось бежать в Литву. Феодосий и Игнатий, убежав, пристали к антитринитариям. Все эти секты вскоре впали в самый глубокий иудаизм...

XIV

Когда Ришелье стал у власти во Франции, тайные общества и их вдохновители - евреи словно поняли, что их положение становится опасным и оставили Францию в покое до самого конца царствования Людовика XIV; но тем сильнее идет в это время пропаганда антихристианства в Германии, Голландии, Англии и Италии. "Европа, - говорит Нис, - понемногу покрывается тайными обществами, прикрывающимися научными или литературными целями. Общества эти во все эпохи способствовали "великому делу". Таковы были итальянские академии XV и XVII веков, литературные и научные кружки Германии в XVII веке, а также те сообщества, которые организовались в XVII веке в Англии". "Все они проникались, новым духом свободы, терпимости, братства; все они стремились к равенству и все они были "международны" в своих стремлениях; ведя борьбу против национального государства, верховной христианской власти и христианской церкви".

"К тайным обществам принадлежали не только ученые как Бэкон, Галлией, Бойль, Комениус, Лейбниц но и короли, принцы и государственные люди, как Карл-Густав шведский, великий курфюрст Фридрих-Вильгельм, шведский канцлер Аксель Оксенштерн, Оливер Кромвель, Христиан Ангальтский. Академии и "общества" были "рассадниками философии" и прежде всего заботились об утверждении понятия о "веротерпимости". Так, Помпонио Летто основал в Риме "academia romana": в 1468 году члены ее были арестованы и обвинены в богоотступничестве и язычестве... В Неаполе Иоанн Порта основал "academia dei secreti", которая тотчас же была закрыта; как предававшаяся "волхованию".

"В 1480 году создалась во Флоренции "платоническая академия"; зала, в которой она заседала, существует до сих пор и украшена лепной работой, представляющей собою масонские атрибуты и эмблемы. В 1512 году создалось в том же городе "общество лопаты", составленное из ученых и высокопоставленных лиц".

В Германии Людовик Ангальт-Кетенский, принятый в 1600 году в флорентийскую academia della crusca, основал в 1617 году в Веймаре "общество пальмы" (palmen baum), которое оставалось тайным в продолжении тридцати-сорока лет и в котором участвовало много высокопоставленных и ученых лиц. Кроме того, в 1617 году была основана "noble academia des loyales", в 1617 - "societas quaerenium" в Ростоке, в 1631 - "deutsche societat" в Кенигсберге, в 1653 - "общество трех роз" в Гамбурге"...

В Англии евреи утвердились еще в начале XII века. "Многие из них, - пишет Грец, - нажили в Лондоне такие богатства, что дома их были не хуже королевских дворцов".

Ричард Львиное сердце покровительствовал евреям, но как только он отправился в крестовый поход, так начались в Англии повсеместно погромы. Король Иоанн Безземельный также покровительствовал евреям и назначил талмудиста Иакова главным раввином всех иудейских общин Англии.

При Эдуарде I евреи были изгнаны из Англии. Прошло более трехсот пятидесяти лет прежде, чем им удалось с помощью Кромвеля снова там водвориться.

После убийства короля Карла I раввин Манассе-бен-Израель сделался первым советником Кромвеля и легко достиг возвращения своих единоплеменников в Англию. "Кромвель, благодарный Израилю, - пишет еврей Дармештетер, - открыл евреям двери Англии". Знаменательно, что Кромвель и его последователи, по словам Греца, совершенно не признавали Нового Завета (т. е. религии Христа) и следовали только предписаниям Ветхого Завета, являясь в то же время "восторженными поклонниками избранного народа". Власть Кромвеля, по словам Герье, была "узурпацией, ненавистной большинству народа", ибо как только была введена в Англии республика, общественная жизнь приобрела там совершенно определенный еврейский оттенок. "Недоставало, - говорит Грец, - только того, чтобы парламентские ораторы произносили свои речи по-еврейски, до такой степени все напоминало собою в Англии Иудею. Один из тогдашних английских писателей даже предложил праздновать субботу вместо воскресения, доказывая святость субботы и необходимость для англичан празднование именно этого дня... Многие республиканцы прямо выражали желание, чтобы государственные законы признавали тору нормою для Англии.

Особенно популярно было сочинение Эдуарда Никола, озаглавленное: "Слово в пользу благородной еврейской нации и сынов Израиля", проповедовавшее полное равноправие евреев.

Когда Кромвель незаконно распустил "долгий" парламент и созвал новый, то последний "предложил Кромвелю составить совет из семидесяти членов согласно числу членов древнееврейского синедриона. В парламенте заседал между прочим генерал Томас Гаррисон, анабаптист, стремившийся вместе со своей партией к введению в Англии Моисеевых законов...

"Парламент не замедлил поставить на очередь еврейский вопрос"... Однако вопрос об узаконении права евреев вновь селиться в Англии встретил большое сопротивление со стороны всего местного населения. Кромвель и небольшая партия были на стороне евреев, но остальная масса была против. "Тогда Кромвель закрыл совещания, объявив, что он разрешит это по своему собственному усмотрению".

Между тем английские евреи настолько зазнались, что не стесняясь стали уже позволять себе глубоко оскорбительные по отношению к христианству выходки. Один из них, Томас Кольер, издал, например, сочинение, в коем оправдывал распятие Христа евреями и заканчивал свои писания следующими словами: "мы должны поставить евреев высоко! Будемте же ожидать славного дня, в который им будет отведено место во главе народов! О, уже близко то время, когда будет чувствовать себя счастливым всякий, кому доведется хоть прикоснуться рукою к одежде еврея".

Итак; вот какой характер имела английская революция 1645 года. Вот для кого старался "лорд-протектор Англии"! Вот в пользу кого была пролита кровь короля и многих благородных англичан!

Однако Кромвелю и его партии не удалось в этот раз преодолеть инстинктивного отвращение английского народа к евреям и евреям еще около ста лет пришлось дожидаться равноправия в Англии.

XV

В 1669 году евреи были изгнаны из Испании; а в 1670 году – из Вены; несмотря на все их происки и подкупы.   Многие из высланных были приняты однако Фридрихом-Вильгельмом и поселились в Берлине. К этому времени относится особенное пристрастие христиан к так называемой "раввинической литературе" в ко всему, касающемуся евреев. Между прочим этим были увлечены трое немецких ученых:

Вюльфер, Вагензейль и Эйзенменгер. Но они в своих изысканиях наткнулись на весьма неблагоприятные для евреев документы. Вюльфер первый обратил внимание на пропуски в тех местах талмуда, где речь идет о Христе. Вагензейль (профессор в Альтдорф) открыл в еврейской литературе целый ряд оскорбительных для Христа и Христианства документов и в своем сочинении "извет христианина" обратился ко всем владетельным государям, приглашая их обязать евреев торжественной клятвой, что они не позволят себе впредь ни единого слова насмешки относительно Иисуса Христа. Пресвятой Богородицы, святого Креста, обедни и христианских таинств. Но более других проник и иудейские тайны профессор восточных языков Эйзенменгер. Сначала он, вступив в близкие с евреями сношение, увлекся до того, что сам хотел перейти в иудейство, но, распознав истину, сделался ярым противником евреев и написал книгу: "Разоблаченное иудейство, или основательный правдивый отчет о том каким образом евреи возмутительнейшим образом позорят, оскорбляют Пресвятую Троицу; поносят Пресвятую Матерь Божию, насмехаются над Новым Заветом, Евангелистами, Апостолами в над Христианской верой, и как они вообще презирают в проклинают все Христианство. Все это доказано на основании их собственных книг. Составлено для сведения и руководства всех верующих христиан". В этой книге приведены "доказательства на доказательствах" тому; как евреям запрещается спасать христианина от смертельной опасности, как раввинистские законы предписывают убивать христиан, как нельзя доверять врачам-евреям и пользоваться их лекарствами; рассматриваются также случаи убийства христиан, совершенные евреями, случаи отравление евреями колодцев во время "черной смерти", об отравлении бранденбургского курфюрста Иоахима II его казначеем-евреем, и т. д.

Конечно этой книге не суждено было в то время увидеть свет. Евреи подкупами и обманом добились того, что сочинение Эйзенменгера, как "человеконенавистническое", как "возбуждающее одну часть населения против другой", и т. п. не было допущено к распространению. Все экземпляры этой книги (около двух тысяч) за исключением немногих, которые автору удалось захватать тайком, были арестованы во Франкфурте и на них было наложено запрещение. Несчастный Эйзенменгер, истративший на это издание все свое состояние, умер с горя.

В 1744 году императрица Мария-Терезия декретом повелела изгнать из Богемии всех евреев "в виду многих весьма важных соображений". Однако и тут евреи, с помощью еврействующих (особенно голландского и английского посланников) добились отмены декрета и остались на местах, правда с некоторыми ограничениями, которые продержались до самой революции 1848 года.

Если однако среди немецких ученых нашлись противники евреев, то наряду с ними были и такие, которые увлеклись философской стороною иудаизма. "Великий распространитель масонства - Лессинг, - говорит Дасте, - на которого мы уже не раз ссылались, протянул руку евреям". В своей драме "Евреи" он впервые стал восхвалять это племя, а затем в драме "Натан Мудрый" евреи были наделены всевозможными качествами, а представитель христианства - иерусалимский патриарх изображен каким то чудовищем. За это Лессинг получил от евреев крупную сумму денег.

В Гамбурге Лессинг сошелся с неким Реймарусом, принадлежавшим; по словам Греца, к "тайному в некотором роде ордеру свободомыслящих лиц"; очевидно это был орден иллюминатов. Со своей стороны Нис подтверждает это и говорит о вступлении Лессинга в гамбургскую ложу "трех золотых роз"  в 1771 году. Между прочим Реймарусом было написано богохульное сочинение и Лессинг взялся издать его: пользуясь своим положением библиотекаря герцога Брауншвейгского, он сделал это помимо цензуры, объявив, что нашел будто бы рукопись в архивах библиотеки. Он издал сочинение Реймаруса под заглавием: "Отрывки неизвестного", автор которых жил якобы в прошлом столетии. Это был впрочем обычный масонский прием.

Больше всего влияние на Лессинга имел еврей Мендельсон. "В 1751 году Дом написал свое сочинение "Об улучшении гражданского положения евреев", которое для Германии сыграло ту же роль, что "Contrat Social" Руссо для Франции,   при этом "за Домом стоял Мендельсон, который, не навязывая ему своих слов, воодушевлял его духом человеколюбия в кротости".

При изучении масонства мы уже познакомились с этой "системой воодушевления"!

Едва только появилось сочинение Дома, как полоумный Иосиф II обнародовал ряд законов о "терпимости" евреев. История показала, к чему привели эти меры: уже на смертном одре король был принужден отменить почти все свои "реформы", дабы спасти целость своей монархии; окончательно же они были отменены при Леопольде II.

Не довольствуясь по отношению евреев одною "терпимостью", Иосиф II сурово преследовал всякое сочинение неблагоприятное евреям; книги Иоганна Мюллера и Гартмана подверглись гонению. Но заткнуть рот всем было невозможно. Профессор Михаэлис написал книгу против евреев, в которой, опровергая доводы Дома, он доказывал; что "половина всех мошенников и укрывателей в Германии - евреи, а так как они составляют одну двадцать пятую всего населения; то каждый еврей в двадцать пять раз порочнее немца; цель заменившего у евреев Моисеев закон, талмуда состоит в том, чтобы сделать из евреев народ обособленный от всех других народов и поэтому христианство не должно давать им равноправия, кроме того, еврейское население возрастает гораздо быстрее христианского, поэтому уравнение их в правах с прочими гражданами поведет к уменьшению и подавлению немецкого народа, тем более, что медицина, философия, физика, математика, и проч. для них не закрыты".

Как бы не надеясь после работ Михаэлиса на свои единоличные силы, "Дом создал евреям защитника в лице Мирабо... Мирабо сменил Дома"...

XVI

"Мирабо сблизился с иллюминатами в Берлине в еврейском салоне Мендельсона и дал решительный обет стать по своем возвращении во Францию ходатаем эмансипации евреев; действительно, он открыл свою революционную деятельность книгой: "Политическая реформа евреев" (Лондон, 1787).

"О влиянии на Мирабо "умных женщин из среды еврейства", (как говорит Генцль) и о принадлежности его к тайным, тоже преимущественно еврейским союзам говорится у Греца и в особенности у аббата Лемана ("L'Entree des Israelites dans la Societe Francaise", кн. III, гл. 7); в качестве принявшего христианство еврея, этот автор понимает многое, чего другие не понимают, и говорит то, о чем еврейские писатели умалчивают.

Весьма важным обстоятельством из жизни Мирабо был может быть факт, что он с ранних лет сильно задолжал евреям (Карлейл, "опыты" - "о Мирабо") "Вообще, - говорит Грец, - Мирабо пользовался всяким случаем, чтобы заступиться за евреев. Он был положительно влюблен в них"!..

Уже накануне революции христианское население Франции (особенно Эльзаса) жаловалось на свое невыносимо бедственное положение, до которого довели его евреи. В Меце даже вышла брошюра:"Крик гражданина против жидов".

Но евреи уже почувствовали свою силу. Один молодой израильтянин Исайя Бер Бинг выступил с требованием полной эмансипации евреев. В 1788 году "еврейский вопрос сделался во Франции вопросом дня".

"Сгустились грозные тучи революции, - повествует еврей Грец, - которые должны были вызвать разрушение и обновление на всем земном шаре... Не должен ли был пробить час освобождения и для наиболее угнетенного еврейского народа?". Очевидно - да, ибо вся революция была направлена исключительно к этому. Но как это ни странно, "великая" французская революция началась... с еврейского погрома. В первых числах августа 1789 года жители Эльзаса, выведенные из себя вызывающим поведением евреев, устроили грандиозный погром.

Действительно роль евреев во Французской революции 1789 года. была гораздо значительнее, чем это с первого взгляда могло казаться. Не говоря уже о том, что национальное собрание было полно защитниками еврейства (Мирабо и Грегуар одни чего стоят!); евреи вступили в национальную гвардию и, по словам Греца, "поддерживали ее революционное мужество". Кроме того, евреи ухитрились послать своих собственных депутатов в национальное собрание, в количестве шестнадцати человек. Один из них, Бер Исаак Берр произнес 14 октября речь, требуя равноправия для евреев. "Собрание встретило его слова одобрением и позволило еврейским депутатам, как почетными гостям, присутствовать при совещаниях". Они то главным образом и были те ,посторонние лица; которые вмешивались в дела национального собрания и незаконно принимали участие в голосованиях, как мы это указывали в своем месте.

"Еврейское юношество Парижа и прибывшие из-за границы евреи вмешивались во все революционные события. Даже небогатые евреи приносили свою лепту на алтарь отечества, чтобы помочь ему в финансовой нужде".

Однако национальное собрание колебалось давать евреям равноправие, опасаясь гнева народного и кровавых погромов. Были и прямые противники евреев. Так ультра революционер Рюбелль был настроен против них. Тогда евреи не пощадили никаких средств и раздали в Париже громадные суммы. Между прочим ими был подкуплен красноречивый адвокат Годар. Он явился во главе пятидесяти национальных гвардейцев-евреев (в числе которых находился польский еврей Залкинд Гурвиц), в собрание коммуны (28 января 1790 года) и потребовал дарование евреям полного равноправия. Председательствующий обещал поддержать их просьбу. На другой день Кайе де Жервилль произнес речь, в которой между прочим сказал: "ни один гражданин не показал себя более ревностным к завоеванию свободы, чем евреи... Ни одно из порождений деспотизма и невежества не должно пережить возрождение свободы и освящение человеческих прав"... и т. д. в том же знакомом нам духе.

Наконец только 27 сентября 1791 года, после одиннадцати неудачных попыток этого рода, евреям были дарованы  полные права французского гражданства накануне самого роспуска национального собрания. Спрашивается, что же удерживало до тех пор собрание от этого шага Ведь казалось, что собрание; наполненное друзьями евреев, должно было бы первым делом освободить евреев "от порождений деспотизма и невежества". Почему же оно сделало это столь неохотно? Ответ ясен: боялись гнева народного, боялись кровавой народной расправы. Только когда общественное мнение было достаточно подготовлено путем непрерывного крика о необходимости еврейской эмансипации, дерзнуло национальное собрание совершить то, что являлось его основной целью и для чего оно было созвано.

Французская революция широко велась на еврейские деньги. Грец приводит крупные суммы, пожертвованные евреями и пользу революции. Особенное рвение выказывали евреи при закупке конфискованных церковных имуществ. Тут наконец во всю проявилась их затаенная вековая ненависть к Христианской. Церкви. Весьма знаменательно, что натиск революции совершенно не коснулся еврейской религии. Злоба и ненависть революционеров была всецело направлена (вернее направляема) только против Христианства.

Но больше всего обратился израильский гнев на несчастную королеву Марию-Антуанетту. Только евреи способны выдумать те утонченные пытки, коим подвергли они свою жертву. "Обесчещивая королеву Марию-Антуанетту, - пишет Бурнан, - евреи этим мстили за все, что перенесли их предки в течении средних веков. Они также вымещали на ней всю свою злость против Марии-Терезии, которая, как известно, была их заклятым врагом".

"Со времен Христа, - продолжает Бурнан, - не было более тяжких страданий, чем страдания этой королевы; народ, часто не понимающий всех ужасов, на которые его натравливают, был приучен ненавидеть ее под кличкой "австрийки", клички, распространенной бесчисленными пасквилями и памфлетами. Когда перечитываешь все подробности этой медленной пытки, невольно спрашиваешь себя, как мог человек выдержать столько страданий! Мы тут находимся в присутствии неслыханной утонченности нравственных истязаний. неслыханное изобретательности в умении бредить рану, способной довести почти до сомнение в милосердие Божье; - все это носит на себе такой чисто-еврейский отпечаток, что невольно мысли переносятся к Распятому на Голгофе, когда вспоминаешь о неописуемых исключительных страданиях этой женщины, которых ни Людовик XVI, ни сестра его не испытывали!"

XVII

Всюду; куда вступало французское республиканское войско, евреи становились, чуть ли не первыми людьми. В Голландии они еще ранее основали тайное общество "felix liberate", имевшее девиз: "свобода, равенство, братство"; когда же туда вступили французские войска, девиз этот сделался государственным. То же произошло во всей Германии и Италии.

Один молодой еврей Михаэль Берр даже обратился к государям и их народам от имени "всех жителей Европы, исповедующих иудейскую религию" (1801) с воззванием снять с евреев гнет.

Столь явные происки евреев и роль их во французской революции не ускользнули от внимания многих людей того времени и заставили их возвысить свой голос против "гонимого" племени. В числе их между прочим явились два величайшие гения XIX века - Гете и Фихте.

"Почти во всех странах Европы, - писал Фихте, - распространено могущественное, враждебно настроенное государство, ведущее постоянную войну со всеми остальными и в некоторых местах особенно тяжело гнетущее граждан - это еврейство"...

"Для того, чтобы дать евреям гражданские права, - говорит также Фихте, - я не вижу иного способа, как отрезать им в одну ночь головы и поставить на их место новые, в которых не было бы ни одной еврейской мысли".

Современник Фихте, Гердер так писал относительно равноправия евреев:

"Наличность в любом государстве известного числа евреев так пагубна для него, что в этом случай нельзя руководствоваться общими принципами гуманности, дело здесь касается государственного вопроса: поэтому является обязанностью каждого государства установить, какое число этих чужестранцев может быть терпимо в стране без ущерба для коренного населения".

Но эти более, чем определенные выводы германских умов не очень все таки мешали евреям продолжать свое дело.

В 1803 году они, по инициативе еврея Брейденбаха, собрали крупную сумму "для покрытия издержек" по отмене существовавшего в Германии налога, стеснявшего переезд евреев с места на место. С помощью государственного канцлера Дальберга, принадлежавшего к иллюминатам, они добились отмены ограничений в Прирейнской области и Баварии.

Однако в ответ на эти домогательства евреев раздались протесты со всех сторон Германии. Образованнейшие юристы того времени выступили в печати против евреев; между 1803 и 1805 годами появляются труды Паальцова ("Христианское государство"), Гратенауера ("Зеркало евреев"), Бухгольца и многих других в защиту страны против еврейского захвата.

В виду того, что труды этих лиц, пользовавшихся большим авторитетом в науке, крайне невыгодно для евреев влияли на общественное мнение, берлинский профессор Косман написал сочинение:

"В защиту евреев" , но опровергнуть документальные доказательства своих противников не мог, а ограничился лишь общими громкими фразами "об угнетении евреев", "о справедливости", "о человеконенавистничестве" и т. п. Кроме того, всем было подозрительно, что тот же самый Косман, который несколько лет тому назад был противником евреев, вдруг без всякой причины (!) переменил тон, сделался их защитником и вдобавок посвятил свою защиту старшинам берлинского еврейства".

Отчаявшись в успехах "своего" Космана, евреи стали теснить антисемитов; так Гратенауер был совершенно разорен евреями и даже однажды подвергся с их стороны нападению на улице.

Это способствовало однако лишь популярности антисемитов. Произведения их читались нарасхват в многие по их примеру стали писать все, что знали о евреях; так например, один купец издал "Слово против евреев", с описанием всех мошенничеств, к которым прибегают евреи в торговле.

Наконец евреи обратились к помощи... полиции и "добились" того, что было запрещено писать против евреев. Но это еще более возбудило общественный интерес к еврейскому вопросу. В то время вышло читавшееся нарасхват сочинение: "Могут ли евреи, без вреда для государства, остаться в своем настоящем положении?" Все это на некоторое время задержало "эмансипацию" евреев в Германии. Даже подушная подать, стеснявшая их передвижение, была сохранена в некоторых немецких областях. Подобная же реакция происходила и в других странах Завоеванное евреями в 1793 году посредством революции полноправие во Франции скоро дало себя почувствовать.

Наполеон, "сын революции", сначала относился к евреям с обычной сентиментально масонской точки зрения. Но когда он увидел, как евреи грабят его войска в походах, когда жители Страсбурга, Эльзаса и всего верхнего и нижнего Рейна пришли, молить его спасти их от евреев, ему пришлось переменить свое о них мнение.

В 1805 году он самолично составил проект о преобразовании положения евреев.

"Следует приискать действительные меры для стеснения вошедшего в привычку ажиотажа и к появлению этого организованного обмана и ростовщичества", говорилось в § 12 проекта. В 4-й объяснительной статье к проекту значилось: "наша цель состоит в том; чтобы оказать помощь землевладельцам против евреев и спасти некоторые провинции от позорной зависимости; ибо переход большей части имений в залог к евреям; которые своими обычаями и законами составляют отдельную нацию посреди французского народа, есть настоящая зависимость. В не давно минувшее время это непроизводительное племя чуть совсем не завладело землей, и крайность заставила правительство препятствовать его преуспеянию. Так как господство евреев час от часу увеличивается путем ростовщичества и залогов, оказалось необходимым поставить этому преграды".

Действительно, министр юстиции и судьи были завалены постоянными жалобами на злоупотребление и эксплуатацию со стороны евреев. Министру юстиции наконец пришлось временно поставить евреев под исключительные законы и запретить им заниматься ростовщичеством.

Говорить о том, что сплоченная обособленность евреев происходит от их "неравноправия" (как говорили потом в шестидесятых годах в России) во Франции тогда было нельзя: евреи уже пятнадцать лет пользовались полными правами французских граждан.

Возвысили свой голос против евреев люди как Шатобриан, Фонтан, Бональд. Последний в своем сочинении указывал, что французские евреи, не подчиненные никаким ограничительным законам, легко могут вступить в соглашение со своими единоплеменниками в других странах, захватить исключительное влияние, завладеть всеми богатствами и поработить христиан.

Для урегулирования отношений между евреями и французами, Наполеон в 1806 году учредил в Париже синедрион из семидесяти одного раввина по образцу древнего иерусалимского. Он по-видимому предполагал, что евреи встретят в этом трибунале ту высокую духовную беспредельную власть, которой они беспрекословно должны подчиниться.

Как тонкий политик, вместо того, чтобы бороться с иудейством, Наполеон задумал воспользоваться евреями для своих целей. Он мог упрочить свое господство над всеми странами посредством евреев. И расчет этот был ясен: ведь, если бы в его руках находился центральный орган всего еврейства - синедрион, коему подчинялись бы все евреи всех стран, то Наполеон таким образом имел бы своих подданных во всех странах, которые во всех странах выполняли бы его предначертание и содействовали бы упрочению его мирового могущества.

Но перехитрить евреев было трудно. Наполеон сразу же допустил несколько крупных ошибок, приступив к делу не будучи вполне ознакомлен с еврейским бытом. Во-первых, он не подозревал о существовании национального еврейского центра, который никогда не согласился бы уступить свои права наполеоновскому синедриону. Кроме того, Наполеон впал в общую ошибку христианских правителей относительно евреев: он полагал, что раввины представляют собой еврейское духовенство, между тем как "раввин у еврея отнюдь не духовное, а светское лицо". "Наполеон вскоре должен был увидеть, что авторитетом созданного им синедриона и йоты нельзя переменить в ненавидящем христиан талмуде и, что синедрион этот принадлежит к продуктам произвольной фантазии людей, не знающих ни законов, ни истории евреев"...

"Наоборот, раввинат превратился скоро в орудие для ограждения еврейского знамени от самого страшного его врага – христианской инквизиции"...

Когда Наполеон окончательно убедился, что не только нельзя ни в чем воспользоваться иудеями, но что, наоборот, он сам бессознательно служит их планам, он снова ввел все ограничительные против евреев законы, т. е. объявил еврейству войну, отчаявшись в возможности действовать с ним в союзе.

XVIII

Около 1811 года евреи добиваются важных преимуществ.

Защитником еврейского равноправия является находившееся почти повсюду французское войско, так как по первоначальному плану Наполеона евреи должны были служить ему агентами.

Под давлением французского гарнизона и заплатив полмиллиона гульденов эрцгерцогу-иллюминату Дальбергу, добились евреи равноправия во Франкфурте; в том же году, при содействии французов им были предоставлены права гражданства в Гамбурге, в 1812 году - в Бремене, а месяц спустя король Фридрих-Вильгельм утвердил равноправность всех "живущих и поселявшихся в прусских землях евреев". (11 марта 1812 года).

Но как только Наполеон был свергнут и немецкие города отделались от французских гарнизонов, стали раздаваться голоса против "неслыханных притязаний жидов". Во Франкфурте "все законы о равенстве, введенные во время французского управления были отменены и старые обычаи восстановлены (16 января 1814 г.)" ибо жители "отличались", как говорит иудейский историк: "более патриотизмом, чем любовью к свободе". В Гамбурге, Любеке, Бремене, Ганновере, Гильдсгейме, Брауншвейге и Гессене жители также "отличались патриотизмом" и еврее были поставлены на свое место.

В виду всего этого, евреи возложили большие надежды на только что собравшийся венский конгресс и послали в Вену своих "депутатов", они не без основания надеялись на помощь конгресса, "Гарденберг и Меттерних попали в сети банковского дома Ротшильдов и на венском конгрессе являлись, вопреки голосам всех остальных союзных представителей, защитниками выгод евреев; в конце концов они добились своего, и оба государства, представителями которых они были, оказались первыми, пожаловавшими потомственное дворянство, тем членам "чуждого азиатского народа", которые в годы всеобщей нужды и народного бедствие приобрели нечистыми путями несметные богатства".

"Под давлением Гарденберга в Меттерниха венский конгресс даровал евреям равноправие в Гермами и выказал свое недовольство на притеснение евреев в ганзейских городах".

Но эта принудительная мера только еще более возбудила немецкие национальные чувства и мечты о "христианско-немецком государстве". Против евреев выступил профессор истории берлинского университета Фридрих Рюсс. Он исследовал причины падения Германии и нашел, что евреи здесь виноваты во многом. Они, по мнению  профессора, составляют "государство в государстве", причем их раввины являются в этом государстве дворянством, (а не духовенством, как думали многие). Отсюда Рюсс выводит, что если нельзя изгнать евреев из Германии, то по крайней мере следует их ограничить. "Сочинение Рюсса произвело большой шум. Достойные и ученые люди выразили ему, что они вполне согласны с ним".

В то же время Папа Пий VII по просьбе жителей Рима, выселил евреев из центра города (куда они забрались при господстве французов) в их гетто. Со всех концов Германии раздались голоса против засилья евреев.

Кроме книги Рюсса появилась масса сочинений, изобличающих евреев, в том числе труды Мольденгауера, Франка, Клюбера, Фридриха Фриса, и многих других. Особенно интересна книга Фриса под заглавием: "Опасность, угрожающая благосостоянию в характеру немцев от евреев", в которой он доказывает, что "между всеми тайными в политическими обществами, евреи - самые опасные".

Наконец Бремен и Любек изгнали евреев из своих пределов.

Гамбург и Франкфурт не могли этого сделать, но запретили евреям ходить в христианских кварталах.

В 1819 году (2 августа) произошел "ошеломительный" еврейский погром в Вюрцбурге, и только войска спасли евреев от окончательного поголовного истребления; после этого граждане подали прошение о выселении евреев из города, что и было исполнено.

То же произошло в Бамберге и почти во всех городах Франконии: 9 и 10 августа произошел погром во Франкфурте, 12 августа – в Дармштадте и Бейрете, 18-го - в Карлсруэ; 21-го - в Гамбурге, 28-го - в Дюссельдорфе, в начале сентября - в Гейдельберге.

Масоны пробовали писать в защиту евреев, но волна народной ненависти была так могуча, что никто не обратил на масонов внимания.

* * *

К началу XIX века евреи оказались почти полновластными хозяевами Польши, которая вследствие этого пришла в совершенный упадок. Еврейский вопрос стал вопросом дня и возбудил оживленный обмен мнений среди польского правительства и общества.

В 1809 году министр юстиции герцогства варшавского Лубенский говорил: "разве исповедующие Моисеев закон, согласно своим заповедям, считают нашу страну своим единственным отечеством?.. Не видят ли они в странах, в коих теперь проживают, места изгнания?.. Много веков прошло, а они все же являются сыновьями одной родины; несмотря на постоянное их пребывание в разных странах и, получив даже права гражданства, они все-таки остались бы чужой и обособленной нацией".

Насколько были сильны евреи, доказывает то обстоятельство, что в 1808 году еврей Берек Иоселевич был даже принят в масонскую ложу "соединенных братьев поляков", являвшуюся отделением французского "Великого Востока", куда евреи до тех пор не принимались, и притом в качестве "брата высшей степени".

Наконец в 1805 году была образована в царстве польском комиссия по еврейскому вопросу. "Рассматривая историю евреев в Испании, Турции и Польше, комиссия пришла к заключению, что еврейская автономность (государство в государстве) создалась под давлением не одних только внешних условий, а что она вытекает главным образом из внутренней организации евреев"...

В 1815 году вышла книга Игнатия Ляхннцкого: "Биография крестьянина с берегов Немана". Автор твердо убежден, что в жалком положение польских крестьян виноваты евреи, выжимающие из них соки, и что все попытки правительства улучшить материальный быт крестьян тщетны, пока не будет положен конец эксплуатации их еврейскими шинкарями. "Евреи, - рассуждает автор, - это не группа людей, исповедующих особую религию, а народ, сплоченный общностью духовных интересов. Стоит только присмотреться к мощной организации кагалов. Когда на четырехлетнем сейме поднят был вопрос о еврейской реформе, главный раввин созвал съезд представителей еврейских общин в Зельве на Литве. Воззвание раввина начиналось словами: "беда стряслась над страной и взволновался народ". К разделу Польши евреи относились с полным хладнокровием, но когда поляки заговорили о реформе евреев, обитающих на их земле, тогда в стране началось брожение - вот лучшее доказательство того, что евреи составляют отдельный народ".

Но самым опасным врагом евреев явился польский государственный деятель Сташиц, занимавший одно из первых мест в истории просвещения Польши. В 1816 году он был назначен членом государственного совета царства польского, генеральным директором промышленности и искусства в комиссии внутренних дел и членом комиссии просвещения. В том же году появилась его статья по еврейскому вопросу. Сташиц ставит в упрек своим предкам, почему они впустили евреев в Польшу, тогда как их удаляли из Испании и Германии. Три фактора, по его убеждению, привели к гибели Польши: система выборных королей, упразднение постоянной армии при Августе II, и евреи. Если бы Польша достигла когда-нибудь прежней независимости, она бы не могла успешно развиваться из-за евреев, "пачкающих наш народ, обращающих нашу страну в еврейскую страну и выставляющих нас на смех и презрение пред всей Европой".

Признавая евреев тайной корпорацией, опасной для правительств и народов, Сташиц рекомендует собрать всех евреев из деревень в города и запереть в гетто, разрешив им доступ в местности с польским населением только по особым билетам, запретить им нанимать христианскую прислугу, и проч.

Далее Сташица сильно беспокоит рост еврейского населения. В 1772 году на пятнадцать миллионов польских жителей приходилось пятьсот тысяч евреев, что составляет одну тридцатую часть; в 1790 году на восемь миллионов поляков считалось тридцать тысяч евреев; в 1810 году на четыре миллиона триста тысяч неевреев приходилось более трехсот тысяч евреев (одна двенадцатая часть), а с 1810 до 1816 года евреи еще более размножились и составляют почти одну восьмую часть общего населения. несмотря на то, что территория страны уменьшилась.

Раздались голоса и в защиту евреев; например в 1818 году майор Валериан Лукасинский написал "Заметки одного офицера о необходимости еврейской реформы". Жил Лукасинский в кругу товарищей-офицеров: Махницкого, Козакевича и др. Это были главари нарождавшегося тогда "патриотического масонства". Лукасинский основал при их помощи "патриотическое общество" но вскоре, благодаря одному предателю из кружка масонов, Лукасинский и его друзья были преданы военному суду, который приговорил Лукасинского к девятилетней каторжной работе. Впоследствии он выдал существование патриотического общества, назначено было новое следствие и он снова сидел в разных тюрьмах; наконец в 1880 году Лукасинский был переведен в "тайную шлиссельбургскую крепость", где и умер в 1868 году.   Попытки польских патриотов освободиться от избранного племени не привели тогда ни к чему, до тех пор, пока постепенно часть евреев не проникла в Россию.

XIX

Во Франции евреи, после реставрации Бурбонов, принялись с новой силой подкапываться под государственный строй. Вскоре получились и последствия этого: "Внезапно блеснула на западе молния с ясного неба, - захлебываясь от восторга, повествует еврей Грец, - послышался громовой раскат, оглушительный гул: последовали июльские дни (1830). Никто не предвидел этой революции, никто ее не подготовлял (!); даже те, кто ее творили, не имели ясного сознания о происходившем, а были только слепыми орудиями в руке вершителя исторических судеб".

Не трудно догадаться; кто был этим "вершителем исторических судеб"!

"Произведенный революцией переворот прежде всего оказался полезным для евреев. Хотя после первой революции евреи по закону получили полные гражданские права однако права эти были уже ограничены Наполеоном I; Людовик XVIII и Карл X естественно опасались назначать на государственные должности евреев, число которых со времени первой революции во Франции утроилось.

В первом же собрании депутатов при короле Людовике-Филиппе был решен вопрос "о полном и безусловном уравнении евреев с христианами"; (на специальном жаргоне евреев и еврействующих это назвалось: "сделать хартию истинной"); кроме того решено было расходы по еврейскому богослужению покрывать из государственных средств. Кажется из всего этого уже достаточно видно, для кого была произведена июльская революция. Между прочим эта революция вызвала во многих городах Германии (Карлсруэ, Мюнхене, Бреславле, и др.) возбуждение против евреев, "которое, хотя исходило от черни, но находило сочувствие и в хорошем обществе". Дело в том, что германские евреи не скрывали своей радости по поводу успеха произведенной евреями революции во Франции и повсюду стали держать себя заносчиво и вызывающе.

Итак, в 1830 году евреи вновь добились фактического равноправия во Франции, но это не было их конечною целью; равноправия им было мало: они стремились к господству, достичь которого могли только при республике.

Наконец в 1848 году они добились своего: королевская власть пала и была провозглашена столь любезная еврейскому сердцу республика.

Евреи действовали одновременно во всех странах. "С февральско-мартовским переворотом 1848 года, - опять пишет Грец, - в Париже, Вене, Берлине, Италии и других странах неожиданно и радостно пробил для европейских евреев час освобождения!... С повелительным требованием приступили они к князьям и властителям!.. Вчера еще пресмыкающиеся евреи во всех народных собраниях и декларациях были включены в союзы "свободы, равенства и братства", евреи выбирались в парламенты с совещательным голосом о преобразовании государств..." "Молодая Германия, создавшая 1848 год, есть дитя евреев!.. Без влияние еврейского духа вожаки "молодой Германии" не сделались бы передовыми борцами за свободу"!..

К восторженным словам этого еврея остается лишь добавить, что только в России 1848 год не оправдал вожделений евреев: заговор Петрашевского, за которым они скрывались, был вовремя раскрыть и "солнце еврейской свободы" благополучно тогда миновало наше отечество.

С первого взгляда кажется странным, почему в Париже, во время революционной вакханалии 1848 года, "освобожденный народ", вместо того, чтобы заботиться о своих прямых интересах, стал требовать от временного правительства вести войска на Россию и освободить поляков от русского ига?

Дело в том, что в 1830 году евреи, одновременно с революцией во Франции, подняли бунт в Польше; хотя поляки до тех пор относились к ним с презрением, "как к шпионам и изменникам", однако польское восстание было организовано на еврейские деньги. После подавления восстания польские эмигранты сблизились с евреями и заключили с ними тесный союз против России.

Эмигранты торжественно обещали, в случае восстановления Польши, даровать евреям полную свободу, "в том виде, в каком они сами найдут ее для себя более пригодной", и французский народ настойчиво требовал восстановления Польши!

* * *

В 1840 году произошел случай, имевший большие последствия и еще раз доказавший единство всех евреев земного шара. В городе Дамаске исчез настоятель одного капуцинского монастыря на острове Сардинии, отец Томазо, вместе со своим служкою. Подозрение в его смерти пало на дамасских евреев которые ненавидели отца Томазо за его обличительные против евреев проповеди. Многие евреи были схвачены и заключены в тюрьмы. При следствии стали обнаруживаться такие ужасы, что центральное еврейское правительство сочло нужным вступиться с целью сокрыть истину, ибо она могла скверно повлиять на "равноправие" евреев в Европе. В защиту своих дамасских единоплеменников выступил вице- резидент парижской центральной еврейской консистории, Адольф Кремье, будущий член временного правительства 1848 года и один из будущих основателей всемирного израильского союза (1860 г.).

1 мая 1840 года он обратился к королю Людовику-Филиппу с просьбой вступиться за дамасских евреев. В тот же день и час "самые уважаемые евреи Англии": Натанель Ротшильд, Моисей Монтефиоре, Соломонс, "почтенные" братья Гольдшмидт, и др. отправились к английскому министру Пальмерстону с такой же просьбой.

Телеграфа в то время не существовало!..

В других государствах евреи сделали то же самое, и Тьер заявил 2 июля в палате депутатов, что "евреи, произведшие бурю во всей Европе своим ходатайством ко всем государственным канцлерам, доказали, что они пользуются гораздо большие влиянием, нежели предполагают".

В Лондоне образовался комитет из "благороднейших и почтеннейших" евреев во главе которого стали Монтефиоре и Ротшильд. К ним присоединился и глава французских евреев - Кремье.

3 июля они собрали громадный митинг в Меншенхоузе с целью склонить общественное мнение в пользу евреев. Подобный же митинг был организован в Манчестере.

14 июля еврейское посольство, в лице Монтефиоре и Кремье, в сопровождении большой свиты, отправилось в Египет на предоставленном королевой Викторией казенном пароходе. Повсюду в пути еврейские общины восторженно их приветствовали (в Авиньоне, Ниме, Карпантра, Марселе, Ливорно).

Добравшись до Каира, Монтефиоре и Кремье, после долгих стараний, хитростью, подкупом и угрозами добились у паши Мехмеда-Али освобождение дамасских своих сородичей (28 августа.) "По этому поводу Кремье высказал паше следующие достопамятные слова: "только теперь мы вполне счастливы. Сегодня во всех синагогах Александрии возносятся мольбы, благословляющие ваше высочество. Не пройдет и месяца, как во всех еврейских храмах Европы раздадутся моления о ниспослании вам небесной благодати!... "И еще говорят, что между евреями разных стран нет ничего общего! "Каждый еврей сознает и чувствует, - говорит еврей Г.   Бикерман, - что еврейская нация существует!"...

XX

Мы видели, как в Англии старание Кромвеля и его партии дать евреям равноправие не увенчались в свое время успехом.

Только сто лет спустя (в 1753 году) английский парламент снова попробовал даровать евреям права гражданства; кроме поступления на коронную или духовную службу и участие в выборах и парламент. Это вызвало, однако, такое негодование народное вследствие невыносимо-вызывающего поведения евреев, что на следующий год пришлось отменить этот закон, "потому что он возбудил неудовольствие и беспокойство в сердцах многих добрых подданных короля".

Только в 1830 году, по предложению Роберта Гранта, английским иудеям были даны полные права гражданства. С тех пор дела их пошли отлично. В 1835 году еврей Давид Соломонс и два года спустя Моисей Монтефиоре были избраны шерифами в Лондоне, а в 1845 году евреи вообще были объявлены способными к занятию муниципальных должностей.

С тех пор до настоящего времени евреи стали занимать высшие государственные должности в Англии, как например, лорд Фердинанд Ротшильд, Соломонс, барон Гирш, барон Вормс, Самюель Монтэгю, лорд Авраам Гофнунг, лорд Пэрибрайт, сэр Джордж Фовель-Филипс, сэр Маркус Самюель и другие.

В настоящее время в состав английского кабинета входит три еврея. Король Эдуард VII возвел двух евреев в достоинство пэров, четырем даровал звание баронета, девять евреев возвел в рыцари и четырех назначил членами тайного совета. Еврей Матью Натан три раза был назначаем колониальным губернатором. Советником короля был еврей сер Кассель. Еврей Герберт Самюель занимает пост министра почт и телеграфов. Равноправие евреев в Англии, пятидесятилетие которого они недавно праздновали, в царствование Эдуарда II достигло действительно наиболее полного осуществления.

О деятельности в Англии этих евреев высшего полета мы получим представление из биографии недавно умершего Самюеля Монтэгю. Сын часовщика, Самюель сделался сначала менялой, затем банкиром и вскоре нажил громадное состояние. В 1904 году он получил титул баронета Монтэгю, а в 1907 г. - титул лорда Суейтлинга. Он стоял во главе комитета, поддерживающего русских евреев, проживающих в Англии: ездил однажды в Россию, но был выслан оттуда в двадцать четыре часа; в продолжении пяти лет был членом парламента от еврейского квартам в Уайтчапеле.

Последнее место известно нам по недавно разыгравшемуся там кровавому преступлению евреев. Событие это имеет гораздо более глубокое значение, чем это может казаться с первого взгляда, и мы остановимся на нем.

Вот вкратце обстоятельства этого дела: группа мужчин и женщин, называвших себя русскими, сняла квартиру по соседству с богатым ювелиром Гарриссоном и начала вести подкоп под магазин с целью овладеть огромным запасом золота и драгоценностей. Однако лондонская полиция во время об этом узнала, и накануне окончания подкопа дом, где поселились злоумышленники, был оцеплен. Когда полиция попыталась арестовать грабителей, они встретили ее ожесточенной пальбой и успели скрыться. Трое полицейских были при этом убиты и двое тяжело ранены. Начался розыск. Шайка злодеев была переловлена: она оказалась кучкою евреев-революционеров из России с их обычным багажом: нелегальной литературой, перепиской, бомбами, запасами оружия и проч. При перестрелке два революционера были убиты; они оказались евреями Гольдбергом и Ротштейном.

На суде "были раскрыты нити большой общеевропейской анархической организации. "Все это дело, - говорит "Daily Express", - еще одна яркая иллюстрация той безумной политики, которая позволяет обращать Лондон в убежище для преступников всего света.

Морунжев (псевдоним одного из убитых евреев) был одним из пяти главных вожаков анархического движение в Европе. Он стоял во главе комитета из двадцати лиц, которые руководят анархистами в Англии". Остальные четверо, по словам той же газеты, имеют свои штаб-квартиры в Петербурге, Берлине, Париже и Вене. Задуманный грабеж есть лишь один эпизод из целой системы ограблений с целью приобрести необходимые материальные средства. Лондонская полиция уже с самого начала заподозрила, что имеет дело с большим заговором, а не с отдельным грабежом. Кипы корреспонденции на русском и на еврейском языке, найденные в квартире Морунжев, открыли верный путь для дальнейших разоблачений.

Все это глубоко знаменательно, как мы это увидим ниже. Таинственный Морунжев орудовал, как оказывается, под фамилией Муромцева во времена 1905-1906 годов в Привислинском крае. Он был организатором двух революционных сообществ "черный флаг" и "рабочий союз", был виновником взрыва бомб в гостинице "Бристоль" и находился в числе членов шайки ограбившей банкирскую контору Шершевского.

Мы уже установили, что большинство евреев-революционеров появлялось в Россию из Англии. Дело в том, что Англия рассчитывала использовать евреев для себя и поэтому до сих пор Лондон служил средоточием всех евреев-революционеров и анархистов всех стран. Вот, что говорил двадцать семь лет назад начальник лондонской полиции русскому нигилисту Степняку: "Я отлично знаю, кто вы такой и кто такие ваши товарищи. Вам удалось добраться до Англии - ваше счастье. Но знайте, что Англия оказывает революционерам и анархистам гостеприимство лишь на известных условиях. Вам отлично известно, что если Англия дает вам приют, то отнюдь не из-за того, что она преклонялась бы перед совершаемыми вами преступлениями. У Англии есть священная для нее королевская семья и правительство, которое мы чтим. И вот мы полагаем, что обставляем личности королевской семьи и правительство еще большею безопасностью и делаем их совершенно неприкосновенными, разрешая иностранным политическим преступникам, гонимым у себя на родине, приют в Англии. Мы заключаем,, так сказать, с иностранными анархистами и революционерами взаимный договор, который они должны свято чтить.

И потому первая брошенная бомба, первый выстрел из револьвера, первый удар ножом, которые были бы произведены в Англии получившим по договору приют иностранцами-анархистами по отношению к какому бы то ни было представителю нашей власти, заставят нас тотчас же отказать иностранцам-анархистам в дальнейшем гостеприимстве. Договор будет нарушен и мы изгоним тотчас же из Англии анархистов и революционеров и изгоним их туда, где на материке, в их родинах их ждут гильотины, виселицы и расстрелы".

Много лет держался этот неоформленный договор между англичанами и преступниками. Много лет рыла Англия яму другим государствам, пригревая анархистов всех стран и, думая действовать в своих интересах; действовала в интересах скрывавшегося за нею еврейства.

Однако, по роковому стечению многих обстоятельств, ныне интересы Англии и Израиля пришли в столкновение, и Англия познала ужасы еврейской анархии. Уайтчапельский кровавый инцидент является открытием неприязненных действий. Во всяком случае настоящий момент представляет захватывающий интерес для всякого, кто сознает всю глубину еврейского вопроса; только будущее покажет, чем все это разрешится. Ниже мы еще коснемся причин, вызвавших союз сынов Альбиона с сынами Израиля; а пока, в заключение, дадим лишь общую картину современного еврейского засилья в Англии:

"Англичан обвиняют в том, - пишет Джозеф Барристер в "Libre Parole", - что они дают приют иностранным анархистам. Позвольте сообщить нашим читателям, что английский народ в этом не виноват, ибо он в продолжении многих лет изо всех сил старается изгнать этих злонамеренных лиц из пределов своего отечества. К сожалению Англия уже более не является свободной страной. Наши три политические партии: тори, радикалы и трудовики - все находятся в зависимости от еврейских финансистов, которые являются фактическими хозяевами страны. В их руках находятся как партии, так и парламент и правительство. Евреи платят расходы по избранию трех четвертей всего числа членов палаты общин, которые являются их послушным орудием. Евреи противятся изгнанию иностранных анархистов, потому, что девяносто процентов этих анархистов, а также разных посредников, сутенеров, мошенников, ростовщиков, воров, содержателей притонов и прочих эмигрантов - принадлежит к тому же избранному племени. Большинство крупных лондонских газет существует на еврейские средства; в них никогда не появляется ни малейшего намека на национальность многочисленных ежедневно арестуемых преступников..." В палате общин заседает от тридцати до сорока евреев, которые упорно защищают свои еврейские интересы в ущерб интересам Англии".

Это завоевание Англии евреями уже никто более не отрицает. Еврейская печать открыто этим хвалится и забрасывает оскорблениями всякого, кто задумал бы против этого возражать. "Если у нас не образуется национальной английской партии, которая побудила бы народ изгнать евреев из пределов отечества, то это гнусное племя разорит Англию, как разорило оно уже многие другие страны".

XXI

Мы видели, как 1848 году евреи, посредством движения "Молодой Германии" произвели в Пруссии и других германских землях революции и добились подвой эмансипации.   Естественным результатом этого явилось постепенное еврейское засилье, вызвавшее в 80-х годах истекшего столетия взрыв антисемитизма. Во главе итого движения стал придворный духовник, пастор Штекер. "Составлялись петиции об ограничении еврейских прав и одна из таких петиций собрала сотни тысяч подписей.." "Наконец произошли антиеврейское беспорядки..." "В 1852 году состоялся первый интернациональный антиеврейский конгресс, который выработал манифест к правительствам и народам христианских государств, гибнущих от еврейства и выразил свои симпатии России за ограничение по отношению к евреям..." "После этого конгресса в Германии образовались две антисемитские группы. Одна назвала себя "немецкой партией реформ" и представляла, так сказать, радикальное крыло антисемитизма, другая, с Штекером во главе, именовала себя "христианско-социальной партией" и представляла правое, более близкое к консерватизму, крыло антисемитской армии" "Выборы 1890 года принесли антисемитам первую значительную в политическом отношении победу: они провели в рейхстаг пять кандидатов. В 1892 году в рейхстаге появился учитель Герман Альвардт, агитация которого сделала настолько популярным антисемитский лозунг, что после выборов 1893 года в парламенте оказалась сильная антисемитская группа в шестнадцать депутатов"...

Однако теперь, к несчастью для Германии, дело идет на убыль. В 1903 году антисемитизм был представлен в рейхстаге восемью депутатами, а в 1908 году - только шестью. В Австрии евреи, также поднявшие в 1845 году революцию и получившие равноправие, еще более чем в Германии захватили страну свои руки. К 80-м годам в Австрии также проявилось антисемитское движение, достигшее своего расцвета к 90-м годам, когда во главе его стал выдающийся демагог, бывший социал-демократ Карл Люгер. Увидев истинную роль" евреев в своей партии, он решил положить в основу своей политической деятельности борьбу с засильем венских евреев.

Антисемитическое движение разрасталось все шире и шире. Введение в 1907 году всеобщего избирательного права не изменило сил антисемитской партии "христианских социалистов". В новом рейхстаге они представляли самую многочисленную сплоченную группу, приблизительно в сто человек и вели не выгодную для евреев политику.

Тогда последние мобилизовали партию социал-демократов и выпустили ее в ожесточенный бой за еврейские интересы. Коварные действия социал-демократов, а также смерть Люгера значительно ослабили антиеврейское движение.   Евреи снова захватывают в Австро-Венгрии власть в свои руки, показателем чего могут служить следующие разоблачения в венгерском парламенте:

12 января 1911 года депутат Карл Гусар обратился в венгерской парламент с запросом к правительству по поводу еврейского засилья в Угорской Руси, особенно в Мармарошском комитате.

"По словам депутата хозяйничанье евреев перешло здесь уже всякие границы. Евреи буквально спаивают местное население, а их ростовщичество превосходить всякое вероятие, достигая иногда 600 - 800%. Все основы быта местного русского населения подрываются самым возмутительным образом; оно теряет землю и оказывается в руках евреев безвольным, готовым на все орудием".

"Создавшееся вследствие этого положение грозит государству самыми опасными последствиями и требует немедленно соответствующих мероприятий..." "Ужасающая деятельность евреев в Угорской Руси обратила на себя за последнее время серьезное внимание".

"При всей своей слабости к евреям, при всей зависимости от еврейских капиталов и нерасположении к славянам и в особенности к русским, мадьяры начинают сознавать, что так далее продолжаться не может, что еврейское хозяйничанье в Угорской Руси представляет уже не местное, а общегосударственное зло. Оно сваливается пока преимущественно на галицийских евреев, которые даже обозначаются специальным названием "хазар", подчеркивается их роль преимущественно в одном наиболее неблагополучном комитате Мармарошском, прилегающем к галицкой гуцульщине, но очевидно дело касается всей северо-восточной Венгрии, т. е. всей Угорской Руси, и хозяйничанья в ней евреев вообще, а не одних галицких.

"Дело здесь дошло уже до того, что даже русское имя местного населения не мешает мадьярам признать наконец действительность, какова она есть".

"Депутат Гусар указал между прочим, что мадьярское общество социальных наук признало "хазар" проклятием Венгрии, а о влиянии их на весь вообще уклад местной жизни можно судить по свидетельству одного из видных членов правительственной партии Форкаша, который в своей книге об Угорской Руси прямо говорит, что до последнего времени местный крестьянин мог выиграть дело с евреем только в совершенно исключительном случае".

"Депутат Гусар указал на все это и сослался между прочим на доклад правительственного комиссара Эгана о положении угорско-русских крестьян. Этот доклад (во львовском издании 1901 года "литературно-научной библиотеки" под редакцией известного Галицкого знатока Угорской Руси В. Гнатюка) у меня под руками, и я дозволю себе привести оттуда несколько указаний для иллюстрации".

"В некоторых местах евреи, по свидетельству Эгана, владеют уже половиной крестьянских земель. Они арендуют все луга и пастбища крупных владельцев и от себя уже передают их крестьянам за высокую плату. При этом они обыкновенно помещают у крестьян скот на прокорм. Прибыль от продажи должна по условию делиться пополам, но евреи всегда выручают при этом не менее ста процентов..." "Всякая попытка нарушить ту кабалу, в которой держат евреи крестьян, встречает самое решительное противодействие".

"Эган приводит целый ряд случаев, когда дома священников, старавшихся облегчить положение крестьян, поджигались со всех четырех углов, а когда один священник застраховал все свое имущество, евреи отомстили ему таким образом, что у четырех его лошадей вырезали языки. Не свободны от влияния еврейского террора и судьи, что весьма заметно отзывается на судебных порядках..." "Доклад Эгана относится к 1899 году. Он навлек на него массу неприятностей. Запрос в парламенте вызвал даже дисциплинарное следствие. Эган был оправдан, но вскоре затем скончался, а причина его смерти так и осталась невыясненной"...

XXII

В Соединенные Штаты евреи пробрались уже очень давно.

"Весьма характерно описание первого прибытия евреев на североамериканский материк. В 1654 году к голландской  колонии Нью-Амстердаме, нынешнему Нью-Йорку, прибыло из Бразилии судно, на котором было двадцать четыре португальские еврея. Губернатор колонии, управлявший ею от имени голландской акционерной колониальной кампании, встретил их не очень дружелюбно; он сказал им: "мы не разрешаем вам владеть землей, вы должны жить отдельно, вы не имеете права открывать лавок, мы не разрешаем вам строить синагогу, мы не дадим вам земли для кладбища. Вообще я думаю, вам здесь нечего делать и мы вас скоро отсюда вытесним".

Евреи не смутились столь суровым приемом; они высадились и очень скоро захватили в свои руки всю оптовую торговлю молодой колонии. Через некоторое время губернатор получил дружеское предостережение не притеснять евреев, так как среди акционеров голландской кампании оказалось много лиц, принадлежащих к этому племени.

"Вся история Соединенных Штатов тесно связана с евреями.  Начиная с того, что сама Америка - то была открыта Колумбом только благодаря содействию и материальной помощи нескольких евреев. Знаменитая легенда о закладе королевой Изабеллой Католической своих драгоценностей для экспедиции Колумба сильно грешит против истины. Драгоценности королевы были заложены много раньше для какого-то неудачного похода ее супруга, а на путешествие Колумба необходимые средства были даны евреем Луисом де-Сантанджелом, державшем на откупе испанские таможни. Карта будущего путешествие составлена была евреем Рибесом, астрономические таблицы - евреем Пукато. Первый, увидавши берег, был еврей Родриго де Триана и первый ступивши на землю Нового Света, был переводчик Луис де-Торрес - еврей. Этим началась история нынешней Америки. Далее финансовую помощь для войны за независимость Вашингтон получал от польского еврея Хайма Соломона; во время междоусобной войны Линкольн прибег к денежному содействию евреев Зелигмана и Шпайера, а Югу оказывал материальную помощь Эрлангер, тоже еврей".

О современном положении евреев в Соединенных Штатах свидетельствуют следующие корреспонденции газеты "Новое Время". "Открывая любую американскую газету, русский читатель не может не поразиться той ненавистью к России, которой насквозь пропитана вся американская печать. Известия из России отличаются либо заведомой ложью, либо сопровождаются злобными комментариями, совершенно извращающими причины и последствия сообщаемого события. К чести немногих американских корреспондентов, находящихся в России, я должен сказать, что за весьма редким исключением, не они являются авторами этих потоков клеветы на наше отечество. Они сами жалуются из трудность своего положения: американская публика приучена предъявлять к известиям из России особое специфическое требование: необходима кровь. А когда соответственных сообщений из России не поступает, то одним росчерком пера у нас устраивается грандиозный еврейский погром, вешается и расстреливается несколько сотен ни в чем не повинных граждан и десятки тысяч административно ссылаются в Нарымский край".

"С точки зрения чисто-американских политических и экономических интересов совершенно непонятно стремление искусственно поддерживать враждебность общественного мнения к России, объясняется же это тем, что того желают евреи. Ослушаться же их в Соединенных Штатах нельзя: все в их руках".

"Общее число евреев в Соединенных Штатах превышает два миллиона, половина этого числа прибыла за последние пятнадцать лет и главным образом из России. Ни в одном городе мира не сосредоточено столько евреев, сколько в Нью-Йорке. Их там насчитывается около миллиона, что составляет одну четверть всего населения; на острове Манхаттан (на котором расположена главнейшая и старейшая часть Нью-Йорка), они составляют даже одну треть. При царе Соломоне, во времена величия Израиля, в Иерусалиме не было столько жителей!" "Огромное большинство прибывающих в Соединенные Штаты евреев - нищие. Средняя сумма ввозимая еврейским эмигрантом около десяти долларов, но они очень скоро обогащаются там и уже во втором поколении вполне обеспечены: из десяти с половиною тысяч еврейских семей, обращающихся ежегодно к своим благотворительным учреждениям за помощью, всего два процента местного происхождения".

"Постепенная эволюция нищего еврея к богатству идет обыкновенно следующим порядком. Приехав в Нью-Йорк, он поселяется в Ист-Сайд - этом огромном еврейском квартале, где все сплошь еврейское. Там слышен один лишь жаргон и на вывесках еврейские надписи. Вновь прибывший поступает в заведение своего одноплеменника, преимущественно по изготовлению предметов одеяния.

Как только он отложил достаточно денег, еврей уже открывает где-нибудь в подвале свое маленькое дело. Далее вы видите его на Бовери или на III Авеню: здесь у него уже лавка, в которой он торгует готовым платьем, бакалейным, галантерейным и иным товаром, он одновременно ростовщик, принимает все, что угодно в заклад, скупает краденное, и т.  д. Засим он переезжает в свой магазин на самой Бродвей – главную торговую артерию Нью-Йорка, и отсюда начинает завоевание вверх бесчисленных этажей "Skyscrapers". Таким образом евреи захватили в свои руки всю розничную торговлю Нью-Йорка".

"Вся мануфактурная торговля в их руках: все что относится до одежды: материи, платье, белье, обувь, все изготовляется и продается одними только евреями. При ежегодном общем обороте американской промышленности в шестнадцать миллиардов долларов, одна эта отрасль оценивается в три миллиарда долларов. Вся табачная, бакалейная, колониальная, аптечная, как оптовая, так и розничная, торговля - все это принадлежит им".

"Интеллигентные и свободные профессии постепенно заполняются ими. Теперь уже трудно найти доктора или адвоката не из евреев. Театры все в их власти и под звучным именем Генриха Конрида, известного директора знаменитой Метрополитэн-Опера, кроется еврей Хаим Коган". "Законодательные палаты штата и муниципальные учреждения самого города Нью-Йорка уже в их власти. Всем памятно постановление, выпущенное перед Рождеством 1907 года, которым воспрещалось пение рождественских религиозных гимнов в нью-йоркских школах"...

"В настоящее время они ведут медленную, но верную осаду федеральных законодательных учреждений и с каждыми новыми выборами число евреев в конгрессе увеличивается, причем их ныне в вашингтонском Капитолии заседает с десяток в сенате и от сорока трех до сорока пяти в палате представителей, этом единственном в мире парламенте, где нет еще ни одного депутата социалиста".

"Список судей испещрен именами в роде: Грюнбаум, Розальский, Гамбургер, и т. д." "Биржа представляет собою еврейское царство. В 1792 году, при подписании между нью-йоркскими маклерами соглашения, послужившего к основанию нью-йоркской биржи (обороты ее превышают в полтора раза обороты всех остальных бирж Соединенных Штатов), среди учредителей было всего два еврея из девяносто одного маклера. Теперь из девятьсот двадцати одного маклера - триста восемьдесят пять евреев, и это все маклеры, работающие самостоятельно от себя, а сколько из остального числа подставных агентов еврейских банков и евреев представителей нееврейских банков, учесть конечно трудно".

"Американский финансовый мир делится на три отдельные группы:

1. Морган и его стальной трест;

2. Рокфеллер и его "стандарт-ойл" компания;

3. обширная могущественная еврейская группа с такими миллионерами во главе, как Кун Лейб, Бельмонт (родоначальник этой семьи Шенберг, как говорят, был незаконным сыном одного из Ротшильдов, которых Бельмонты и представляют в Соединенных Штатах), Лазарь, Соломон, Ланденбург, Тальман, Шпейнер, Шифф (финансировавшие японское правительство во время последней войны с нами), Зелихман, Гуггенгейм и т. д. имя им легион.

Две первые группы держатся исключительно благодаря таким выдающимся личностям, как Морган и Рокфеллер, но с их смертью, а они уже в преклонном возрасте, организации эти наверное распадутся, и тогда у евреев уже не будет соперников.

В Соединенных Штатах евреи не создавали источников богатства, они не были пионерами, не вкладывали свои капиталы в дело, пока еще был малейший риск, не являлись инициаторами грандиозных предприятий, содействовавших промышленному успеху страны. В знаменитом экономическом завоевании Запада, выдвинувшем Вандербильда и Гульда, строителей железных дорог, Карнеги и Рокфеллера, создателей американской горнозаводской промышленности, не принимало участия ни одного еврея. Но в дальнейшем ни впускали свои цепкие руки во все предприятия, после каждого экономического кризиса оказывается, что несколько железнодорожных линий, угольных, медных копей, заводов и фабрик, домов и т. д. перешли за бесценок к евреям". "В горном деле золотые, серебряные и медные копи постепенно переходят в руки семьи Гуггенгейм, состояние которых уже почти равняется состоянию самого богатого человека в Штатах, Рокфеллера, знаменитого нефтяного короля". "По исчислению биржевого комитета в одном только Нью-Йорке более полутораста архимиллионеров-евреев".

Вот очень неполный набросок того, чем уже завладели в Соединенных Штатах сыны Израиля. Орудием же воздействия на американское общественное мнение является печать.

"Я не скажу, чтобы очень много органов печати принадлежало бы евреям. Но зато девяносто процентов сотрудников во всех изданиях евреи. Не это, однако, подчиняет всецело евреям американскую печать: дело в том, что все издания в Штатах зависят всецело от объявлений, а доходные объявления исключительно еврейские. Обыкновенная американская газета, выходящая четырьмя-пятью изданиями в день, страниц в шестнадцать-двадцать четыре каждое, имеет не более одной четверти текста, все остальное - объявления. Подписка редко превышает десять процентов розницы;. разносчикам газета, поступает по два цента за три номера, себе же обходится одна бумага и само печатание, без гонорара сотрудников, по четыре цента за три номера. О том, до чего доходит иногда американский гонорар можно судить по следующему примеру; бывший президент Рузвельт получал за описание своей африканской охоты два рубля за одно слово!" "Попробуйте при таких условиях проявить самостоятельность; на другой день вам не дадут объявлений. А на объявления тратятся в Америке баснословные суммы!..

Не будь материальная зависимость от евреев так велика, никогда американская печать не сделалась бы таким послушным проводником их велений, каким она ныне является".

"Евреям необходимо поддерживать в общественном мнении Соединенных Штатов самую злостную агитацию против России и для этого пущены в ход все средства".

"В Америке ежегодно линчуют негров и весьма часты разгромы негрских кварталов: в южных штатах изобретают самые иезуитские законы, чтобы не дать этим неграм право голоса, в явный обход XV прибавления к конституции... Смертная казнь применяется; в тюрьмах обращаются с преступниками, как со скотом, в Георгии их отдают в срочное рабство, а в другом - более тяжких холостят. При мало-мальски значительной забастовке провозглашается осадное положение, ричем и полиция и войска прибегают к оружию. Когда все это роисходит у себя дома, то настоящие американцы этим нисколько не мущаются, а вот событиями в России и неравноправием евреев они кобы возмущены до глубины души".

"У себя они вполне мирятся с надписями в гостиницах: "Hebrews ot admitted" (евреи не допускаются) и что это предостережение ыполняется, тому я был лично свидетелем, а вот черта еврейской седлости в России заставляет их якобы негодовать во всю. Читая мериканские газеты, прямо руками разводишь от удивления; с каким интересом американцы следят за событиями в России. В действительности же всякие Аладьины и Милюковы вовсе не имели никогда среди настоящих американцев того громадного успеха, о котором трубили их газеты"...

"Американские евреи усиленно поддерживают материально и морально наше революционное движение, так как им во чтобы то ни стало надо добиться равноправия своих единоверцев в России. Им необходимо это для того, чтобы остановить ежегодный приток сотни тысяч евреев из России и открыв для себя всю Россию, сплавить к нам обратно те сотни тысяч, которые уже прибыли".

"В 1908 году в Штатах было совершено всего два анархистских покушения. Виновниками обоих оказались русские евреи: Аэрбах покушался на обер-полицмейстера Чикаго, а Каган бросил бомбу в отряд полицейских в Нью-Йорке".

"Еврейский поход против России начинает давать себя чувствовать в Штатах по мере успеха социалистической пропаганды, поддерживаемой прибывающей из России еврейской молодежью, - т. е. с начала нынешнего столетия. На президентских выборах в 1900 году социалисты имели всего сто двадцать семь тысяч голосов, а в 1904 году - уже четыреста тридцать три тысячи"..

"Во время нашей последней войны евреи оказали огромное содействие японцам в возбуждении общественного мнение Америки против России"...

"Уже не далеко то время, - заключает корреспондент газеты, - когда в Соединенных Штатах капитал и еврейство сделаются синонимами".

"Здесь за океаном зреет своеобразный и очень сложный собственный еврейский вопрос, при разрешении которого поблекнут все ужасы, приписываемые России"!

XXIII

Примером одного из последних революционных выступлений евреев служат события в Турции. Партия "единение и прогресс", захватившая власть в свои руки, создана и руководится евреями.

"Как известно, - пишет "Times", - комитет "единение и прогресс" сперва ютился в иудейских ложах в Салониках и еврейское влияние на него чрезвычайно сильно"...

Влияние это сказывается в раболепном тоне турецкого официоза "La Turquie" (№ 112), где описано юбилейное торжество "Всемирного израильского союза": "уже пятьдесят лет, как длится существование благодетельного "израильского союза", посвящающего все свои силы цивилизации и человеческому прогрессу. Мы, жители востока, нуждающиеся в просвещении, должны особенно ценить благодеяния "израильского союза", оказанные в Турции".

"Члены комитета "единение и прогресс", - пишет Константинопольский корреспондент "Нового Времени", - получили воспитание и образование в еврейских школах и ложах Салоник и Парижа...

Истинными хозяевами положения (скрытыми конечно) являются лишь евреи и немногие еврействующие турки, составляющие не сильное численно, но сильное духовно и интеллектуально ядро"...

* * *

Всякое восстание, всякий переворот, всякая война несомненно выгодны для евреев и никогда не обходятся без их участия.

"В христианском обществе, - говорит М. О. Меньшиков, - евреи - возбудители международной вражды. Всякая война дает выгоды этому паразитному племени, всякий продолжительный мир дает убыток. Для всякой современной войны необходимы огромные займы, а главными поставщиками денег являются евреи. Именно на военных займах разжились золотые короли еврейства, начиная с Ротшильда и Мендельсона. Кто бы с кем ни воевал, оба лагеря прежде всего подписывают еврейские векселя, оба облагают себя миллиардной контрибуцией в пользу еврейства. Раз война, для обеих воюющих сторон требуются колоссальные поставки, заказы, всевозможные снабжения, и тут львиная доля попадает в руки евреям. Ни одно племя не умеет так орудовать взятками ни одно не умеет столь искусно подстраивать рынок, устраивать - благодаря кагальной организации - стачки и бойкоты и ни одно племя не является всегда как бы готовым синдикатом для оборудования выгодных Израилю дел. Чем дальше тянется война, тем еврейскому рынку выгоднее. Попутно идет грандиозная биржевая спекуляция: стремительно роняют курс фондовых и спекулятивных ценностей, устраивают общую панику, скупают за бесценок бумаги и недвижимости, чтобы впоследствии перепродать их по тройной цене. Если не достаточно войны, чтобы навести страх на общество, господа евреи устраивают революцию, как это было не только у нас в России пять лет назад, но в значительной степени и во Франции в 1871 году? Но вот войта кончилась. Обе изнеможенные страны нуждаются в займах, чтобы залечить раны, уплатить издержки и долги. Приходится снова обращаться к евреям в налагать на себя новую в их пользу дань. При столь обычной выгоде для евреев всяких войн, было бы странно. если бы они не устраивал их искусственно. В истории отмечен не один пример грандиозного в этом отношении предательства евреев. Именно они вызвали нашествие мавров на Испанию, они же подготовили раздел Польши. Последняя война на Дальнем Востоке оборудована при живейшем посредничестве евреев"...

Известный знаток еврейского вопроса Чемберлен также говорит:

"Все войны XIX столетия находятся в крайне своеобразной зависимости от еврейских финансовых операций: так было начиная с русского похода Наполеона и Натана Ротшильда, присутствовавшего в роли зрителя в битве при Ватерлоо, и кончая привлечением родов Блейхредера со стороны Германии в Альфонса Ротшильда - со стороны Франции к мирным переговорам 1871 года, а также коммуной, представляющей, по мнению всех проницательных людей, с начала до конца еврейскую махинацию". Даже сами евреи не отрицают всего этого.

Аббат Шарль удостоверяет, что один из английских раввинов сказал в своей речи: "мы толкаем народы на перевороты и революции; каждая из этих катастроф чувствительно подвигает вперед наши тайные интересы и быстро приближает нас к нашей заветной цели... Каждая война, каждая революция, каждое политическое или религиозное потрясение приближает момент нашего торжества".

В 1860 году возникает в Париже "Всемирный израильский союз" ("хабура меници индримим" - "братство, пробуждающее дремлющих"). Это доказывает, какую силу приобрело еврейство к тому времени, если оно наконец решилось учредить свой явный открытый орган, правда скрывающий свои цели под видом благотворительности. Тогда же один из руководителей союза; еврей Кремье обратился к евреям всего мира со следующие воззванием: "Союз, который мы хотим создать не есть французский, английский, швейцарский, немецкий; он иудейский, он всемирный. Не раньше станет еврей другом христианина или мусульманина, как в тот момент, когда свет иудейской веры, единственной религии разума, засияет повсюду среди других народов и стран, враждебных нашим правам и интересам. Мы прежде всего хотим быть и остаться евреями, национальность наша - есть религия наших отцов и мы не признаем никакой иной; мы живем на чужбине и не можем заботиться об изменчивых вожделениях совершенно чуждых нам стран, пока наши собственные материальные и нравственные задачи находятся в опасности. Еврейское учение должно наполнить собою мир... Израильтяне! Куда бы вас судьба ни забросала, на всех концах земли всегда смотрите на себя, как на членов избранного народа. Если вы понимаете, что вера праотцов является вашим единственным патриотизмом; если вы сознаете, что вопреки своим показным национальностям, вы повсюду образуете один и тот же народ; если вы веруете, что только иудаизм представляет религиозную и политическую истину; если во всем этом убеждены вы, израильтяне вселенной, - то придите, услышьте наш зов и докажите нам свое согласие. Наше дело велико и священно и успех обеспечен!

Католицизм, наш исконный враг, лежит ниц, пораженный в голову. Сеть раскидываемая Израилем поверх земного шара, будет расширяться с каждым днем и величественные пророчества наших священных книг обратятся наконец к исполнению! Близится время, когда Иерусалим явится домом молитвы для всех народов и знамя еврейского единобожия взовьется на отдаленнейших берегах! Станем же пользоваться всеми обстоятельствами. Могущество наше огромно. Научимся применять его к делу. Чего нам страшиться. Уже недалек тот день, когда все богатства земные перейдут в собственность детей Израиля!" В настоящее время "Всемирный израильский союз" имеет своею целью:

1. содействовать повсюду эмансипации евреев;

2. деятельно поддерживать всех евреев;

3. поддерживать все литературные издания, которые так или иначе действуют в пользу евреев.

О том, как это "благотворительное" общество осуществляет свою политическую программу можно судить из следующего: В 1867 году, после еврейских погромов в Румынии представители Союза обратились к французскому министру иностранных дел с целым рядом пожеланий, долженствовавших побудить Францию активно вмешаться в положение румынских евреев и не признавать независимости Румынии до тех пор, пока она не признает равноправие своих еврейских подданных...

В 1878 году на берлинском конгрессе депутация от союза, в составе евреев Неминера, Кана и Венециани, представила державам ноту, в которой проводилась та же мысль по отношению ко всем славянским государствам. Как известно требование это, поддержанное евреем лордом Биконсфильдом (Дизраели) и представителями Франции, было предъявлено Сербии, Турции, Черногории и Румынии и им не оставалось, несмотря на протесты, никакого другого выхода, как его принять... Но жизнь взяла свое и Румыния ловкими обходами статьи 44 берлинского трактата, ограничив в правах иностранцев и признав евреев таковыми, избежала ныне петли, которую на нее надел союз.

С тех пор не раз и самым категоричным образом изъявлял "Всемирный израильский союз" свою волю дипломатам и правителям... Как например, укажем на посылку им своих самозванных делегатов на мадридскую конференцию 1880 года, а также и на многочисленные его вмешательства в русские дела.

Про его вес и значение Бренье сказал еще в 1867 году: "Это страшная организация, которая находит себе путь к могущественнейшим престолам. Она всегда готова требовать защиты наших прав и сражаться с теми, кто является врагами вашего племени!".

Денежные средства союза исчислить, разумеется трудно; ясно, что официальные отчеты страдают преуменьшением цифр; в них не входят ни специальные сборы и пожертвование, ни даже бюджеты местных отделов "Всемирного израильского союза" и средства, которыми они располагают. Центральная касса союза в 1878 году показывала на приходе 183.950 франков, на расходе 159.691 франк; в 1903 году она показывала на приходе 1.440.474 франка, а на расходе 1.525.003 франка. Расход возрос в десять раз".

"Союз имеет отделения: во Франции и Алжире, в Германии, Америке, Англии, Австро-Венгрии, в Бельгии и Люксембурге, в Египте, Греции, Голландии, Италии, Португалии, Марокко, Триполи и Тунисе, в разных городах Турции Европейской и Азиатской, в Румынии, Сербии, Швеции, Дании, Швейцарии и России. "Кроме того, целый ряд организаций примыкает к нему и находится под его руководством. Наиболее значительные из них: "англо-иудейская ассоциация, "союз американских еврейских конгрегаций", "венский израильский союз", пражский "Iudisch Ortodox Repraesetanz", в Филипполе "союз национальной любви" (?!) и в Берлине образовавшийся в 1904 году "союз немецких иудеев" (Verbund der Deutschen Juden). Мы не называем бесчисленное множество более мелких организаций. Несколько обособленно, хотя и в тесной связи с союзом стоят "Кешер-шел-Барцел" и "Бнай-Берит"; последний представляет из себя замкнутый еврейский масонский орден; центром его является Нью-Йорк, откуда он раскинулся по другим странам земного шара; цель его - создать между евреями такую связь, которая бы сделала возможным скорейшее и всеобщее развитие высших интересов иудейства".

Остается добавить, что российское отделение "всемирного израильского союза" носит название "общество распространения просвещения между евреями в России", о котором скажем ниже.

* * *

В 80-х годах прошлого столетия между католицизмом и еврейством произошла решительная схватка.

"Последняя попытка померяться силами с синедрионом, - пишет Нилус, - была предпринята папством во дни папы Льва XIII, и выразилась она в учреждении в 1880 году в Париже "франко-австрийского католического банка", в котором должны были сосредоточиться капиталы всего католического мира. Во главе этого финансового предприятия, небывалого еще по грандиозности замысла, был поставлен гениальный финансист Евгений Бонту. Католический мир, по идее, своими капиталами призван был престолом римской курии раздавить мир еврейский с мировым капиталом "всемирного израильского союза".

Это была борьба титанов: Бонту и Ротшильда, Ватикана и синедриона. Кончилась эта борьба поражением католичества в тот момент когда уже казалось, что победа склонялась на его сторону.

Синедрион, через масонизированное французское правительство, подстроил ложное обвинение Бонту в каком-то подлоге, и он был заключен в тюрьму. Его тут же выпустили, но скандал был сделан и цель достигнута: перепуганные вкладчики потребовали свои деньги и банк Бонту лопнул (в 1882 году). Но и Ротшильду победа досталась не даром: он умер от нервного переутомления".

XXIV

Из приведенного, слегка намеченного, но обоснованного фактами очерка можно, кажется, с достаточным основанием убедиться, что после своего рассеяние еврейская нация не перестала существовать как таковая и не переставала оказывать свое подпольное, но тем более могущественное, воздействие на все исторические событие мира.

Стоит только отбросить внушенное самими евреями предубеждение, что с момента своего рассеяния еврейская нация исчезла и не является более политическим фактором в общем ходе мировых событий, стоит только посмотреть на еврейское племя со здравой точки зрения , т. е. считать, что оно подчинено общим законам и должно порождать, согласно этим законам, такие проявления, которые соответствовали бы его положению, характеру, страстям, наклонностям, - и мы легко подойдем к разрешению масонского вопроса.

Еще в 1860 году; по поводу открытие "всемирного израильского союза", один из основателей его, еврей Каген, писал в официальном органе евреев - "Archives Israelites": "Мы учреждаем этот союз с целью укрепить братскую связь, между евреями всего мира. Это необходимо сделать потому, что масонство много потеряю своей прежней силы.

Считая исторический элемент масонов как следствие и исторический элемент евреев как причину, мы очутимся в присутствии целой цепи событий, происходящих самым естественным образом. Мы уже имели возможность убедиться:

1. что всякое тайное общество возникает только вследствие необходимости, - мы видим, что с самого начала необходимость самообороны заставила еврейские общины организоваться в тайные сообщества;

2. что каждое тайное сообщество должно иметь вполне определенный идеал, - еврейские общины его имели;

3. что создание среди христианского мира такого сообщества, как масонство, должно было представлять почти непреодолимые затруднения и следовательно нуждалось в весьма долгом периоде скрытого подготовления; - этот долгий период мы находим у евреев;

4. что во время названного периода нужно было начать с совращения умов от Христианства, действуя не на массы, а на отдельных индивидуумов, - мы видим, что все это было выполнено при соответствующих условиях тайными еврейскими обществами;

5. что, одновременно с упомянутым совращением, среди совращенных христиан должна была развиваться привычка к подпольному действию и вытекающие отсюда свойства: для этого в христианских странах должны были существовать тайные общества, но они не могли быть основаны христианами, - мы видим эти общества, основанные самым естественным образом роем тайных еврейских сообществ;

6. что был необходим основатель, страстно ненавидящий Христианство, хитрый, коварный, привыкший к тайной организации, имеющий возможность действовать среди всех народов с начала XVIII века и даже гораздо ранее, согласно тому, чего требовал общий зачаточный период, - и мы находим в тайно организованной еврейской нации этого основателя, ненавидящего Христианство, обладающего всеми нужными привычками, способностями и способами воздействия.

Теперь мы видим, что все необходимые условия для зарождения масонской организации были налицо; кроме лишь среды и двигателя, которые должны были служить посредником между еврейской тайной силой и христианским миром.

Но вот возникает протестантизм - и среда готова; появляются протестантские государства; это - посредники, среди которых тайной силе остается только выбирать... Посредник этот, как мы говорили, предназначался служить ширмою для тайной силы; он должен был действовать открыто, благодаря чему еврейство могло оставаться скрытым.

Так как посредника все видели, а еврейскую тайную силу никто не видел, многие исследователи приняли посредника за основателя и объявили англичан учредителями масонства.

На самом же деле Англия была только необходимым посредником, без коего тайное правительство евреев не могло обойтись. Будучи принуждено во что бы то ни стало не обнаруживать себя, оно нуждалось в своего рода ширме, а так как дело предстояло громадное, то эта ширма в виде посредника должна была пользоваться действительным могуществом в христианском мире, а также быть политическим соперником католических стран.

Англия вполне удовлетворяла этим условиям. Но как приступить к ней?

Еврейство начало с того, что стало завлекать государственных деятелей Англии в тайные еврейские общества; так поступили они, например, с Бэконом. Там известным уже нам способом перерабатывали их миросозерцание. Дабы уничтожить всякое сомнение в душе этих бессознательных сотрудников еврейской тайной силы, с помощью которых она собиралась основать первые масонские ложи, она внушила им, что ложи должны быть открыты только для христиан и велела строго следить, чтобы туда не попали евреи.

Она ничего от этого не теряла, ибо действительные вдохновители будущих лож продолжали участвовать в тайных еврейских обществах, где их, сообщая им чудеса каббалы, гипнотизировали в желаемом направлении; кроме того, те учения, которые тайная сила заставляла их проповедовать, неизбежно вели к будущему допущению евреев не только в масонство, двери которого временно им закрыли с тем, чтобы шире им открыть их впоследствии, но и в христианский мир, который они могут разрушить только тогда, когда туда проникнут.

Благодаря этой последней предосторожности, политическая власть Англии поддалась без сомнений. Будучи убеждена, что нарождающееся общество будет действовать лишь в английских интересах, политическая власть Англии приняла мысли, внушаемые ей тайной силой через своих посредников; а если бы она стала колебаться, то ей внушили бы, что эта мысль может быть использована другими.

Кроме того, следующее обстоятельство облегчало успех этого дела:

Прежде, чем Англии пришлось использовать масонское сообщество против католических стран, ей пришлось самой пройти через период внутренней борьбы между английскими протестантами и католиками.

Посему еврейству представиласьвозможность не сразу начать с обмана английского правительства. Она могла воспользоваться беспорядком, причиненным религиозным расколом, чтобы устроить свою тайную организацию среди английской протестантской партии. Этим объясняется успех Кромвеля, а затем и воцарение Вильгельма Оранского, так же как успех энциклопедистов, создавших французскую революцию.

Обеспечив успех протестантской партии, английские политики стараются распространять масонство по всему миру. Им тем более легко было открывать повсюду ложи, что всюду находились протестанты, которые чувствовали, что в то время новое учение поощряло их религиозный идеал, а также много было совращенных христиан, занимавшихся тайными науками; эти два элемента значительно способствовали передаче масонских внушений.

Англичане основывали ложи и управляли ими, но этим они только создавали христианские группы, которые передавались затем в еврейские руки. Через посредников, входивших в эти ложи, еврейская тайная сила начинала создавать, пирамиду тайных обществ.

Хотя, действуя подобным образом, английские политики посягали на все христианство, ибо распространяли общество, которое предназначалось для уничтожения христианской добродетели, но конечно неизвестно, насколько они действовали сознательно.

Вот почему основателями лож почти во всех странах являются англичане. Вот почему еврейская тайная сила являлась всегда благоприятной для английской политики, ибо до сих пор Англия служила ей посредником.

* * *

Теория о еврейском происхождении масонства проливает несомненный свет на многое доселе не объясненное:

Во-первых, сразу становится ясным то раздвоение, которое ныне наблюдается в масонской организации.

"Мы определенно замечаем, - пишет Копен-Альбанселли, - два течения в различных европейских масонствах: течение английское и течение еврейское. Мы видим, как они проникают друг в друга, как они ловят, обманывают друг друга (ибо в тайном обществе все основано на обмане), и там, где еще несколько месяцев назад преобладало одно из этих течений, сегодня уже может восторжествовать другое".

"В искусстве основывать, управлять и приводить в движение тайные общества первенство несомненно принадлежит тем, кто уже издавна в этом искусился, т. е. евреям, которые сеяли тайные общества в христианском мире уже тогда, когда Англии еще не существовало.

Сумеет ли практический ум англичан отстоять себя, хотя бы в тех тайных обществах, которые основаны на английской территории - вот вопрос захватывающего интереса, и он неминуемо должен скоро разрешиться".

Если признать, что основателями и вдохновителями масонства являются евреи, то ясны также станут причины, побудившие масонов национального собрания в 1791 году четырнадцать раз возвращаться к вопросу еврейского равноправия и поставить, по словам Греца, "дело евреев своим собственным делом". Масон Фигье подтверждает, что "масоны того времени смотрели на евреев, как на учителей закона", а Бурнан свидетельствует, что в момент революции почти все масонские ложи оказались в руках евреев.

Как ясны станут причины революций, произведенных масонами в 1648 году в Англии, в 1830, 1848, 1871 годах во Франции, как ясны станут все революционные выступления масонов всех стран если авторами масонства признать евреев!

Также понятны будут причины поступления Рузвельта в масонскую ложу "Ak-Sar-Ben", ибо в соединенных Штатах "готовится ниспровержение старых капиталистических синдикатов в пользу иных новых организаций, руководимых по преимуществу еврейскими финансами. Вот почему; желая вновь быть избранным на пост президента Соединенных Штатов, Рузвельт заискивает перед еврейством, вступая в члены ордена "Ak-Sar-Ben", и готов исполнить все, что от него потребуют, лишь бы добиться желаемого успеха".

"Евреи, - пишет Копен-Альбанселли, - восемнадцать веков находятся под властью своего религиозно-национального чувства, коему они обязаны своим сохранением, как народ, и это чувство тем сильнее развивалось, чем больше оно было отрицаемо, унижаемо и попираемо торжеством христианского начала".

"Еврейскому племени предстояло мстить христианским племенам за неизгладимое пятно предательства Иуды. По своему положению оно являлось вечным заговорщиком против христианских племен, и поэтому должно было посеять среди них орудие вечных заговоров... Та тайная сила, которая замыслила, подготовила, породила масонство, которая распространила его по всему христианскому миру посредством своих слепых слуг - англичан: которая, благодаря масонству, властвует ныне над христианским миром и ведет его к погибели, начав со стран католических, это - ТАЙНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ЕВРЕЙСКОЙ НАЦИИ"!..

XXV

К чему же стремится оно, это тайное правительство еврейской нации и какими способами старается достичь своей цели?

Совершенно открытые, прямые и положительные ответы на эта два вопроса имеются в доставшихся по счастью в руки христиан несомненных документах, в которых подробно изложена вся программа действий тайной еврейской силы.

Один из этих документов относится к шестидесятым годам XIX столетия, когда англичанину Джону Редклифу удалось проникнуть в еврейский план, который был им обнародован в 1870 году в его хронике "До Седана", в главе: "Ночь на еврейском кладбище в Праге".

"Книга Редклифа, - пишет Демченко, - в свое время была переиздана на многие языки и произвела некоторый шум в Европе и большое смятение в Израиле. Евреи, однако, успели своевременно заглушить неприятные для них разговоры, а Редклифа отправили на тот свет... Эта секретная еврейская программа изложена Редклифом в форме совещания между представителями еврейства, собравшимися в Праге "у могилы великого учителя каббалы Симеона-бен-Иегуды, чтобы держать совет о средствах, которые нам представляют грехи наших врагов".

Раввин говорит там: "В пятый раз собираются на этом месте... знающие о существовании тайного союза, чтобы держать совет о средствах... Тысячу восемьсот лет продолжается борьба народа израильского за мировое господство, которое было обещано Аврааму, но было выхвачено у него крестом. Угнетенный врагами под страхом смерти, среди унижений и насилий разного рода, народ Израиля не подвергся, однако, уничтожению. Если он рассеян по всей земле, то вся земля и должна принадлежать ему...

Уже целые сотни лет еврейские руководители с непоколебимой твердостью ведут священную борьбу; наш народ все выше подымается среди всеобщего падения. Наше могущество все возрастает и расширяется!.. Ни одно столетие не ознаменовалось такими успехами; кроме России, как это, ни в один из минувших веков нашим предкам не удавалось достигнуть сосредоточения в наших руках такого громадного количества золота, какое передает нам XIX век. Поэтому мы можем думать, что время, к которому стремимся, уже близко, в что мы уже можем сказать: будущность наша!

Восемнадцать веков принадлежали нашим врагам, но следующие будут уже принадлежать нам. Прошли те черные и печальные дни, когда евреи были преследуемы!.. Мнимая цивилизация христианских народов, вносящая развал в их среду, способствует осуществлению наших стремлений...

В настоящее время все монархи и правители принуждены тратиться на содержание огромных армий. Их долги регулирует биржа. Если мы овладеем биржей, то значительно приблизимся в захвату власти в государстве. Поэтому следует облегчать правительственные и частные займы, дабы все крепче и крепче держать гоев в своих руках. За капиталы, нами даваемые, нужно, насколько это возможно, брать в залог железные дороги, взимание податей, леса, фабрики и всякие государственные доходы...

Железным долговечным достоянием в каждой стране останется всегда землевладение; отсюда следует, что необходимо евреям, насколько возможно, приобретать поземельную собственность, и чем более сумеем мы повлиять на раздел больших имений, тем легче перейдут они в наши руки... Под предлогом облегчения неимущих классов следует всю тяжесть податей переложить на землевладельцев... Как только мы завладеем землей, труд христианских рабочих доставит нам необыкновенную прибыль...

Естественным врагом евреев была в есть христианская церковь; поэтому мы должны всеми силами стараться внедрять в нее идеи свободомыслия, скептицизма раскола и сектантства; мы должны возбуждать всякие ссоры и междоусобие среди различных ветвей христианства. В логической последовательности начнем с духовенства, объявим ему открытую войну, будем навлекать на него подозрение, клеветы и насмешки, прилежно следя и разоблачая скандалы их частной жизни... Самым действительным оружием против церкви всегда было школьное обучение; мы должны стремиться захватить руководство над учащейся молодежью, которая легко воспламеняется, и вести ее согласно нашим планам... Преподавание закона Божия следует исключить из программы христианских училищ; евреи же сумеют занять учительские кафедры во всех христианских училищах и заведениях. Отсюда последует то, что религиозное воспитание должно будет ограничиться пределами домашнего обучения, а так как не у всех хватит на это времени и средств, то религиозный дух христиан станет естественно падать и наконец совсем исчезнет.

Всякая торговля, соединенная со спекуляцией и вытекающими из нее выгодами, не должна выходить из наших рук: прежде всего мы должны овладеть торговлей спиртом, хлебом, маслом и шерстью - тогда в наших руках будет все земледелие и сельское хозяйство... Если среди народа возникнут какие-нибудь неудовольствия из-за дороговизны хлеба и происходящей от того нищеты, мы очень легко можем свалить вину за все на правительство и вызвать народные волнения, а каждая революция, каждое потрясение способствуют увеличению нашею капитала и приближает нас к цели...

Все государственные законодательные должности должны быть для нас открыты и все ограничительные против евреев законы должны быть уничтожены; мы же будем отстаивать законы наших отцов и издавать в христианских странах законы, специально приносящие выгоду евреям.

Захват адвокатуры будет большим шагом вперед, ибо эта специальность, ведущая к высшим ступеням служебной карьеры, более всего подходит к врожденной хитрости и изворотливости нашего племени и может сильно помочь в достижении власти и влияния по отношению к нашим врагам-христианам.

Также должна принадлежать нам медицина; врачу всегда доступны самые заветные семейные тайны, в наших руках будет здоровье и жизнь наших врагов...

Если золото - первый могущественный двигатель сего мира, то вторым без сомнения является пресса; что значат без ее содействия все высказанные здесь мнение и советы? Мы достигнем цели только тогда, когда пресса будет в наших руках, поэтому евреи должны в каждой стране захватить руководство над повременною печатью. Нам нужны большие политические газеты, которые фабриковали бы общественное мнение...

Этим путем мы шаг за шагом оттесним христиан от всякого влияния и продиктуем миру все то, во что он должен верить, что должен проклинать и что уважать!..

Мы повторим горестный крик Израиля и жалобу на притеснения, которыми нас угнетают. Тогда, хотя каждый в отдельности будет против вас, неразумная масса будет на нашей стороне. Мы же, имея в своих руках прессу, будем в состоянии обратить неправое в правое, бесчестное в честное!..

Мы сможем нанести первый удар тому до сих пор священному учреждению - семейному началу, которое необходимо довести до разложения... Мы тогда будем в состоянии искоренить все, во что до сих пор верили ваши враги-христиане и взамен этого воспитаем армию увлечения страстями и сможем открыто объявить войну всему тому, что теперь уважают и пред чем еще благоговеют ваши враги...

В своих делах будемте консервативны, но в делах гоев нужно способствовать духу реформ и стремиться давать этим реформам направление, согласное с нашими задачами и планами.

Чем больше будет среди христиан кружков и собраний, тем больше будет среди них брожения и недовольства, а отсюда – неохота к труду, обеднение народа, подчинение его власти капиталистов и развитие пролетариата. Последний необходимо поддерживать и поставить его в зависимость от владеющих деньгами, и тогда мы сможем, когда пожелаем, поднять массы для ниспровержение престолов и провозглашения мировой революции!.. "Всякое революционное движение, всякий переворот, всякая война обогащает нас, так как мелкие люди разоряются и входят в долги... Хрупкость национальных традиций возвышает наше влияние и могущество, а поэтому следует содействовать проявлению всякого неудовольствия и стараться разжечь его в пожар... Всякое потрясение национальных основ способствует увеличению наших богатств и приближает момент достижения нашей заветной цели - владычества на земле"!..

XXVI

В семидесятых годах евреи энергично отрицали подлинность этого документа, как отрицают до сих пор все, что не говорит в их пользу. Однако теперь уже одной вещи они отрицать не могут: - что эта еврейская программа оказывается буквально выполняемой, шаг за шагом с методической последовательностью; поэтому, даже если допустить тут долю фантазии Редклифа, то нужно сознаться, что он обладал гениальным предвидением.

В 1901 году несколько секретных еврейских документов вновь попали в руки христиан.

"Сионские протоколы" (под этим названием были изданы эти секретные документы) не отменяют ничего из программы пражского синедриона, но составляют дальнейшее ее развитие и дополнение. Пражские речи изложены просто и коротко; "Сионские протоколы" представляют ряд лекций, читанных одним из ученых евреев в избранном кругу еврейских передовых деятелей. В этих лекциях теоретические умозаключения и выводы подтверждаются примерами и явлениями из действительности". Приводить подробно "Сионские протоколы" мы не будем, так как они еще недавно были опубликованы Нилусом (в 1905 году), Бутми (в 1906 году) и почти в то же время были напечатаны в газете "Казанский Телеграф". Поэтому мы ограничимся изложением общего еврейского плана, составленного Копеном-Альбанселли на основании многих документов.

"Конечной целью масонско-еврейских козней, - пишет он, - является не разрушение христианского мира, а лишь его покорение; для достижения этого тайная еврейская сила стремится уничтожить христианский дух... Цель эта сокрыта под громкими словами вроде: истина, свет, прогресс, демократизм...

"Мысль о мировом господстве евреев может показаться невероятной, до того она неожиданна. Как может какое-нибудь племя, а особенно племя, не имеющее пристанища, лелеять мечты о покорении мира?.. Однако не следует забывать, что евреи все еще ждут пришествия Мессии, причем, как и прежде, верят, что господство Его будет иметь материальный характер. Теперь, однако, они, под влиянием талмудистских писателей, считают, что слово "Мессия" должно быть понято не в смысле одного сына из племени Иакова, а должно быть приложено к самому этому племени. Они убеждены, что грядущий Победитель - это весь народ израильский, и что царство Мессии наступит тогда, когда они покорят весь мир".

"Заметим, что мысль о мировом господстве далеко не чужда человеческому пониманию. Много завоевателей в древности лелеяли ее в своих мечтах; римский народ почти полностью осуществил ее; затем Карл Великий опять возродил эту мысль; но после него войны вновь стали вестись из-за мелкого клочка земли. Однако, с течением времени поля битв расширялись. Сначала шли войны между отдельными графствами, потом - между провинциями, потом - между нациями. Ныне войны идут между племенами. А за что могут племена биться? - Только за господство и главенство над миром. Раз мы теперь дошли до этого, то есть ли что удивительного в том, что и еврейское племя вмешивается в распри? Если у него нет отечества, то для него тем более есть смысл заботиться о покорении мира; повсюду оно рассеяно, повсюду оно держит все золото в своих руках, и поэтому от него зависит война или мир между странами; кроме того, оно может еще отравлять души народов посредством печати и масонских обществ. Оно действует повсеместно; еврейское правительство все видит, а его никто не видит; оно бьет наверняка, ибо никто и не думает защищаться, не зная даже, что оно существует"...

"Всякий завоеватель, покорив какую-нибудь страну, вводит там свое управление, отвечающее его характеру, вкусам в средствам.

Еврейская тайная сила, стремящаяся к царствованию над миром, очевидно также имеет свой собственный план организации этого мира и этой организацией она предполагает заменить те, которые до сих пор были осуществляемы"...

"Орудием прежних завоевателей являлась организованная вооруженная сила и патриотическое чувство человека, привязывающее его к земле, где он родился, и к идеалу его предков. У евреев же нет ни армии, ни территориального отечества. Они не обладают ни средствами, ни способностями, ни характером прежних завоевателей.

Поэтому понятно, что ими выработан иной план завоевания, что они мечтают иначе организовать покоренный мир, и что эта организация будет отличаться от тех, к которым мы привыкли. Если они оставят мир так, как он есть, т. е. разделенным на отдельные нации с их войском, флотом, патриотизмом, границами, то евреи окажутся в худших условиях, чем эти нации, не обладая ни войском, ни флотом, не понимая даже патриотизма в нашем смысле. Поэтому они стремятся к разрушению отдельных наций.

Но ведь их надо чем-нибудь заменить? - Разумеется. Существует один проект организации мира, о котором много говорят за последние годы, в пользу которого ведется горячая пропаганда среди народных масс и к которому современное французское правительство толкает страну.

Мы говорим о социально-коллективной организации, которая наиболее подходит к характеру, способностям и средствам евреев и благодаря которой они смогут подчинить себе все христианские наций.

Пропаганда социал-коллективизма (при надобности его заменяют другим наименованием, дабы трудные было бы разобраться в вопросе), имеет те выгоды для еврейской тайной силы, что отлично ее маскирует и в то же время пресекает всякую возможность сопротивления; естественным последствием этого режима будет  приведение человечества в состояние пыли, путем рассеивания тех компактных масс, из которых человечество ныне состоит. Социально-коллективная пропаганда так же прикрывает собой тайную силу, как слова "свобода, равенство, братство" прикрывали собою масонство в глазах непосвященного мира, который, думая, что отдается возвышенному идеалу, в действительности отдавался этому коварному, лицемерному сообществу.

Весь коллективизм сводится в сущности к следующей формуле: "все должно принадлежать народу". Рабочий люд воображает, что тогда все земное достояние будет равномерно распределено между всеми людьми, и идет к этому идеалу, не подозревал, что скоро "народ" очутится в руках у евреев и лозунгом его станет: "все должно принадлежать евреям".

Когда настанут те столь желанные для ослепленных рабочих времена, т.е. когда народ захватит постепенно в свои руки всю частную собственность, тогда все неевреи обратятся в таких же рабочих, рабочих дехристианизованных и деморализованных, а положение евреев по отношению к миру обрисуется в следующем виде: В бывшем христианстве не будет больше наций, т.е. людей, связанных между собою патриотическим идеалом; также не будет больше групп, связанных религиозным идеалом, ибо религии повсюду будут искоренены и на их месте воцарится материализм, т.е. закон индив-го эгоизма, кот-й действует среди животных. К этому доведет нас "прогресс"! Наши нужды, лень, пороки будут находиться в состоянии постоянной взаимной враждебности; которая всегда естественно является при отсутствии духовной религии, когда эти пороки более не сдерживаются никакой направляющей духовной силой.

К тому времени все христианские направляющие силы будут уничтожены. На месте того, что мы теперь называем нациями; останется лишь пыль обесчеловеченных существ, лишенных духовного идеала и доведенных, следовательно, до скотского состояния. Двуногие животные вместо людей; обезьяны, дрессированные для производства пищевых продуктов и неспособных ни к чему другому, как только сочинять и писать все, что необходимо для поддержания, вместе с мировым развращением, мировой немощи.

А перед этой толпой человеческих стад, громко блеющих о своих нуждах и желаниях; одно только семейство сохранить те духовные связи, которые поддерживают его в состоянии нации, организованного целого (как поддерживали его во время восемнадцати веков рассеяния) - еврейское племя.

Еврейская нация легко сделается хозяином этой человеческой массы, обратившейся в стадо и снова возвращенной в то рабство, которое было уничтожено Христом. Евреи имеют полное основание считать, что означенный процесс произойдет сам собою, подобно тому, как ныне подчинилась Франция масонскому владычеству. Французы нарушили законы природы; основав свой политический режим на кажущемся равенстве, и это тотчас же дало себя знать в установление политического господства масонства.

Теперь же, когда французы установят свой социальный режим на равенстве, не менее противном законам природы, то последнее опять отзовется на них, но уже в виде установления еврейской диктатуры.

Отчего человек властвует над своим скотом, который физически гораздо сильнее его? - Только потому, что животное не обладает духовными силами, потому что он - человек, а они - животные. Так же будет и с еврейским племенем по отношению к племенам христианским, лишенным религиозного и национального чувства. Еврейская диктатура получит не военную или политическую окраску; она будет финансовой, промышленной и торговой. В продолжение некоторого времени она будет стараться обнаруживаться по возможности меньше. Евреи уже подарили торгово-промышленному и финансовому миру так называемое "анонимное общество", благодаря которому они могут скрывать громадные богатства. Всему же христианскому миру они подарят то же, что и Франции: "анонимное общество эксплуатации народов", называемое республикой, благодаря которой им удастся скрыть свое вседержавие.

Итак, мы идем к мировой республике, потому что только таким способом может быть установлена финансовая, промышленная и торговая диктатура евреев. Но под своей республиканской маской эта диктатура будет несравнимо более деспотичной нежели всякая другая. Евреи получат над развращенными до скотства людьми такую власть, какую человек имеет над своими животными. Они будут опираться на избранную полицию, сильно организованную и щедро оплачиваемую, которая будет готова на все, как ныне готовы подписывать все президенты республик, которым платят 1,200,000 франков и которых специально выбирают для узаконения преступлений.

Кроме этой полиции будут только: с одной стороны рабочие, а с другой - инженеры, директора, администраторы. Рабочими будут все неевреи; инженеры же, директоры и администраторы будут только одни евреи. Мы не говорим: "евреи и еврействующие", ибо к тому времени у евреев не будет более сторонников среди христиан. Евреи совершенно справедливо будут доверять только своим единоплеменникам. Это произойдет самым естественным образом, ибо для того, чтобы человеческое стадо работало бы и жило, непременно понадобятся директора, инженеры и администраторы, а с другой стороны реорганизация мира, дезорганизованного нами, может быть совершена лишь теми, кто предварительно собрал в свои руки все богатства. Благодаря тому привилегированному положению которое мы создали в пользу евреев, они одни окажутся в состоянии сосредоточить все в своих руках".

"Народ до тех пор будет содействовать разрушению всякой силы, которая не есть сила народовластие, пока будут внушать ему, что он сам есть источник власти. Он будет работать над собственным порабощением до того дня, когда евреи ему скажут: "извините, вы не поняли: этот обладающий всем народ не - вы, а - мы". Будет уже поздно что либо предпринять. Стада не в силах – сопротивляться сторожевым собакам, обученных пасти их!.." "Все, что этот рабочий мир сможет сделать это – объявить забастовку. Но евреи и это предвидят и заготовят запасы для себя и своих собак и голодом победят сопротивление, в крайнем же случае пустят на безоружную толпу свою организованную, усовершенствованную, сильно вооруженную полицию"...

"В XVIII веке Франция познала режим масонского террора, но забыла его. Теперь же она, а с нею вместе и мир познает режим террора еврейского!"

"Да, - откликается на эти слова Достоевский, - не даром царят повсеместно евреи на биржах, не даром они властители кредита и не даром они же властители и всей международной политики: близится их царство, полное их царство... Наступает вполне торжество идей, перед которыми никнуть чувства человеколюбия, жажда правды, чувства христианские, национальные и даже народной гордости европейских народов!"

* * *

"Но на победоносном пути тайной еврейской силы Господь поставил Россию, сильную своим Православием и Самодержавием, страну неизмеримо богатую естественными богатствами и по пространству своему - шестую часть мира. Одолев Европу в с ее помощью весь остальной мир, все силы еврейства и его союзников, сознательных и бессознательных, устремились теперь на преодоление этой последней преграды к конечному торжеству сатанинской идеи"...

"Хорошо осведомленные чрез своих верных в безумии своем клевретов о внутреннем брожении недовольства в России, вызванного кризисом денежного рынка; заправилы и руководители тайной силы, подготовившие этот кризис, решили, что наступил давно желанный момент для нанесения ей смертельной раны. Подготовив дипломатическим путем столкновение русского, китайского и японского национальных самолюбий, вооружив тайно на свои капиталы воинственную Японию, тайная еврейская сила бросила ее полчища на ничтожные отряды русской армии на Дальнем Востоке. В то же время; взяв в свои руки общественное мнение России, пользуясь замешательством среди правящих классов, наведя террором бомб и других покушений против власти панику в перепуганном двумя бедствиями населении, отказав в кредите на военные нужды, взбунтовав фабричные и рабочие классы против работодателей, еврейство готовилось уже торжествовать окончательную победу над пораженной Россией. Пожар революции внутри, поражение за поражениями на Дальнем Востоке, революционные союзы, митинги, съезды, забастовки труда; - море лжи на все святое... Наконец расчленение России на составные части, кровавый гнев народный против обезумевших его руководителей-господ, отступивших от веры отцов, предавших на войне армию, во внутреннем управлении - своего Государя, - все это совершилось по заранее намеченному плану, тайная еврейская сила готовилась залить кровью растерявшуюся Россию и наводнить ее, а за нею всю Европу, желтыми ордами поднявшегося Китая, во главе с Японией".

"Тонко обдуманный и зрело подготовленный план не удался в полном объеме и не мог быть проведен во всех необходимых деталях: разбитая русская армия сомкнулась неожиданно под начальством старого боевого генерала и встала, воскресшая, стальной щетиной своих штыков и грозным зевом пушек пред желтолицыми; Китай не пробуждался, внутренняя смута охватившая только "среднюю интеллигенцию", задрожала перед казацкой нагайкой и холостыми зарядами... Россия гнулась стонала, трещала, но не ломалась. Спасала Вера и Самодержавие".

"Надо было остановить войну накануне поражение Японии, надо было ошельмовать позорным миром геройскую армию в через ее недовольство бросить семя революции в самые потаенные и глухие уголки деревенской, сермяжной России"...

Евреи в России

Домашняя ] Вверх ]