" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

Без комментариев....

Фридрих Ницше (1844-1900) Атеист, философ. В своей борьбе против Бога Ницше воспринимал Бога как реальность: «Неизвестному Богу, Которому я в глубине сердца воздвигал алтари, всегда, везде зову Тебя я. И, пламенея, слагаются проникновенные слова: Неизвестному Богу. Я принадлежу Ему, хоть бунтарем остался и сегодня, Я — Его, и чувствую те путы, которыми в борьбе низвержен, которые меня к служению влекут... Ты Неизъяснимый, мне родной! Хочу Тебя познать, хочу Тебе служить».

Хотя Ницше в глубине души признавал Бога, он оставался «бунтарем», предпринявшим попытку «переворота ценностей»: «Человека нужно освободить от совести, ответственности, аскетики, «папы», «церкви», «разума», «истины» и «Бога». Вместо человека нужно воспеть «белокурую бестию».

«Мы убили Бога, вы и я! Мы все Его убийцы! Как мы смогли отвязать землю от солнца, куда же мы движемся? Не падаем ли мы постоянно? Не блуждаем ли мы в безконечном Ничто? Не стало ли нам холоднее? Как же мы утешимся, убийцы из убийц?».

«Ты больше никогда не будешь молиться, никогда не отдохнешь в безконечном доверии — ты отказываешь себе в восхищении этой Мудростью, Добротой, Силой... Ты убил стража и друга твоих семи одиночеств... Человек отречения, во всем ты ищешь отречения? Где ты найдешь для этого силы? Еще ни один человек не был достаточно силен для этого».

«Однако застыл ты, И все смотришь назад. Кто ты, дурак, на пороге зимы сбежавший в мир. Мир — это дверь к тысячам молчаливых, холодных пустынь. То, что ты потерял, ты нигде не найдешь. И бледный, ты обречен на зимние странствия. Похож ты на дым, что ищет вновь и вновь, где небо холоднее... Спрячь, дурак, твое израненное сердце в холод и насмешку».

Как мы видим, дух человеческий гораздо богаче в познании действительности, чем можно было бы предположить вначале. И атеист знает, где истина, он знает, что Бог существует как раз тогда, когда он борется с Богом.

Насмешка и издевка атеиста — лишь маскировка «израненного сердца».

Фридрих Энгельс (1820-1895) Нем. теоретик социализма. В своей статье «Шеллинг, философ во Христе» Энгельс делает интересный анализ своего времени:

«Со времен ужасной французской революции люди одержимы новым, дьявольским духом, безбожие поднимает свою наглую голову с таким высокомерием и безстыдством, что, кажется, наступает время, когда исполнятся пророчества. Посмотри, что написано в Писании о последних безбожных временах: Апостол Павел говорит во Втором послании к Фессалоникийцам: И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего, того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Господь действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду».

 Энгельс пишет об атеистах:

«Они бродяжничают повсюду в Германии, повсюду суют свой нос, проповедуют свое сатанинское учение на рынках и несут свое дьявольское знамя из города в город, они увлекают за собой молодежь, чтобы столкнуть ее на дно ада».

«...существует открытая непримиримая вражда, и вместо множества сект и партий у нас осталось лишь две — христиане и антихристиане.»

Итак, Энгельс тоже признает, что вся история духа — это борьба за или против Бога. И, несмотря на это, он становится сподручным Маркса, отменившего «все религии и морали».

Советская газета «Комсомолец Узбекистана» в январе 1985 г. приводит цитату Ленина:

«Форма нашего коммунистического общества создана нами лишь для того, чтобы бороться против влияния любой религии на сознание рабочих. Марксист должен быть материалистом. Говоря другими словами, врагом религии».

Бруно Бауер (1809-1882) Нем. атеист, критик религии. Начав с критики историчности Иисуса Христа, закончил отрицанием религии.

Письмо от 6.12.1841 к Руге:

«Здесь, в университете, я читаю лекции перед большой аудиторией. Я не узнаю сам себя, когда изрекаю с кафедры сплошные богохульства. Богохульствуя, я вспоминаю, что, придя домой, опять превращаюсь в набожного христианина, занимающегося оправданием Священного Писания. Каждый раз, когда поднимаюсь на кафедру, какой-то злой бес овладевает мной, и я так слаб, что уступаю ему. Дух богохульства успокоится лишь тогда, когда я получу разрешение публично выступить с проповедью атеистической системы».

Мозес Гесс, Творец идей «рассовой борьбы» и «борьбы классов». Пишет после одной из встреч с Энгельсом в Кельне: «Он оставил меня, став ревностным коммунистом. Так я сею опустошение».

Карл Маркс (1818-1883), теоретик социализма, основатель марксизма, никогда не сомневался в существовании Бога, но уже в молодости он писал: «Хочу отомстить Тому, Кто правит там, в вышине».

Если даже Маркс и не признавал Бога положительным образом, он все же принимал Его всерьез. Он хочет мстить Богу и Его творению:

«С презрением бросаю я перчатку в лицо миру и наблюдаю, как кончается этот карликовый великан, но даже его падение не утишит моей ненависти. Подобно Богу буду я бродить по обломкам мира и, дав моим словам действительную силу, я почувствую, что равен Творцу».

Предпосылки, необходимые для разрушения человека (карликового великана), перечисляются Марксом в Коммунистическом Манифесте:

«Есть некие вечные истины, такие как свобода, справедливость и т.д. Коммунизм же отменяет вечные истины, он отменяет религию, мораль (а не пытается заново переделать ее), коммунизм противоречит всем формам предшествующего развития.

Коммунистическая революция — это радикальное уничтожение собственнических отношений; не странно, что коммунизм радикально порывает со всеми предшествующими идеями».

«Одним словом, я ненавижу всех и всяких богов».

Маркс имеет в виду, что «вечные истины» — это продукт угнетения и «частнособственнических отношений». Отметив частную собственность, автоматически отменяют и «вечные истины». Одновременно Маркс проделывает «диалектический» трюк: действительность больше не действительна, действительно лишь то, что полезно.

«Превращение «вещи-в-себе» в «вещь-для-нас»

Сталин: «Хорошо то, что служит нам. Я говорю откровенно — мы должны поставить нам на службу насилие и ложь».

Маркс делает еще один шаг: поскольку мышление — это функция духовная, он отрицает и существование Духа (материализм) и развивает так называемый «диалектический материализм».

«Коммунизм начинается прямо с атеизма».

Значит, коммунизм начинается не с социального учения! Маркс — это всегда идеолог и философ. Чтобы «придать своим словам действительную силу», Марксу нужны «классы», особенно же самый большой — «рабочий класс», и он призывает его к «вечной борьбе».

В 1871 г. Маркс приветствует Парижских коммунистов, провозгласивших:

«Наш враг — Бог. Ненависть к Богу — начало премудрости».

Маркс нигде не говорит, что «Бога нет». Но путь к Богу для Маркса — это построение такого общества, где будут уничтожены Дух, Истина и практически всякая мысль.

Согласно Марксу, управлять свободно можно лишь человеком, который не мыслит самостоятельно.

Этот управляемый человек автоматически является человеком без «вечных истин», без «свободы», без «справедливости», без «религии», без «морали».

Ницше, этот современник Маркса, видит, что немыслящий человек пал ниже животного:

«Социализм — это мораль стада, проведенная до конца».

Национал-социалист Гитлер заявил, что он освобождает народ от Бога, от «груза решения», что значит — от свободного мышления:

«10 заповедей потеряли сегодня свой смысл. Совесть — это еврейское изобретение. Я освобождаю человека от унизительных и грязных бичеваний совести. Вместо учения о Божественном Искупителе я предлагаю учение о фюрере, избавляющем верующих от груза свободного выбора».

Конрад Аденауэр: «Коммунизм нельзя победить ни военным, ни экономическим, ни культурным путем. Его может победить лишь убежденное христианство».

Советский орган «Комсомолец Узбекистана» (янв.1985):

«Коммунисты — непримиримые враги религиозного опиума и религиозных церемоний. Коммунизм создан для того, чтобы объявить религии бой».

Ленин пишет: «Маркс считал, что эпохальное значение философии Фейербаха состоит в открытии материализма... который стал не только орудием борьбы с существующими религией и теологией, но и со всякой метафизикой».

 Иосиф Сталин сформулировал еще точнее:

«Маркс говорил, что религия — это опиум для народа. Таким образом Маркс отнял у людей совесть. Человек без совести не знает ответственности перед Богом. Я, ваш вождь Сталин, хорошо разбираюсь в религии, ведь я, как вы знаете, учился в грузинской семинарии. Но с помощью Маркса и Ленина я освободил себя от совести... Нужно сделать смешным сексуальное воздержание. Сексуальная распущенность сделает западного человека расслабленным».

В программе Коммунистической партии США записано следующее:

«Развращайте молодежь, освобождайте ее от влияния религии, будите в ней интерес к сексу. Пусть она будет поверхностной».

В заключение нужно сказать: для Маркса Бог был действительностью. Но Маркс ненавидел Бога и ненавидел вечного Его «собеседника» человека.

Ненависть и чувство мести толкают Маркса на создание антитеистической философии, в которой истина подменена диалектикой, а существование Бога отрицается с материалистических позиций.

Его программа: уничтожение мыслящего и сознающего человека через создание государства всеобщего благосостояния (по Марксу: нет нужды — нет мысли), через абсолютизацию государства. Поскольку ясно, что существо, у которого отняли дух и истину, т.е. существо, состоящее лишь из тела, чувства и чувственности, находится ниже животного и не может быть «партнером» человека и Бога (!), Маркс и хочет отменить и этот Дух и эту Истину (диамат), и в этом состоит его «месть».

Христос же утверждает: «Бог — это Дух, и все поклоняющиеся Ему, должны поклоняться в Духе и Истине».

Ленин (1870-1924) существование Бога не подвергает сомнению: «Я скорее приму миллионера или капиталиста, отрицающих Бога, чем крестьянина или рабочего, Бога принимающих».

Т.е. Ленин интересуется, в первую очередь, не вопросами рабочего класса, а вопросами веры:

«Я — личный враг Бога».

«Любая религиозная идея, любая идея Бога, даже самое невинное заигрывание с Боженькой, предоставляют собой нечто совершенно отвратительное, но с чем вполне уживается буржуазная демократия, как раз поэтому религия отвратительна и опасна, как самая страшная чума.

Миллионы прегрешений, насилий и физических болезней менее опасны, чем тонкая, спиритуализированная идея Бога.

Католический священник, насилующий девушку, менее опасен, чем священник с «идеями», проповедующий Бога, поскольку прогнать первого ничего не стоит, второго же — в тысячу раз труднее — и не один мещанин не согласится проклясть его».

Ленин хочет сказать этим, что основной мотив в действиях сознательного марксиста (и христианина) — вытекает из его отношения к Богу. У христианина — это любовь к Богу, у марксиста — ненависть к Богу. Оба знают, что Бог существует. Без этой подкладки невозможно понять марксиста в повседневности.

Бухарин, соратник Ленина, дополняет: «Не только любовь к Богу, но и любовь к ближнему, опаснейший враг коммунизма.»

«Нужно уничтожить христианскую любовь к ближнему, как наиопаснейшего нашего врага, это — средство завоевания мира».

Ленин: «В революции речь идет вовсе не о России, на Россию мне наплевать. Россия — лишь переходящая стадия на пути к мировой революции, к мировому господству»

Атеизм базируется на дедекции из идеологических идей и гипотез. Об этом пишет атеист доктор Е. Венграф:

«Выманить людей из привычного мира их душевных представлений и загнать их в дебри гипотез и философских вопросов — это или криминальный фатализм, или преступная беззастенчивость».

Гардавски, чешский автор книги «Бог не совсем мертв», не находит истинных аргументов в защиту атеизма и кончает свою книгу такой фразой: «Не веровать в Бога — это абсурд. И все же мы не веруем в Него».  

В критической ситуации мы все становимся серьезнее и честнее. Действительность становится опять важнее, чем собственная гордыня.

 Энгельс, главный пропагандист атеизма, в старческом возрасте вновь обратился к Богу:

«Мы должны возвратить свою жизнь Тому, Кто умер за нас за всех на Кресте»

 Ленин: просил в конце своей жизни прощения даже у столов и у стульев:

«Мы шли ложным путем, России нужен был подвиг десяти Франциссков Асизских. Лишь сейчас начинается кровопролитие».

Ганс Франк, немецкий нац.-соц. рейхсминистр. Его последние слова перед повешением:

«Эту смерть я принимаю как расплату за те злодеяния, которые свершились через нас. Но у меня естьдоверие к Богу и Его милосердию, которое, может быть, нас спасет».

Генрих Гейне, великий насмешник, друг Маркса и Гесса, признается перед смертью:

«Разбита старая лира о скалу, которая зовется Христос. Лира злого праздника и злого духа. Лира, призывавшая к бунту, воспевавшая сомнение, насмешку, отступление. О Господь, Господь! Я падаю на колени, прости, прости мне мои песни!»

Карл Маркс. И для него потусторонний мир был реальностью. Вот что сообщает его служанка после его смерти: «Он был богобоязненным человеком. Когда он очень болел, он молился один в своей комнате перед зажженными свечами и перевязывал свой лоб повязкой» (что свидетельствует о его принадлежности к христоборческой религии иудаизма, ибо у иудеев существует обычай перевязывать части тела изречениями из Торы. Именно этой религии добросовестно до последних дней служил еврей Мардохей Маркс, именно богу иудеев не принявших Христа — диаволу, служил этот идеолог хаоса и разрушения — ред.).

Даже будучи атеистом все же говорил: «Я надсмеялся над Небом, я это точно знаю. Моя душа, когда-то принадлежавшая Богу, теперь принадлежит аду. Да, вечность — это наше вечное мучение».

 Мао Дзе-Дун в интервью английскому журналу «Сноу» (1971) сказал: «Скоро я предстану перед Богом».

В 1936 г. Мао тяжело заболел. Он попросил крещения и был крещен католической монахиней.

Риббентроп, нац.-соц. министр перед смертью сказал:

«Я надеюсь, что жертва Христа спасет и меня».

 Ярославский (Губельман), президент интернационала безбожников. Перед смертью в агонии обратился с просьбой к своим родственникам:

«Сожгите все мои книги! Видите святого! Он уже давно ждет меня. Он здесь. Сожгите мои книги!»

Вольтер: великий насмешник, перед смертью требовал священника. Медсестра, присутствовавшая при этом, сказала: «За все богатство Европы не согласилась бы я еще раз увидеть, как умирает безбожник».

 Людек Пахман, чех, убежд. марксист. В 1969 г. арестован.

«За те дни, которые я провел в тюрьме между жизнью и смертью, мне была дарована вера в Бога. Единственная заслуга тех, кто открывает конечные истины, — в том, чтобы не противоречить истине вечной, не выступать против ее откровения. В такие судьбоносные минуты открывается путь к подлинному счастью»