" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

ОБЛАСТЬ КРОВЯНЫХ ПЯТЕН

В начале нашей эры шерстяные ткани были дешевы, а льняные стоили дорого. Прекрасная и драгоценная льняная материя — виссон, предмет роскоши, вначале выделывалась только в Египте. Затем похо­жее полотно стали производить в Сирии, и, наконец, драгоценную ткань выучились изготавливать евреи. Покрывало Моисеевой скинии, одежды священников и левитов были льняные, из драгоценного вис­сона. По причине высокой стоимости полотна льняные материи име­ли люди весьма состоятельные. Сам «одеяйся светом яко ризою», быть может, первый раз облекся в такое дорогое, тонкое полотно, когда благообразный Иосиф, «богатый человек из Аримафеи» (Мф. 27, 57), сняв с креста Его пречистое тело, «обвил Его чистою плащаницею и положил Его в новом своем гробе, который высек он в скале...» (Мф. 27,59-бО) (Священник В. Владимирский. Одеяния, вооружение, мебель, утварь и неко­торые другие, так называемые аксессуары в церковной живописи. - Душеполез­ное чтение, 1869. Переиздано в сборнике статей О церковной живописи. СПб., 1998, с. 314)

Рассказ о Туринской плащанице — очень нелегкий труд. С одной стороны, мы должны поведать слушателям обо всех ее особенностях, с другой стороны, проявить щепетильность при обсуждении некото­рых вопросов. Будем аккуратны! У нашего повествования есть тема, при раскрытии которой следует говорить предельно осторожно. Мы дотронемся до очень деликатной, но на редкость важной области ис­следования: мы прикоснемся к кровавым следам, облик которых спо­собен привести в благоговейный трепет.

Снова и снова обращая взор на удивительную ткань, мы видим, что все тело покрыто ранами от глубоких ссадин при бичевании, запекшаяся кровь в которых имеет кармино-красный цвет. Крупные пятна крови покрывают места, по которым она текла из пронзенных рук и ног. С большим благоговением мы созерцаем поток крови от прободения копьем в области груди и ручейки запекшейся крови на голове от проколов шипами. По сути дела, вся плащаница залита кро­вью. Кровь пропитывает верхнюю часть волокна естественным спо­собом, а в просветах между нитями и па самой ткани нет посторон­него красящего материала.

Более подробные исследования под микроскопом областей с кровью показали, что пятна состоят из красно-оранжевой аморфной корки, запекшейся на поверхности волокон и в просветах между ни­тей. В отличие от самих отпечатков тела, кровь проникает в капилля­ры волокон, а ее сгустки образуют на поверхности ткани мениск, свойственный вязким жидкостям. Кроме того, в 1980 г. Моррис, Швальбе и Лондон показали наличие значительной концентрации железа исключительно в тех областях, где находятся пятна крови (R. A. Morris, L. A. Schwalbe and J. R. London. 1980. X-ray fluorescence investiga­tion of the Shroud of Turin. X-ray Spectrometry 9(2): 40-47). После применения специальных методов исследования этот вопрос окончательно прояснился.

Лучи рентгена высветили в спектре пятен четкую линию железа, но этот металл присутствует как в гемоглобине, так и красной крас­ке. Можем ли мы точно сказать — какие пятна на изображении? Уче­ные обнаружили, что железо в них окружено так называемыми «пиральными кольцами», которые имеет только кровь. В краске их нет и не может быть (Михаил Дмитрук. Туринская плащаница. 1олос, №10,1995, стр 13). Изучая плащаницу, Хеллер и Эдлер в результате спектроскопических исследований 1980 г. определили в следах кро­ви гемоглобин (J. H. Heller and A. D. Adler. 1980. Blood on the Shroud of Turin. Applied Optics 19:2742-44), а в 1981 г. — билирубин и альбумин. Они провели 12 специальных тестов, которые подтвердили, что на плащанице обнаружена настоящая кровь (J. H. Heller and A. D. Adler. 1981. A chemical investigation of the Shroud of Turin-- Journal of the Canadian Society of Forensic Science 14 (3), p. 87-92). Наконец, Боллоне, Йорио и Массаро убедительно показали: перед нами именно человеческая кровь, кото­рая принадлежит к IV группе (АВ) (Baima Pierluigi Bollone, Maria Jorio and Anna Lucia Massaro. 1981. La dimostrazione della presenza di tracce di sangue umano sulla Sindone. Sindon 30: 5-~ 8. В медицине есть понятие - группа крови. Таких групп четыре - I (О), И (А), Ш (В) и IV (АВ). Они по-разному совместимы между собой). Но каким образом получен столь потрясающий результат? Много веков прошло с тех пор, как кровь из­лилась на плащаницу...

Нам потребуется время и немного терпения. Для тех читателей, которые не имеют медицинского образования, мы дадим краткие по­яснения. Итак... Кровь состоит из жидкой части — плазмы, и взвешен­ных в ней элементов троякого рода; красных кровяных телец или эритроцитов; белых кровяных телец или лейкоцитов и кровяных пла­стинок — тромбоцитов.

Плазма крови — это коллоидный раствор множества белков, од­ним из которых является альбумин. А наибольшее значение среди белков крови имеет дыхательный кровяной пигмент красного цве­та — гемоглобин, заключенный в безъядерные клетки — эритроциты. Если кровь засохла, то 85% сухого остатка составляет именно гемо­глобин.

Вы спросите, как ученые определили, что на плащанице челове­ческая кровь? Ведь прошло столько лет с тех пор, как она присохла к ткани! Отвечаем.

Гемоглобин — это сложный белок, состоящий из белкового но­сителя — глобина, и небелковой группы гема, в состав которой входит металл — железо. За счет окисления этого железа гемогло­бин крови обеспечивает процесс переноса кислорода. Гемоглобины разных животных и человека хотя достаточно близки между собой, но принципиально отличаются по форме кристаллов и спектраль­ным свойствам. Эти различия обусловлены различиями в природе белкового носителя — глобина. После специального спектрального анализа было установлено: да, на плащанице человеческая кровь.

Кроме того, в крови всегда находятся вещества, подлежащие уда­лению из организма. К таким веществам относится билирубин - желчный пигмент, который образуется в тканях в результате распада гемоглобина. Он тоже обнаружен на плащанице. Кстати, необычно яркий, кармино-красный цвет крови на полотне определенно гово­рит о повышенном содержании в ней билирубина, что в свою оче­редь напрямую связано с издевательствами, травмами и пытками, ко­торые обрушились на Жертву (A. D. Adler. Aspetti fisico-chimici delle immagini sindoniche, in: Sindone, cento anni di ricerca, Istituto Poligrafico e Zecca dello Stato, Libreria dello Stato, Roma 1998, pp. 165-184).

Продолжим наше обучение.

Белые кровяные тельца — лейкоциты образуют несколько групп (Примерно 60-70% лейкоцитов составляют клетки сегментоядерных нейт-рофилов, с плотным, разделенным на сегменты ядром и окрашенной в розовый Цвет протоплазмой; 20-25% лейкоцитов составляют лимфоциты - клетки с плот­ным круглым ядром и протоплазмой. - БСЭ, т. 23, с. 4б2—468). Но не печальтесь: нам не придется вникать во все тонкости строения этих клеток Для дальнейшего повествования важно только то, что лейкоциты содержат ядра, в которых, как и во всех клетках те­ла, содержится полный набор хромосом.

В этом месте нас подстерегает наибольшая опасность. Когда мы имеем дело с обычными пробами крови на ДНК, мы соприкасаемся только с медико-биологическими проблемами. При анализе крови с Туринской плащаницы на нас возлагается груз этических, моральных и даже богословских вопросов. Они решены не были.

К великому сожалению, дело зашло слишком далеко. Сначала мы известим изумленного читателя, что в 1995 г. Виктор Трайон — профессор микробиологии и директор университета Техасского центра высоких технологий ДНК (University of Texas Center for Advanced DNA Technologies) точно определил три человечес­ких, принадлежащих мужчине гена. Это было бы вполне рядовым событием, если бы не источник информации. Образцы для анализа были взяты из пятен крови на Туринской плащанице. Что это — на­учное достижение или начало чудовищного эксперимента? Мы на­ходимся на той зыбкой грани, за которую науке лучше не перехо­дить, и вот почему

Расскажем по порядку. История того, как попали в Техас образцы крови с плащаницы — сочетание недопустимой научной любозна­тельности и стечения обстоятельств. Итак, вернемся в 1988 г., когда профессора Джованни Риджи и Луиджи Гонелла из Турина лично от­резают от плащаницы выборки для радиоуглеродного анализа (British Society for the Turin Shroud, Newsletter 43,1996).

Ученые начали работу в 5 часов утра 21 апреля 1988 г. с удаления полоски полотна длиной восемьдесят один миллиметр и шириной в шестнадцать. Она была аккуратно разрезана пополам. Одну половину отдали кардиналу Баллестреро, который в то время являлся офици­альным хранителем плащаницы. Другую половину разделили на три равных части, каждая весом примерно в 50 мг и вручили представи­телям лабораторий Цюриха, Оксфорда и Таксона для проведения ра­диоуглеродного анализа.

Операция по вырезанию полоски ткани была закончена в 13 ча­сов дня; однако в тот день до половины девятого вечера плащаницу не положили в обитую серебром раку. Что делали с ней в течение се­ми с половиной часов?

За это время профессор Риджи положил начало цепи событий, последствия которых трудно предсказать. Он изъял образцы крови из области подтеков на голове, желая впоследствии выяснить их ге­нетические характеристики. Джованни Риджи использовал два кро­шечных скальпеля, а чтобы нанести наименьший ущерб изображе­нию, он скоблил с той стороны плащаницы, на которой отпечата­лись спинная часть и затылочная часть головы. Профессор действо­вал легально. Его действия не были секретом, потому что все опера­ции, производимые с плащаницей, записывали на пленку для офи­циального отчета и проводили под наблюдением двадцати техни­ков и духовенства.

Следующее событие является классическим образцом безответ­ственности. После завершения всех работ 1988 г. с Туринской плаща­ницей образцы крови и часть полоски полотна, не используемая для радиоуглеродного анализа, были переданы кардиналом Баллестреро профессору Риджи, а он положил их для большей сохранности в сейф хранилища банка. Таким образом, уникальный материал ока­зался в частных руках и мог быть подвергнут анализу без глубокого изучения всех последствий такого шага. Зачем подобным образом поступил официальный хранитель Туринской плащаницы — остает­ся загадкой.

Через четыре с половиной года профессор Гарса-Вальдес сде­лал следующее научное открытие: некоторые бактерии при опреде­ленных условиях производят в процессе своей жизнедеятельности полимерные покрытия (bioplastic) на поверхности древних экспо­натов. Он показал, что слои этих покрытий могут вызывать серьез­ные ошибки при радиоуглеродном датировании. Это заставило Гарса-Вальдеса задаться вопросом: а не может ли Туринская плаща­ница быть покрытой схожими микроорганизмами?

Преемник кардинала Баллестреро, хранитель плащаницы карди­нал Сальдарини, к которому он обратился за разрешением исследо­вать плащаницу, направил Вальдеса к профессору Джованни Риджи, который принес выборки 1988 г. из хранилища банка. При исследо­вании полоски под переносным микроскопом Вальдес увидел, что полимерное покрытие облепляет ткань в количестве, достаточном для того, чтобы серьезно воздействовать на точность радиоуглерод­ного датирования. Если бы ученые закончили на биопластике, они бы проявили должную предусмотрительность. Но после этого Гарса-Вальдес предложил Риджи услуги университета техасского центра изучения здоровья в Сан-Антонио (University of Texas's Health Science Center at San-Antonio) для дальнейшего исследования выборок из области подтеков крови на голове.

Профессор Риджи не устоял перед соблазном. Он поехал в Аме­рику, взяв с собой драгоценные выборки. Когда итальянский про­фессор пересек Атлантику, то в Сан-Антонио к исследованиям под­ключились профессор микробиологии университета Стефен Мет-тингли и профессор Виктор Трайон, руководитель университетско­го центра технологий ДНК (ДНК — стандартное сокращение для дезоксирибонуклеиновой кислоты)

 Дальнейшее нам известно. Профессор Трайон при изучении лип­кой ленты, несущей на себе частички засохшей крови с плащаницы, без колебаний подтвердил, что в образце находится человеческая кровь, содержащая X и Y-хромосомы. Второй фрагмент показал точ­но такой результат — распят мужчина...

Казалось — надо радоваться: генетика раскрывает невиданные тайны...

Очень прискорбно, но почти все научные достижения и откры­тия рано или поздно обращаются против человечества. Когда Кюри обнаружил радиоактивность, он не мог помыслить о современных средствах ядерного поражения. Когда Мендель скрещивал разного цвета горох, он не подозревал, что к концу двадцатого века станут вы­ращивать свинью с некоторыми человеческими генами.

Есть и обратные примеры - отрицать положительные дости­жения генетики невозможно. В Стенфордском университете под руководством известного специалиста по молекулярной генетике профессора Питера Ундерхалла ученым удалось обнаружить не­обычный генетический след. Исследование генов, взятых у множе­ства мужчин со всех краев света, выявило в М42 сегменте Y-хромосомы один совершенно конкретный признак. Перед нами удиви­тельное сообщение! Первый человек — Адам, должен был оставить в наследство будущим поколениям генетическую популяцию, со­хранившую по отцовской линии уникальные хромосомные харак­теристики. Теперь это подтверждено документально. Более того, еще в 1987 г., исследуя наследственный материал митохондрий (Митохондрии обеспечивают клетки энергией), имеющих гены, переходящие от родителей только по материн­ской линии, ученые подтвердили существование «генетической Евы» (Алексей Трофимов. Генетический след Адама. — Газета Мир новостей, 11 июля 1998 г., № 28 (238), с. 21)

Ученый мир вплотную подошел к тому, что известно несколько тысяч лет, но что он, этот научный мир, упорно отвергал в последние столетия. Более того, специалисты по генной инженерии утверждают, что смогут излечивать наследственные заболевания, продлевать жизнь и победить рак. Замечательно, но с другой стороны, вспомни­те, о чем мы сожалели чуть ранее. Познания генетиков могут быть ис­пользованы не только для творения добра...

Заранее не решенные сложнейшие морально-этические и духов­ные проблемы обнажили перед специалистами ряд труднейших во­просов. Да, генетический анализ может установить этнические при­знаки крови Человека, явившего облик на плащанице, и таким об­разом определить, могут ли Его пары хромосом быть найденными в людях еврейского происхождения. Кроме того, если 22 пары ДНК будут определены как взятые исключительно от Матери — то значение это­го очевидно даже для тех, кто не изучал богословие. Однако мы имеем дело не просто с обыкновенными образцами крови. Кощунственные работы с такой кровью приведут к ужасающим последствиям.

Поэтому прежде чем проводить дальнейшие анализы, Стефен Меттингли и его помощник — профессор Виктор Трайон запросили особое разрешение Ватикана. Но еще до того, как им было категори­чески отказано, они внесли образцы ДНК с плащаницы в банк данных образцов крови своего университета.

Хранитель плащаницы кардинал Сальдарини издал твердое предписание, формально запрашивающее возврат выборок с пла­щаницы, рассеянных по всему миру, и особенно запретил выполне­ние на них любых генетических тестов. К сожалению, выдать образ­цы гораздо проще, чем вернуть. Хотя Вальдес, Меттингли и Трайон изъявили готовность вернуть выборки, в лаборатории университета сохраняются образцы ДНК и любой ученый может с помощью изве­стных способов умножить их в нужном количестве...

Мы пришли к неутешительным выводам. Три американских ученых сохраняют в своей лаборатории генетический код из об­разцов крови с плащаницы. Они могут, если научная сторона пе­ресилит духовную, открывать его подробности... Предположим, они устоят перед соблазном, но кто может гарантировать, что до­ступом к этим образцам не воспользуется другой — безответствен­ный или злонамеренный человек? И учтите: технологии, которые требуют значительных инвестиций и создания соответствующей инфраструктуры (как при производстве ядерного оружия) намно­го легче контролировать, чем то, что могут осуществить несколь­ко ученых в университетской лаборатории (Клонирование человека? Третье тысячелетие едва началось, а уже калифор­нийская компания приобрела два британских патента, дающих коммерческие права по созданию человеческих эмбрионов способом клонирования. Четыре года спустя после овечки Долли в Шотландии исследователям Орегонского уни­верситета из США удалось клонировать обезьяну - макаку Тетру! (Труд, 2-8 мар­та 2000 г., № 40 (23513), с. 31). Что же готовится миру в штате Калифорния? Нечто, по своим последствиям более страшное, чем нейтронная бомба. Чудовищное раз­вращение умов: штамповать одинаковую плоть за деньги. Как можно считать че­ловека высокоразвитым животным, отрицать наличие в нем бессмертной души?! А не получат ли торжествующие ученые биологических двойников, внешне не отличимых от первоначального человека, но по сути чуждых ему, не создадут ли заготовки для вочеловечивания бесплотных сил зла?! Кстати, клони­руя овечку, доктор Вильмут проводил опыт с замороженными, а не свежими клетками. Это означает, что нет необходимости, чтобы донор ДНК, будь то живот­ное или человек, были живы, когда производится клонирование (Труд, 16-22 июля 1999 г., № 129 (23354), с. 17) Во всей полноте, генетический код строго индивидуален и неповторим. Последст­вия использования ДНК из следов крови с плащаницы могут дать непредсказуемый, а может быть, и зловещий результат.

Однако эксперты продолжают спорить. Ведь ни для кого не се­крет, что на плащанице так много загрязнения, что никакой тест на ДНК, независимо от того, как тщательно он выполнен, нельзя рас­сматривать как окончательный. В течение выставки 1978 г. и после­дующего научного исследования с тканью напрямую соприкасались как ученые, так и служители Церкви, которые подготавливали по­лотно к показу. Плащаницу брали в руки монахини, архиепископ Ту­рина, король Умберто и многие другие. В течение пяти дней и но­чей исследования 1978 г. полотно непрерывно подвергалось загряз­нению, поскольку все это время оно находилось на специальном столе открытым и незащищенным. Каждый член группы исследова­телей мог оставить следы ДНК на ткани, а сколько раз в течение со­тен лет к плащанице прикасались совершенно не известные нам люди? (L. Casarino et al., Ricerca del polimorfismi del DNA sulla Sindone e sul Sudario di Oviedo, Sindon Nuova Serie, Quaderno n. 8, dicembre 1995, pp. 39-47)

ПЕРВИЧНЫЙ РАДИОУГЛЕРОДНЫЙ АНАЛИЗ

Домашняя ] Вверх ]