" Однажды - сидя на берегу Океана Вечности..."

 

 

Туринская плащаница

На заре новой эры

Священник Вячеслав Синельников

Издание Сретенского монастыря

2002

По благословению Святейшего Патриарха

Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ

Много веков в Туринском соборе хранится драгоценный плат — древняя льняная ткань с золотистыми следами. Ее называют Туринской плащаницей и тщательно оберегают как полотно неизмеримой ценности. Сердца христиан ясно подсказывают, Кто и при каких обстоятельствах оставил Свой неповторимый образ на полотне.

Научным исследованиям уникальной плащаницы - сто лет. За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на закате девятнадцатого века, но главным по-прежнему  остается следующее: является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф из Аримафеи обвил снятое с Креста пречистое тело Богочеловека и в которой Он воскрес? Стремлением ответить на эти вопросы стали многолетние исследования, краткий рассказ о которых Вы держите в своих руках.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Как появилась эта книга?

Не за горами Вербное... Стояла весна, и Великий пост близился к концу. Уже веял тонкий аромат зеленеющих почек, по-летнему блистало солнце. Душу будоражил запах свежей земли, а холодные пласты слежавшегося, посеревшего снега напоминали об ушедших холодах. Еще нет листьев, но упругие ветви полны новой жизни, и сквозь пожухлую траву пробиваются первые ярко-белые весенние цветы.

В дни Великого поста, во время расцвета весны к нам стали захо­дить прихожане и спрашивать, когда в церкви выносят для целования Туринскую плащаницу. Вопрос звучал необычно: ясно, что сочетаются воедино разные понятия... Мы старательно объясняли, что в Великий пяток, постом, торжественно выносят на поклонение образ Спасителя во весь рост, нарисованный или вышитый на холсте.

Торжественная минута вечерни Страстной пятницы... При пении «Благообразный Иосиф, сняв с древа пречистое тело Твое, обвил чистой плащаницей и, покрыв благоуханиями, положил в гробе новом», (из чинопоследования вечерни Страстного пятка дан в переводе с церковнославянского на современный русский язык) священнослужители поднимают плащаницу, износят ее северными дверьми из алтаря и полагают на особо приготовленное для этого случая возвышение, украшенное цветами (это священнодействие символизирует погребение Спасителя. После него бывает целование плащаницы). Вселенская Церковь совершает чин выноса один раз в год; это древнейший благочести­вый обычай.

В Италии есть город, где несколько веков сохраняется удивительная ткань — древнее льняное полотно с золотистыми следами. Ее называют Туринской плащаницей и тщательно оберегают: за последние сто лет реликвию разворачивали и показывали всего три раза. Полотно это неизмеримой ценности. У большинства людей нет сомнений, что перед нашим взором ткань, которой обвили тело Христа и в ко­торой воскрес Богочеловек...

Символ двадцатого века — проверить гармонию алгеброй. Кто-то называет сокровище в Турине «пятым Евангелием», кто-то говорит — средневековое творчество. Споры, дискуссии... Наука и религия... Зачем их противопоставлять друг другу? Почти две тысячи лет сердца христиан ясно чувствуют — Кто и при каких обстоятельствах оставил неповторимое изображение...

С первых детальных осмотров Туринской плащаницы про нее узнали в России, а публикациям, осуществленным с благословения Свя­щенного синода, почти сто лет... За это время изменились методы изучения, открыты подробности, немыслимые на рубеже двадцатого века, но главным по-прежнему остается следующее. Является ли Туринская плащаница той истинной Плащаницей, которой Иосиф из Аримафеи обвил снятое с креста пречистое тело Богочеловека и в ко­торой Он воскрес? Вопрос с таким подтекстом мог родить только скептичный двадцатый век, а стремлением ответить на него стали многочисленные исследования, краткий рассказ о которых Вы дер­жите в своих руках.

ОТПЕЧАТКИ НА ТКАНИ

ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД НА ПЛАЩАНИЦУ

Если Вам приходилось бывать в Эрмитаже Санкт-Петербурга, то Вы непременно посетили те залы музея, где находится бо­гатейшая коллекция египетских древностей. Чувства обостряются; ощущается невольный трепет, когда после осмотра мелких статуэ­ток проходишь мимо защищенного стеклом саркофага, на котором изображены яркими красками загадочные иероглифы и рисунки. Невольно проникаешься уважением к этому древнему деревянному коробу, изготовленному за двадцать веков до нашей эры.

Предметы древности — это следы давно ушедших эпох и поко­лений, следы истории. В них есть что-то торжественное. Крупицы прошлого, маленькие осколочки времен, которые промчались задол­го до нашего рождения. Они достаются нам чаще всего благодаря случайным находкам, реже путем планомерных археологических раскопок. Из этих разрозненных древностей мы по крупицам вос­создаем туманный облик глубокой старины.

История человечества беспощадна. За тысячи лет уничтожались не только деревянные, металлические и тканые предметы древности, но погибали бесследно целые цивилизации. То, что дошло до нашего времени — это разбросанные по всему миру черепки, монеты, скульптуры, доски, ткани, предметы искусства. Жизнь многогранна... Некоторые уникальные реликвии сохранились благодаря тому, что о них мало знали или не признавали за подлинные.

К таким старинным и, бесспорно, неповторимым тканям относится Туринская плащани­ца, получившая название по городу Турин в Италии, где она хранится с XVII века. Однако есть все основания утверждать, что ее древность простирается не на три, а на двадцать веков... Разум отказывается верить, но сердце затрепетало. Кому принадлежит этот материал, Кто оставил на нем торжественные отпечатки? Углубитесь в наше повествование: мы постараемся поведать Вам, что известно о том прекрасном льняном полотне.

Мир велик, но не найдешь человека, который не слышал бы о маленькой высеченной из камня гробнице за городской стеной Иерусалима. Первые лучи восходящего солнца, влажная роса на земле... Только-только отворились запертые на ночь ворота древнего города. Ти­шину величественного масличного сада пронизывают трели птиц. Мимо больших каменных глыб вьется узкая тропинка к погребальной пещере... Смерть — где твое жало, ад — где твоя победа? Светися, светися, новый Иерусалиме, слава бо Господня на тебе возсия... Христос воскресе! Пустая гробница, плат, особо свернутый, плащаница — безмолвные свидетели воскресения... В торжественном молчании эти погребальные пелены открывают великую тайну — тайну будущего века.

Где то полотно, которого коснулась предвечная Истина? Быть может, Туринская плащаница и есть та самая ткань, в которой воскрес Богочеловек?

Приготовьтесь слушать, мы поговорим о ней...

Начнем с простого. Плащаница — слово древнерусского происхождения, которому соответствует «простыня» современной речи, по-гречески — «саван» (sindon). Славянский, русский, греческий... Что выбрать? Возьмем самый родной... Говоря словами Церкви, плащаницей называется большое, во весь рост, изображение тела Господа Иисуса Христа в том виде, как оно было снято с креста и положено во гроб (При торжествах Великой пятницы плащаницу кладут для поклонения на середину церкви, оставляя там до пасхальной полуночницы, а затем снова уносят вглубь алтаря). Руки человека создали на ней художественное изображение, кто-то трудился маслом, кто-то иглой. В храмах и музеях Вы можете увидеть бесценные шедевры (Для богослужения Страстной седмицы при каждой церкви сохраняется своя плащаница, расшитая золотом или писанная. По православной традиции, с Пасхи до Вознесения любая храмовая плащаница лежит поверх престола и на ней совершается Евхаристия. Что интересно, вид капель воска на Туринской плащанице позволяет предположить, что когда-то в древности ею тоже могли покрывать святой престол как напрестольной одеждой. Возраст капель воска не установлен. См.: Р. С. Maloney. The current status of pollen research and prospects for the future, Relazione tenuta al Simposio di Parigi, 7-8 settembre 1989. Быть может, литургическое предание и Туринское полотно соприкасаются?).

Гениальные люди выражали свою веру красками на холсте. В их блестящих работах много различий — в стиле, композиции, художественном мастерстве, но эти произведения объединяет созданность, рукотворность. Прикоснемся к бездне веков. Откроем сокровищницы мира и взглянем на постаревшие материи... Из древних полотнищ лежащая в Турине золотисто-желтого цвета льняная ткань с очевидными отпечатками человеческого тела — единственная, которой не касалась рука живописца.

С душевным трепетом посмотрим на «заветные пелены»... Турин­ская плащаница — это отрез старинного полотна, чуть больше четырех метров в длину и метра в ширину, на котором проступают во весь рост две фигуры обнаженного мужского тела, расположенные симметрично друг к другу, голова к голове (На одной половине плащаницы — образ мужского тела со сложенными впереди руками и чуть согнутыми ногами; на другой половине - его изображение со спины). Изображение не яркое, но детальное, золотисто-желтого цвета; можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы (Специальные методы показали, что отпечатки на ткани безукоризненно точно передают особенности анатомии человеческого тела. Подобное не удается достичь даже в лучших изображениях, сделанных рукою художника). Сколько написано плащаниц, сколько их вышито! В окрестностях Турина почти в каждом храме мож­но видеть живописные копии таинственного полотна, но подлинник превосходит последние, как величественное море — нарисованные волны... Простой пример — художественное изображение Положения во гроб обязательно содержит раны на руках, ногах и груди; однако никакому иконописцу не приходило в голову употребить вместо краски настоящую человеческую кровь. На писанных плащаницах раны изображены тщательно, аккуратно, и они очень небольшие; Туринская плащаница не соответствует этим правилам. Ее поверхность обильно впитала кровь с тела. Вглядитесь — и Вы увидите многочисленные ранения: следы кровоподтеков на голове от шипов тернового венца, обильные пятна крови в запястьях и ступнях ног, пробитых гвоздями, удары бичей на груди, спине и но­гах, большое кровавое пятно из раны в левом боку. Перед нами - великая тайна.

СЛИЯНИЕ В ЛИК

Мягкий свет льется в окна средневекового храма. Вот величественный алтарь и массивная решетка над ним... Откроем деревянную раку, облицованную серебряными пластинами изумительной работы с сиянием украшений из драгоценных камней, и вынем Туринскую плащаницу из красного шелка... До недавнего времени это делалось редко — уникальную ткань старательно берегут. Веками она хранилась намотанной на обшитый бархатом валик, а потом аккуратно обернутой куском красного шелка, в раке над алтарем собора Иоанна Крестителя.

Бережно развернем святыню. На желтоватом фоне ткани вдоль нее по центру мы увидим расплывчатые золотисто-желтые пятна. Не­много непонятно? Уложим мягкое полотно плащаницы и отойдем на несколько метров: неуловимые переливы оттенков соберутся воедино, откроется изображение совершенного Человека. Картина неизъяснимая! Перед нашим взором проявятся два золотистых отпечатка во весь рост – образ спереди и образ сзади, с расстоянием между ними 15 см в области темени. Отпечатки расположены головой к голове... Почему? При положении Распятого во гроб полотно покрыва­ло голову и тело Замученного, ниспадая спереди и сзади ниже Его ступней; иными словами, тело лежало в погребальной пещере на одной половине плащаницы, а другая половина, обернутая через голо­ву покрывала его сверху.

С тех дней минуло много лет... Ушедшие века оставили новые следы, не всегда благотворные — по обе стороны от золотисто-желтых отпечатков тела, в небольшом отдалении от них мы видим две резко выделяющиеся темные полосы: это места обгоревших сгибов ткани на пожаре 1532 г. Явственно проступают следы воды, обильно изливаемой во время тушения; заплатки на прожженных местах, пришитые два года спустя, и более древние ожоги в виде буквы «Г». Наклонимся к развернутой плащанице. Вблизи отпечатки на мягкой ткани — неуловимые и расплывчатые пятна золотисто-желтого цвета без видимых границ. Издали неопределенность приобретает удивительную гармонию и ясность: отойдя на 2 метра, мы видим слитное изображение. Отчетливо прорисовываются очертания тела и лица прекрасного золотистого оттенка, анатомические и физиологические подробности которых удивительно детальны.

Такой образ нельзя написать кистью. Значит... Перед нами нерукотворное изображение. Ум отказывается верить — неужели... возможно?! Кто нерукотворный Художник? Кто Творец? Кто даровал нам Свой образ?

ЗОЛОТИСТОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО

Когда мы заходим в старинный величественный храм, первое, что вводит в душу торжественность — смотрящие со всех стен лики. Икона — это книга о вере. Изображенный на ней лик получает имя через надписание, и этим икона усвояется тому, кто на ней изображен, возводит к своему первообразу и становится причастной его благодати. Всмотримся в лик Спасителя... На огромной древней иконе сквозь века проступает величественный образ. От середины широкого чела по обеим сторонам лика спускаются направо и налево темные волосы, которые, закрывая уши, соединяются с бородой. Брови черные, глаза блестящие, проницательные, взгляд укоризненный, но добрый. Нос прямой, немного длинный, но пропорциональный. Иконо­графия величественная, сверхъестественная, и современное живописное искусство не может ей подражать…

Перенесемся в Турин. На огромном столе простерлось золотистое полотно. Включаем яркий свет и пристально вглядываемся в образ на ткани... Легкий трепет, волнение, благоговейный страх охватывают душу. На льняном полотнище предстает во всем реализме жестоко истерзанный, обнаженный Человек с бородой, усами и ниспадающими к плечам длинными волосами, после принятой Им страшной смерти (На изображении - взрослый, хорошо физически развитый, крепкого, совершенного телосложения Человек. Смерть произошла примерно за два часа до того, как Его положили в плащаницу. Ткань была в контакте с телом не более 2-3 дней (не более 40 часов). Это общее заключение медиков..). Правый глаз закрыт, левый слабо приоткрыт, над бровью капля крови. Нос восточной расы, глаза близко стоят друг к другу. Подбородок ярко очерчен, особенно слева. Справа на нем пятно от крови или глубокой раны. Длинные волосы, сплетенные в косичку, усы, короткая борода, раздвоенная посредине. Изображение лица асимметрично. На лице многочисленные повреждения: разбитые брови, порванное правое веко, большая припухлость ниже правого глаза, поврежденный нос, ушиб па правой щеке, травма на левой щеке и на той же стороне подбородка. Господи, как Его мучили!

Полотно совпадает с евангельским повествованием... Издевательства в претории... На правой щеке длинный кровоподтек. Этот удар, по-видимому, был нанесен палкой толщиной около 4,5 см человеком, стоящим с правой стороны, что привело к повреждению щеки и носового хряща ниже кости.

С замиранием сердца вглядываемся пристальней... Удлиненное лицо; глаза, расположенные близко друг к другу; полнота нижней губы... О чем свидетельствуют эти подробности? Говорит Карлтон Кун: «Перед нами человек, принадлежащий к семитскому типу, который в настоящее время может быть найден среди родовитых евреев и бла­городных арабов». Этнографы не ошибаются! Борода и волосы, раз­деленные посредине, ниспадание длинных волос к плечам, маленькая косичка из волос — все показывает: Тот, Кто запечатлен на плащанице, не грек и не римлянин. Незавязанная косичка в волосах «является наиболее поразительной иудейской особенностью». Нужны ли еще доказательства?

Вглядимся пристальнее. Спереди, в области лба, мы видим кольцо проколов, переходящих на верхнюю часть головы. Это не рисунок это жестокая реальность. Возложение тернового венца было совсем не благоговейным.

На голове — около 30 подтеков крови из-за проколов, сделанных шипами. Ни нарисовать, ни подделать их нельзя: несколько окровав­ленных следов от проколов имеют отличительные особенности венозной или артериальной крови. Один из них имеет конфигурацию цифры «3». Шип повредил вену, мышцы лба свело от боли, в результате образовался сложной формы кровоподтек однородной венозной крови. С правой стороны, у корней волос, расположен сгусток, из которого вытекли две струйки крови. Шип задел ответвление височной артерии, и артериальная кровь вытекла в том месте прерывисто, толчками, что дало неравномерность в окрашивании полотна...

Страдания материализуются. Невозможно без сердечной боли смотреть на многочисленные ранки. Боль была ужасной.

Мучители не знали сострадания. Следы на плащанице говорят о том, что терновый венец на голове Жертвы не был в форме венка, а был скручен в виде шапочки, похожей на митру, покрывающей собой всю голову что напоминало атрибут царской власти на востоке. Иконография не знает подобного изображения. Когда легионеры глумились над Ним, от каждого удара по «терновой митре» шипы вонзались все глубже, образовывая глубокие раны... Клубок терниев, обвитый повязкой, приносил неисчислимые страдания...  (Свидетельство плащаницы о наличии повязки, которой удерживалась на голове вся масса сплетенных в виде шапочки шипов, косвенно подтверждается тростниковым ободком, который почитается в соборе Парижской Богоматери. Но об этом мы расскажем в свое время)

Мучители терзали Страдальца с жестокостью: на теле много следов от ударов и увечий. Плечи приподняты, грудная клетка чрезмерно расширена. Левая рука лежит на правой, в области запястья боль­шое пятно от раны, ясно видны четыре пальца... Отчетливо проступают бедра с выпуклым рельефом мускулов. Проколы на ногах того же типа, что и на руках. Сзади идеально отпечатались голова и спина, а также область таза. Ноги видны почти до колен, затем — перерыв; различимы икры и снова пропуск под сухожилием Ахиллеса. Ступни наклонены, ярко очерчены пятки. Тело отпечаталось в пропорциях абсолютно верных и полностью обнажено...

Закрытый двор претории, низкий столб для бичевания с кольцом для рук. На пыльных плитах грубое веселье жестоких людей — солда­ты хохочут и бранятся. Один тащит ветхий солдатский плащ красно­го цвета, второй — обломок палки, третий наломал терновника и, скрутив жгут из стеблей тростника, изрыгая глумления, загибает ко­лючие прутья. «Радуйся, Царь Иудейский!..»

СЛЕДЫ ИСТЯЗАНИЙ

Домашняя ] Вверх ] Следы истязаний ] Рабская казнь ] Capitata ] Предположения ] Льняное полотно ] Пыльца ] Кровяные пятна ] Радиоанализ ] Биопластик ] Сударь из Овъедо ] Отделение Тела ] Объемность ] Лепта Пилата ] Источники осияния ] Загадки и гипотезы ] Сквозь века ] Хранить вечно ]