" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

 

ГЛАВА 10. ПОДЪЕМ И ПАДЕНИЕ  Аравийский полуостров до Мохаммеда

 

Аравийский полуостров седьмого века — это 3 миллиона квадратных километров довольно унылой местности: горы, пустыни, пески и застывшая лава. Некогда горы здесь были активны, лава выплескивалась довольно часто, нередко происходили землетрясения. Сейчас земля успокоилась — последнее сильное извержение случилось 750 лет назад неподалеку от Медины.

За сто лет до рождения Мохаммеда наблюдалось повышение тектонической и вулканической активности во всем мире, и Аравия не была исключением. Поэтому бугристая лава покрыла изрядную часть площади полуострова — не только пешему, но и коням, верблюдам трудно преодолеть такие места. Мотивы землетрясений, «каменных дождей» сохранились и в Коране:

«Когда земля содрогнется от сотрясения и обнажит свои таинства, человек спросит у неё, что случилось. И она начнет свой горестный рассказ, внушённый ей Аллахом». (Сура 99).

Среди лавовых песков и сейчас можно увидеть куски пород с повышенным содержанием серы, форма которых говорит о том, что эти камни когда‑то были жидкими. Поселение Лота — Содом, которое располагалось на берегу Красного моря, было разрушено именно такими кусками застывшей желтой глины.

Природные катаклизмы часто сопровождаются эпидемиями, засухами и другими несчастьями: пришла беда — открывай ворота. О больших засухах говорит и Коран.

На западе полуостров омывается водами Красного моря. Затем идет длинная горная гряда, высота в некоторых местах достигает трех километров. Это — область Хиджаз. Здесь и располагается оазис Мекка, а Медина чуть дальше от моря, в этих городах и происходили основные события, описанные в Коране.

На востоке Аравийский полуостров окаймляет Персидский залив. Земли вдоль моря плодородны, но дальше они скудны и плавно переходят в огромную пустыню: здесь выпадает всего 100 мм осадков в год. Шестая часть полуострова вообще не пригодна к жизни: нет ни дождей, ни подземных источников.

В центре полуострова — довольно благополучная область, которая в то время называлась Йемам. Сейчас там находится столица Саудовской Аравии Эр‑Риад.

Когда‑то у полуострова были лучшие времена. Осталось большое число широких и глубоких разрезов на земле — это высохшие устья рек. Сейчас в них вода появляется только во время нечастого дождя. А в древности здесь были леса.

С юга на полуостров накатываются волны Аравийского моря. Здесь, в Йемене, более благодатная почва, чаще идут дожди, люди научились задерживать влагу в водохранилищах. Знаменитое Марибское водохранилище было построено две тысячи лет назад в государстве Саба, которым правила красивая и мудрая женщина по имени Билкис. За семь лет до своей смерти она стала женой Соломона. В Ветхом и Новом Завете, а также в Коране сохранились рассказы о Билкис. Мы надеемся, что вы ее полюбили.

В Сабе было много садов и полей. Затем Марибское водохранилище было разрушено из‑за прорыва дамбы, о котором также рассказывает Коран, исчезло и государство. Сохранились остатки ирригационных сооружений, которые говорят о былом благополучии.

Население полуострова в те времена составляло около 7 млн. человек. Причем, половина жила в Йемене, на землях с искусственным орошением, а половина — в немногочисленных оазисах и пустынях. 4 млн. человек были привязаны к земле, занимались земледелием, а 3 млн. — бедуины — кочевали. Некоторые кочевники имели участки земли в оазисах, оседлые горожане выращивали небольшие стада овец и коз, которые паслись за чертой городов. Если не считать Йемена, вначале четкого разделения между оседлыми и кочевниками не было — при малейших изменениях условий жизни люди перетекали из одного состояния в другое.

Кочевники были животноводами. Растили верблюдов, овец, коз. Земледельцы и животноводы обменивались продукцией. Были установлены ценовые пропорции между товарами, которые применялись и при жизни Мохаммеда: один верблюд приравнивался 10 овцам, один барашек обменивался на мешок ячменя.

Население Аравийского полуострова со временем уменьшалось. Люди покидали негостеприимные земли, в которые их занесло, уходили на юг и север. Правда, и оттуда прибывали немногочисленные этнические группы, которые быстро растворялись среди коренного населения. На юге, в районе Йемена, жили химйариты, а в середине полуострова и севернее — арабы. Они говорили на разных языках.

До насильственного объединения Аравии под властью Мохаммеда трудно было говорить об арабах, как о едином народе. Но уже существовала арабская письменность, она в доисламское время была достоянием узкого круга людей: правителей, религиозных деятелей язычества, крупных купцов, поэтов.

Удивительно, что здесь, как и в России, поэт был больше чем поэт. Поэтов любили, слушали, они воспевали героизм племен, фиксировали важные события, насылали проклятия на предателей и врагов, оплакивали умерших. Поэзия была общественной силой. Поэтому часто именно поэты разрешали споры между племенами. Их слушались. Простым людям поэты казались послами высших сил, считалось, что именно эти силы диктовали им столь напевные сочетания мудрых слов.

Если говорить об общественном устройстве, то на Аравийском полуострове в пятом веке нашей эры произошло оригинальное явление: до этого существовали небольшие государства, которые представляли собой объединения различных племен, а потом вдруг разом распались.

Во главе таких государств стояли вожди. Они часто ставили около своего жилища идола, который носил функцию устрашения — полиции и войск не было, а дисциплина и послушание были необходимы. Поэтому эти царьки одновременно были жрецами, которые от имени богов читали людям наставления.

Однако ко времени Мохаммеда эти объединения распались, вождей не стало, племена стали независимы друг от друга.

Древние сказания сохранили информацию, позволяющую понять мгновенную перемену в общественном устройстве полуострова. Сначала вожди приносили людям пользу, улаживая конфликты, объединяя людей для выполнения каких‑то общих задач. Но затем, уверовав в свою власть, стали ею злоупотреблять. А тут случились все эти землетрясения, извержения вулканов, эпидемии и засухи, которые привели к ухудшению благосостояния людей. Но правители требовали прежних подношений, уплаты налогов в прежних размерах. Вот люди и перестали им подчиняться, к тому же, убедившись в том, что идолы, которым их царьки призывали поклоняться, не спасли от бедствий.

Ропот подавить было некому. Сначала один народ скинул царька, слух дошел до соседей, те тоже повторили «революцию», и она быстро распространилась по всему полуострову. Вождей убрали, но поступили не так, как сейчас, когда вместо ушедшего мэра быстро назначается другой. Стали жить отдельными племенами, даже семьями, без всякой общей власти.

Отвращение к власти нашло отражение в Коране: в одной из первых сур, тогда, когда Мохаммед еще не представлял, что станет властителем, говорится:

«От царей, когда приходят куда‑нибудь, не жди добра — они губят поселения и унижают жителей» (Сура 27).

Вот почему ко времени появления Мохаммеда на свет Мекка и Медина не имели своих правителей. Люди жили рядом, в одном оазисе, территориально объединенные вокруг источников воды, но не зависели от какой‑либо власти — ее просто не было.

Но свобода, как всегда, несет и минусы: ввиду децентрализации сил стали невозможными какие‑то крупные проекты, скажем, строительство ирригационных систем, а старые пришли в упадок. К тому же, стало трудно отражать нападения кочевников.

Поражение и победа византийцев — знаковые для мусульман. Знамения Аллаха. Ветер, молния, разный цвет кожи, разные языки — сумей понять это многообразие.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Алиф — лям — мим.

Повержены римляне в войне на ближних землях. Но пройдёт небольшое время, и они одержат верх. Богу принадлежала и принадлежит вся власть, и обрадуются верующие помощи Аллаха. Он помогает тем, кому желает.

Заметки на полях:  история этих, первых строк 30‑й суры Корана примечательна. Она впервые была прочитана примерно в 617 году. Перед этим Персия, напав на Византию, захватив Антиохию, Дамаск, приступила к осаде Иерусалима. Город отчаянно защищался ровно 20 дней, но вскоре городские стены превратились в руины, персы ворвались, как дикие львы, они все крушили на своем пути — дома, храмы, базилики, синагоги. Казалось, что Византия уже не поднимется с колен. Особенно болезненным был захват персами Египта, откуда в византийские города поступала пшеница.

Коран в этой войне — на стороне византийских христиан, отличая их от огнепоклонников Персии.

Именно в период краха Византии Коран предсказывает, что через несколько лет она обретет победу. В это никто не мог поверить, даже сам Ираклий, царь Византии. Он задумал покинуть страну и переправиться в Ливию. Но патриарх Сергий убедил императора отказаться от капитуляции. Ираклий долго колеблется и, наконец, начинает контратаку. В 622‑628 годах он предпринимает три похода на Персию, сокрушает ее армию и вступает на территорию враждебного государства. Предвидя поражение, персидская оппозиция убивает царя Хосрова II, приходит новая власть, которая сразу же вступает с Ираклием в мирные переговоры. Персы возвращают Византии завоеванные ранее территории — Сирию, Египет, Иерусалим. Византийская империя даже расширяет свои владения за счет Северной Месопотамии.

Напомним, что Коран предсказал эту победу в то время, когда весь мир считал, что Византия погибла окончательно.

Для Мохаммеда победа византийцев была знаковой. Мекканская знать, услышав о сокрушительном поражении Византии, говорила мусульманам, что и они будут так же повержены. Тогда впервые Мохаммед и сказал своим сподвижникам, что через несколько лет римляне одержат победу. Так и случилось.

Всевышний помогает тем, кому желает, кто этого достоин. Таково обещание Аллаха, но мало кто об этом знает.

Люди верят в то, что видят, о будущем не думают, тут они беспечны. Неужели они не размышляли о самих себе, об окружающем их мире? Это Аллах создал небеса и землю, и то, что между ними. Но многие не верят в это, не верят во встречу с Богом.

Неужели вы не слышали, чем кончили безбожники, которые творили зло? Аллах создаёт Свои творения, а потом собирает их к Себе. Грешники в судный день отчитаются за деяния свои, и не окажется у них заступников. А те, которые добро творили — будут вознаграждены.

Славьте же Аллаха с наступлением утра и при заходе солнца! Славьте же Его после полудня и в середине дня! Это Он выводит из мёртвого живое, а мёртвое — из живого. Бог оживляет землю после её смерти, так и люди будут возрождены.

Среди Его знамений — то, что вы сотворены Аллахом. Среди Его знамений — то, что созданы для вас супруги, чтобы род ваш не угас, созданы любовь между вами и тяготение. Пусть задумается об этом тот, кто обладает разумом!

Среди Его знамений — различие в языках, отличие цвета кожи, ваш сон ночной и работа днём. Задумайтесь об этом, если вы разумны! Среди Его знамений — ветер, несущий по небу облака и корабли по морю.

Среди Его знамений — молния, напоминающая вам о Боге, и гром, приносящий страх. Бог ниспосылает с неба влагу, которая оживляет землю и растит плоды. Среди Его знамений — то, что существуют небо и земля, и прочно держатся они в просторах мироздания. Задумайтесь же об этом, если вас не покинул разум!

Аллаху подчиняется всё, что окружает вас. В Его власти — все наивысшие качества природы. Есть ли среди рабов ваших те, кого вы боитесь, что захватят вашу власть? Точно так же Бог владеет всем, и никто не может стать с Ним рядом. Задумайтесь же об этом, у кого есть разум!

Безбожники потакают своим страстям. Ты не сможешь направить их на верный путь, если Аллах ввел их в заблуждение. Тебя услышат только те, кто обладает слухом.

Обрати своё лицо к религии, исповедуя единобожие. Бог — один, Бог сотворил человека с этим представлением. Обращайтесь к Господу с раскаянием, Его страшитесь, не кланяйтесь множеству богов, совершайте предписанный намаз, в религии раскола не допускайте (всем мусульманам, ныне расколотым на 70 ответвлений ислама, придется признаться, что этот завет Корана никто не думает выполнять).

Люди каются перед Богом только в трудную минуту, встретившись со злом. Когда беда минует — забывают Бога. Такова людская неблагодарность. Пользуйтесь милосердием Аллаха, но знайте, что Он един.

Оказывайте добрые дела родным и близким, беднякам и путникам. И тогда вы ближе станете к Аллаху. Но приблизится не тот, кто ждёт какой‑то выгоды, а тот, кто бескорыстен.

Зло возникает на земле от рук людских за то, что сотворено когда‑то вами. Это — урок вам, чтобы думали, что творите. Зло порождает зло. Скажи им, Мой посланник: обратите же лицо к Аллаху до дня суда, когда придётся отвечать за свои поступки. В судный день Аллах несправедливым не поможет, покаяние от них не будет принято.

Аллах создает вас из капли слабыми. После детства Он вас одаряет силой, а потом заменяет силу слабостью и сединой. Он творит вашу жизнь такой, как вам предначертано.

Мы приводим в Коране притчи, которые дано понять лишь разумеющим. А неверующий не видит знамения Бога. Будь же терпелив, посланник Мой. Придерживайся веры, не дай неверующим сломить себя.

Религия в тех местах до Мохаммеда

Итак, царства, которые были на Аравийском полуострове, погибли. А каменные тотемы‑идолы сохранились. Их начали свозить в места, куда потом люди ездили совершать паломничество. В частности, в Мекку. Кааба и тогда была священным местом. Сюда привозили каменных божков со всего Аравийского полуострова. Подобные храмы приносили удачу и доходы: они привлекали людей, те совершали паломничество, одновременно устраивались торговые ярмарки. К Каабе купцы приезжали два раза в год. Во время ярмарок на всякие разборки с оружием накладывалось «табу».

Одновременно с Мохаммедом в Аравии жили и другие «пророки» — ибн Сайид, Саджх, Тулайха, Маслам. Последний обосновался в благодатном Йемаме, в оазисе аль‑Асвад. Примечательно, что он тоже ратовал за единого Бога и тоже называл его «милостивым». Жестокая расправа с Масламом произошла уже после смерти Мохаммеда.

В Йемене главным богом стал бог Луны Алмаках (поэтому этим именем иногда называют царицу Билкис), потом его стали называть богом неба и земли, и обозначили словом «рахман» (милостивый). В то же время на юг Йемена прибывали иммигранты. Они принесли иудаизм. В начале шестого века правитель Йемена Нувас принимает эту веру. Затем власть захватывает христианская Эфиопия. Однако и христианская религия не становится в Йемене всеобщей.

Иудейские колонии существовали во многих оазисах. Самая крупная была в Медине. Население таких колоний трудно было называть евреями — возможно, что часть составляли арабы, принявшие иудаизм.

Главным каменным богом был Аллах Тааля — буквально «безупречный», «идеальный» Бог. Люди считали Аллаха создателем неба и земли, даже хранителем мореплавателей. Каменные богини ал‑Лат, ал‑Узза и Манат считались его дочерьми. Этот главный каменный идол — Аллах — и стал «прототипом» представления мусульман о Боге.

Четких мыслей о судьбе человека после смерти, о душе, о грехах у арабов‑язычников не было. Существовали обычаи, которые сейчас мы и представить себе не можем. Если семья была небогатая, и рождалась девочка, ее несли на окраину города и живьем закапывали в землю, и тут же возвращались поить скот или замешивать муку. Избавление от детей, особенно женского пола, было обыденным делом. К половым сношениям относились, как к стакану воды — захотелось, значит, захотелось. Неимущий человек, если не мог прокормить себя, брал палатку, шел за город, ложился в палатке и тихо умирал. Смерть была обыденным делом. Посмотрите на жизнь муравьев — живые обходят мертвого, и никакой трагедии. Так было в те времена в тех местах и с людьми. Критики мусульманства должны осознавать, что именно оно покончило с этими странными обычаями, подняв людей на более высокий уровень развития.

Вокруг храмов идолопоклонников выделялась священная территория — харам, на которой, в радиусе около десяти километров, нельзя было уничтожать живое — людей, растения и животных. Кроме овец и верблюдов, которые предназначались для жертвоприношений.

Если человеку не дано разума. Выбор Лукмана. Ум дает иное видение мира. Обращение Лукмана к сыну. Еще раз об уважении к родителям. Не служить сатане. Лишь Бог знает, когда хлынет дождь.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Алиф — лям — мим. Эти буквы — знамения священного Корана — руководства для людей, которые творят добро. Они совершают пять раз в день намаз, платят дань на пути Аллаха и верят в судный день.

Среди людей есть такой: ведёт пустые разговоры, сбивает с пути других, пытается высмеивать знамения Аллаха. Сам он не вслушивается в то, что говорят — ему понимание чуждо. Каждый выбирает сам: нечестивый — ад, а рай уготован верующим.

Оглянись вокруг себя, скажи: кто мог создать небеса на невидимых опорах, расставить на земле незыблемые горы, расселить на ней животных, создать источники воды для жизни — облака и реки, произрастить растения для пропитания животных и людей? Таково творение Аллаха. Найдёшь ли то, что сотворили идолы? Даже если человек построил дом и сад взрастил — его руками двигало провидение Аллаха.

Мы даровали Лукману мудрость (Бог поставил Лукмана перед выбором: будь пророком или мудрецом. Лукман выбрал мудрость), и сказали: будь благодарен Богу. Лукман учил своего сына: о, сын мой, над нами Бог, Он един, не поклоняйся никому, кроме Него!

Бог велит тебе чтить родителей. Мать долго носила своего младенца, испытывая тяготы, кормила его два года. Сын и дочь должны благодарить своих родителей, которые по велению Бога их создали. Но если родители хотят заставить своих детей поверить в идолов — не повинуйтесь им. Обращайтесь с родителями с добротой и уважением. И помните, что ко Мне состоится ваше возращение.

Лукман говорил своему сыну: если в глубине скалы, в просторах неба или под землёй сокрыто что‑то размером хоть с зерно — Бог увидит это и покажет. Человеку трудно увидеть это, но не Богу. Он видит всё, что ты делаешь. Молись неустанно, делай одобряемое, запрещай предосудительное, будь терпелив. Не отворачивай лицо от человека, не будь высокомерным. Горделивость — великий грех, не будь хвастуном. Ступай размеренной походкой, говори не громко.

Бог дал вам пищу, подчинил природу вам, одарил умом и силой. Но есть всё же люди, что говорят: то, что есть у меня — это моя заслуга. Скажи такому: следуй за Кораном. Он возразит: я буду следовать за тем же, что и предки. Спроси: а если бы предки поклонялись сатане? Не повёл бы сатана тебя к мучениям?

Тот, кто доверился Аллаху и творит добро — тот ухватился за надёжную опору. А если кто не уверовал — в судный день он пожалеет, что уготовал себе. Не долго ему наслаждаться радостями жизни.

Если бы из всех деревьев на земле изготовить письменные трости, и превратить в чернила семь морей, и то не хватило бы этого на все слова Аллаха, которыми Он вас хотел бы к уму призвать.

По милости Аллаха корабль плывёт по морю, подгоняемый ветрами. Когда вздымаются большие волны, люди на корабле взывают к Богу. Он спасает их и выводит к суше. Тут же происходит разделение: один благодарит Аллаха, другой же говорит: хорошо, что ветер успокоился. А сам недавно прощался с жизнью, умолял Аллаха о спасении. Где же теперь в его рассуждениях Бог?

О, люди! Бойтесь Господа и страшитесь дня, когда родитель не защитит своего ребёнка, когда сын не защитит родителей. Пусть радости земного бытия не обольщают вас. Пусть не подчинит вас сатана, который соблазняет на мерзкие поступки.

Ни один человек не знает, что будет завтра, что будет через год, в какой земле он будет похоронен, и когда к нему придёт покой. Только Аллах всё это знает: и час, когда хлынет ливень, и час возвращения вашего на небо.

Мекка во времена Мохаммеда

Обратимся теперь к Мекке, к небольшому городку, которому было суждено стать столицей третьей мировой религии. Здесь она и родилась, изменив облик мира.

Итак, шестой век. Городок шириной всего 500— 600 метров, длиной километра два. Вытянут в долине, образованной устьем высохшей реки. Всего две улицы вдоль, несколько поперечных. С трех сторон — скалы. На севере — кладбище, на котором похоронены первая жена Мохаммеда Хадиджа и его дядя Абу Талиб. В верхней части города — Аль‑Махала — жили Абу Суфьян и Абу Лахаб, которые принесли много страданий пророку во времена его первых проповедей. Неподалеку от их жилищ — дом, в котором родился сам Мохаммед и дом, где жила Хадиджа до брака с пророком. В нижней части города — Аль‑Масфала — дом его дяди Абу Талиба, севернее — дом Акрама, где собирались первые мусульмане. Посередине, ближе к западной окраине, располагались, как и сейчас, небольшой рынок, источник Земзем, Запретная мечеть, Кааба.

По преданию, именно здесь давным‑давно с неба упал огромный черный метеорит, который и стал прообразом Каабы. Если бы на месте этого святилища можно было производить раскопки, мы многое узнали бы о прошлом Мекки, об этом метеорите. Возможно, он — прототип самой Каабы — и сейчас находится под этим строением.

Согласно преданию, Мекку основал род курайшитов, к которому принадлежал и великий Мохаммед. Это были люди, подобные американским пионерам — несколько сот человек разом переселились в мекканскую долину, придя из дальних мест за полтора века до этого. Их привел глава племени Кусаййа. Дом его стал домом собраний. Здесь хранилось знамя племени, совершались, как сейчас бы сказали, нотариальные действия.

Первые постройки племени были круглыми. Потом уже смельчаки стали строить квадратные дома, чем вызвали страх у остальных — разве можно, чтобы обычное жилище было похоже на Каабу?

В поселении было всего два колодца. В 530— 540 г.г. правнук Кусаййа Мутталиб расчистил засыпанный землей источник Зем‑Зем, открытый маленьким Исмаилом, первым сыном Авраама.

Местность вокруг Мекки радиусом около 10 км и в те времена была священной — харам. Здесь не позволялось нападать на людей, устраивать войны. Гарантированная безопасность и большое стечение людей во время паломничества сделало Мекку важным торговым центром Аравии. Это и помогло городу выжить. До этого мекканцы жили довольно бедно. Природа не позволяла заниматься земледелием, скотоводство тоже не могло процветать из‑за отсутствия корма. До этого люди, не сумевшие обеспечить себе еду, шли в пустыню, и там тихо, в одиночестве, умирали. С этим обычаем покончил внук Кусаййа Хашим, прадед Мохаммеда, который провозгласил правило помогать соплеменникам, попавшим в беду.

Особый вес в обществе курайшиты приобрели после гибели войск напавшего на Мекку эфиопского царя Абрахи, который раньше завоевал Йемен. Это случилось в год, когда родился Мохаммед. Аллах защитил своего будущего посланника.

Впереди агрессоров шел слон — невиданное в тех местах чудовище. Этого было достаточно, чтобы жители Мекки разбежались и спрятались в горах. Остался только Абдмуталлиб, брат деда Мохаммеда Абу Муталлиба, с несколькими видными мекканцами. И, как ни странно, они победили войско эфиопцев. Это не миф, в отличие от многих мифов, которыми обросло жизнеописание Мохаммеда. Часть эфиопцев отказалась вступать на священную землю с оружием в руках, боясь наказания богов, а вступивших поразила молниеносная эпидемия, которая в Коране объясняется атакой птиц, забросавших войско камнями (сура 105 «Слон»). Был убит и Абраха. Мекка, таким образом, спаслась, но еще и Йемен освободился от чужеземного правителя. На трон в 576 году вступил Сайф, араб. Абдмуталлиб был приглашен в Йемен на празднество.

За 150 лет потомство Кусаййа разрослось до 10 тыс. человек, пришлось уплотняться. Это вызывало некрасивые конфликты. Как‑то Нофал — один из сыновей Хашима — отнял у своего же племянника Абдмуталлиба земельный участок. Тот позвал из Медины (тогда она называлась еще Йасриб) родственников по материнской линии. Земля была возвращена законному владельцу, как только 80 вооруженных мединцев вошли в Мекку.

Ко времени рождения Мохаммеда его род постепенно угасал, а после смерти Абдмутталиба в 578 г. распался из‑за скандалов и распрей.

Измышления грешников и истина от Бога. Творения Господа. Сравнение Корана с ранними писаниями.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Алиф — лям — мим.

Коран вам ниспослан Господом миров. Они могут сказать тебе, посланник: Коран ты сам измыслил. Нет, писание это пришло от Господа, предостерегающего людей от лжи, Он желает повести их к истине. Донеси же им Мои слова, быть может, образумятся.

Аллах построил небеса и землю за шесть дней и начал ими управлять с Божественного трона. Он ваш заступник, нет иного. Он вам посылает на землю повеления свои, а деяния ваши восходят в небеса, и воздаст Он вам за них в тот день, который будет равен тысячелетию.

Заметки на полях:  сравните эти слова со строками Нового Завета:

«Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день». (Второе соборное послание святого апостола Петра, 3:8).

Или:

«Ибо пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел…» (Псалтирь, псалом 89:5).

Бог видит всё, что происходит, знает, что вы делаете, о чём мечтаете. Он создал мир равновесным и прекрасным, сотворил из глины человека, а затем из сгустка — его потомство, вдохнул в человека жизнь, дал сердце, слух и зрение. Но как мала за это ваша благодарность!

Они говорят: неужели после жизни мы воскреснем? Скажи им, Мой посланник: ангел смерти вас упокоит, а затем состоится возвращение к Богу. Наступит грозный день, и грешники всё поймут, они опустят взоры и обратятся: Господи, теперь увидели мы всё, верни нас, чтобы жили в благочестии.

Если бы Господь желал, Он грешников наставил бы на верный путь. Но предоставил выбор. А они избрали жильём геенну. Теперь вкусите свой же выбор.

Но есть люди, выбравшие путь поклонения Аллаху, благодарения Ему за каждый день, путь смирения. Они богобоязненны, они уповают на Аллаха, каждый свой поступок соизмеряют с Ним.

Мы даровали посланнику Мусе писание, и встретились с ним на горе Синай, сделали писание руководством для израилевых сынов. Мы создали среди них двенадцать предводителей, велев быть терпеливыми. Господь рассудит между ними в день суда, кто из них был прав, а кто — неправ.

Помните о погубленных народах, упорствовавших в грехе. Помните, что Господь хранит людей безгрешных, посылая облака на земли, истосковавшиеся по дождю, чтобы жизнь праведников не прекращалась.

Те, кто сомневается, говорят посланнику: назови нам день, когда состоится суд. Скажи им: на всё воля Бога, суд состоится, и никто не поможет в этот день неверным. Ждите, мы тоже подождём.

Медина VII века

По сравнению с тихой, хоть и полной интриг Меккой, Медина — муравейник. Занимаемая площадь — в 50 раз больше. Народу — 10 тысяч. Интриги масштабнее, с кровью и убийствами. Два крупных племени арабов — аус и хазрадж, три еврейских — надир, курейз и кайнука. Есть племена и помельче.

Раньше всех здесь поселились евреи, они взяли лучшие земли, потом пришли арабы, которым достались места похуже. Это была причина постоянных конфликтов. Сожжение пальм, кровь, уничтожение садов и полей — все это вызывалось, казалось бы, ничтожными поводами. Кстати, конфликтовали не только арабы с евреями, но и арабы — с арабами, евреи — с евреями. Дело дошло до того, что чуть ли не каждый род имел укрепления‑крепости — утм.

Последней каплей был бой, на одной стороне которого было племя хазрадж, а на другой — аусы, курейзы и надиры. Евреи приютили небольшое арабское племя абдалашхал, нескольких детей которого хазраджи взяли в заложники, а потом убили. Это произошло перед появлением здесь Мохаммеда.

Человек, проповедовавший мир, покорность Богу, уверенный в том, что Бог у всех народов один, испытывающий уважение к пророкам христиан и иудеев — был здесь востребован. Он вызывал уважение, даже любопытство — с переселением Мохаммеда в Медину к нему съезжались иудеи и христиане даже из дальних мест, чтобы понять, что за религию он несет людям.

Мединцы, возлагавшие надежды на Мохаммеда, помогли ему и его сторонникам с обустройством жилья, пропитанием.

Оазис Медина расположен в 320 километрах на северо‑восток от Мекки, на верблюде — 3‑4 дня пути. Это — долина шириной 5 и длиной 11 километров. Вокруг — скалы и лавовые отложения. Как и Мекку, Медину пересекают устья высохших рек. Здесь более благодатная погода — дожди чаще, чем в Мекке, да и колодцев больше. Поэтому развито земледелие.

Как и Мекка, Медина вытянута с севера на юг, в северной части располагалось жилище Мохаммеда, здесь находится его могила. В те времена на окраинах города располагались дома племен Абдалашхал, Курейз, Надир, Хазрадж, Ниджар, в центре, возле базара, жили племена Кайнука и Салим, на южной окраине — аусы. За короткое время после приезда Мохаммеда были выстроены главная мечеть, примыкающая к жилищу пророка, и мечети поменьше — Киблатайн, Фатх, Шаджра, Фадых.

Ко времени приезда Мохаммеда сто его сторонников уже были в Медине. Они основали первую мечеть в Кубе, поселении аусов на южной окраине Медины. Туда и прибыл пророк вместе с Абу Бекром. Побыв здесь неделю, он сел на верблюдицу, отпустил поводья и дал ей свободно идти по городу. Она долго шла, пока не остановилась в поселении салимов. Здесь пророк произнес первую короткую проповедь. Ее текст в истории не сохранился. Но с уверенностью можно сказать, что он говорил о мире между людьми, о недопустимости кровопролитий, о любви к ближнему.

Верблюдица, услышав, что он закончил проповедь, поднялась с колен и снова пошла на север. Долго она шла, по дороге все мединцы приглашали Мохаммеда, но верблюдица не останавливалась. Только в поселении Ниджар, около сушилки фиников, она стала на колени. Но Мохаммед не спустился. Тогда она поднялась и продолжила путь, но через несколько минут повернула обратно, и снова остановилась возле той же сушилки. Впоследствии ее перестроят в мечеть, которая станет в Медине главной. Мохаммед зашел к Абу Айубу, который жил рядом, умылся и вышел к людям. За это время около дома собрались сотни мединцев. Эту проповедь история сохранила для нашего читателя.

Мохаммед начал с благодарности Аллаху. Затем обратился к людям со словами о том, что всем надо готовить свои души заранее, потому что Аллах спросит, видели ли они посланника, который звал к добру? Если не подчинитесь ему, посланнику, то вас ждет ад, и никто не сможет избежать его.

— Мы молим Аллаха, — сказал он, — дабы защитил он души наши от дурных поступков! Кого Аллах наставил на путь истинный, того нельзя ввести в заблуждение, а кого Он ввел в заблуждение, тому нет наставника, который указал бы путь истинный. Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, и нет ему равных. Лучшая речь — это писания Аллаха. Любите то, что полюбил Аллах! Поклоняйтесь Ему и не приравнивайте к нему никого! Будьте искренне благочестивыми, говорите Аллаху только правду, любите друг друга! Да будет мир над вами!

Люди никогда не слышали таких слов. Им, питающим зло друг против друга, Аллах устами Своего пророка повелевал любить друг друга! Души, прежде пылавшие ненавистью, успокоились, люди заулыбались. Они, надолго застрявшие в своих распрях, прежде воевавшие друг с другом, положили руки на плечи стоящих рядом, забыли о вражде, о том, к какому роду и вероисповеданию относятся, даже у мужчин в глазах стояли слезы. Арабы и евреи братались. Племени хазрадж простили все обиды. Несколько дней мединцы пребывали в состоянии эйфории.

Это было 22 июля 62 2 года, Мохаммеду исполнилось 52 года, он был абсолютно честен и чист.

Больше таких речей он не произносил.

Возникшая проблема: как называть приемных сыновей. Враждебная коалиция. Как надо теперь относиться к посланнику. Пророк и Аллах. О трусости и лицемерии. Ветер и невидимое войско на стороне Мохаммеда. Особые требования к женам пророка. Человек настолько смел, что взял на себя ответственность за будущее мира. О покаянии.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

О, посланник, будь богобоязненным, не иди по пути безбожников и лицемеров. Следуй по тому пути, который внушается Аллахом. Он видит деяния ваши. Уповай на Бога — покровителя людей и их хранителя.

Аллах человеку не дал двух сердец, если даже говорят, что у него — два сердца. Он не сделал матерями вам ваших жён, которых объявили вы для себя запретными, как матерей. И не сделал ваших приёмных сыновей родными вам. Так говорят, но это — лишь слова.

Пусть отчества ваших приемных сыновей будут по имени родного их отца. Так будет справедливо перед Богом. Если же вы не знаете их отца, то приёмные дети — собратья ваши, близкие вам люди. Аллах не спросит с вас, если произойдёт ошибка, но преднамеренно называть их детьми своими — грех.

Заметки на полях:  несколько пояснений к этим непонятным строчкам. Коран — священная книга, выражающая основы религии, и вдруг в ней находим мысли о том, какое отчество должен носить приемный сын. Какое это имеет отношение к религии — удивитесь вы. Если не знать истории появления этих строк — можно навсегда остаться со своим недоумением. Но они как нельзя лучше показывают «второе сердце» мусульманской религии. Одно из этих сердец — вера в Бога. Второе — личные страсти Мохаммеда, которые, как ни странно, тоже вошли в Коран.

Дело в том, что Мохаммед воспылал страстью к Зейнаб — жене своего приемного сына. Приемные сыновья приравнивались к родным, связь с их женами, даже бывшими, считалась инцестом. К тому же Зейнаб была двоюродной сестрой Мохаммеда. Что делать было Мохаммеду, охваченному страстью? И вот Бог «ниспосылает» ему разрешение — можно, мол, но для этого надо произвести манипуляцию с отчеством Зейда. Его звали Зейд ибн Мохаммед, т.е. сын Мохаммеда. Теперь он должен был называться Зейд ибн Харис, т.е. по имени биологического отца. В этом изменении правил не было бы ничего страшного, если бы не одно: закон, Коран подводятся под удовлетворение страсти пророка.

Слова о двух сердцах, которые вы видите в Коране, тоже имеют свою предысторию. Напоминаем, что иногда Мохаммед во время проповеди замолкал и задумывался о чем‑то. Люди говорили, что у него два сердца — одно для людей, когда он говорит с ними вслух, а другое — для себя, когда он умолкает, т.е. обвиняли его в двуличии.

И, наконец, комментарий к словам о матерях: в доисламское время существовал обычай: мужчина, желавший развестись с женой, объявлял ее своей матерью, что подразумевало прекращение половых отношений, по существу, развод.

Для мусульман — мужчин и женщин — нет выбора в принятии решений, если Аллах или Его посланник уже приняли решение. А тот, кто ослушается Аллаха и Его посланника, — тот в явном заблуждении.

Ты говорил тому, кому Аллах и посланник оказали милость: удержи при себе свою жену и бойся Бога.

Но посланник скрыл от людей свои желания, опасаясь их, тогда как надо было опасаться только Бога. Когда же Зейд развёлся со своей женой, то Мы женили тебя на его жене. Чтобы мусульмане не испытывали стеснения в отношении жён своих приемных сыновей после того, как те разведутся.

Нет греха на посланнике, если он выполняет установления Аллаха, даже если они отличаются от прежних правил. Дело это решено так для пророка, который передавал слова Аллаха людям, он не подчинялся никому, кроме Аллаха. Он не был отцом мужчин, он посланник Бога и печать пророков (т.е., последний из посланных на землю пророков. В толковании Саади используется выражение «господин всех посланников и последний из пророков»).

Аллах поженил посланника?

Коран был составлен в виде книги уже после смерти Мохаммеда. Отдельные записи и воспоминания о речах Мохаммеда сложили вместе, и получился Коран. Самую тяжелую часть работы выполнил Зейд ибн‑Сабит (не путать с приемным сыном Мохаммеда, которого звали сначала Зейд ибн‑Мохаммед, а потом Зейд ибн‑Харис), молодой человек 22‑х лет, который в конце жизни Мохаммеда служил у него писарем. Эти записи и воспоминания были двух видов. Одни содержали мудрые положения общего характера, указания человечеству. Другие носили «репортажный» характер и касались конкретных событий — войн, походов, поступков.

Зейд, то ли в силу своей молодости, то ли не понимая, что Коран останется на века, выполнил работу небрежно, и мы видим это по нынешнему Корану. События, разделенные по времени веками, в Коране соседствуют рядом, перемежаются с мудрыми проповедями, ни хронологии, ни какой‑либо системности в сложении Корана не наблюдается, туда же попали сведения о личной жизни Мохаммеда, причем, даже не самые главные моменты.

Однако, ортодоксы лицемерно говорят: «Вам легче будет протолкнуть верблюда в игольное ушко, чем найти в Коране личные переживания, „глубинные желания“ или жизненные повествования Мохаммеда. У пророка умирает любимая жена Хадиджа, в тот же год умирает его дядя Абу Талиб. Мохаммеда прогоняют камнями жители Таифа, которых он призывал к исламу. Однако в Коране вы не обнаружите даже легкого штриха об этих тяжелых для него днях. При жизни Мохаммеда умирают все три его маленьких сына — в Коране ни слова. Как видно, авторам гипотезы о „глубинных желаниях“ Мохаммеда придется долго почесывать затылки…»

Однако, это нечестное рассуждение. Потому что, действительно, названные события не отражены в Коране. Но зато отражены другие моменты личной жизни — скажем, история с исчезновением Аиши в пустыне (24 сура), женитьба на бывшей жене своего приемного сына, превышение числа жен допустимыми четырьмя (33 сура), сплетни и распри между женами (33 и 66 суры), распределение добычи после изгнания еврейского племени Надир в пользу посланника (та же 33 сура).

Во всех этих случаях Мохаммед понимал шаткость своей позиции и, чтобы оправдать свои поступки перед людьми, он излагал аргументы от имени Аллаха, причем не очень удачные. Русский ученый В.Соловьев высказал кощунственную для ортодоксов мысль, что Мохаммед был посланником Аллаха, но по праву говорил от Его имени только на первых порах. А затем Господь, видя злоупотребление богоизбранностью, лишил его пророчества. Но Мохаммед вел себя так, будто ничего не произошло, выдавая себя за посланника Божьего, придавая своим мыслям значение божественных предписаний. Мысль Соловьева не лишена оснований.

Аллах — это великая сила и великий свет, всемогущий и премудрый, и это подтверждается многими айатами Корана, он занимается судьбами мироздания. Мог ли Он обратить внимание на бытовую коллизию некрасивого оттенка, которая случилась с Мохаммедом, его приемным сыном и женой последнего?

А случилось вот что.

Еще раньше, рассказывая сподвижникам о своем путешествии на небеса (слава Богу, рассказ этот, полный неразрешимых противоречий, не попал в Коран), пророк сказал, что при посещении рая он увидел «девушку с темно‑красными губами». Мохаммед делится своими чувствами с ангелом Гавриилом: она мне очень понравилась. Рассказ об этом завершается тем, что ею, этой девушкой, посланник Аллаха «обрадовал» Зейда, своего приемного сына, т.е. поженил их.

В четвертой суре сказано, что нельзя жениться на женах своих сыновей. Зейд же Мохаммедом был усыновлен. Поэтому формально Мохаммед не нарушал слова Божьи, когда вздумал на жениться на его жене. Тем не менее, даже язычники не считали возможным жениться на женах своих сыновей, в том числе приемных, относились к этому, как к инцесту. Поэтому Мохаммеду надо было оправдать свое вожделение. Мохаммед прибег к помощи Аллаха и Корана.

Зейд был человеком с неустойчивой психикой: сначала он был христианином, потом перешел в иудаизм, а затем в мусульманство. Видно, ситуация с Зейнаб не оставляла его в покое, и он решил с ней развестись. Мохаммед этого не хотел: его устраивало существующее положение. Но Зейд настоял на своем. История эта дошла до нас даже в «Сказках 1001 ночи» — в 964‑ю ночь Шахерезада рассказывает о человеке, который: «В отраслях обеих был он сведущ, и Зейнаб или Зейд — не различал он».

Тогда Мохаммед и женился на Зейнаб. И поместил в Коран мысль, что их поженил сам Аллах. Востоковед И.Ю.Крачковский, автор одного из переводов Корана, написал в примечании к этой суре, что она — камень преткновения при изложении учения о непогрешимости посланника. Другой востоковед, Л.И.Климович, автор классической «Книги о Коране», пишет: составители Корана напрасно допустили изложение неурядиц в полигамной семье пророка, снизив тем самым нравственный уровень священной книги.

Ну а теперь приведем защитную речь в пользу Мохаммеда.

Противоположное мнение ортодокса

 «В рассказе о женах пророка говорится: есть еще одна из вступивших в эту обитель счастья — Зейнаб. Это была женщина широкой души, столь же благородная, сколь утонченная. Будучи родственницей Пророка, она выросла на его глазах. Пророк сватал ее за Зейда, но родителям девушки это не понравилось, поскольку они предпочитали видеть свою дочь женой Пророка. Однако он настоял на своем, и убедил их отдать Зейнаб за Зейда.

Зейд был вольноотпущенником пророка. С помощью такого брака он хотел утвердить равенство между людьми, и начал это со своей семьи. Однако сразу же стало ясно, что такая высокоодаренная девушка, как Зейнаб, не сможет состоять в этом вынужденно заключенном браке. Зейду супружество также не принесло ничего хорошего. Они развелись, хотя пророк убеждал Зейда сохранить семью. Тогда с небес спустился ангел Джебраил с божественным повелением пророку заключить брак с Зейнаб. Это было трудное испытание, ибо Пророк совершал то, на что ранее никто не осмеливался: он объявлял войну прочно укоренившимся обычаям. Это была трудная борьба, вести которую можно было лишь по велению Аллаха. Как говорила досточтимая Аиша, если допустить, что пророк мог бы что‑то утаить из велений Аллаха, он скрыл бы айаты, повелевающие ему жениться на Зейнаб. Настолько трудным испытанием был этот брак для пророка.

Арабы в эпоху язычества приемных детей считали родными, а их супругов соответственно приравнивали к женам и мужьям своих детей. Когда возникла необходимость устранить этот устаревший обычай, как и всегда, первым начал Пророк».

Такова защитная речь. Защитили, называется: представили Мохаммеда новатором, ломающим, по велению Бога, заскорузлые устои. Выбор за читателем: верить в логику или лицемерию в красивой обертке.

Пророк более милосерден к мусульманам, чем они к себе сами. Его супруги — им матери. Родственники ближе к вам, чем чужие, даже если это мухаджиры (люди, переселившиеся из Мекки в Медину вместе с Мохаммедом).

Мы взяли с пророков обещание — и с тебя, и с Нуха, Ибрагима, Мусы, Исы — передать всем людям послания Наши, призвать их к вере в Бога. Вы поклялись, и клятва эта была сурова.

О, мусульмане, вспомните: враг напал на вас, но Мы оказали милость вам, послав на него ураган и невидимое войско (здесь начинается рассказ о «битве у рва», которая произошла в 627 году).

Лицемеры тогда сказали: обещания Аллаха и Его посланника — лишь обещания, мы не выстоим, лучше вернуться в свои дома, они не защищены. Если бы враг потребовал у них отречься даже от веры, они бы отреклись. А ведь они дали клятву не сдаваться. Бегство не принесёт вам пользы, человек не убежит от смерти. Кто защитит вас от Аллаха, если Он пожелает принести вам зло?

Аллах знает тех, кто отворачивает людей от защиты города. Они — трусы. Когда их одолевает страх, они похожи на человека перед смертью. Когда же страх проходит, они жалят словами злыми. Эти не уверовали, тщетны их деяния.

Посланник Мой — пример для тех, кто полагается на Бога, кто Его неустанно поминает.

Когда мусульмане увидели войска союзников, они сказали: вот то испытание, которое обещали нам Аллах и Его посланник. Они были спокойны и готовы были сражаться до конца: за веру, за честь Медины.

Аллах сдержал Своё обещание: враги не обрели победы и отступили в ярости. А верующих Бог избавил от сражения. Аллах всесилен.

Затем Он вывел из крепости людей, которым было ниспослано раннее писание, помогавшим врагам Медины: часть вы уничтожите, а часть возьмете в плен. Имущество же и земли их отдал Он правоверным.

Бой у рва и массовая казнь

После войны при Бадре, когда мусульмане нанесли сокрушительное поражение многобожникам — племени курайш, последнему надо было взять реванш. Для этого они создали коалицию, в которую, кроме них, вошли бедуины из племени гафтан, а затем и, с некоторыми оговорками — еврейское племя курейз. В феврале‑марте 627 года произошла так называемая «окопная война», когда мусульмане во главе с Мохаммедом сумели не пустить врага в Медину, вырыв глубокий ров у ее стен. Войска неприятеля расположились лагерем с двух сторон и ждали удара мусульманам в спину. Его должно было нанести племя курейз. Но не дождались. Враг пытался наступать, но не сумел преодолеть ров. Осада длилась больше месяца. Она была снята тогда, когда враг понял, что не в силах что‑либо сделать с мусульманами. К тому же, поднялась песчаная буря, на много дней зарядил ливень, и неприятель отступил. Мохаммед стал разбираться с внутренними врагами, это был геноцид.

Ко времени окопной войны в Медине жили два крупных племени арабов — аус и хазрадж, и большое иудейское племя курейз, которое насчитывало 600‑700 мужчин и около тысячи женщин и детей. Между прибывшими в Медину из Мекки мусульманами во главе с Мохаммедом, и этими племенами было заключено такое соглашение:

1. Иудеи исповедуют свою религию, а мусульмане свою.

2. При нападении на город внешнего врага стороны защищают друг друга.

3. Взаимоотношения должны основываться на справедливости.

4. Ни одна сторона не совершает действий в ущерб другой.

5. Иудеи должны вносить вклад в военные расходы по защите Медины.

6. Разногласия улаживаются судьей Медины Мохаммедом.

7. Стороны должны бойкотировать торговые отношения с племенем курайш.

Однако, договор был уже однажды нарушен мусульманами: из Медины по надуманному поводу — якобы ангел Гавриил сообщил пророку, что евреи хотят его убить — было изгнано иудейское племя надир. В отместку во время «окопной войны» предводитель надиров подговорил главу племени курейз Кааба, чтобы тот помог мекканским курайшитам. Но курейзиты не решились на конфронтацию с Мохаммедом.

Сочувствующие мусульманам жители Мекки сообщили Мохаммеду дату нападения на Медину, численность войск и сведения о военном союзе между курайшитами и бедуинским племенем гафтан.

Мусульмане заранее знали, что нападавших будет около 6 тыс. человек, у них около тысячи верблюдов и 300 лошадей. В Медине было всего 2000 мужчин‑мусульман, включая стариков и детей старше 12 лет. Силы были неравны, поэтому Мохаммед принял решение вырыть длинный, глубокий и широкий ров на северо‑западной окраине города, и обороняться до последнего. Мужское население Медины было поделено на группы по 10 человек, каждой был отведен участок земли. Через двадцать дней непроходимый окоп был готов.

Едва жители Медины закончили работу, как показалась конница неприятеля. Враг разбил два лагеря далеко от рвов. Они были уверены в победе. Над войсками реяли знамена, раздавался барабанный бой. Через час курайшиты выдвинулись к Медине, уверенные в том, что ворвутся в город, легко смяв сопротивление. Ров, который они не заметили вначале, был для них неожиданностью.

Курайшиты стали искать места для прохода, и тут в них из мусульманского лагеря, который расположился за окопом, полетели стрелы и камни. Враг отступил и вернулся в свой лагерь. Последующие попытки тоже не увенчалась успехом.

В Медине оставались только женщины и дети. За них Мохаммед не беспокоился, поскольку тыл был прикрыт племенем курейз. Но тут пошел слух, что курайшиты договариваются с иудеями, и те, мол, согласились пустить их с тыла, между рвом и пальмовыми плантациями. Это известие ослабило дух мусульман, 300 человек, не подчиняясь Мохаммеду, рванулись назад для защиты своих домов, за ними — трусы, которые и так искали повода сбежать. Защитников города осталось вчетверо меньше, чем в стане врага.

Вскоре выяснилось, что попытка курайшитов склонить иудеев на свою сторону провалилась, те отказались. Понимая, что когда‑нибудь Мохаммед поступит с ними также, как и с племенем надир, Кааб был не против вернуться к прежней жизни, без всякого Мохаммеда, но не смог решиться.

В это время на передовой шла почти непрерывная атака города. Мохаммед во время передышки расстелил на земле свою накидку, лег и замер. Несколько минут он лежал в неподвижности, затем резко встал и громко крикнул: «Мусульмане, слушайте меня! Я получил известие от всемогущего Аллаха. Нам надо выдержать несколько дней — и мы победим!»

Рев воодушевленных арабов заглушил его голос. Суеверные курайшиты и бедуины, услышав этот рев, эхом перекатывающийся от горы к горе, и от этого усилившийся, растерялись. Они подумали, что прибыло то самое войско ангелов, которым Мохаммед всегда угрожал врагам. Так и случилось. Вдруг небо потемнело, поднялся ветер. Огибая Медину, с двух сторон на осаждающих пошли столпы песка. Песчаная буря усиливалась с каждой минутой, она валила коней и верблюдов, знамена разлетелись по пустыне, котлы для еды опрокинулись. Ветер свистел над головами наступавших несколько дней, и успокоился так же резко, как начался.

Курайшиты стали подсчитывать свои потери и готовиться к новой атаке. Через день флаги снова были подняты над потрепанными войсками. Мохаммед молился: Господи, сделай обещанное, не дай нам погибнуть! И тут начал накрапывать дождь. Легкий, освежающий, он через несколько часов превратился в сильный ливень, который шел, не переставая. Дождь превратил пески в хлябь, ров до краев был залит водой, курайшиты растерялись,

В одно утро дождь прекратился, тучи разошлись, и мусульмане снова вышли за стены Медины. Но они не увидели ни флагов, ни неприятельских войск — те просто ушли.

Мусульмане еще раз поверили в посланника Аллаха. С виноватым видом вылезали из своих убежищ трусы. У Кааба шел совет. Иудеям стало известно, что Мохаммед осведомлен о несостоявшемся договоре с врагом. Кааб сказал, что Мохаммед страшен в ярости, и предложил: или принять всем ислам, или быть готовыми скрестить мечи с мусульманами. Но выбрали третье — провести переговоры. И тут Мохаммед прибегает к хитрости — зовет к себе в штаб‑квартиру Кааба и, разъяренный, говорит ему: за предательство вас надо уничтожить, но я принимаю решение назначить арбитра, пусть он решит, что с вами делать. Арбитром становится Саад, глава племени аусов. А тот тяжело ранен — стрела попала в шею, Саад потерял много крови и собирается умереть. Саад должен отомстить за свою смерть кому‑нибудь, а тут ему предоставляется такая возможность, и он еле слышным голосом говорит: всем мужчинам отрубить головы, а женщин и детей взять в плен и продать. Этот изуверский «выбор» самого «судьи» и его решение до сих пор выдается исламскими идеологами как пример демократичности и справедливости.

Мохаммед говорит Каабу: собирай всех своих людей на рынок. По его же команде солдаты идут на рынок и выкапывают там большую яму.

Мужчин племени курейз группами по 20 человек отрывают от жен и детей, сажают на колени перед свежевырытой ямой, мечом отсекают головы, тела сталкивают вниз. К казни Мохаммед надевает белоснежную одежду, красный тюрбан, и теперь считает число убитых, делая пометки на высушенном и разглаженном листе с дерева, не слыша плача жен и детей казненных людей.

К вечеру — а массовая казнь продолжалась до темноты — в поселении курейз целыми остаются только две семьи, обратившиеся в мусульманство. Всю ночь со стороны поселения раздается вопль женщин и детей. Но Мохаммед этого не слышит — он крепко спит с чистой совестью — устал. Наутро у него будут другие, приятные проблемы — дележ имущества курейзитов, покорение красавицы Рейхан из этого племени. И одна неприятная — жены, конечно, устроят скандал.

Утрем, однако, слезы, ведь и мусульманину позволено оплакивать казнь семиста мужчин на глазах у их жен и детей, пусть даже они были «неверными».

О, посланник, скажи своим жёнам: вы желаете радостей земного бытия и украшений — придите, я одарю вас, заберите, и я отпущу вас с миром. Но если вы желаете пойти по пути Аллаха и Его посланника — то Аллах уготовал для вас лучшую награду.

Если одна из жён пророка мерзость совершит — наказание ей будет вдвое больше, чем жёнам обычных мусульман. Зато и награда праведным из вас будет умноженной.

Жёны пророка отличаются от остальных всех женщин. Если вы богобоязненны, то ведите себя так, чтоб не возжелал вас человек, у которого порочно сердце. Оставайтесь в домах своих, не наряжайтесь, как во времена невежества, молитвы воздавайте Богу, помогайте беднякам, Коран читайте.

Поистине, мусульманам — верующим женщинам и мужчинам, которые покорны и правдивы, смиренны, терпеливы, постятся и помогают беднякам, хранят целомудрие и поминают Бога — им уготована великая награда.

О, верующие, поминайте имена Аллаха многократно, воздавайте хвалу Ему на заре и перед закатом солнца. Это Он благословляет вас, чтобы вывести из мрака к свету. Он милосерден к верующим. В тот день, когда Он с ними встретится, они услышат: мир вам!

О, посланник, Мы отправили тебя свидетелем, добрым вестником о Боге, увещевателем людей, призывающим их к вере в Бога, источником, освещающим их путь. Сообщи же верующим благую весть, что Аллах вознаградит всех верных великой милостью.

Посланник, не повинуйся безбожникам и лицемерам, забудь причинённые тебе страдания и уповай на Бога. Он — твой покровитель.

О, мусульмане, если вы вступили в брак с мусульманкой, а затем, не коснувшись, решили развестись — разводитесь, одарите их и достойно отпустите (Мохаммед женился на Асме, но в брачную ночь увидел пятна на теле — витилиго. Мохаммед отказался от намерения сделать ее своей женой).

О, посланник, Мы разрешаем взять себе женщин в жёны, которых ты вознаградил, и невольниц. Можешь жениться на племянницах, переселившихся вместе с тобой в Медину, и на двоюродных своих сестрах. А также на любой из мусульманок, которые сами захотят. Это позволено лишь тебе, не всем мусульманам.

Заметки на полях:  даем более подробное толкование Института Аль‑Азхар последних строк:

«О, пророк! Мы разрешили тебе в жёны тех женщин, кому ты дал предбрачное приданое (калым), и тех, которыми овладели твои десницы, из невольниц, попавших в плен во время войны, которых тебе даровал Аллах в добычу. Мы разрешили тебе в жёны также дочерей твоих дядей и тёток со стороны отца и матери, которые выселились (в Медину) вместе с тобой, и верующую женщину, если она посвятила себя пророку без приданого, и ты пожелал жениться на ней. Последнее разрешение только для тебя (о, пророк!), но не для других верующих. Известно, что Мы ниспослали точные установления верующим относительно их жён и рабынь, которыми овладели их десницы, и то, что дозволено исключительно только тебе. Это для того, чтобы ты не чувствовал стеснения. Поистине, Аллах прощающ! Он прощает грехи Своим рабам и милосерден к ним!»

Ты можешь отложить посещение любой из них, удержать при себе ту, кого желаешь. Можешь ту, что раньше отстранил — не будет на тебе греха. Глаза твоих жён должны радоваться, они не должны печалиться, должны быть довольны тем, что даруешь им. Отныне тебе не дозволено жениться на других, кроме невольниц, даже если их красота поразит тебя.

О, верующие, не входите в дома посланника, если вас не пригласили. После обеда расходитесь, не усаживайтесь для разговоров. Вы причиняете пророку неудобства. Не думайте приходить заранее. Ему вам об этом неудобно говорить, но Бог не стыдится истины. Если что‑то просите у жён пророка, то просите через завесу, это чище и для их сердец, и ваших. Надо помнить, что его жёны — вам матери, даже после его смерти, грех вам на них жениться.

Жёнам Моего посланника разрешается не прятаться под покрывалом от отцов своих и братьев, сыновей своих, братьев и сестёр, от женщин и невольниц.

Аллах и Его ангелы дали пророку благословение. Мусульмане, молитесь за него и искренне приветствуйте! Тот, кто нанесёт обиду Моему посланнику — будет проклят Мной и в этой жизни, и в той, что будет, унизительным ему будет наказание! Тот, кто незаслуженно говорит обидные слова о верующих женщинах и мужчинах — берёт на себя бремя клеветы.

О, посланник Мой, скажи своим жёнам, дочерям и всем мусульманкам, чтобы они носили покрывала. Так их будут отличать от невольниц и блудниц, и не услышат они неприятные слова.

Если распространители ложных слухов вредить не перестанут мусульманам, Мы настроим тебя против них, окажем тебе поддержку, и они тогда не будут соседствовать с тобой. На них проклятие Аллаха, они заслуживают изгнания. Где бы их не нашли, будут хватать и предавать смерти. Установления Аллаха неизменны!

Заметки на полях:  мы видим, какая злая кара ждет тех, кто виновен в распространении слухов. Теперь откроем 16 суру, которая прочтена Мохаммедом в Мекке, и удивимся тому, какое всё же произошло «изменение установлений»:

«Твой Господь лучше знает, кто сбился с Его пути, а кто идет прямой дорогой. Если вы наказываете людей — то наказывайте соответственно тому, что сделал враг, а прощение — лучше для мусульман».

Почему так все поменялось? Почему вместо прощения, или, в крайнем случае, адекватного наказания — изгнание, преследование, смерть за слухи? Мохаммед, окруженный культом личности, стал совершенно другим.

Люди спросят у тебя про день великого суда. Отвечай, что знание об этом — у Аллаха. Может, этот час и близок — тот час, когда неверующим достанется лишь пламя, в котором они пребудут вечно. В этот час они признются: лучше бы мы повиновались Аллаху и Его посланнику.

О те, которые уверовали! Не будьте подобны тем, кто обижал Мусу. Аллах оправдал его, он почитаем перед Аллахом и людьми.

О, верующие, будьте богобоязненны и говорите только правду, тогда Аллах устроит дела ваши и простит грехи. Только тот преуспеет в этой и в дальней жизни, кто повинуется Аллаху и его посланнику.

Мы предложили небесам, земле и горам взять на себя ответственность за будущее мира, нести установления Аллаха, но они отказались, боясь, что не выполнят заветов Бога. Будучи невежественным, от того бесстрашным, этот груз на себя взял человек. Это произошло, чтобы Аллах мог наказать лицемеров и язычников, и принял покаяния от верующих.

Заметки на полях:  многозначительны начало и середина этой суры, они говорят о вмешательстве Мохаммеда в слова Аллаха, о его страстях, которые пророк не смог сдержать. Более того — оправдал их именем Бога. Еще более красноречив финал этой суры. Не ждет ли до сих пор Аллах покаяния от мусульман?

Неверующие не верят в судный день, но его не избежит ни одна пылинка. Клевета на посланника. Сила Давида и Соломона. О джиннах и червяке. История Сабы. Назидание грешникам.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Хвала Аллаху — Ему принадлежит всё то, что есть на небесах и на земле. Он знает, что входит в землю, и что исходит из неё, то, что ниспадает с неба, и что восходит на него (зерно; всходы; дождь; испарения влаги. Можно прочитать и по‑другому: начало и конец жизни…).

Неверующие говорят: дня суда не будет, это ложь. Скажи им, Мой посланник, что сокровенное известно только Богу, суд свершится, ни одна пылинка не сможет избежать его. Этот час наступит для того, чтобы Бог смог каждому воздать по его заслугам: праведникам — прощение и великий дар, грешникам — страдания в аду. Тот, кто обладает разумом — поймёт.

Безбожник говорит: вот этот человек, — указывая на пророка, — изрекает, что мы воскреснем после смерти, но это невозможно, он измыслил ложь или сошёл с ума.

Но придёт тот час, когда сказавший это пожалеет о клевете своей. Тогда‑то он упадёт лицом на землю, и будет умолять: Господи, будь милосерден, я заблуждался. Но будет поздно.

Неужели они не видят, что происходит на небе и земле, разве не видит знамения Аллаха? Разве непонятно, что, если пожелает Бог, то невежественных поглотит земля, или на них упадёт осколок с неба? Но Он этого не сделает, пока неверующие не преступят всех границ, Аллах терпелив.

Бог одарил Дауда преимуществом перед людьми: он понимал животных и природу. Дауд был благодарен Богу и воздавал хвалу Ему. Аллах сказал: о горы, моря и птицы, присоединяйтесь к словам Дауда! Мягким Мы сделали железо для Дауда: куй кольчуги, которые воинам нужны, совершай благое.

Сулейману, его сыну, мы подчинили ураганы, которые поднимались по его велению и летели по земле, как молнии, преодолевая вмиг большие расстояния. Мы открыли ему в земле источник меди, подчинили ему людей, а также джиннов, которые помогали наравне с людьми. Он создавал прекрасные строения, алтари и изваяния, огромные сосуды, прочные котлы. И благодарен был он Богу за Его дары. Так будьте же и вы благодарны Богу!

Джинны Сулейману хвастались, что они всё знают. Однако, когда он умер, сидя на скамье, они узнали это через год (Соломон умер на скамье, оперевшись на посох. Джинны каждый день много раз пробегали мимо и не догадывались о его смерти, пока червь не изъел посох, из‑за чего Соломон сдвинулся с места. Таким образом, Бог доказал, что джинны не в состоянии знать не только тайное, но и явное). Смерть его выдал червь. Не знают джинны сокровенного, это и показал им Бог.

В поселении сабиев было два огромных сада вдоль дороги, там были сладкие плоды — вкушайте из удела Господа, отданного вам — прекрасная страна, и милосердный Бог над вами.

Но они отвернулись от Аллаха, потому Он наказал их — случился прорыв воды через плотину и затопил сады. На месте тех садов теперь растут деревья с горькими плодами, тамариск и лотос.

Заметки на полях:  как мы уже рассказывали, государство Саба, действительно, существовало, располагалось в Южной Аравии, на территории нынешнего Йемена. Это была довольно развитая цивилизация. Хорошо оснащенная армия защищала от внешних врагов, была развита культура. При раскопках были обнаружены таблички со словами «ремонт», «благотворительность», «постройка». Особенно большие доходы сабиям приносили поливное земледелие и внешняя торговля. К огромным садам вокруг города вода поступала из гигантского водохранилища, остатки которого сохранились и сегодня, даже используются для ирригации. Судя по археологическим раскопкам и оставшимся фрагментам, водохранилище и поселение разделяла плотина. Она и разрушилась. В это же время сабии изменили путь своих торговых караванов и подверглись ограблениям. К тому же, умерла мудрая царица Билкис. Государство обеднело и, в конце концов, прекратило свое существование. О встрече царицы Сабы и царя Соломона мы вам уже рассказывали.

Между Сабой и благословенными большими городами было много поселений, караваны шли днём и ночью, не страшась грабителей. Но им этого показалось мало, они пытались получить еще больше выгоды. За что Бог их покарал. Обещание Иблиса доказать, что люди неблагодарны Богу — исполнилось и тут. У Иблиса не было над ними власти, но было искушение, и Мы узнали, кто неблагодарен Нам.

И стало так, что Саба осталась лишь в преданиях, народ распался и погребён в истории. Воистину, это урок для тех, кто не благодарен Богу.

О посланнике говорят: это просто человек, не избранник Бога, он хочет отвратить нас от веры предков. Другие говорят: он изрекает ложь. Да это просто колдовство, — так скажут третьи.

Мой посланник не бесноватый, он не заколдован. Он не просит у вас награды, его наградит Аллах. Придет к вам истина когда‑нибудь, и исчезнет ложь. Скажи им, Мой посланник: если, как вы считаете, я заблудился, то во вред себе, но я иду прямым путём, который внушён мне свыше.

О, грешники! Когда окажетесь в преисподней — бежать будет поздно. Если даже скажете, что уверовали. А теперь между вами и спасением вашим — прочная преграда.

Первые 12 лет ислама

Мохаммед произнес первые строки Корана в 610 году. Поначалу его проповеди курайшиты воспринимали лояльно. Посланник не конфликтовал с ними. Он еще не выступает против идолопоклонства. Мекканцы относятся к его проповедям как к странности, они их развлекают. Род хашимитов был уважаем в Мекке, и то, что он называл себя посланником неба, никого не волновало — пусть. Потом, когда он свои проповеди перенес к стенам Каабы, Мохаммеда стали считать одержимым, назойливым человеком, от него отмахивались, но враждебных действий не предпринимали. За это время у него стало сорок сторонников. Они уединялись, это в основном была молодежь из бедных семей, что‑то он говорил им, они внимали, записывали. Но и это особого впечатления на курайшитов не производило.

Конфликт начался с его проповедей о том, что идолы, хранящиеся в Каабе, бессильны, и что их почитатели попадут в ад. Старики у него спросили: а что, значит, наши отцы и деды тоже в аду? Мохаммед ответил: да, конечно, они горят в геенне огненной. Такого кощунства по отношению к своим предкам мекканцы уже не могли стерпеть, и начались гонения. Ему под ноги бросали узлы из колючек, кто‑то уже откровенно называл его сумасшедшим, кто‑то выливал на голову помои. То же самое терпели сторонники Мохаммеда.

Соратники новой религии стали искать прибежища. В мае 614 года группа мусульман во главе с Османом, который будет впоследствии третьим главой исламского государства, эмигрировала в Эфиопию.

В это время Мохаммед решает пойти на компромисс и объявляет идолов‑женщин ал‑Лат, ал‑Уззу и Манат дочерьми Аллаха. Мекканцы переводят дух. Некоторые из них даже приходят слушать Мохаммеда. Эмигранты возвращаются. Но вскоре Мохаммед объявляет, что раскаивается в своем компромиссе, называет его наущением сатаны. Язычники снова поднимают вопль. Чуть раньше Мохаммед выдал замуж своих дочерей Ругию и Кульсум за сыновей Абу Лахаба, своего дяди. Абу Лахаб выгоняет своих невесток, они возвращаются в отчий дом. Для успокоения Своего посланника Аллах ниспосылает ему весть о том, что ждет Абу Лахаба и его жену Хинду — суру 111 «Пальмовые волокна», которая содержит проклятия в их адрес.

Происходит второе переселение мусульман в Эфиопию. Теперь их уже 80 человек. Это был конец 615 года, Группу возглавляет Омар, который женится на Ругие, изгнанной первым мужем. Омар впоследствии станет вторым по счету главой мусульманского государства.

Знать Мекки отворачивается от всего рода хашимитов, к которым относится Мохаммед. Главы остальных родов собираются в Доме собраний неподалеку от Каабы и принимают письменное обязательство, состоящее из трех пунктов: ничего хашимитам не продавать, ничего у них не покупать, не позволять своим детям вступать с ними в брак. Этот договор торжественно несут в Каабу и оставляют там, таким образом, скрепив свои подписи духом идолов.

Этот демарш возмущает хашимитов, даже тех, кто не одобряет проповеди Мохаммеда. Они покидают свои дома в центральной и северной частях Мекки и переезжают на юго‑запад, к дому дяди Мохаммеда Абу Талиба. Живут нелегко, в палатках, доброжелатели доставляют им пищу тайком. Родственники Мохаммеда от него не отворачиваются.

Вдруг пророк созывает всех к дому Абу Талиба и объявляет, что договор, заключенный в Каабе, уничтожен, что его уже нет. Его слова тут же доходят до неприятелей. Его обзывают глупцом. Однако под покровом ночи, тайком, при свете факелов заходят в Каабу, чтобы проверить, не украден ли договор. И тут у них волосы встают дыбом, они видят жуткое зрелище: от договора остался лишь небольшой клочок, на котором можно прочитать только несколько букв — он съеден муравьями. При свете факелов им кажется, что каменные боги угрожающе наступают на них. В ужасе они выбегают из Каабы и бегут в дом собраний. Они понимают, что прогневили даже своих богов. И решают снять блокаду, ничего не объясняя, не называя причины.

Хашимиты удивляются такому повороту событий. Тем не менее, слух о муравьях проникает к мусульманам. Они спрашивают Мохаммеда: как ты угадал? Он говорит: я не угадал, а знал. Потому что Милостивый ниспослал мне суру, в которой упоминает муравьев. Сейчас я ее прочту вам, а вы запишете. И он нараспев читает свои соратникам суру 27 «Муравьи», которая и была намеком Господа.

Теперь мекканцы относятся к Мохаммеду настороженно и гадают: откуда он узнал правду? Его начинают побаиваться, но возникает еще большая злоба — этот выскочка наслал на них гнев идолов благодаря своей связи с каким‑то Милостивым. Они с плохо скрываемой радостью воспринимают весть о смерти Хадиджи и Абу Талиба — двух человек, которые поддерживали Мохаммеда в самые тяжелые минуты жизни. 2 мая 61 9 года умирает Хадиджа, меньше чем через месяц — Абу Талиб. Мохаммед хоронит их на северном кладбище Мекки по новому, мусульманскому обряду, читает на их могилах суру 36 «Йа Син», которая становится отныне отходной молитвой.

Спустя две недели после похорон дяди Абу Талиба Мохаммед вместе со своим приемным сыном Зейдом отправляется в Таиф, чтобы подготовить почву для переезда туда всех мусульман. Но этот город встречает его недружелюбно — о нем и о его проповедях наслышаны. Его закидывают камнями.

Дорога назад была тяжела. Таиф и Мекку разделяет 130 километров, полтора дня пути на верблюде. Физически и морально истерзанный Мохаммед возвращается в Мекку подавленным и опозоренным. У него в душе смятение, он готов отступить от своей новой веры, вокруг пустыня, и никто не в силах укрепить его дух — Зейд сам ранен и находится в отчаянии. Увидев пещеру, они останавливаются на привал. И тут в мареве солнца является ангел Гавриил, становится, как всегда, на расстоянии двух полетов стрелы из лука, и читает ему суру 72 «Джинны».

В ней Аллах предупреждает Своего посланника, чтобы не думал об отступлении, о предательстве. Говорит, что не только люди, но и джинны будут ему покорны, что Аллах пока не открывает ему сокровенного, но вскоре пророк убедится в милости Аллаха. Раны на лицах Мохаммеда и Зейда затягиваются на глазах. Посланник неба продолжает путь освеженным и уверенным в себе.

В Мекке Мохаммед продолжает читать свои проповеди, теперь паломникам, приехавшим к Каабе. Среди них оказывается большая группа мединцев (город Медина пока носит название Йасриб). Они с вниманием относятся к новой религии, просят Мохаммеда прислать к ним кого‑то из доверенных людей, чтобы тот просветил остальных мединцев.

После долгого разговора с мединцами Мохаммед ложится, и в ту же секунду засыпает. Но через два часа, глубоко ночью, просыпается оттого, что кто‑то его зовет. На пороге — ангел, он его торопит. О событиях этой ночи рассказывается в суре 17 «Ночной перенос». Во сне ли, наяву ли, Мохаммед видит себя рядом с Авраамом, Моисеем и Иисусом, равным с ними. Это придает ему еще больше уверенности.

Наутро Мохаммед решает навсегда покинуть Мекку и переселиться в Медину.

 Бог — творец всего живого и неживого. Бог сотворил всё попарно, даже воды. Плоды и дороги разного цвета. Человек сам делает выбор. Наставления.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Хвала Аллаху, Создателю небес, Творцу земли, который ниспослал к вам ангелов с двумя, тремя и четырьмя крылами. Он умножает всё в своих творениях так, как пожелает.

Если тебя, посланник Мой, сочтут лжецом — не огорчайся, так называли и тех, что были до тебя. Но все дела вернутся к Богу, к Его справедливому суду.

О, люди! Пусть не обольщает вас мирская жизнь, пусть не обманет сатана, не подвергайтесь искушению его. Сатана — ваш враг, потому и зовёт он в ад.

Тот, кто злодеяния творит, и тот, кто следует прямым путём — не равны между собой. Не скорби, посланник, по заблудшим — они сами избрали этот путь.

Аллах, посылая ветры и дожди на высохшие земли, возрождает их. Так и вы воскреснете по воле Бога.

Аллах сотворил человека из земли, а воссоздаёт из капли, и появляется всё живое парами. Рождение новой жизни, смерть человека, срок его жизни — всё в руках Аллаха.

Парой создана даже обычная вода. Одна пресная, приятная для питья, нужная растениям и животным. А есть солёная, которая нужна для жизни рыб, других животных, для движения кораблей, для добычи украшений, которые носит человек.

О люди, вы нуждаетесь в Аллахе, потому что Он богат и всемогущ. По своему желанию Он может уничтожить вас и привести на землю другое поколение. Ни одна душа не понесёт чужого наказания, даже близкого по крови человека. А ты, посланник, предостерегаешь тех, кто боится Господа.

Не равны между собой слепой и зрячий, мрак и свет, зной и холод, мёртвые не равны живым. Поистине, Бог дарует слух и зрение лишь тем, кому желает.

Мы сделали тебя посланником и вестником Своим. Если кто‑то назовёт тебя лжецом, блаженным — не переживай, о предшественниках твоих говорили то же самое. Посланники несли им ясные знамения, писания Аллаха, а люди отвернулись. И были наказаны за это.

Аллах ниспосылает с неба воду для растений. Он сотворил плоды любого цвета, Бог создал и тропы разного оттенка — от белого до красного и чёрного. Разного оттенка цвет кожи у людей, и цвет животных.

Послание это — истина, оно подтверждает ранние писания. Их мы дали своим рабам. А они состоят из трёх отрядов: одни следуют писаниям, другие отвращаются, а третьи притворяются, что веруют, но живут по своим законам.

Из них войдут в сады Эдема только первые. Они будут лишены печали и усталости. Их встретят там словами: мир тебе, пришедший человек.

А не уверовавшие люди вместе с лицемерами поселятся в аду, где горит огонь. Они скажут: Господь, спаси нас, будь милосерден, выведи нас из огня, мы станем праведниками. Но разве Мы не дали вам срока на земле, разве не предупреждали вас посланники? Нет, не будет у вас заступника, вкусите наказание!

Порядок движения земли, порядок в небе соблюдает Бог. Никто не может удержать их помимо Бога.

Язычники раньше говорили, что если кто‑то к ним придёт, наставит их на верный путь — они станут жить по законам Бога. Но приход посланников вызвал у них непонимание. Они превознеслись над миром и удостоились судьбы погибших поколений. Если бы Аллах стал наказывать людей за все деяния, то на земле жизнь прекратилась бы. Но Он предоставляет срок. Срок этот придёт, и Аллах всем людям воздаст по их заслугам.

Отходная молитва навевает грустные мысли

Сердце Корана — так называют суру 36. Потому что в ней отражены все основные положения мусульманской религии. Еще и потому, что она прочитана Мохаммедом почти точно в середине своей проповеднической деятельности. Эту суру читают в качестве отходной молитвы над умирающими, во время погребального обряда, на могиле, во время поминовения. Текст носят на теле как талисман. Название «Йа‑Син» носит монумент в Нижегородской области России в память о 49 мусульманских священнослужителях, которые были там расстреляны в годы сталинских репрессий.

Увы, никто еще не избежал смерти. Грустно, но это так: человек стареет с того самого момента, как организм перестает развиваться. У нас много времени, чтобы привыкнуть к мысли: мы не вечны. Тем не менее, боимся смерти. Разве это не парадокс? Разве мы полагали, что будем бессмертны? Почему Господь, дав нам с рождения столько полезных инстинктов, не дал бесстрашия перед смертью? Ответ прост: если бы мы не боялись смерти, то не берегли бы свою жизнь, нам было бы все равно, как и когда мы встретим смерть. Тогда, не имея инстинкта самосохранения, мы жили бы короче, и человечество в итоге вымерло бы. Бог дал нам страх смерти для того, чтобы сохранить жизнь.

Мусульманская религия содержит вызов смерти. Мы не должны ее бояться. Умирая, мы должны благодарить Бога и за жизнь, и за смерть. Великий мусульманский полководец времен первых халифатов, жестокий Халид говорил, что мусульмане любят смерть так, как остальные любят жизнь.

Сначала Мохаммед проповедовал именно страх перед адом. Представление о рае возникло позже, вместе с боями против язычников. Люди не очень понимали, зачем надо рисковать жизнью, пока Мохаммед не объяснил, что все эти нападения на караваны ничто иное, как бои за веру, а умерший в таком бою, если даже был грешен, становится шахидом — мучеником за веру, и гарантированно попадает в рай.

Ни Мохаммед, ни последующие лидеры мусульманского государства шахидами не стали. Многие из них умирали от рук своих же соратников, в борьбе за власть. Судьба не дала им возможности вкусить героическую смерть в борьбе за веру, предоставив ее тем, кто меньше заслуживал такого счастья.

Когда мы говорим о триумфальном шествии ислама и завоевании им огромных территорий, надо вспомнить и о цене этих побед. Тысячами смертей был оплачен триумф ислама во время арабских завоеваний и насильственной исламизации. В тысячах домов звучала 36‑я сура «Йа‑Син».

Трое посланников пытаются вразумить людей. Тот, кто прибежал с окраины. Господь дарует ему рай, а городу — спасение. Жизнь после смерти.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Йа — Син. Клянусь Кораном мудрым, что ты, посланник, идешь по пути, указанному Богом (сура прочтена Мохаммедом еще в Мекке. В повествовании от имени Бога мы видим Его клятву Кораном. Думается, что у Аллаха нет нужды клясться перед людьми, клятву произносит все же пророк. Но именем Бога. Подобная мысленная «перемена ролей» наблюдались у великого Мохаммеда даже в Мекке). Твоя миссия — предупредить людей, чьих отцов никто не предостерёг. Относительно большинства из них предостережение сбылось. И мучают их тяготы, о которых вы не знаете. Перед ними и за ними — прочные преграды, за которыми ничего не видно.

Ты можешь отвратить от совершения греха лишь того, кто страшится Бога. Обрадуй же его вестью о прощении. Бог оживляет мёртвых, за каждым из которых своя история, она запечатлена в книге жизни, в ней все поступки человека.

Расскажи им об истории селения, куда пришли посланники. Их было двое, они убеждали людей поверить в Бога. Но жители их не послушались. В помощь Мы послали третьего. Но те всё равно сказали: вы такие же, как мы, Бог вас не посылал, вы лжёте. Сказали эти трое: воистину, мы посланники, Господь — свидетель наш. Мы у вас ничего не просим — возложена на нас лишь передача откровения.

Им ответили: вы — как дурное предзнаменование, уйдите, перестаньте проповедовать, иначе прогоним вас камнями. Посланники сказали: вы преступаете все пределы.

В это время с окраины прибежал на место спора человек и сказал: о, мой народ, они пророки, внимайте им, они ведь у нас не просят ничего. Надо склониться перед Богом, который сотворил нас. И никому иному не поклоняться. Я верю Милосердному, который нас создал!

И было Богом сказано ему: войдёшь ты в рай, а за прошлые грехи прощён. Ответил этот человек: слава Богу, Он простил меня и посчитал достойным рая.

Благодаря своему же соплеменнику народ тот спасся. Горе же всем остальным, которые посланникам не вняли!

Поистине, в судный день все люди будут собраны у Бога. Если вы не верите — посмотрите на Его знамения. Знамением для вас — возрождённая земля, где растёт пшеница, сады из пальм и винограда. Всевышний создал всё, что есть вокруг — и плоды, и вас самих, и даже то, что вы еще не знаете.

Знамение Бога — ночь, которая отделена от дня. Люди погружаются в мрак, когда над головой нет главного светила. Солнце движется к месту пребывания. А луна восходит, за месяц меняет фазы и становится, как высохшая ветвь.

Ясное знамение — второе рождение людей после потопа, когда они вышли из ковчега. Подобия его — те корабли, которые плывут по морю, и животные, что перевозят грузы.

Люди, бойтесь Бога и в начале жизни, когда она вся впереди, и в конце, когда лишь дни остались.

Когда им напоминают о знамениях Бога — отворачиваются. Когда им говорят: помогайте бедным и сиротам — отмахиваются: пусть Аллах накормит. Когда им рассказывают о дне суда, отвечают: не поверим, пока не назовете день и час.

Их разбудит трубный глас, зовущий в ад. Они будут ссориться друг с другом, сваливать вину один на другого. Не успеют составить завещания, увидеть своих детей. И скажут: о, горе нам, мы спали, нас разбудили, неужели пророки говорили правду?

Мы не учили посланника слагать стихи, ему это не подобает. Это — слова Корана, который учит тех, кто жив, быть верными Аллаху.

Мы сотворили для них животных — одних для пропитания, других — чтобы ездить. Но люди не благодарны. Они поклоняются вместо Аллаха другим богам в надежде, что те окажут помощь. Но идолы бессильны, они не могут защитить даже себя. Пусть не печалят же тебя, посланник Мой, слова людей, их речи. Бог всё слышит.

Неужели человек не видит, что сотворён из капли? Споря, он забывает и говорит: кто же может сотворить меня после смерти? Отвечай: Тот, кто сотворил вас в первый раз.

Когда Бог желает что‑либо создать, Он говорит: будь, и это создаётся. Хвала Тому, у Кого вся власть над этим миром. К Нему вы все вернетесь.

Арабы и евреи: кто первый начал?

Гонимый проповедник Мохаммед из Мекки попадает в Медину. Это было огромным событием как в жизни Мохаммеда, так и в истории только родившейся мусульманской религии. В Мекке пророк был окружен непониманием и враждой. Здесь он приобретает власть. Там он проповедовал благочестие и был верен Хадидже. Сюда, после ее смерти, он приезжает свободным от каких‑либо обязательств. Там он проповедовал мир между религиями, почтение к «чужим» пророкам. Здесь он впервые видит колонию иудеев, они его неприятно удивляют.

Конфликты между арабами, ставшими мусульманами, и иудеями, которые обрели свою религию раньше них, случались и раньше — то землю не поделят, то пальмовые сады, то верблюдов. Обычные «бытовые» конфликты, которые не могли перерасти в серьезную конфронтацию. Но тут история сделала причудливый и отвратительный зигзаг.

До переселения из Мекки в Медину посланник Мохаммед получил от Аллаха установление, что Бог един для всех, а иудеи, христиане и мусульмане имеют общую родословную. Это была замечательная идея. Никто до Мохаммеда не приходил к такой примиряющей мысли. Мусульмане и сейчас чтят христианских и иудейских святых, повторяют слова Корана «нет в религии принуждения». Если бы Мохаммед следовал этим установлениям на практике, люди нашли бы общий язык и жили бы в мире. Каждый выполнял бы свои обряды и молился бы Богу так, как представляет Его, и воцарилось бы взаимопонимание и взаимоуважение.

До переселения в Медину Мохаммед рассуждал о евреях умозрительно: мы произошли от Ибрагима — Авраама, и нечего нам делить. Но в Медине, куда его пригласили судьей, Мохаммеду пришлось столкнуться с неожиданностью. Оказалось, что евреи — живые люди, у них свои интересы, своя вера, и они не собираются быть покорными Аллаху и Его посланнику. Это его изумило.

Начало сегодняшним конфликтам между мусульманами и иудеями положила житейская ссора Мохаммеда с еврейским племенем надир. Мохаммед пришел к ним просить денег для выкупа пленников. Сумма была крупная, евреи задумались и отказали. В результате пальмовые деревья, благодаря которым они жили, были сожжены, племя — изгнано. Видно, потом уже мусульмане придумали неуклюжее оправдание: евреи задумали убить Мохаммеда, и даже наняли человека, но ангел Гавриил предупредил посланника.

Затем — второй конфликт, похуже этого — иудеи другого племени во время «битвы у рва» намеревались предать Мохаммеда. Правда, не предали, то ли не захотели, то ли побоялись. Однако, все мужчины племени были обезглавлены на глазах у женщин и детей, которые были пленены.

Очень часто во время ссор — между детьми ли, между супругами ли — выяснение отношений доходит до вопроса, кто «первый начал». «Кто начал» в многовековом арабо‑израильском конфликте? Судите сами: намерение убить Мохаммеда, намерение его предать — с еврейской стороны, изгнание одного племени, казнь другого — с арабской стороны.

Тайны звезд, кометы и сатана. Спор в аду. О дереве заккум. Беседа в раю. Жизнь посланников: от Ноя до Мохаммеда. Клятва ангелов. Наставления.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Клянусь ангелами, которые выстроились в ряд и препятствуют пороку, читая вам Коран.

Воистину, над вами единственный Всевышний, другого нет. Он — Господь закатов и восходов, небес, земли, всего, что между ними. Украсил Он небо звёздами и оберегает их от сатаны. Мои ангелы забрасывают его камнями при приближении. Если сатана узнает хоть единственное слово — его сожгут кометы.

Заметки на полях:  пусть уважаемый читатель объективно представит себе время и место появления этих слов — VII век, аравийская пустыня, языческая Мекка. Здесь под ноги врагу бросают мотки колючки, чтобы он поранился, а воду, которой умылся пророк, пьют. Могут, убив врага, разодрать тело, вытащить печень, еще дымящуюся, и съесть в знак торжества. Вопиющее невежество, беспредельная дикость.

И вот в такой атмосфере звучат слова Мохаммеда — неграмотного погонщика караванов — о звездах, созвездиях, кометах, о таинственных звездных «секретах», которые ангелы оберегают от сатаны. Рождение таких мыслей при таких внешних условиях — уже само по себе чудо, и Мохаммед вполне мог считать свои слова словами Бога.

О тайнах звезд. Возьмем одну. Активность Солнца через каждые 11 лет резко возрастает. Почему — никто не знает. Как появляются звезды? Почему, образуясь из межзвездной пыли и водорода, они поначалу остаются холодными, и только потом, в определенный момент, в недрах начинается термоядерная реакция, которая раскаляет их докрасна? Что касается комет (в Коране буквально — «поражающий светоч»), начало их научного открытия — это 1756 год, Париж. Правда, в 43 г. до н.э. римский историк Светоний описал «хвостатую» звезду, которая стояла над Землей в честь вступления на престол очередного императора, но откуда Мохаммеду было знать об этом?

Спроси же у людей, посланник Мой: неужели воскрешение сотворить сложнее Богу, чем создание небес, или человека, который создан из липкой глины?

Ты поражен этой мыслью, а они усмехаются. Знамениям не верят, считая тебя заблудшим. Таким поможет лишь трубный глас, который призовёт всех на великий суд. Тогда они скажут: горе нам, что мы не верили.

Когда им говорили: «Нет божества, кроме Аллаха», — они превозносились и отвечали: разве мы откажемся от родных богов ради одержимого поэта? Зато теперь они перед стеной огня.

А в это время верующие рабы Аллаха проходят в рай, их там встречают словом «мир» — в садах их ждут плоды и фрукты, напитки из нектара, чистые супруги и песни гурий.

Вот один из райских жителей говорит другому: был у меня один товарищ, он всё время удивлялся и говорил: «как это ты веришь в Бога, неужели ты поверил в рай и в ад?» Взгляните, вот он — и покажет в середину ада.

Праведник обратится к Богу: Господи, благодарю Тебя, Ты уберег меня, ведь порою слова моего друга казались правдой. Был бы там, в огне, и я, и ел бы плоды заккума (Богом проклятое дерево, плодами которого в аду питаются грешники).

Многобожники в своей вере шли за предками, и не могли отказаться от своих страстей. Вот и дошли до ада. А ведь посылали Мы им предупреждения!

Нух воззвал к Всевышнему: Господи, их невозможно повернуть лицом к Тебе. И Бог спас тогда его с семьёй, уничтожив грешников. Имя Нуха останется в истории. Мир ему среди миров!

Ибрагим тоже был праведным. Он пришел к пониманию Господа через сомнения. И сказал своему отцу и всему народу: кому вы поклоняетесь, неужели Аллаха не боитесь? Потом бросил взгляд на звёзды и сказал, что болен (по преданию, Авраам соврал в свой долгой жизни (он умер в 175 лет) всего три раза, в том числе и в этот момент — он не пошел на праздник, притворившись больным, чтобы разбить идолов). Они ушли, а он остался, и разрушил идолов. Прибежав, язычники застали своих божков поверженными. Но виновника не смогли убить.

Затем Бог дал ему сыновей, и сделал их праведными. Как‑то он сказал своему сыну: видел я тебя во сне заколотым (Авраам должен был принести в жертву своего сына, но Бог остановил его). Сын сказал: отец, я не боюсь, делай, что велит тебе Аллах. Тогда Мы остановили Ибрагима, сказав ему, что это было испытанием. Мир же Ибрагиму среди миров!

Мы оказали Мусе и брату его Харуну милость — спасли их народ из рабства. Мы даровали им ясное писание и повели дорогой верных. Их имена занесены в историю. Мир Мусе и его брату везде в мирах!

Илйас (Илия. Пытался отвратить иудеев от поклонения идолу по имени Ваал — языческому богу бури, грома, молний, дождя и плодородия. Русская православная церковь свято чтит пророка Илию. На иконах его изображают возносящимся на колеснице к небу — на ней он и покинул землю, чтобы вернуться со вторым пришествием Христа) тоже был посланником от Бога. Сказал он своему народу: неужели не устрашитесь Бога и будете преклонять колени перед Ваалом? Имя Илйаса запечатлено в истории. Мир Илйасу во всех мирах!

Лут тоже был посланником Аллаха. Мы спасли его с семьёй, кроме жены его, а город уничтожили.

Йунус (Иона) тоже был посланником. Он взошел на нагруженный корабль, не послушав Бога. Из‑за одного его могли погибнуть все. Жребий бросили, выпало на него, и его столкнули в море. Был он проглочен огромной рыбой, но, посчитав наказание достаточным, Мы спасли его. После тягот был он болен, и Мы над ним взрастили дерево йактин (слово‑новообразование) для тени. Поднявшись на ноги, он пошел по велению Бога к людям, и не уверовавший прежде город (Ниневия) обратился в веру.

Люди заблуждаются: у Творца нет дочерей. Создателя не причисляйте к человеку. У него нет детей, и быть не может. И почему вы мне приписали дочерей (язычники приписали Аллаху трех дочерей), тогда как сами сыновей хотите? Приведите доказательства, если они есть у вас.

Ещё одна выдумка: что джинны в родстве с Аллахом. Нет, не уверовавшие джинны будут жить в геенне вместе с грешными. Хвала Аллаху — превыше Он того, что вы измышляете.

Ангелы сказали: вы не сможете отвратить людей от веры в Бога и соблазнить их верой в каменных божков. Разве только тех, кому суждено быть падшим. А мы, ангелы, выполняем все предписания Аллаха. У каждого из нас есть своё предназначение. И вот мы стоим рядами и воздаём Ему хвалу.

Многобожники раньше говорили: если бы нам пришло писание, как иудеям и христианам, то мы поверили бы в Бога. А когда к ним пришло писание, подобное Торе и Евангелию — они отвернулись.

Они не уверовали в Аллаха, и скоро узнают свою участь. А Наше войско победит. Отвернись же, посланник Мой, от грешников. Когда они придут туда, где вторая жизнь им уготована, не будут рады. Мир посланникам, хвала Господу миров.

Август 622 года: исторический поворот

Итак, в августе 622 года Мохаммед переезжает в Медину. Верблюдица пророка выбирает место для его проживания чуть севернее от центра города. В этом доме он будет жить 10 предстоящих лет, до смерти, будет молиться в мечети, пристроенной к дому, здесь и будет похоронен. Его жизнь в Медине будет совершенно не похожа на ту, что в Мекке — битвы, убийства, нападения на торговые караваны, многочисленные жены… Он будет словно догонять упущенное время, жадно обретая власть, деньги и любовь женщин.

Мединцы встретили пророка с восторгом, все передавали друг другу его слова, сказанные на импровизированном митинге возле сушилки для фиников. Всех питала надежда, что с былыми кровавыми распрями покончено, что они смогут преодолеть ужасающую конфликтность, которая была проклятием Медины.

Но надеждам не суждено было сбыться. Мохаммед заранее знал об этом.

Непосредственно перед прибытием пророка в Медину к нему пришла небольшая делегация аусов и хазраджей. И сразу поставили вопрос ребром: мы тебя примем, мы обеспечим тебя жильем и питанием, но и ты должен пойти нам навстречу, относиться к интересам наших племен, как к своим собственным. Между нами и евреями есть узы, которые мы разрываем, а вдруг произойдет так, что мы это сделаем, а тебе Аллах даст откровение вернуться к своему племени, и ты оставишь нас на произвол судьбы? Сказавший это был Абуль Хайсам — его имя осталось в истории. Мохаммед усмехнулся и ответил: окончательный разрыв и окончательное разделение: вы — мои, и я — ваш, я буду воевать с теми, с кем воюете вы, и мириться с теми, с кем миритесь вы.

Это был исторический момент. Мохаммеду бы ответить, что он посланник Аллаха, что он будет делать всё так, как велит Аллах. Ему бы ответить, что все вопросы между иудеями и арабскими племенами будут решаться по справедливости. Но он ответил так, как ответил. И заранее занял позицию аусов и хазраджей. Далее он будет свои изречения и решения нивелировать под этот сговор. С этого момента Мохаммед становится другим. По теории русского ученого В.Соловьева — Бог покидает его, а читаемые им проповеди идут не с неба, а от его собственного ума.

Вы помните — в юношестве ему дали красивое прозвище «Аль‑Амин» — надежный, честный, человек, которому можно доверять. Господь, видя его благочестивость, и избрал его Своим пророком, вестником новой религии. В ней вначале не было вражды с представителями других верований, кроме язычества. Не было антихристианства, антииудаизма, не было требования насильственно привлекать в ислам, уничтожать. Напротив, утверждалось, что нет в религии принуждения, и что надо с уважением относиться к иудейским и христианским пророкам — Аврааму, Моисею, Иисусу, Иоанну Крестителю…

Это и притянуло к нему людей, которые надеялись на мирную жизнь. Но эта надежда с принятием Мохаммедом условия Абуль Хайсама погибла окончательно. Единственная к тому времени религия, в которой были признаки примирения людей разных племён, наций, верований — скоро превратится в грозное оружие.

О праведниках и безбожниках. Книга жизни. Ошибка Давида. Упущение Соломона. Его покаяние. Посланники и пророки. Последний айат этой суры: придет вам весть о Коране.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Еще одна сура перед вами, и открывается она буквой «сад».

Клянусь Кораном — напоминанием для людей: неверующие пребывают в упрямстве и горделивости. Многие из таких погибли раньше, не обратившись к вере. Когда к ним пришёл посланник Бога — назвали его лжецом: как это он поменяет нам множество богов на одного? А знатные добавили: кланяйтесь своим богам, как кланялись, неужели одному ему Аллах послал напоминание?

Они не боятся Бога. Будто Он дал им сокровищницы власти, и они могут делать, что угодно. Или как будто от Аллаха к ним проложен путь, по которому легко подняться. Но неверующим придет наказание от Аллаха, как это было с их предшественниками.

Моих посланников сочли лжецами народы Нуха, Лута, адиты, самудиты, жители Айки и фираун. И что же с ними стало? Вспомните о них, безбожники. И ждите: к ответу призовёт вас трубный глас.

Они у тебя, посланник Мой, спросили: не мог бы показать нам заранее книги жизни? Они издеваются над тобой. Скажи им, что книги жизни раскрыты будут в день суда, в чистилище, и по тому, что там записано, будет определен ваш путь — в рай идти вам или в ад.

Терпи их издевательства, как терпели Ибрагим, Муса, Иса. Вспомни царя Дауда, который при трудностях обращался к Богу. Мы ему подчинили горы и научили языку зверей. И сам Дауд, и горы, и животные обращались к Богу с благодарностью. И Мы укрепили его власть, даровали мудрость и превосходство над людьми.

Дошло ли до тебя происшедшее с Даудом? К нему вошли в молельню — не через дверь, а перелезли через стену — двое. Дауд вздрогнул от неожиданности и, может быть, это и привело его к ошибке. Один из них сказал: пришли мы к тебе, Дауд, за истиной. Вот он — мой брат. У него есть стадо из девяноста девяти овец. А у меня одна. Брат сказал: поручи мне её. Он убедил меня, и я отдал. Правильно ли он сделал, взяв?

Дауд, не долго думая, промолвил: да, брат твой неправ, он совершил бесчестие. Неправильно поступают многие, а правильно — лишь единицы.

Затеявшие тяжбу братья покинули Дауда, а он задумался. И понял свою неправоту. Ведь речь одного услышав, он должен был, не торопясь, послушать и второго. А потом уже решать. Тут он понял, что те двое были испытанием от Бога, и спор об овцах — тоже.

Бог простил ему оплошность. Дауд, суди людей по справедливости, не позволяй своим чувствам одержать над тобою верх.

Дауду Мы даровали сына Сулеймана, который руководил людьми и джиннами, судил их, он умел всё делать собственными руками. За что и был благодарен Богу.

Однажды перед закатом солнца Сулейману привели коней. Они были быстроноги, красивы и легки. Сулейман долго любовался ими, солнце скрылось за горизонтом, а он забыл о времени молитвы. Опомнившись, он обратился к Богу: Господи, я виноват, отдал я предпочтение земным благам, а не служению Богу.

В наказание Мы бросили на трон безжизненное тело Сулеймана. Но он пришёл в себя, и снова преклонился перед Богом, и Он его простил. Увидев его искреннее раскаяние, Господь подчинил Сулейману ветер, людей и джиннов. Его поданные строили дома, искали жемчуг в морских глубинах и плавили металл.

Помяни раба Нашего Айуба (Иов). Он воззвал к своему Господу: сатана причинил мне огромные страдания, отняв у меня детей и послав болезни. Господь смилостивился и ответил: раскрой источник целительной воды, который под землёй, перед тобой. Айуб напился из источника и выздоровел, а Бог восполнил его потери, удвоив его потомство. Когда Айуб болел, дал Богу клятву нанести жене за невнимание её сто ударов прутьями. Чтобы он не нарушил клятвы, Мы послали ему сто прутьев в одном пучке, и он нанес один удар. Потому что жена его была внимательна, а он несправедлив. Господь благосклонен к своим рабам.

Вспомни других рабов Моих — Ибрагима, Исхака и Йакуба (Авраам, Исаак, Яков), которые были наделены благородством и прозорливостью. Мы избрали их среди людей за то, что они страшились Бога и дня великого суда.

Помяни Исмаила, Алйаса и Зуль‑Кифла (в том же порядке: Исмаил, Елисей, Иезекииль). Они тоже в числе самых лучших на земле созданий.

Заметки на полях:  в оригинале Корана после Исмаила идет имя Алйаса. В переводе же института Аль‑Азхар вместо него — имя Иисуса. Может, это техническая ошибка, но может быть, преднамеренная замена.

Эта книга — благая весть о том, что людям праведным открыты милости Аллаха на этом свете, а на том — обширные сады, где гурии будут им подавать нектар и чудные плоды.

Тем временем безбожники войдут в геенну. Будут озираться и искать людей, которых проклинали на земле. Но не найдут — те праведники, над которыми они глумились — живут в раю.

Скажи им, посланник Мой, что ты не властелин над ними, что внушено тебе быть лишь проповедником. Предостерегай же их для их же блага. Объясняй, что Единый Бог над миром, Он Творец всего сущего. И главного Своего создания — человека.

Скажи, посланник: я не прошу у вас награды, мне велено лишь передать слова Аллаха, я не приписываю себе то, что мне не под силу. Коран — напоминание для миров. Пройдёт время, и вы познаете смысл этой книги.

Пророк в Медине: миротворец. Часть 1

Прибыв в Медину и обустроившись, Мохаммед всем, с кем ни встречался, предлагал обратиться в ислам, совершать намаз, платить закят — ежегодный налог в пользу мусульманской общины, верить в единого Бога. Говорил он это и евреям. Те начали у него выспрашивать, как связаны друг с другом его религия и Библия. Какую‑то долю авторитета он в их глазах потерял из‑за слабого знания этой книги. «Иудейские священники задавали пророку разные каверзные вопросы, ставили его в затруднительное положение, приписывали пророку всякие запутанности, чтобы при их помощи прикрыть правду ложью» — рассказывает биограф Мохаммеда Ибн Хишам.

Далее, если увидите текст в кавычках — это цитаты из Ибн Хишама.

Итак, евреи не оправдали надежд Мохаммеда, почему‑то не стали обращаться в ислам: нам, мол, и со своей верой хорошо. Тогда Мохаммед потерял к ним интерес и направил усилия на арабов.

Но тут выяснилось, что и арабы‑то не очень хотят платить закят — самим прокормиться бы. Кроме всего прочего, им лень было думать. Правда, они каверзных вопросов, в отличие от иудеев, почти не задавали. Тем не менее, не горели желанием обращаться.

Удивительным для Мохаммеда было еще одно открытие: оказывается, далеко не все арабы ненавидят евреев — худо‑бедно, две нации веками жили бок о бок, помогали друг другу в жизни. Тех, кто поддерживал евреев в их трудные минуты и часы, Мохаммед, а вслед за ним и его биограф, назвали лицемерами: «они сочувствовали евреям, которые отрицали ислам», «они говорили иудеям: если вас изгонят, то мы уйдем вместе с вами, если на вас пойдут войной, то мы вам поможем».

Были среди этих «лицемеров» довольно отвратительные личности. Скажем, некий Лабид, «который пытался околдовать Пророка, чтобы он не любил своих жен». Метод, как это можно сделать, ушел в мир иной вместе с Ибн Хишамом. Был еще Набталля, о котором ангел предупредил пророка: «к тебе подсаживается человек с висящими губами, торчащими волосами, темно‑красными щеками, красными глазами, как две медные кастрюли, он тупее осла. Он передает твои разговоры, берегись его!» Таков был этот пренеприятный тип Набталля, спасибо ангелу, предупредил.

Лицемерие местных арабов дошло до того, что некий Муаттиб сказал: «Мухаммад давал нам обещания, что мы будем владеть сокровищами Персии и Рима. А тут мы даже не можем отойти». Имелось в виду — отойти по нужде без риска для жизни. Как‑то верблюдица пророка потерялась, и еще один тип, некий Зайд, пошутил: Мохаммед такой умный, и не знает, где его верблюдица.

А чего стоил этот Рифаа: когда пророк возвращался в Медину вместе с войском, «подул сильный ветер, и мусульмане испугались. Тогда пророк им сказал: „не бойтесь, ветер подул так сильно, потому что извещает о смерти одного из самых оголтелых безбожников“. Рифаа и был им, и хорошо, что заранее умер, а то бы долго хохотал над тем, как мусульмане испугались ветра.

Однажды лицемеры собрались в мечети. «Пророк увидел, что они переговариваются между собой приглушенными голосами, тесно прижавшись друг к другу». Пророк этого не мог так оставить. Он «велел вывести их из мечети силой. Абу Аюб подошел к Амру, схватил его за ноги и выволок из мечети». «Затем этот же Абу Аюб подошел к Рифаа, схватил его за ворот плаща, потащил, ударил по лицу, потом вытащил из мечети. При этом Абу Аюб приговаривал: тьфу на тебя, мерзкий лицемер!». Другой правоверный, по имени Амара, подошел к некоему «Зайду, который носил длинную бороду, схватил его за бороду, потащил к выходу из мечети и вытащил». «Он стал толкать его в затылок, и так, пока не вытолкнул его из мечети». Зайд этот, видать, еще тот был детина. А биограф пророка Ибн Хишам, видать, еще тот был юморист.

Смех смехом, а Мохаммед, «которому евреи задавали каверзные вопросы», решил поменять киблу — направление, куда стоит лицом молящийся. Раньше мусульмане оборачивали лицо в сторону Иерусалима. Мохаммед сказал: теперь будем смотреть в сторону Мекки. Евреи удивились: «ты ведь утверждаешь, что следуешь общине Авраама! Вернись на прежнюю киблу, и мы тебе поверим!» Недоумение евреев было вызвано тем, что в то время Мекка была языческой, далекой от единобожия. Но Мохаммед был непреклонен, тем более, что это не он сам, а ангел принес ему весть о необходимости поменять киблу.

Тут одна парочка — еврей и еврейка — совершает прелюбодеяние. По мусульманским законам, им грозит плеть. Но Мохаммед настаивает, чтобы их судили по древнему иудейскому закону, закидали камнями. Раввин пытается отговорить Мохаммеда, потому что евреи на практике не применяют такого наказания, но тот настаивает. Казнь происходит у дверей его мечети.

Посланник делает несколько набегов на мекканские караваны, но каждый раз они ускользают. Из каждого похода, как говорит Ибн Хишам, Мохаммед возвращается, «не встретив козни». Но, наконец, удача улыбается мусульманам: некий Абдаллах, а это имя переводится «раб Божий», по приказанию Мохаммеда нападает с группой мусульман на караван мекканцев, груженый изюмом, кожей и прочими товарами. При этом, хотя дело происходит в «запретном месяце», они убивают одного курайшита. Мохаммед сначала сердится и хочет конфисковать все награбленное, но затем Аллах избавляет виновников от греха, Мохаммед берет пятую долю, остальное раздает бандитам.

Это была первая героическая победа мусульман.

Зачатие человека, развитие плода. Если бы эмбриологи Европы могли прочесть Коран…О слуге ста господ. Страдания и страхи пророка Мохаммеда.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Послание Это снизошло от мудрого Аллаха и выражает истину. Поклоняйтесь же истине и Богу.

Детей у Аллаха нет, и не может быть, и нет Ему равных. Он един и всемогущ. Он сотворил небеса и землю, он ночь обращает в день, а день — обратно в ночь. Подчинил Он себе солнце и луну, и движутся они по Его законам.

Бог создал человечество из одной души, затем сотворил ей пару, затем ниспослал животных — восемь — и тоже парами (наиболее распространенными домашними животными в Аравии тех времен были козы, верблюды, овцы и коровы). Он создаёт вас в утробах матерей из капли, развивая своё творение изо дня в день в трёх оболочках. Всё это делает Господь, Ему принадлежит вся власть в создании человека. И нет другого божества, кроме Него.

Рождение человека

Во многих сурах Корана говорится о том, как зарождается человек. Если сложить все сведения из разных сур, то общая картина получится такой: первый человек зародился из эссенции, т.е. концентрата липкой глины. Потом Господь воспроизводил свое творение из капли — мужского семени, которое в женском организме превращалось в некий прилипающий сгусток. Это, очевидно, оплодотворенная сперматозоидом яйцеклетка. Этот сгусток Господь размещает в утробе матери, в надежном месте, т.е. в матке, в трех оболочках. Конечно, речь идет о плаценте, стенке матки, стенках влагалища, которые окружают эмбрион. Затем Господь развивает свое творение. Слово «сгусток», которое здесь приведено, означает буквально «прилипающий» — на арабском языке с английской транскрипцией «al‑Alaq». Значит, в Коране было заложено понятие, что оплодотворенная яйцеклетка прикреплена к стенке матки.

В Коране все отражено правильно и с точки зрения современной эмбриологии. Ученые пока не могут обосновать создание первого человека из глины, но это — общее утверждение в Библии и Коране, которое, может быть, найдет подтверждение с развитием науки.

Образовавшийся эмбрион превращается в плод, который постепенно приобретает черты будущего младенца:

«Мы создали человека из глиняной закваски, его потомство — из ничтожной капли, помещенной в надёжном месте, потом из неё явился сгусток, из сгустка же возникла та материя, что превратилась в кость и плоть чудесного творения, оно созревает и растёт. Благословенен же Создатель жизни!». (Сура 23)

Это наш, вольный перевод. Если же взять буквальный перевод И.Ю.Крачковского, то это место звучит так:

«…потом поместили Мы его каплей в надежном месте, потом создали из капли сгусток крови, и создали из сгустка крови кусок мяса, создали из этого куска кости, и облекли кости мясом, потом Мы вырастили его в другом творении».

Последние слова И.Ю.Крачковский объясняет так: другое творение — это разумное существо.

В Коране говорится также о появлении органов чувств у будущего человечка:

«Бог создал мир равновесным и прекрасным, сотворил из глины человека, затем из сгустка — его потомство, вдохнул в человека жизнь, дал сердце, слух и зрение». (Сура 32)

Но снова вспомним место и время появления на свет таких суждений. Начало седьмого века, аравийская пустыня, времена дикости.

Предположим, что Мохаммед где‑то услышал сведения о процессе зарождения человека, и внес их в Коран. Но откуда он мог получить такие сведения, если всего этого не знала даже просвещенная Европа? Судите сами.

Аристотель, написавший такие обширные трактаты, как «История животных» и «О возникновении животных», несмотря на славу величайшего ученого, имел и великие заблуждения. Так, он был уверен, что артерии наполнены воздухом, а головной мозг — это орган, предназначенный для охлаждения крови. Он искренне считал, что овца зачинает самца, если во время акта стоит головой к северу, и самку — если к югу. Он же считал, что сырьем для построения нового организма является кровь, потому что при беременности прекращается кровотечение.

Только в середине 17 века появилось сочинение У.Гарвея «Исследования о зарождении животных», в котором он подошел к истинной картине появления эмбриона. И лишь в 1883 году немецкий цитолог О.Гертвинг описал процесс оплодотворения, который в Коране был описан за 1200 лет до этого.

Мы опять приходим к выводу о том, что слова, которые в Мекке произносил Мохаммед, принадлежали не ему. Он только повторял слова Того, кто знал и знает все это больше человека — слова Бога.

И вот — контраст. Сура 16:

«Воистину, в домашней скотине для вас назидание: Мы даем вам в качестве питья то, что образуется в ее желудках между пометом и кровью — чистое молоко, вкусное для тех, кто пьет» (здесь — перевод М.‑Н. Османова).

Как видите — полное незнание физиологии животных. Следовательно, в отличие от понятия образования эмбриона, «догадка», как образуется молоко у животных — это слова неграмотного человека. Книга контрастов.

Если Вы не верите в Аллаха — не верьте, воля ваша, Бог в вас не нуждается. Он не одобряет неверия в Него, но не заставляет верить, предоставляя выбор. Каждый сам выбирает, ни один не получит не свою судьбу. При возвращении к Богу вы получите свою.

Когда недоброе коснётся человека, он взывает к Богу. Но как только оно обратится в благо — человек забывает свои мольбы. И идёт по пути страстей. Что ж, пусть пользуется благами жизни, но это временно. А в той жизни он выбрал ад.

Тот, кто отдаёт себя служению Богу, не равен человеку, который не боится Бога. Не равен просвещенный тёмному рабу — у него есть знание. Но знание приобретает тот, кто обладает разумом.

Скажи, посланник, людям: мне велено поклоняться Богу и быть первым из мусульман. Если я отступлюсь — то наказание меня ждёт великое.

Аллах ниспослал человеку воду, провёл её к источникам, откуда он черпает. С её же помощью выводит вам растения всех цветов. Их стебли потом вянут, превращаются в труху. И снова Бог оживляет их, даёт вторую жизнь. Воистину, в круговороте этом — знамение Аллаха.

Тот, кто раскрыл своё сердце для принятия ислама, не равен человеку с замкнутой душой, который в заблуждении не принимает Бога.

Аллах отправил вам послание, некоторые его айаты повторяются, они вызывают дрожь в сердцах у тех, кто слушает. Эти люди страшатся Бога, их сердца открыты к принятию ислама. Они окажутся в раю, а тираны будут отмечены огнём.

В этой священной книге на арабском языке содержатся притчи и ясные айаты, иносказательность и прямота, но ни слова лжи.

В чём отличие человека, который верит в сто богов, от того, у кого единый Бог? Представьте невольника ста господ, между собою они несговорчивы. Кого ему слушать, кому подчиняться? Жизни этого раба не позавидуешь. А если у него единственный хозяин, он будет знать, кого ему слушать. Так отличается язычник от того, кто верит в единого Аллаха.

Аллах забирает души в момент смерти и во сне. Если во сне — возвращает человеку. Но удерживает душу человека, которому уготована кончина.

Если бы нечестивые смогли взять на небеса свои богатства, и им добавили бы еще столько же — и то они не откупятся от предначертания. Откроются им все совершенные ими злодеяния. Во время короткой жизни на земле они считали, что можно жить несправедливо, и жили так. Теперь их поразило зло, которое творили сами.

Разве они не знают, что Аллах расширяет или сокращает удел тому, кому желает? Скажи моим рабам, которые пошли, во вред себе, на излишества: не отчаивайтесь в милости Аллаха, Аллах прощает полностью все грехи, потому что Он — прощающий и милосердный. Обратитесь же к Аллаху и покайтесь, прежде чем вы останетесь без помощи, и Он накажет вас.

Заметки на полях:  в последний абзац включены три айата, прочитанные Мохаммедом в Медине. В то самое время, когда он испытывал искушение властью, богатством, ненавистью к другим племенам, земными удовольствиями, безудержным восхвалением его личности, и не мог устоять.

Посланник был сложным человеком. Ортодоксы приписывают ему простой и прямолинейный образ: безгрешный, красивый, никогда не ошибающийся, умный, смелый. На самом деле он был не таким. Три только что прозвучавших айата говорят о том, что этот великий человек, избранный Аллахом, испытывал духовные муки, пытаясь себя оправдать перед Ним, он очень надеялся на прощение. Это были метания несчастного человека.

Он донес до нас Коран, он был первым мусульманином на Земле. За это он достоин уважения. Но еще и сочувствия: быть посланником Бога — это не только слава и почет, но и тяжелейшее испытание. Избранник Господа должен был оставаться верным Ему не только в период гонений, но и во время признания и власти. Получив ощущение власти и силы после долгого унижения, трудно оставаться безгрешным. Мохаммед поддался. Он много раз женится, заводит невольниц, устраивает ограбления и массовые казни, теперь меч часто заменяет собой его проповеди. Более того, за них он выдает и свои собственные желания.

Он был умным человеком, он не мог не понимать, что виноват перед Богом. Но в то же время очень надеялся на прощение. Отсюда и мысль, что «Аллах прощает полностью все грехи, потому что Он — прощающий и милосердный».

Можно только оплакивать детей пророка, шестеро из которых умерли к него на глазах, а последняя — Фатима — пережила отца на полгода.

Следуйте за наилучшими заветами Корана, прежде чем явятся вам мучения, которых вы не ждали. Придется вам думать: повел бы меня Бог прямым путём — я бы не стал грешником. Не будет у вас повторения земного бытия, чтобы второй раз вы прожили так, как велел Аллах.

К тебе пришли Мои знамения, но ты считал их ложью. И возгордился, и стал неверным. А жилище таких людей — огонь. Богобоязненных же Аллах спасёт. Зло не коснётся их, не будут они в печали.

Тебе, посланник, и предшественникам твоим было открыто: если уравнять с Аллахом идолов и свои страсти, то тщетны будут деяния ваши. Поклоняйся же Ему и будь благодарен!

В день воскрешения вся земля окажется в Его руках, а небеса будут сдёрнуты. Раздастся трубный глас, все воскреснут и застынут в ожидании, затем раздастся глас второй, и все окажутся в чистилище.

Земля озарится светом Господа, будут приведены пророки и свидетели. И люди подвергнутся справедливому суду. Каждый получит воздаяние по заслугам. Ворота ада распахнутся, толпы нечестивцев войдут в геенну. А другие толпы — в рай. Стражи рая встретят праведных словами: мир вам!

В этот день ты увидишь ангелов, окружающих трон Аллаха. Они будут возносить хвалу Ему: хвала Аллаху — Господу миров!

Пророк в Медине: миротворец. Часть 2

Мухаджиры — переселенцы из Мекки в Медину — вынуждены были зарабатывать на жизнь грабежами. Мы уже рассказывали вам о первом удачном ограблении торгового каравана мекканцев, груженого изюмом, кожей и прочими товарами. Добычу разделили, Мохаммеду досталась пятая часть.

До этого, в течение 623 года, пять таких попыток окончились неудачей: то силы мекканцев превосходили мусульман, и последние не решались напасть, то противник незаметно исчезал в горах, иногда весть о появлении мекканцев оказывалась ложной.

История не сохранила имени человека, подавшего идею зарабатывать на жизнь не торговлей, не выращиванием финиковых пальм, а грабежами. Зато известно, что их вскоре Мохаммед назвал «боями за веру». После боя при Бадре было объявлено, что это был джихад — бой в защиту мусульманской веры. Люди, которые не захотели участвовать в ограблении — «лицемеры» — оправдывались: они не знали, что это джихад.

Был придуман еще один способ «заработка» — продажа пленных. Была установлена такса — 4000 дирхемов за человека, стоимость 80 верблюдов. Иногда цена спускалась и до 1400 дирхемов. Как видите, пленение людей и последующая их продажа, которые долгое время происходили в Чечне, имеют далеко идущие корни.

Победа в долине Бадр, о которой мы подробно рассказывали, произошла 15 марта 62 4 года и имела далеко идущие последствия. Она принесла не только деньги, но еще и укрепила авторитет Мохаммеда среди жителей Медины. Сотни коренных жителей обратились в мусульманство. Однако мединцев неприятно удивило убийство по приказу Мохаммеда двух пленников — это были его личные враги. Через два дня были убиты также два жителя Медины, которые критически высказывались о происходящем.

Как мы уже говорили, Мохаммед не ожидал строптивости мединских евреев, которые отказались принять мусульманство. В это время и появляются строки Корана о том, что иудеям дана Тора, но они ее несут «подобно ослу, нагруженному книгами», а прочитать не могут. Миротворец понял, что ему с евреями не по пути. Тут‑то он решает поменять киблу с Иерусалима на Мекку. К этому времени и относится присвоение Йасрибу нового названия Медина — «Города пророка».

Абу Суфьян, возглавлявший ограбленный при Бадре караван, 12 июня приезжает с небольшим войском к Медине, чтобы напасть на мусульман. Но ограничивается мелкой пакостью: мекканцы на окраине убивают двух человек и поджигают финиковые пальмы. Воины Мохаммеда бросаются в погоню, но догнать не могут. Через несколько дней мусульмане нападают на бедуинское племя и возвращаются с добычей в пятьсот верблюдов. Разгоряченные победами, мусульмане совершают еще несколько набегов в разные стороны от Медины, но возвращаются ни с чем.

В конце года небольшое войско мусульман во главе с Зейдом, приемным сыном Мохаммеда, нападает на небольшой караван мекканцев, который вез в Ирак деньги. Из 100 тысяч дирхемов 20 тысяч достаются Мохаммеду. В это время у него уже несколько домов и две жены, еще через два месяца гарем удваивается.

Абу Суфьян собирает большое войско, и в марте 625 года нападает на мусульман. Происходит битва при горе Ухуд. Может, этот бой и можно считать первым боем мусульман во имя защиты своей веры от идолопоклонников, но он оказывается проигранным из‑за жадности лучников.

Это — будни, ничего необычного. Жизнь Мохаммеда протекает между конфликтами с женами, новыми женитьбами, ограблениями и проповедями, в которых теперь новые слова, новые мысли, новый настрой.

А мы возвращаемся к иным — мекканским сурам.

 

ГЛАВА 11. СЕМЬ РЯДОВ С БУКВАМИ «ХА» и «МИМ»   Сотворение кумира

Домашняя ] Вверх ]